Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 февраля 2020
«Бой быков»: афганский вариант

«Бой быков»: афганский вариант

Выборы президента прошли, будущее страны по-прежнему неясно
Андрей Степанов
02.09.2009
«Бой быков»: афганский вариант

Близится к завершению мучительный подсчет голосов на состоявшихся в Афганистане еще 20 августа выборах президента и членов провинциальных советов. Процесс тормозится нестабильной обстановкой, неразвитостью дорожной сети и весьма отсталой системой коммуникаций. Пока, после подсчета 35 процентов голосов, лидирует нынешний президент, пуштун Хамид Карзай: 46,2 процента. 31,4 процента голосов получил его ближайший конкурент - бывший министр иностранных дел Абдулла Абдулла. Однако данные еще могут серьезно измениться.

Если избирком разберется с многочисленными жалобами относительно подтасовок и других нарушений в ходе голосования, то окончательные результаты должны быть обнародованы 17 сентября. По конституции, победитель должен заручиться не менее 51 процентом голосов. Не получит - состоится второй тур, в ходе которого будут соперничать два кандидата, получившие наибольшую поддержку. Западные наблюдатели поспешили квалифицировать эти выборы как «честные, но не совсем свободные». Зато президент Барак Обама назвал их важным шагом вперед к светлому будущему: надо же было сказать всем, что дела в этой далекой мусульманской стране – при содействии Вашингтона – идут на лад. Подразумевается: боевые действия, которые ведут против талибов войска США и НАТО, приносят свои плоды, ситуация стабилизируется, принесенная на штыках оккупационных войск «демократия» начинает приживаться на суровой афганской земле, и вообще, читай, многомиллиардные расходы и сотни жизней американских солдат и военнослужащих других стран Североатлантического блока – это не впустую.

Ставки в пропагандистской кампании весьма высоки. Ведь в последнее время Афганистан был объявлен одним из приоритетов внешней политики администрации Барака Обамы, которая собирается довести численность американских военных там почти до 70 тысяч человек до конца года. Для НАТО же военная операция в этой мусульманской стране, куда альянс направил почти 40 тысяч военнослужащих, стала чуть ли не основным оправданием его дальнейшего существования.

Между тем, в самих США, по данным последних опросов общественного мнения, больше половины жителей высказались против продолжения войны в Афганистане.

А такая авторитетная фигура как председатель объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен заявил, что ситуация там неуклонно ухудшается, войскам коалиции остро не хватает доверия со стороны местного населения, а талибы совершенствуют тактику боевых действий и расширяют зону своего контроля. Да и командующий войсками НАТО в Афганистане, американский генерал Стэнли Маккристал сравнил противостояние войск НАТО и талибов с боем быка и тореадора, в котором бык - войска НАТО без видимого успеха наскакивает на тореадора - талибов, обливаясь кровью и постепенно слабея. Генерал призывает сменить тактику: вместо безуспешных попыток разгромить противника, чреватых многочисленными жертвами среди мирного населения, заняться защитой этого населения от талибов. Всю тяжесть вооруженного противостояния он предлагает переложить на местную армию и силы безопасности, численность которых в ближайшие два года должна быть почти удвоена – со 160 до более 300 тысяч. Это, по его мнению, и должно обеспечить успех.

Однако для развития событий по подобному сценарию требуется «самая малость»: хоть какое-то подобие дееспособного правительства в Кабуле, пользующегося определенной поддержкой населения. Популярность Карзая за прошедшие с момента первых президентских выборов пять лет значительно упала из-за крайней коррумпированности и бездеятельности режима, его тесной связки с местными наркобаронами и полного подчинения иностранным оккупантам. Так что нынешнее голосование должно было подкрепить кабульский режим, восстановить уровень доверия к нему среди афганцев, поддержать его авторитет и легитимность на международной арене.

Впрочем, состоявшуюся политическую кампанию трудно назвать выборами, хотя она была щедро профинансирована западными спонсорами. Масштабы подтасовок и других нарушений были таковы, что первоначальная эйфория западных наблюдателей быстро улетучилась.

В печать просочились сообщения о «крутом разговоре» специального посланника президента Барака Обамы, Ричарда Холбрука, с Хамидом Карзаем. Американец призвал действующего президента не идти на явные подтасовки, сохранить хотя бы видимость объективности и, при необходимости, пойти на второй тур голосования. Карзай же отмел все обвинения и заверил несведущего в «афганской демократии» гостя в своей неминуемой победе.

По приблизительным данным, которые по крупицам собирали действительно независимые наблюдатели, из 34 провинций голосование фактически не состоялось в трети из них, главным образом - в населенных пуштунами южных и восточных районах, где весьма сильны позиции талибов. Всего к урнам из 17 миллионов избирателей явилось не более трети. Явка женщин вообще была ниже пяти процентов. Контроля за процессом голосования за пределами Кабула практически не было, зато происходил массовый вброс бюллетеней в пользу действующего президента. Некоторые утверждают, что в избирательные списки внесли от трех до пяти миллионов подставных имен, что дает колоссальные возможности для манипуляции итогами голосования.

