Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
«Американская халва» на Ближнем Востоке

«Американская халва» на Ближнем Востоке

Президент США объявил о готовности «дружить» с арабо-мусульманским миром, осталось лишь «помириться»
Андрей Степанов
08.06.2009
«Американская халва» на Ближнем Востоке

В широко разрекламированной речи в каирском университете президент Барак Обама объявил о «новом начале» - или своеобразной перезагрузке - в отношениях США с мусульманским миром. Открывая «чистую страницу» американской политики в обширном регионе с полуторамиллиардным населением, глава Белого дома подвел жирную черту под правлением своего предшественника Джорджа Буша. Именно тот приложил немало усилий для создания порочного круга недоверия и вражды между мусульманами и ведущей державой Запада.

Яркая, аргументированная, взвешенная, насыщенная историческими аналогиями и цитатами из Корана, Библии и Торы речь американского президента была встречена бурной овацией. Вряд ли можно было бы ожидать чего либо подобного от всех предшественников Барака Обамы на посту президента США. Между тем, судя по опросам общественного мнения, лишь треть египтян с симпатией относятся к чернокожему американскому президенту, второе имя которого, Хусейн, досталось ему от отца-мусульманина. Они-то, видимо, и составляли благодатную аудиторию в актовом зале каирского университета.  

Но две трети опрошенных египтян не доверяют президенту Обаме, а три четверти считают США врагом арабов и ислама – что в немалой степени объясняет предпринятые египетскими властями во время краткого визита Обамы чрезвычайные меры безопасности.  

Таково непростое наследство, доставшееся Бараку Обаме от Джорджа Буша. Мнения египтян, с небольшими отклонениями в ту и другую стороны, разделяет население других мусульманских стран. В то же время аналогичные опросы в США говорят о том, что добрая половина американцев весьма недоброжелательно, если не враждебно относится к мусульманам в целом, и к арабам - в частности. Хозяин Белого дома предлагает не зацикливаться на прошлом и впредь строить отношения на основе общего интереса, взаимоуважения и доверия.  

При внимательном знакомстве с текстом речи, составленной, по-видимому, солидным коллективом компетентных специалистов, складывается впечатление: спорить с американским президентом, по сути, не о чем. Все там изложено веско, убедительно, короче - правильно. Об этом говорит и реакция на выступление. А она практически единодушно положительная. Содержание речи высоко оценивают в арабо-мусульманском мире - как первый шаг на пути коренных перемен в отношениях с мировой супердержавой. В Израиле официальные круги выражают острожный оптимизм и считают, что Обама открывает новый период примирения на Ближнем Востоке. Даже радикальная палестинская исламистская организация ХАМАС нашла в речи Обамы позитивные моменты. Только Тегеран выразил скептицизм и отметил наличие в речи явных нестыковок и противоречий. Критические голоса раздались и в стане республиканских соотечественников президента Обамы и среди некоторой части либерально настроенных интеллектуалов. Республиканские неоконсерваторы верны укоренившимся во времена Буша стереотипам, прежде всего - безусловной поддержке Израилю и мессианскому насаждению в мусульманском мире западной демократии. Либералы же, не оспаривая выдвинутых Обамой тезисов, останавливаются на том, о чем президент предпочел не упоминать в своей речи. Главным образом на том, кто несет вину за образовавшуюся пропасть между США и мусульманским миром, откуда произрастают корни терроризма и насилия в регионе, какова цена миссионерско-полицейской роли Америки…  

Борьба с экстремизмом и насилием. Обама намеренно избегает затертое предыдущей администрацией слово «терроризм». При широкой международной поддержке он намерен искоренять это зло, прежде всего, в лице «Аль-Каиды» и талибов на территории Афганистана. Афганский вопрос – это, по сути, единственная пуповина, которая тянется к Обаме от его предшественника. В отличие от Ирака, вторжение в который Обама считает результатом произвольного выбора, вмешательство в Афганистан было необходимостью, ответом на события 11 сентября 2001-го. Обама торжественно объявил, что США не стремятся увековечить свое присутствие в Афганистане и не намерены иметь там базы, а сознательно идут на жертвы ради искоренения экстремизма и построения там демократического процветающего общества. Однако близкие Обаме левые либералы опасаются, что продолжение, по сути, обанкротившейся политики Буша в Афганистане может основательно подпортить имидж нынешнего хозяина Белого дома: ведь выхода из этого «болота» так и не просматривается. Ряд экспертов полагает, что на первое место в речи следовало бы поставить палестино-израильский конфликт - как первопричину насилия, выплеснувшегося далеко за пределы региона. Касаясь Ирака, Обама подтвердил ранее объявленные цели: помочь иракцам выковать лучшее будущее и оставить страну ее гражданам в соответствии с принятым временным графиком, то есть к концу 2011-го.  

