Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 сентября 2020
"Антиглобалисты" – кто они? (часть 1)

"Антиглобалисты" – кто они? (часть 1)

Коалиция: антибуржуазная и глобальная
Борис Кагарлицкий
05.07.2007

В начале июня, информируя о работе лидеров "большой восьмерки" в немецком Хайлигендамме, практически все журналисты сообщали об акциях протеста, организованных так называемыми антиглобалистами. Они блокировали пропускные пункты в зону проведения саммита. Перекрыли железную дорогу из Хайлигендамма. Попытались добраться до места проведения саммита на воздушном шаре. Манифестации, акции протеста и откровенные провокации против полиции, проводимые "антиглобалистами" - сегодня обязательная часть "вокруг" встреч мировых лидеров. Каковы же цели и методы тех, кого называют "антиглобалистами"?

Девяностые годы прошлого века начинались как эпоха безраздельного и, как многим казалось, окончательного торжества неолиберального капитализма. Заканчивались - повсеместным бунтом против установившегося порядка, уличными столкновениями в американском Сиэтле, масштабными забастовками в Западной Европе и массовыми восстаниями в Латинской Америке.

Как вас теперь называть?

Пока левые политики рассуждали о границах возможного, о конформизме и постиндустриализме, стихийное сопротивление капиталистической эксплуатации начало принимать новые формы. Выступление индейцев в мексиканской провинции Чьяпас в 1994-м неожиданно опрокинуло представления идеологов "серьезной левой" относительно возможного и невозможного в современной политике. Спустя еще год Париж был потрясен забастовкой государственных служащих и многотысячными демонстрациями. Это была первая победа над неолиберализмом. Французское правительство вынуждено было отказаться от запланированной "реформы", ограничивавшей права работников общественного сектора.

Но главные события начались в конце 90-х годов: различные формы борьбы и протеста, опирающиеся на схожие, но далеко не однородные социальные и классовые интересы, начали сливаться воедино, давая жизнь новой антибуржуазной коалиции в глобальном масштабе.

#comm#Выступления протеста получили в консервативной прессе название "антиглобалистских". Хотя сами участники демонстраций этот термин никогда не употребляли, называя себя антикорпоративным или антикапиталистическим движением, иногда — движением за глобальную демократизацию. #/comm#

После 2001 года в западной прессе термин "антиглобалисты" употреблялся все реже — представители протестующих так или иначе имеют возможность высказаться, а потому приписывать им чуждое название и выдуманные лозунги все труднее. Лишь в России это определение приобрело удивительно широкое хождение: отчасти из-за того, что собственного "антиглобалистского" движения пресса под боком не обнаружила и могла его благополучно придумывать.

В левой прессе предпочитают говорить об "альтернативном глобализме", антикорпоративных выступлениях и даже "антикапитализме". Вопрос в том, до какой степени участники протестов девяностых годов осознанно ставили перед собой именно антикапиталистические задачи. Значительная часть людей, выходивших на демонстрации, придерживались более умеренных взглядов, причем это относится не только к рядовым участникам событий, но и к лидерам. Британский марксист Алекс Каллиникос настаивает на том, что общая логика движения — антикапиталистическая: "Иными словами, хотя эти требования не обязательно открыто озвучивают антикапиталистические доводы, в них присутствует антикапиталистическая динамика".

В нашей прессе и в среде российских обществоведов появление нового массового движения на Западе было воспринято с откровенным недоумением. Удивление вызывали отсутствие разветвленной по миру организации, четких структур, использование интернета как главного средства при подготовке акций.

Но вот разбилось первое стекло

Правящие круги еще не сталкивались с подобными горизонтально скоординированными выступлениями и не знали, как с ними бороться. Это движение, замечает один из его идеологов Бернар Кассен, "представляет собой нечетко оформленную коалицию организаций, сетей, а порой просто интернет-сайтов, порой действующих локально, а порой глобально, зачастую без формальных структур, возникающих каждый раз заново для планирования конкретной акции". Создается ощущение, что движение внезапно кристаллизуется для решения той или иной задачи, привлекает к себе внимание, возникая как будто ниоткуда, а потом также исчезает.

После саммита "Большой восьмерки", состоявшегося в Санкт-Петербурге год назад, были опубликованы результаты опроса общественного мнения, проведенного Левада-центром:

- 52 процента сограждан ответили, что знают, что собой представляют антиглобалисты;

- 48 процентов - не знают;

- 53 процента опрошенных считают, что антиглобалисты - это люди, выступающие против засилья транснациональных корпораций, в защиту национальной экономики;

- 41 процент считают, что это люди, выступающие против крупного бизнеса, в защиту среднего и малого фермерских хозяйств;

- 20 процентов придерживаются мнения, что это движение выступает против гонки вооружений, за мир на всей земле;

- 10 процентов считают их защитниками природы, "зелеными", "экологистами";

- 12 процентов придерживаются мнения, что антиглобалисты - люди социалистических взглядов, которые борются с мировым капитализмом;

- 5 процентов считают их взбудораженными молодыми людьми без определенных взглядов;

- 4 процента опрошенных назвали антиглобалистов хулиганами и любителями пошуметь, "побузить".

Либеральные и правые обозреватели подчеркивали, что движение крайне неоднородно, а сами демонстранты толком не знают, чего хотят. На одном из их сайтов сообщалось, что они выступают против "корпоративной глобализации, милитаризма, бедности, голода, политической коррупции, дискриминации женщин, гомосексуалистов и транссексуалов, криминализации молодежи, разрушения окружающей среды, передачи тюрем частному бизнесу, геноцида".

"Почему не против "пробок" на дорогах и коммерческой рекламы, которая забивает наши почтовые ящики?" — возмущалась Флора Льюис, обозреватель "Интернэшнл геральд трибюн". Как ни парадоксально, схожая критика движения раздавалась и слева.

