Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 сентября 2019
Время «сладких» цен на нефть закончилось?

Время «сладких» цен на нефть закончилось?

Комментирует востоковед Икрам Сабиров
08.06.2015
Время «сладких» цен на нефть закончилось?

В Москве внимательно следили за работой заседания Организации стран-экспортеров нефти в Вене.

Комментирует востоковед Икрам Сабиров:

– Это была 167-я министерская конференция ОПЕК, и эксперты заранее предупредили, что корректировать квоты в австрийской столице не станут.

Нефти по сладкой и комфортной цене около ста долларов за баррель в ближайшей перспективе не будет. Таков главный вывод, который любой нормальный наблюдатель сделал для себя по итогам прошедшей 5 июня конференции ОПЕК. Картель вполне ожидаемо принял решение не снижать объемы добычи, а это значит, что предложение на рынке «черного золота» по-прежнему будет превышать спрос.

Иного решения попросту быть не могло, поскольку фактический лидер ОПЕК, саудиты, не намерены повторять ошибок тридцатилетней давности, когда в погоне за повышением цен потеряли доли рынка. Выводы из той истории были сделаны, и в ноябре 2014 года на заседании организации, посвященном падению цен, картель принял предложенную министром нефти королевства стратегию, суть которой сводилась к тезису «Сохранение долей в рынке важнее сохранения высоких цен».

Как объяснял тогда главный саудовский «нефтяник» и, по совместительству, «смотрящий» за кошельком династии, аль-Наими, с одной стороны, низкие цены сами уберут конкурентов, у которых затраты на добычу выше, с рынка. А с другой – подстегнут рост мировых экономик и, соответственно, увеличат спрос на нефть. После чего «черное золото» опять подорожает, и всем экспортерам снова будет счастье.

Выдвинув лозунг «Больше нефти, дешевой и разной!», саудиты первыми и показали пример его реализации. Согласно данным, которые сама Саудовская Аравия представила в ОПЕК, c февраля по апрель 2015 года она увеличила добычу на 670 тысяч баррелей в день, до суточных 10,3 миллиона баррелей, тратя на извлечения каждого из них менее 10 долларов, что является максимальным уровнем с восьмидесятых годов прошлого века. Причем, с ноября 2014-го саудитам удалось не только сохранить свои 10% мирового рынка, но и даже слегка этот показатель повысить. В апреле нынешнего года в королевстве работала 81 буровая установка против 66 в декабре 2014 года и 60 – в 2013 году.

Поэтому, когда аль-Наими 5 июня заявлял в Вене о том, что «ситуация на рынке нефти улучшилась и продолжит улучшаться», он нисколько не погрешил против истины – для династии Саудов именно так все и обстоит. Королевский дом нашел противоядие против низких цен: увеличил добычу и продажи, что, судя по всему, вполне компенсирует потерю доходов от снижения стоимости нефти.

Что интересно, рост у саудитов происходит на фоне снижения доли ОПЕК на мировом рынке в целом – с 36,5% в 2008 году, когда начался «сланцевый бум» в США, до 32,3% в первом квартале нынешнего года. Но кого из основных игроков мировой экономики это беспокоит? Спасение утопающих, как говорится, дело рук самих утопающих. Тем более что им никто не запрещает действовать таким же образом. Во всяком случае, основная интрига нынешней конференции ОПЕК – регулярное превышение входящими в нее странами квот на добычу – так и не получила своего развития. Вместо единогласно утвержденных 30 миллионов баррелей в сутки члены организации добывают примерно на полтора миллиона «бочек» в день больше, но никаких дискуссий у участников это не вызвало, ограничились «напоминанием о необходимости соблюдения дисциплины» в отношении собственных же решений.

Столь же меланхолично конференция отнеслась и к амбициозным заявлениям Ирана о том, что через пять-шесть месяцев после отмены санкций он нарастит добычу с нынешних 2,87 миллионов баррелей еще как минимум на миллион в день. Генеральный секретарь картеля Абдалла аль-Бадри по этому поводу выразился в том смысле, что вот когда этот прирост произойдет, тогда и будем обсуждать. Откровенно дав этим понять, что не верит в возможность Тегерана существенно изменить ситуацию на рынке.

