Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2021
Балканская ретроспектива

Балканская ретроспектива

Приоритеты современной внешней политики мы обязаны создавать сами
Наталия Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы
20.03.2006

Возвращение Балканского региона в политическое и общественное сознание, на информационное поле России – вот задача, решить которую необходимо как можно быстрее. Сегодня в СМИ стало общим местом, будто Россия "забыла" о Балканах, поскольку не имела там своих геополитических, военно-стратегических и экономических интересов. Тем не менее, этот регион, как мы видим, и в век "общечеловеческих ценностей" не теряет своего значения в политике великих держав. Его значение остается таким же, как и 200-300 лет назад. Более того, сегодня подступы Западной Европы к Средиземноморско-Черноморскому региону – это морские подступы к центру мировых энергоресурсов, что делает Балканы стратегически еще более значимыми.

Двести лет назад за этот регион шли войны. Точно так же и сегодня идёт серьёзная экономическая и политическая борьба. Различные мировые силы, так или иначе, определяют там своё присутствие.

Активное участие великих держав в балканских делах имеет свою долгую историю. Еще в 1463 году Папа Пий П начертал на бумаге приемлемый план раздела Балкан, по которому Вене отходили Пелопоннес, Аттика и Пир; Венгрии – Сербия, Босния, Валахия и Болгария. "И в нашем столетии, - отмечает оксфордский славист Бернс, - независимое развитие той же Сербии, например, происходило скорее вопреки, чем благодаря внешнему вмешательству".

Не случайно Сербия и народы бывшей Югославии оказались в центре мировых событий в двух мировых войнах. Новый передел мира тоже начинается с Балкан. Началу пересмотра границ в Европе помогло самоустранение России от своей геополитической миссии (будем надеяться, временное). Поэтому ясно, что судьба балканских народов напрямую связана с судьбой и политикой России. То, что случилось с Советским Союзом, немедленно стало и бедой для Югославии. Невозможно себе представить югославские события последних пятнадцати лет, если бы биполярный мир не превратился в однополярный.

…Геополитикам хорошо известно, что Косово поле является единственной природной равниной на Балканах, по которой можно на танках дойти до Салоник, минуя морские пути – а это именно путь к проливам. После того, как Соединенные Штаты начали свой эпохальный вход в Азию, - в Персидский залив, в Афганистан и на Багдад, - стало окончательно ясно, что важность Балкан в качестве ближнего подступа к этому региону еще больше увеличивается.

Могу напомнить, что планы перекройки Балкан были у Британии перед Первой мировой войной. Речь шла о создании так называемой конфигурации; почти в тех же терминах Черчилль повторил эту мысль в переписке со Сталиным. Во время знакомства с этими текстами для меня стала очевидна некая закономерность и последовательность интересов англосаксов в отношении балканских народов. Похоже, что одной из принципиальных стратегических задач было навсегда создать такую ситуацию, в которой разнонаправленные исторические импульсы православных и латинских славян был бы взаимно парализованы. Будь то Королевство словенцев, хорватов и сербов после Первой мировой войны, когда хорваты, которые, естественно, ориентировались на Германию, и никогда бы не могли в тот момент (после поражения Германии и обвинения её во всех грехах) получить в качестве приза самостоятельное государство, или же социалистическая Югославия – достигалась та же самая цель, и теми же средствами.

Соединение в одном государстве единородных, но исповедующих разные религии народов – это очень опасная мина. Мы знаем это из истории Украины. Не случайно министр Дурново перед началом Первой мировой войны в 1914 году написал Государю записку, в которой писал: "Единственным призом в этой войне может быть Галиция. Но только безумец может хотеть присоединить Галицию. Кто присоединит Галицию, тот потеряет Империю, и превратит Великую Россию в Малую Россию, или Малороссию". Мы видим, насколько оправданы были эти замечания, которые этот человек с панорамным мышлением способен был дать в силу своего развитого исторического чутья, которым, к сожалению, не всегда обладают современные политики.

Когда распадалась Югославия, вернее, когда она уже была охвачена внутренним кризисом, Германия не удержалась от проявления менталитета времен Первой мировой войны, она немедленно признала Хорватию и Словению, и фактически навязала это признание всему Евросоюзу. И это к неудовольствию Франции и Британии, где зазвучали такие мотивы: дескать, получается, будто Германия выиграла Первую мировую войну по итогам пересмотра балканских границ...

Именно усиление Германии напугало американцев, потому что в процессах, идущих на Балканах, так же как и в Советском Союзе и вообще в Восточной Европе, для англосаксов, для Америки было важно сделать всё не только против потенциального сохранения позиций России, но и не дать возможность Германии почувствовать "зов предков" и создать "Миттельевропа", к чему у них были неплохие шансы. Поэтому всё, что было сделано в Восточной Европе, совершалось не только против России, но и для того, чтобы ослабить позиции Германии. США быстро перехватили инициативу в боснийских делах, и дальше события пошли уже по их сценарию.

Для нас очевидно, что демонизация Милошевича и Сербии объясняется вовсе не отсутствием демократии, потому что там её было не меньше, чем у многочисленных союзников и друзей США по всему миру, а тем, что титовская Югославия, служившая противовесом, "серой зоной" в биполярной системе Европы, превращалась, пожалуй, в единственный антиатлантический анклав на важном стратегическом направлении. В силу этого, она фактически могла оказаться в тылу расширяющейся НАТО.

Сегодня для нас бесполезно апеллировать к славянофильским мотивам, которые, в наших мыслях и чувствах играли и играют важную роль. Если эти мотивы присутствует на интуитивном уровне, они работают сами по себе. Но в качестве политического инструмента они уже неактуальны. Отношения с новыми балканскими правительствами необходимо строить на прагматической основе, учитывая прежде всего интересы российского предпринимательства. В свою очередь, наше государство должно найти возможности защищать интересы отечественного бизнес-сообщества; ведь наше экономическое присутствие в этом регионе является основой и для политических позиций, и для косвенного, но, тем не менее, серьезного воздействия на политику балканских стран. Только на этой основе возможно их возвращение в сферу наших внешнеполитических приоритетов.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
19.01.2021
Максим Столетов
О книге А. Тимофеева «Как русские научились воевать. Откровенные беседы с фронтовиками».
Фоторепортаж
20.01.2021
Подготовила Мария Максимова
О первой в мире инсталляции, размещенной в движущемся составе.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».