Буквально через пару дней после выборов и пуштун Хамид Карзай, который для «этнического баланса» взял в качестве кандидата на пост вице-президента бывшего военачальника Северного альянса таджика Мохаммада Фахима, и таджик Абдулла Абдулла, объявили о своей победе. Кто же он, главный соперник Карзая? С ним я встречался на одной из международных конференций. Министр иностранных дел, бывший активный участник сопротивления советским войскам, производил весьма благоприятное впечатление. Он прекрасно образован, молод, энергичен. Главной задачей считал объединение страны, достижение компромисса с умеренными талибами, борьбу с коррупцией и наркоторговлей, укрепление дружеских отношений с соседями, в то числе - с Россией, и необходимость эффективно использовать иностранную помощь. К военному присутствию США и НАТО в его стране он относился как к суровой необходимости. Получив первые сведения о результатах голосования, Абдулла Абдулла выступил с резким заявлением, обвинив сторонников Карзая в грубых фальсификациях, запугивании избирателей и максимальном использовании административного ресурса и государственных СМИ. Следует учесть: в голосовании не приняли участие, в основном, пуштуны, которые традиционно поддерживали Хамида Карзая, значительная их часть откликнулась на призывы талибов.

Значит, можно предположить, что фактически Абдулла получил, если и не больше, то, по крайней мере, примерно столько же голосов, что и Карзай.

Ведь за конкурента действующего президента дружно проголосовали северные таджикские провинции и значительная часть городского населения, жаждущая перемен к лучшему.

Приход к власти таджика Абдуллы - некоторые эксперты говорят, что у него есть и пуштунские корни - может усилить размежевание страны на таджикско-узбекский север и пуштунский юг, который фактически контролируют талибы. А это равносильно фактическому разделу страны на юг/восток, где власть возьмут талибы, и север/запад, последнему будут активно помогать и Запад, и, вероятно, Россия. Сохранит свою власть Карзай – ситуация останется патовой. Войска США и НАТО по-прежнему будут барахтаться в афганском болоте, реальных успехов в борьбе с талибами не предвидится, иностранная помощь, как и раньше, будет разворовываться, наркобизнес процветать, эффективность кабульского правительства останется весьма низкой, такой же низкой сохранится и боеспособность местной армии и сил безопасности. Перспектива переговоров Кабула с талибами с целью поиска компромисса и раздела центральной власти остается весьма призрачной, талибы настаивают на предварительном выводе из страны иностранных войск или, по крайней мере, на определении временного графика этого процесса. Карзай же не волен в решении вопроса, да и талибы ему, как американской марионетке, не доверяют. Может быть, Вашингтон и Брюссель дали бы большую свободу Абдулле Абдулле, который не столь дискредитирован в глазах населения и талибов? У него, видимо, было бы больше шансов договориться с талибами о формальном коалиционном правительстве в Кабуле при фактическом разделе страны.

Какой же должна быть позиция России по отношению к Афганистану? В чем заключается ее государственный интерес, где кроются реальные угрозы нашей национальной безопасности?

Реальную угрозу представляет, прежде всего, наркоторговля. Более 90 процентов мировых поставок героина идут из Афганистана, через Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан в Россию поступает не менее трети этого потока. Вот это, а не какой-то мифический призрак талибов и террористов «Аль-Каиды» – мол, «сегодня они на Пяндже, завтра на Аму-Дарье, а послезавтра на Волге» - и представляет страшную угрозу. Справиться с производством и «трафиком» наркотиков может, как показывает опыт, лишь сильная власть в Афганистане, а обеспечить ее в состоянии только талибы. В 2000-м, пусть даже своими специфическими методами, они почти свели на нет наркобизнес в стране. Стало быть, Россия заинтересована в том, чтобы талибы вернулись к власти - единолично, или в коалиции с кабульским режимом.

Пока будущее Афганистана пытаются определять в далеком от Кабула Вашингтоне. Администрация Барака Обамы видимо, не намерена «менять коня на переправе» - пусть даже на фоне не затихающих дебатов относительно того, что же делать с Афганистаном. Неоконсерваторы из республиканцев требуют увеличения там воинского контингента и войны до победного конца, ибо, по их убеждению, сдача Афганистана талибам поощрит мусульманских экстремистов по всему миру. Либералы же настаивают на переговорах с талибами, созыве общеафганской мирной конференции, выводе оттуда войск коалиции и переориентации колоссальных военных расходов на экономическую помощь будущему правительству национального единства.

Талибы тоже сегодня задумываются о будущем Афганистана – и ждут объявления итогов выборов, которые наблюдатели Евросоюза деликатно назвали «ограниченно свободными».

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
18.02.2020
Валерий Панов
75 лет тому назад погиб один из лучших полководцев Красной армии.
Фоторепортаж
21.02.2020
Подготовила Мария Максимова
На выставке в Музее Международного нумизматического клуба представлено 234 экспоната.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».