На самом деле даже из перечисления групп и лозунгов легко заметить: все они как раз прекрасно стыкуются.

#comm#Более того, все упомянутые движения изначально растут из одного корня — европейской левой идеи XIX—XX веков. #/comm#

Действительно, во время массовых демонстраций были выдвинуты самые разнообразные лозунги — от экологии до долгов "третьего мира", от проблемы бедности до прав человека.

Буржуазная пресса, разумеется, уделяла больше внимания двум-трем десяткам анархистов, бившим витрины шикарных бутиков, чем массовым демонстрациям. Разгромы бутиков и ресторанов "Макдоналдс" приписывались "Черному блоку", к которому пресса по инерции относила всех анархистов. Под знамена "Черного блока" собирались те, кто был настроен на силовую конфронтацию с полицией. Умеренные деятели от таких выступлений открещивались.

Но в известном смысле эти выходки шли на пользу движению. До того, как "Черный блок" начал громить бутики, ни забастовка портовых рабочих Сиэтла, протестовавших против встречи ВТО, ни многотысячные мирные демонстрации не удостаивались внимания прессы. Стоило разбиться первому стеклу, как вся Америка, а за ней и весь мир с изумлением обнаружили появление новой политической силы.

Что меняется от смены терминов

Международное движение протеста не застало транснациональную административную и финансовую элиту врасплох. Само по себе введение в оборот термина "глобализация" было ее пропагандистским ответом на "бунт" против неолиберализма. После того, как термин "неолиберализм" стал в большинстве стран мира почти ругательным, нужно было новое идеологическое обоснование власти транснациональных корпораций. Поэтому с середины девяностых вместо термина "неолиберализм" начинает употребляться термин "глобализация".

Чашу терпения гражданского общества переполнил проект Многостороннего соглашения по инвестициям, подготовленный в рамках Всемирной торговой организации. Согласно этому документу, частные корпорации получали право отменять решения национальных правительств и даже действующие в стране законы, если считали их "препятствующими бизнесу". Непосредственно эту работу должно было осуществлять либо специальное ведомство, либо Всемирная торговая организация. Фактически она получала статус всемирного конституционного суда, но сама не подчинялась никаким законам, кроме собственного устава, никем не избиралась и ни перед кем не отчитывалась.

Волна протестов против проекта вынудила западные правительства отступить. Первым сдалось руководство Франции. Дольше всех держались американцы. Наконец, проект был похоронен.

#comm#Но спустя некоторое время в рамках ВТО решено было возобновить подготовку соглашения, только сменив название. Сделать это решили на встрече в Сиэтле… Ответом стали глобально скоординированные акции сопротивления. #/comm#

Первая из них произошла в Сиэтле в ноябре 1999-го, когда вместе с профсоюзными активистами на улицы вышли молодые сторонники более 60 различных общественных групп, объединенных "Сетью прямого действия". Демонстрации назвали "фестивалем сопротивления" и "антикапиталистическим карнавалом". Делегаты для участия в митингах протеста прибыли со всего мира, причем более богатые организации стран Севера помогли решить финансовые проблемы своим товарищам с Юга.

Накануне встречи многотысячная профсоюзная демонстрация прошла по улицам города. По словам английского журналиста, это было "самое замечательное и важное событие — 40 тысяч американских рабочих - водители грузовиков, металлурги - объединились в Сиэтле с протестующими, и в лучших традициях интернационализма протянули руку помощи своим братьям и сестрам в бедных странах".

Впрочем, само по себе участие рабочих в выступлениях протеста отнюдь не свидетельствует о том, что мы имеем дело с классовым движением, как его понимали марксисты начала ХХ века. "Ключевой вопрос движения в том, как оно построит свои отношения с рабочим классом, — писал английский социалистический журнал. — Дух движения явно антикапиталистический, но понимание стратегической, центральной роли рабочего класса отсутствует".

"Одни занимались тактикой, другие — коммуникациями, общими силами вырабатывался базовый сценарий, каждая группа брала на себя определенную "зону ответственности", а "летучие отряды" появлялись всегда там, где нужна была помощь, - вспоминал один из участников событий. - Это выглядело хаотично, но было хорошо организовано и, главное, великолепно работало.

#comm#У нас были тысячи обученных активистов на улицах, и каждый сам знал, что надо делать, они прекрасно ориентировались в ситуации и при необходимости сами меняли планы. С точки зрения полиции это была полная катастрофа. Полиция выглядела одновременно жестокой и беспомощной".#/comm#

Утром, в день открытия встречи, отели, где разместились ее делегаты, были блокированы протестующими, а все центральные улицы заняты многотысячными толпами демонстрантов. Для разгона протестов были брошены отряды полиции, применявшие слезоточивый газ, использовавшие бронетранспортеры. Демонстрантов жестоко избивали, но на протяжении всего дня полиция не смогла восстановить контроль над центром города.

Резюме: в 1999-м 60-тысячная толпа сорвала встречу ВТО. Что оказалось полной неожиданностью даже для лидеров и организаторов демонстраций. Австралийский "Грин лефт уикли" назвал произошедшее в Сиэтле и Вашингтоне "важным шагом на пути к общей цели — новому, демократическому и социалистическому миру, где господствуют интересы людей, а не прибыли корпораций".

""Борис Кагарлицкий (на фото), директор Института глобализации и социальных движений

Окончание следует

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
24.09.2020
Анатолий Булавко
Почему ветеран Великой Отечественной написала письмо Путину
Фоторепортаж
15.09.2020
Подготовила Мария Максимова
В Российской Академии художеств проходит выставка живописца Григория Чайникова.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».