Обращаясь к участникам ближневосточного конфликта, Обама призвал к образованию независимого палестинского государства рядом с Израилем. В этом, по его словам, заинтересованы и Израиль, и палестинцы, и весь остальной мир. В необычно жестких выражениях он предостерег Тель-Авив от расширения своих поселений на оккупированных палестинских землях. Напомнив, что США связывают с Израилем органические союзнические узы, президент отметил недопустимость отрицания холокоста. В то же время он отметил страдания и бедственное положение палестинцев, лишенных своего отечества. Заявив, что ХАМАС пользуется поддержкой значительной части палестинцев, Обама призвал эту организацию признать Израиль, отказаться от насилия, которое неизбежно ведет в тупик, согласиться со всеми предыдущими договоренностями по мирному урегулированию и способствовать объединению палестинского народа. Наблюдатели отмечают, что Обама затронул лишь один болезненный вопрос – беспрерывное расширение незаконных еврейских поселений, срывающее любые договоренности и надежды на справедливый мир. И оставил в стороне наиболее острые проблемы ближневосточного урегулирования: определение границ Израиля, судьбу еврейских поселений, палестинских беженцев и Восточного Иерусалима, становление Палестинского государства. А об них обломали зубы уже несколько поколений переговорщиков - в немалой степени, благодаря односторонней и безусловной поддержке Израиля со стороны США. Другие же обозреватели полагают, что Обама фактически дал сигнал проамериканскому лобби в Израиле начать подкоп под шаткое коалиционное правительство во главе с непримиримым «ястребом» Беньямином Нетаньяху. Во всяком случае, по слухам из окружения президента, он выступит с подробной мирной инициативой в течение ближайших нескольких месяцев.  

Касаясь отношений с Ираном и иранской ядерной программы, Обама впервые открыто заявил, что США в годы «холодной войны» не остались в стороне от свержения законно избранного премьер- министра Ирана Мохаммеда Моссадыка. И это стало подлинным откровением для многих американцев. Он подчеркнул, что в прошлом во взаимоотношениях сторон было много неприятностей. Иран после революции занял откровенно враждебную Америке позицию. Тем не менее, Обама признал право Тегерана на мирное использование ядерной энергии, но предостерег его от попыток разработать ядерное оружие. Он призвал не допустить гонки ядерных вооружений в регионе. В послании Обаме иранскому руководству явно сквозит стремление к диалогу и смягчению накопившихся противоречий.  

Говоря о демократии, президент США справедливо отметил, что тип политической власти не может быть навязан любой стране извне. Каждая страна идет к демократии своим путем, в соответствии с собственными традициями. В то же время Америка будет поддерживать утверждение прав человека где бы то ни было - служа примером для подражания. Права человека – отнюдь не американское изобретение, а составная часть непреходящих общечеловеческих ценностей. Ряд комментаторов по ту сторону океана не преминул указать: Обама воздержался от критики состояния дел с правами человека в Египте, который он избрал для своей речи, не говоря уже о Саудовской Аравии. Они считают, что союзнические отношения и геополитические интересы - как всегда - перевесили озабоченность Вашингтона ситуацией в упомянутых странах. А это говорит о том, что у новой администрации сохраняется тяга к столь часто применявшимся прежде двойным стандартам.  

Остановившись на теме свободы вероисповедания, Обама призвал к веротерпимости представителей трех аврамистических религий - христианства, ислама и иудаизма. Он указал на необходимость избавиться от заскорузлых стереотипов взаимного недоверия, вражды и нетерпимости. Обама поддержал диалог между религиями и цивилизациями на всех уровнях и во всех формах как условие мирного сосуществования и сотрудничества - в регионе и во всем мире.  

Не обошел Обама и столь острую и широко дебатируемую в мусульманском мире тему, как права женщин. «Я отвергаю распространенный на Западе взгляд, что женщина, покрывающая свои волосы, в какой-то степени не соответствует критериям равенства, но я убежден, что женщина, лишенная образования, ущемлена в своих правах и поставлена в неравное положение, - заявил президент США. - Наши дочери могут внести не меньший вклад в нашем обществе, чем наши сыновья. И наше общее благополучие будет обеспечиваться по мере того, как все человечество – и мужчины, и женщины – будет раскрывать свой потенциал». Обама отметил, что во многих исламских странах женщины стояли или стоят у кормила власти, и это положительное явление. Не везде эти слова американского президента будут встречены с одобрением, но, несомненно, дадут новый импульс движению женщин за равноправие в этом обширном регионе.  

Спору нет, речь Барака Обамы – совершенно новое явление американской политической жизни, немыслимое при Джордже Буше. Она справедливо расценена как первый шаг, могущий способствовать созданию совершенно иного международного климата. При чтении речи мне пришла на ум известная восточная поговорка: «Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет». То есть слова-то у президента США верные, а вот до практического осуществления выдвинутых им тезисов дистанция огромного размера. К такому же выводу приходят сегодня многие. Надо сказать, что и в окружении Обамы не питают иллюзий относительно скорого воплощения в жизнь всего задуманного. Для реальных перемен может не хватить и всего четырехлетнего президентского срока, считает один их влиятельных советников президента США.  

Но - цели обозначены, время пошло. Пропасть, через которую Барак Обама пытается перебросить мостик, чересчур широка… 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».