Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 февраля 2020
Атака на Тегеран

Атака на Тегеран

Израиль и Франция заявляют о нарастании иранской ядерной угрозы
Артем Ивановский
14.09.2009
Атака на Тегеран

Министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер выдвинул обвинения в адрес Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в том, что его руководство занимается сокрытием важных фактов о состоянии иранской ядерной программы и тем самым вводит международную общественность в заблуждение, преуменьшая исходящую от Ирана угрозу. В МИД Франции утверждают, что Париж располагает доказательствами замалчивания важной информации сотрудниками МАГАТЭ.

Согласно заявлениям представителей французского дипломатического ведомства, многие существенные факты в отношении реальной ситуации с иранской ядерной программой были озвучены во время так называемого технического брифинга, проведенного инспекторами МАГАТЭ, но не вошли в окончательный вариант официального отчета агентства. К этим обвинениям присоединился Израиль, заявив, что МАГАТЭ «знает намного больше о скрытности и лжи Ирана», чем считает нужным довести до сведения международной общественности.

Руководитель МАГАТЭ Мохаммед Барадеи выступил с весьма резким опровержением, назвав все выдвинутые обвинения «политически мотивированными и абсолютно безосновательными». На открытии очередного заседания агентства в Вене Барадеи заявил: «Подобные попытки оказать давление на инспекторов МАГАТЭ и подорвать нашу репутацию, как независимой и объективной международной организации, должны быть прекращены немедленно».

В комментариях ведущих европейских изданий подчеркивается тот примечательный факт, что МАГАТЭ впервые обвинили в пособничестве режиму Ахмадинежада, такого рода публичная склока представляет собой довольно необычное явление для агентства, чью деятельность не принято выносить на публику.

Следует отметить, что информационные кампании, муссирующие тему иранской ядерной программы, регулярно проводятся на протяжении последних пятнадцати лет. Их отправной точкой стало 29 сентября 1994 года, когда президент США Билл Клинтон подписал чрезвычайный указ № 12930 (Executive Order 12930), в котором объявил «чрезвычайное положение в связи с угрозой национальной безопасности, внешней политике и экономике Соединенных Штатов, обусловленной распространением ядерного, биологического и химического оружия, а также средств его доставки». Как известно, после окончания холодной войны стержнем политики демократической администрации стало поддержание режима нераспространения оружия массового уничтожения, и так называемые «страны-изгои» явились в этом смысле подходящим объектом. Симптоматично, что эту кампанию с энтузиазмом подхватил Израиль. Проблема заключалась только в отсутствии доказательств.

Изначально наиболее влиятельные американские эксперты высказывали сомнения в реальности угрозы со стороны Ирана. Так, Збигнев Бжезинский отмечал: «Следует с большой долей осторожности относиться к разведывательной информации о разрабатываемом другими странами оружии, особенно когда подобные сведения исходят из зарубежных источников. Показательным примером является публикация под заголовком «Иран может оказаться способным создать атомную бомбу через пять лет — опасаются официальные лица США и Израиля», напечатанная в «Нью-Йорк таймс» с пометкой «Тель-Авив, 3 января 1995 года». В газете приводились слова «высокопоставленного официального лица», заявившего, что «если какая-нибудь иностранная держава не воспрепятствует Ирану в выполнении ядерной программы, он будет обладать ядерным оружиеи примерно через пять лет». То есть, в 2000 году. Далее, комментируя этот прогноз «высокопоставленного официального лица», Бжезинский писал: «Семь лет спустя, 19 марта 2002 года, директор ЦРУ заверял Конгресс в том, что «по оценкам большинства разведывательных ведомств, к 2015 году США столкнутся с угрозой межконтинентального ракетного удара со стороны Ирана» и «Тегеран может оаказаться в состоянии произвести достаточное для разработки ядерного оружия количество расщепляющихся материалов к концу текущего десятилетия».

В дальнейшем такого рода информация по заведенному порядку продолжала исходить их различных официальных источников. Например, 25 ноября 2005 года радио «Немецкая волна» распространило следующее сообщение: «США и ЕС критикуют Иран за сокрытие данных о ядерной программе».

12 октября 2006 года президент США Джордж Буш заявил о том, что «продолжение иранской ядерной программы может привести к Третьей мировой войне».

