Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 ноября 2019
Арабский синдром

Арабский синдром

Итоги встречи лидеров арабских государств в Эр-Рияде
Владимир Дергачев, кандидат экономических наук
16.04.2007

Недавно в Эр-Рияде прошла встреча Лиги арабских государств (ЛАГ) в верхах. Попробуем выделить то важное, что отличает нынешний саммит от всех предшествующих и делает его в какой-то мере историческим.

Основным итогом саммита стала возрождённая так называемая "Мирная инициатива" 2002 года, впервые озвученная лидерами 22 арабских стран в Бейруте и на которую, не далее как в прошлом году, США наложили вето при постановке на голосование в ООН. И всё же арабские лидеры сделали шаг, который можно рассматривать, если не как вызов, то свидетельство разочарования непродуктивным ко-спонсорством США процесса мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Этому шагу предшествовал целый ряд мёртворождённых идей, получивших хорошее международное паблисити, но, одна за другой, благополучно почивших в бозе. Среди наиболее "значимых" - мирный процесс в рамках "Мадридской конференции" 1991 года, летальный исход которого был объявлен через 6 лет после "запуска инициативы".

Реанимированная сегодня "Арабская инициатива 2002 года" была публично отвергнута Израилем, демонстративно оккупировавшим при этом палестинские земли, где только начиналось становление органов местного самоуправления. Буквально на следующий год "Ближневосточный квартет" (ЕС, США, Россия и ООН) выдвигает собственную инициативу, получившую название "дорожной карты" и одобренную арабскими государствами и ООП. Ответ Израиля – 14 оговорок, поддержанных так называемым "гарантийным письмом" Дж. Буша от 14 апреля 2004 года. Итог – очередной тупик.

Ощущая явное недовольство арабских стран неуклюжими попытками США "по-своему" вывести процесс на торную дорогу, американское внешнеполитическое ведомство решило взять "высокий старт".

#comm#Буквально накануне саммита в регионе материализовалась неутомимая Кондолиза Раис, решившая привнести, по ее собственному выражению, элемент "активной дипломатии" со "свежим" предложением арабским странам сделать шаги в направлении примирения с Израилем до урегулирования палестино-израильского конфликта.#/comm#

Другая идея, муссировавшаяся до и после саммита – дополнить международный "квартет" квартетом "арабским", включающим Саудовскую Аравию, ОАЭ, Египет, Иорданию плюс Израиль и Палестина. Идея успеха пока не имеет. Примирение с Израилем означало бы только одно – подписание мирных соглашений арабскими государствами, но однажды сделавшие подобный шаг Египет, Мавритания и Иордания ни на йоту не приблизили проблему к своему комплексному решению.

Итак, в воскрешённую этой весной в Эр-Рияде инициативу 2002 года арабскими странами не внесено ни единой поправки! Израилю вновь предложен мир в обмен на создание Палестинского государства, куда войдут весь Западный берег Иордана и сектор Газа. Столицей Палестины должен стать Восточный Иерусалим, а официальное взаимное признание Израиля происходит в обмен на возврат территорий, оккупированных в 1967 году. Основной камень преткновения для Израиля – требование арабских государств реанимировать Резолюцию ООН №194, предусматривающую право палестинских беженцев на возвращение к своим очагам. Позиция Израиля: возврат беженцев возможен только на территорию Палестины, но не Израиля, в чём, кстати, просматривается определенная логика – большинство жилищ уже давно не существует.

И всё же возрождённую арабскую инициативу следует считать прорывом. Если ранее нормализация отношений с Израилем считалась "запретной темой" для арабских стран, то новая постановка вопроса была воспринята едва ли не как "политическая революция". При этом складывается впечатление, что терпению арабских лидеров пришел конец, о чём свидетельствует заявление министра иностранных дел Саудовской Аравии Сауда Аль Фейсала: "Если Израиль откажется, то это будет означать, что он не хочет мира и вновь оставляет всё на произвол судьбы. В таком случае он отдаёт своё будущее из рук миротворцев в руки повелителей войны". Возможность новых политических инициатив более не рассматривается. "Ни разу попытки пойти навстречу Израилю ничего не принесли", - заявляет Сауд Аль Фейсал.

Ощущение уходящей из-под ног почвы, опасение окончательно утратить имидж миротворца, вынудили США высказать на сей раз своё "осторожное одобрение". Проявление интереса к инициативе со стороны США связано с целым рядом новых факторов, возникших в регионе: катастрофической ситуацией в Ираке, неприятием саудитами методов, которыми американцы пытаются решать проблему с Ираном и их обеспокоенность засильем в Багдадских властных структурах шиитов, которым выгодно распространяющееся иранское влияние.