Недоверие, в общем-то, вполне обоснованное. Даже при самом благоприятном развитии событий – снятии не только и не столько международных, а многочисленных западных санкций, о которых, замечу, речь на переговорах по ядерной программе пока толком еще и не заходила – иранцы как минимум восемь месяцев, а то и год, по целому ряду причин объективно не смогут увеличить объемы больше чем на 300 тысяч баррелей в сутки.

На проходившей в Вене конференции говорили о многом. И даже признавали собственные ошибки. Так, министр нефти Ирака Адель Абдул-Мехди заявил, что «мы, наверное, на два года запоздали с реальной оценкой сланцевой нефти», а поэтому последствия, спровоцированные стремительным ростом ее добычи, «стали почти что шоком». Но – и это было заметно, что называется, «невооруженным глазом» – особой озабоченности сложившаяся ситуация с ценами у участников не вызывала.

Вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что «ОПЕК - это мертвая организация», а ее действия сейчас не оказывают прямого влияния на цены. И не только потому, что доля стран организации на мировом рынке нефти снизилась, а независимые от ОПЕК производители составляют большую часть этого рынка. Но и из-за того, что «все решения в ней принимает Саудовская Аравия». Подобная оценка, безусловно, справедлива. Выскажусь жестче: по большому счету, нет такого государства - Саудовская Аравия. Есть совместный проект американских нефтяных корпораций, «ястребов» из политической элиты Вашингтона и верхушки местных племен. Первые получают финансовые и политические «сливки» от контроля за ресурсами, военно-политического присутствия в регионе и постоянного притока средств от монархов в американский ВПК. А верхушка племен, по условиям этого проекта, наделяется как правом фактически бесконтрольно распоряжаться своей долей прибыли от продажи энергоресурсов, так и правом сохранять свою власть в стране и во всем регионе средневековыми методами.

Но вопрос не в Саудовской Аравии, а в том, что основные международные игроки – США, Япония, Китай и, отчасти, Европа - заинтересованы сегодня в дешевой нефти. Низкие цены для них – явление сугубо положительное, обеспечивающее дополнительный, не требующий особых усилий ежегодный прирост почти в 1%. Для этих игроков дешевеющая нефть, а значит, и дешевеющая энергия, снижает все остальные цены, увеличивая, тем самым, реальную зарплату и повышая уровень жизни.

Тот же Китай использует падение цен на «черное золото» по максимуму. «Низкие цены будут способствовать развитию национальной программы по формированию стратегических запасов нефти», - заявляют в Пекине. С января по сентябрь китайцы увеличили закупку нефти по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 8,3% – до 460 тысяч баррелей в сутки. И это не предел, поскольку в дальнейшем, по мере готовности лихорадочными темпами строящихся новых хранилищ, объем закупок – по сообщениям китайских официальных источников - «может увеличиться до 700 тысяч баррелей в сутки».

Гигантам мировой экономики – доля России в которой составляла в 2014 году 3,3% – требуется сейчас недорогая нефть в количествах, чуть превышающих спрос, для свободы маневра. Поэтому и мировое предложение продолжает расти. Да, действительно, падение цен на «черное золото» в последние несколько месяцев снизило интерес инвесторов к «дорогой» нефти, включая сланцевую в США, нефтеносные пески в Канаде, глубоководное бурение и так далее. Но – только снизила, а не привело к отказу.

Яркий пример – высокозатратные месторождения в Бразилии, на которых добыча в I квартале нынешнего года выросла на 17%. Но еще интереснее получилось со «сланцевой революцией» в американской нефтянке, которой сторонники и лоббисты традиционных методов добычи почти семь лет ежедневно предрекают бесславный конец.

Подробности того, что происходит сейчас с компаниями, работающими со сланцевой нефтью в США – тема отдельного и более чем интересного разговора. Но, поскольку он будет весьма специализированным, ограничусь штрихами общей картины. Когда в 2014 году нефть начала дешеветь, сланцевые компании начали быстро выводить из эксплуатации буровые установки. На пике добычи, в октябре прошлого года их было 1609. К концу нынешнего апреля осталось 668. Но при этом ни одна сколько-нибудь заметная компания пока не обанкротилась. Наоборот, ситуация подстегнула их активность в вопросах удешевления добычи, развития новейших технологий, поиска путей оптимизации – в том числе, и через консолидацию финансовых активов.