25 мая 2008 года МАГАТЭ опубликовало доклад, в котором утверждалось, что Иран скрывает информацию о своей ядерной программе. Агентство выразило «серьезную обеспокоенность разработками Ирана в области проектирования ядерных боеголовок» и потребовало «исчерпывающих объяснений». По данным доклада МАГАТЭ, на иранском заводе в Натанзе действовали 3,5 тыс. центрифуг по обогащению урана и планировался запуск еще 6 тыс. таких установок.

Показательно, что реальная информация об иранской ядерной программе фактически оставалась в тени. Достаточно вспомнить, как информационному бойкоту подвергся очень важный документ — доклад Национального разведывательного комитета США от 31 октября 2007 года. Этот доклад представлял собой, по сути, спланированную «утечку информации» из ЦРУ, напрямую связанную с упомянутым выше заявлением Джорджа Буша насчет Третьей мировой войны. Несомненно, в американском разведывательном сообществе восприняли столь воинственные речи президента, как пропагандистскую подготовку к предстоящему вторжению в Иран, пришли в ужас от перспективы ведения ближневосточной войны на два фронта и предприняли беспрецедентный шаг, распространив текст секретного доклада в масс-медиа. Документ содержал однозначный вывод: «Национальный разведывательный комитет не располагает информацией о том, что Иран занимается разработкой ядерного оружия». Его публикации оказалось достаточно, чтобы президент Буш прекратил разговоры на тему новой войны. Тем не менее, информационные атаки на Иран под тем же флагом ядерной угрозы возобновились.

Смысл регулярных кампаний по разоблачению угрозы со стороны иранской ядерной программы становится понятен, если принять во внимание того обстоятельства, что Израиль является единственным государством на Ближнем Востоке, обладающим ядерным потенциалом. Целенаправленная политика Тель-Авива на достижение стратегического превосходства в регионе требует соответствующего оправдания перед международным сообществом. В этом плане естественным выглядит стремление Израиля втянуть в противостояние с Ираном своего главного, обладающего колоссальной военной мощью союзника.

Причем в данном случае интересы двух стран не совсем совпадают. Збигнев Бжезинский констатировал: «В течение 90-х годов в основном под давлением Конгресса, подстрекаемого израильским лобби, Соединенные Штаты приняли серию законодательных актов, направленных против Ирана, что воспрепятствовало серьезному американо-иранскому диалогу».

С учетом обстоятельств сегодняшнего дня, а именно необходимости для Вашингтона заинтересовать Тегеран проектом «Набукко», приведенная выше оценка Бжезинского выглядит вполне прагматично. Однако тенденция к нарастанию напряженности еще более укрепилась в эпоху Буша, чью администрацию контролировали тесно связанные с радикальной израильской партией «Ликуд» «неоконсерваторы». Вновь приведем оценку Збигнева Бжезинского: «Решение прозондировать возможность переговоров с Ираном рассматривалось как предательство неоконсервативными фанатиками администрации, которые рассчитывали на прямую военную акцию со стороны США, чтобы уничтожить ядерные объекты Ирана или даже изменить режим в стране». Не говоря уже о том, что целый ряд важнейших стратегических мероприятий Соединенных Штатов, прежде всего — размещение элементов систем ПРО в Восточной Европе, «привязаны» к иранской ядерной программе. Таким образом, долговременный конфликтный вектор в американской внешней политике создал тупиковую ситуацию, практически исключающую возможность дипломатического решения.

Нетрудно заметить взаимосвязь обвинений в адрес МАГАТЭ с августовским отчетом этой организации по иранской ядерной программе, где утверждается, что количество центрифуг для обогащения урана на ядерных объектах Ирана не увеличилось. Таким способом сторонники «жесткой линии» в отношении Тегерана решили внести необходимые поправки в деятельность инспекторов МАГАТЭ. И если администрации Барака Обамы не удастся внести какой-либо конструктив в американо-иранские отношения, то с приходом республиканцев в Белый дом вероятность нового конфликта на Ближнем Востоке значительно возрастет.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

бо
18.09.2009 19:31
некто замыслил перехитрить армянина.в одной стране говорят где прошёл армянин там ...делать нечего.насколько я знаю в иране президент имеет армянскую генетику,поэтому деграданты будут бессильны перед ним.

Эксклюзив
18.02.2020
Валерий Панов
75 лет тому назад погиб один из лучших полководцев Красной армии.
Фоторепортаж
21.02.2020
Подготовила Мария Максимова
На выставке в Музее Международного нумизматического клуба представлено 234 экспоната.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».