Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 сентября 2019
Почему Анкара ударила по Сирии и Северному Ираку?

Почему Анкара ударила по Сирии и Северному Ираку?

Комментирует востоковед Икрам Сабиров
27.07.2015
Почему Анкара ударила по Сирии и Северному Ираку?

Турция нанесла удар по позициям группировки «Исламское государство» в Сирии и лагерям организации Рабочая партия Курдистана в Ираке.

Комментирует востоковед Икрам Сабиров:

– Теракт в турецком городе Суруч, расположенном на границе с Сирией, стал для президента Реджепа Тайипа Эрдогана прекрасным поводом одним ударом разрешить сразу несколько проблем.

Во-первых, пользуясь волной общественного возмущения преступлениями террористов, объявить об углублении сотрудничества с США в деле решения «сирийского вопроса». Во-вторых, порвать отношения с боевиками из филиала «Исламского государства» в Сирии, с которыми Анкару связывали совместные проекты по свержению Башара Асада. И, в-третьих – помочь «правильным курдам» из проамериканского Иракского Курдистана и получившей места в парламенте страны турецкой Народно-демократической партии в борьбе против «курдов неправильных» – из Рабочей партии Курдистана и поддерживающих ее организаций в Сирии.

Длительное время команда Эрдогана считала, что способна вести «большую игру» в Сирии самостоятельно, учитывая только собственные интересы. Вашингтон и другие участники «антитеррористической коалиции» упрекали Анкару в пассивности и нежелании активно действовать против филиала «Исламского государства» на сирийской территории. Официальные турецкие власти эти попреки либо игнорировали, либо отделывались малозначащими заявлениями. Москва и Тегеран призывали Эрдогана к конструктивному диалогу, но Анкара жестко давала понять, что у нее свой, особый путь в отношениях с Дамаском и свое видение будущего, как Сирии, так и Башара Асада.

Отмахиваясь от обвинений с Запада и Востока, команда Эрдогана методично вела свою партию. Лагеря беженцев на турецко-сирийской границе превращались в учебные центры боевиков. Контрольно-пропускные пункты стали коридорами для едущих со всего мира воевать против Асада добровольцев. Сотрудники военной разведки Турции торили «зеленые тропы», по которым исламистам шли караваны оружия и военного снаряжения, а резидентуры сирийского филиала «Исламского государства» действовали на турецкой территории вполне себе легально. И, главное, регулярные подразделения вооруженных сил и отряды спецназа постоянно совершали рейды в приграничные районы Сирии. Когда – для организации саботажа и диверсий. Когда – для узаконенного Анкарой грабежа, вывоза из страны мало-мальски значимого промышленного оборудования. Словом, никакой пассивности, в которой Эрдогана обвинял Запад, и в помине не было.

Как не было и желания вести диалог. Полученные Турцией экономические преференции от дестабилизации соседнего с ней государства оценивают по-разному. На сегодняшний день это от полутора до двух миллиардов долларов. И эта цифра вполне могла бы увеличиться, если бы в отношениях с сирийским филиалом «ИГ» у Анкары не начались серьезные проблемы.

Впрочем, ничуть не уникальные, поскольку подобные трудности испытывает любое государство и любая спецслужба, решившая встроить экстремистские группировки как важный элемент в свою долгосрочную политическую игру. В справедливости утверждения главы ЦРУ генерала Дэвида Петреуса о том, что «нельзя договариваться со змеями, что они будут кусать только соседей, змеи вернутся и покусают вашу семью», Анкара убедилась через кровь своих граждан, пролитую в Суруче. Причем, это был не единственный эпизод террористических атак исламистских боевиков на территории своего «благодетеля», просто город этот из-за «курдского фактора» тут же стал известен всему миру.

Проблемы в отношениях Турции с исламистами в Сирии накапливались давно. С определенного момента Анкара окончательно поняла, что удержать их под контролем не удастся. Зрело решение порвать с ними отношения. Но, одновременно, на команде Эрдогана «висели» секретные договоренности с Саудовской Аравией о сотрудничестве. Они включают в себя не только совместные операции в Сирии, но и кооперацию в борьбе с «распространением иранского влияния в регионе». И обязательства перед Вашингтоном: принять активное участие в реализации стратегии «окончательного решения сирийского вопроса» в обмен на потепление отношений и предоставление Анкаре статуса «особого партнера» в Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве.

Резкий поворот к сотрудничеству по Сирии с Соединенными Штатами турецкое общество восприняло бы с неодобрением. А вот сейчас, после крови в Суруче – совсем другое дело. Поэтому турецкие власти действовали стремительно: 23 июля правительство Турции дало США разрешение использовать расположенные на ее территории базы ВВС США в Инджирлике и Диярбакыре для авиаударов по «ИГ» в Сирии. Ранее, напомню, американцы могли только запускать с них разведывательные беспилотники и ремонтировать авиатехнику.

Спустя сутки, 24 июля, одновременно с авиаударами по позициям «ИГ» в Сирии и объектам Рабочей партии Курдистана в Северном Ираке, подразделения Главного управления безопасности при поддержке полиции и спецназа проводят зачистку резидентур «Исламского государства» и сочувствующих ему организаций в тринадцати провинциях страны. Арестован и полномочный представитель «ИГ» в Турции Халис Байансук, он же Абу Ханзала, который вполне легально и не скрываясь от властей, спокойно проживал со своею женой в фешенебельном доме в пригороде Стамбула.