#comm#Неожиданный результат состоит в том, что "двойная игра" США на арабско-израильском поле ведёт к сближению арабских стран и Персии – ситуации, уже получившей конкретное подтверждение в заявлениях, сделанных с обеих сторон.#/comm#

Так, перед самым началом саммита Исламская Республика Иран (ИРИ) выдвинула предложение создать военный арабо-иранский союз "для защиты исламской нации от подстерегающих ее угроз". Носящий во многом пропагандистский характер иранский проект предполагает реализацию в два этапа: создание военного блока между Ираном и странами Персидского залива и в дальнейшем – присоединение к нему остальных арабских стран. Подобная инициатива, маловероятная ранее, говорит скорее в пользу стремления Ирана к стабильности в регионе. Позитивно на этом фоне смотрится заявление принца Сауда, признающего желание Ирана играть роль геополитического лидера и призывающего последнего "обеспечить защиту интересов ведомых". Симптоматично и высказывание президента ОАЭ о нецелесообразности военного решения кризисной ситуации вокруг Ирана и отсутствии намерений у арабских стран предоставить свое воздушное пространство и территорию для возможной агрессии США против ИРИ. Арабские лидеры отдают себе отчёт в том, что поляризация точек зрения по отношению к иранской ядерной программе может привести к радикализации настроений в самих арабских странах, что и ведёт к расширению рамок диалога в Персидском заливе, начавшегося ещё год назад между Эр-Риядом и Тегераном.

Иной аспект нынешней ситуации в регионе – обострение межконфессиональных противоречий, тон которому задают Ирак и Ливан. Причём к противопоставлению двух основных направлений в исламе – суннитскому и шиитскому – добавляется деление по признаку существующих в исламе основных правовых толков или мазхабов.

Сегодня томик Корана в руках арабского юноши, темный хиджаб или чадра на голове женщины стали характерной приметой арабской повседневной жизни – будь то на улице Каира или Дамаска, марокканском базаре или иорданском берегу Мертвого моря. Еще 15-20 лет тому назад увидеть такое проявление религиозности если и доводилось, то вызывало только сдержанное любопытство. Теперь оно стало нормой "дресс-кода", который последовательно отстаивается даже теми, кто живет за рубежом и не связан жёсткими обязательствами мусульманской религиозной традиции.

#comm#В итоге внутренние трения становятся достоянием мирового сообщества. В этой связи более понятно значение принятого на саммите "Эр-Риядского заявления" - документа, имеющего не меньшую важность, чем возрожденная мирная инициатива. #/comm#

Его основные тезисы – "арабская индивидуальность" и призыв к "культуре умеренности". Они отражают борьбу, развернувшуюся внутри самих арабских стран по поводу религиозной терпимости и вероотступничества. Сегодня она приобретает политическую окраску. Впервые в Эр-Рияде прозвучало, что эти вопросы относятся к проблемам религиозной культуры, поэтому в заявлении содержится призыв к "умеренности, терпимости, диалогу и открытости", а также отказу от всех форм террора, экстремизма, расизма и расовой ненависти. Особый акцент сделан на том, что данные явления чужды арабской истории, истории региона и ислама, не проявлявшиеся даже в эпоху борьбы с колонизаторами, несшими сюда "порабощение, репрессии и разграбление ресурсов".

Итак, первые шаги сделаны. Увы, как признают сами арабские аналитики, "Эр-Риядское заявление", имеющее подзаголовок "Укрепление арабской солидарности", пока существует только на бумаге. Многие противоречия не находят своего разрешения на межарабском уровне – будь то разногласия между Катаром и Бахрейном, Сирией и Ливаном, Алжиром и Марокко, Ливией и Египтом. Отсутствие "харизматического" лидера Ливии на этом саммите, недавно заявившего о намерении депортировать палестинцев из своей страны в Газу – ещё один момент с горьким привкусом.

И всё же впервые ЛАГ решилась поставить политический диагноз, обращённый к мировому сообществу в виде завуалированной антитезы, что представляется исключительно важным: слишком застарелыми видятся региональные проблемы, слишком много накопилось негатива и недопустимо долгими и пассивными были действия по его устранению. Жестко прозвучавшая единая точка зрения, не допускающая возможности новых уступок Израилю – новый серьезный фактор международных отношений. Это означает одно: позиция правящих кругов в арабских странах определена, имеется решимость разрубить гордиев узел проблем, невзирая на тонкость арабских материй, преодолеть существующие разногласия и облагородить имидж ислама.

Смогут ли арабы найти общий язык и выработать правильную стратегию реализации своих проектов - покажут уже ближайшие месяцы.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».