В итоге, если в конце прошлого года усредненная «безубыточная цена» на ряде месторождений составляла 70 долларов за баррель, то сегодня она снизилась до 57 долларов. При цене «бочки» по 50 долларов рентабельными сегодня останутся 40% сланцевых скважин. И это не предел, ресурс повышения эффективности добычи за счет новейших технологий, логистики и ряда других мероприятий может дать сокращение затрат на добычу еще на 30%.

Это, если кто еще не понял, тенденция. Гарольд Хэмм, генеральный директор «Континентал ресорсез», выступая в британской «Файнэншл таймс» от лица пула компаний, занятых добычей сланцевой нефти, заявил, что надежды тех, кто рассчитывает «убить» их низкими ценами, беспочвенны. «Они хотят остановить добычу сланцевой нефти, – пояснил он. – Они могут сделать это на полгода, но не на все оставшееся время». И привел вполне веские доказательства своих слов.

Поэтому утверждения главы российского минэнерго Александра Новака о том, что для большинства сланцевых проектов критичной является цена нефти в 50–60 долларов за баррель будут справедливыми на весьма недолгий отрезок времени. Судя по активности американских компаний в области технологий и финансов, они стремительно движутся к понижению этого порога. Делая это в то время, пока «традиционалисты» финансируют производство и прокат на российском государственном канале фильмов, в которых сланцевая нефть в частности и сланцевая революция в целом объявляются «величайшей аферой XXI века».

На заданный одним из корреспондентов в Вене вопрос о прогнозируемой цене на нефть саудовский министр аль-Наими послал его в казино в Лас-Вегасе, намекая, что там результаты предсказаний сбываются чаще. Точную цену на нефть даже в краткосрочной перспективе «угадать» предельно трудно, но вот спрогнозировать, что в ближайшее время вернутся «тучные годы» с баррелем, залезшим за стодолларовую отметку, никакого труда не составляет и особых усилий не требует. Что, собственно, еще раз подтвердила и министерская конференция ОПЕК.

У страны-экспортера, которой является Россия, при этом есть все шансы оказаться в числе проигравших, хотя она и приняла правила игры на нефтяном рынке, наращивая в первые пять месяцев добычу – доведя ее объем до 10,708 миллионов баррелей ежесуточно – и обогнав по этому показателю саудитов почти на 450 тысяч «бочек». Более того, в кулуарах конференции ОПЕК А. Новак утверждал, что «при нынешних ценах российская нефтегазовая отрасль чувствует себя комфортно». Но если ей и комфортно, то вот о бюджете страны этого не скажешь. По данным издания «Коммерсант», дефицит госказны России по итогам января-апреля этого года достиг уже 1 триллиона рублей, или 4,4% ВВП, для компенсации выпадающих доходов планируется использовать средства Резервного фонда – в бюджете на это заложено 500 миллиардов рублей».

Это – цена, которую Россия платит за пустословие чиновников, грезящих мифами «энергетической сверхдержавы», не желающих ничего делать для того, чтобы слезть с «нефтяной иглы». Живущих в мире иллюзий, ничего общего не имеющих с процессами, происходящими в мировой экономике. Объективно странам-лидерам этой экономики нужна дешевая нефть в объемах «с избытком» – и они ее получат. Если некоторым из них удастся при этом нанести удар по России – они непременно данный шанс используют, что называется, по полной программе.

Но часть нашей правящей элиты никак в это поверить не может. Надеется переждать, «перетерпеть», а там, глядишь, по закону цикличности цены вырастут, и опять можно безмятежно дремать в удобном кресле «сырьевого рантье».

Не получится. Время «сладких» цен на нефть, судя по всему, закончилось…

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Любовь
09.06.2015 13:35
Зачем же так сурово? Нефть - такой же продукт как и все остальные, которым можно торговать. Нет ничего зазорного. Страна развивается. Накопленные деньги надо тратить, вкладывать в экономику. Советую автору понять, что часть правящей элиты -это не вся элита и не весь народ России.  

Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».