В субботу, 25 июля, официальные турецкие власти заявили, что очищенные от боевиков «ИГ» районы на севере Сирии будут превращены в «безопасные и бесполетные зоны», простирающиеся от окраин неофициального центра местных курдов – города Кобани – до районов, находящихся под контролем «западно-ориентированных» повстанцев. То есть, будет реализована та часть плана, о которой «Столетие» писало два месяца назад: создание на территории Сирии «бесполетных зон», которые, по факту, «бесполетными» будут только для авиации правительственной армии. Станут «освобожденными от кровавого режима территориями», куда потоком хлынет военная помощь».

На следующий день было объявлено, что Анкара и Вашингтон достигли соглашения о создании «зоны, свободной от «Исламского государства» на севере Сирии», контроль над которой перейдет к отрядам «светской оппозиции». И, наконец, 28 июля по инициативе Турции соберется специальное заседание НАТО, где будет рассматриваться вопрос о прикрытии отрядов «светской оппозиции» с воздуха. Стремительно и ожидаемо, не правда ли?

Теперь – о курдах «правильных» и «неправильных», хотя разговор на эту тему требует отдельной статьи. Взрыв в Суруче произошел перед городским культурным центром. Там шло собрание членов молодежной организации, готовившихся отправиться в сирийский Кобани для помощи курдскому ополчению в борьбе с боевиками «ИГ».

Курдская автономия в этом городе была провозглашена еще в 2012 году, вскоре против начала антиправительственного мятежа. Но, в отличие от Иракского Курдистана, сирийские курды, ведущие ожесточенную борьбу с «Исламским государством» – Кобани переходил из рук в руки несколько раз – поддержки из Анкары не получили. Хотя курдская общественность в Турции оказать ее настоятельно от правительства требовала. Более того, силовые структуры принимали все меры, чтобы остановить поток курдов-добровольцев, спешивших на помощь Кобани.

Ларчик, что называется, открывался просто. Сирийские курды симпатизируют Рабочей партии Курдистана. Той самой, которая последовательно вела вооруженную борьбу с турецкими властями за создание курдской автономии в Турции. Договор о мире между РПК и Анкарой был подписан только в 2013 году, но мирный процесс пока необратимым так и не стал.

Команда Эрдогана рассчитывала, что с созданием независимого курдского государства на иракской территории, активисты РПК оттянутся туда, и, тем самым, острота проблемы в самой Турции снизится. Тем более что часть местной курдской элиты – убежденные сторонники мирного диалога с Эрдоганом, а об автономии только говорят, поскольку и в «единой и неделимой» Турции вполне сумели устроиться.

Часть активистов РПК действительно переместилась в Иракский Курдистан, где у них тут же возник конфликт с нынешними властями в Эрбиле и лично с премьером Барзани. Которые, во-первых, настроены крайне проамерикански. А, во-вторых, спокойно относятся к тому, что Иракский Курдистан, как ядро будущего независимого государства, в экономическом отношении является, по сути, протекторатом Анкары.

Мало того, РПК не дает правительству Иракского Курдистана расширить свое влияние в Сирии. Когда некоторое время назад Барзани по просьбе единомышленников из курдской автономии в этой стране намеревался отправить туда две тысячи ополченцев пешмерга – курдских военизированных формирований - из Эрбиля, РПК не разрешила это сделать, логично опасаясь, что вооруженное подразделение может выступить против них.

Столь тонкая игра с курдами, которую ведет Эрдоган, дает совершенно неожиданные результаты. В телефонном разговоре Барзани поддержал бомбежку свои соплеменников и назвал эту акцию «оправданной». В самой же Турции после теракта в Суруче курды начали массовые протесты, утверждая, что именно вероломная политика Эрдогана по отношению к курдам, поддержка Анкарой исламистов и стали причиной трагедии.

Сразу после взрыва в Суруче сотни курдов вышли на демонстрацию протеста в районе центральной стамбульской площади Таксим. Полиция применила слезоточивый газ и водометы. Но волнения под лозунгами «Убийца - «Исламское государство», его пособники – Эрдоган и правящая партия!» охватили и другие районы страны. Полицию забросали камнями и бутылками с зажигательной смесью в городе Мардин на юго-востоке Турции. Атакам демонстрантов подверглись полицейские в Джизре и Измире. Неизвестные 26 июля совершили теракт в провинции Диярбакыр, жертвами которого стали турецкие военные: двое убитых и несколько раненых.

И одновременно с этим турецкие спецслужбы, полиция и спецназ продолжают начавшуюся 24 июля операцию по выявлению и разгрому ячеек РПК на территории страны.

Беспорядки в Турции, спровоцированные трагедией в Суруче – явление временное. Они не перерастут в длительные массовые выступления против Анкары. Местные курды расколоты, а к идеям РПК относятся с большой настороженностью, считая их экстремистскими. Так что, опираясь на США и при поддержке Саудовской Аравии, Эрдоган может продолжать политику «двойных ударов»: ослабления РПК и окончательного решения сирийского вопроса с помощью так называемой «светской оппозиции». Не опасаясь при этом серьезных «беспорядков в тылу». И продолжая полностью игнорировать призывы Москвы, Пекина и Тегерана к мирному диалогу по Сирии, поскольку союз в этом вопросе с Вашингтоном приносит ему больше выгод.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
18.09.2019
Алексей Чичкин
Заметки экономиста и публициста о пройденном и пережитом.
Фоторепортаж
20.09.2019
Подготовила Мария Максимова
Обновленный Музей обороны и блокады Ленинграда открыл двери для посетителей.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».