Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 августа 2019
О чем договаривались Москва и Тегеран?

О чем договаривались Москва и Тегеран?

Комментирует востоковед Икрам Сабиров
24.11.2015
О чем договаривались Москва и Тегеран?

Владимир Путин посетил с визитом Исламскую Республику Иран, где провел переговоры с руководством страны.

Комментирует востоковед Икрам Сабиров:

– Подтекст визита российского президента в Иран прочитывается четко и без двусмысленностей: вы, Запад и его союзники по антисирийской коалиции, отказываетесь считать Москву одним из главных игроков на Ближнем и Среднем Востоке. Что ж, это ваша проблема, поскольку партнерство с Тегераном не только дает нам ничуть не меньше, но и формирует реальную альтернативу развития ситуации в этом бурлящем регионе.

Официально все выглядело как участие главы России в форуме стран – экспортеров газа (ФСЭГ), созданного в 2001 году и объединяющего 12 стран, среди которых Иран, Россия, Алжир, Катар, Венесуэла, Ливия, ОАЭ, Египет, Боливия, Нигерия.

Впрочем, «объединяющего» – это слишком громко сказано. «Газовой ОПЕК» из-за искусной игры на противоречиях не возникло, а планы преобразования организации в эффективный международный картель, способный оказывать заметное влияние на механизм ценообразования на рынке природного газа, которые продвигали ряд членов этой организации – Иран, Россия, Венесуэла и Алжир – так и остались планами.

За 14 лет своего существования ФСЭГ так и не смог реализовать заложенный в нем потенциал, и сегодня, по сути, представляет собою просто дискуссионную площадку, нацеленную на «обмен опытом, взглядами и информацией по вопросам развития газодобывающей отрасли». Поэтому главное внимание было сосредоточено на встречах В. Путина с его иранским коллегой Хасаном Рухани и верховным лидером – рахбаром – страны Али Хаменеи (на фото). Причем, если с первым обсуждалась, в основном, конкретика ирано-российских экономических связей, уже два года не могущих выйти из «штопора» и едва-едва теплящихся на отметке в один миллиард долларов торгового оборота между нашими странами, то с рахбаром разговор шел о стратегии: ситуации в Сирии.

И здесь отчетливо проявились два подхода иранского руководства к отношениям с Россией, о чем неоднократно говорилось на страницах «Столетия». Кабинет министров-«реформаторов» во главе с Хасаном Рухани весьма настороженно подходит к развитию ирано-российского экономического сотрудничества, в подконтрольных ему средствах массовой информации аргументирует свою позицию тем, что Москва – крайне ненадежный партнер, что сближение с ней вызовет осложнения с Западом и, возможно, затруднит получение оттуда инвестиций, без которых задыхается экономика Ирана и его нефтегазовый комплекс.

Увязав все экономические проблемы страны только и исключительно с западными санкциями, президент Хасан Рухани оказался в достаточно непростой ситуации. «Благоразумие в международных подходах дает нам надежду на то, что как только спорные вопросы по ядерной программе будут решены, и мы добьемся снятия санкций, страну ожидает бум в экономике», – заявлял он на теледебатах в ходе избирательной кампании 2013 года. Уровень политический конфронтации с Западом снизился, подписаны Венские соглашения по ядерному досье страны, однако негативные явления в экономике продолжают нарастать.

По официальной статистике, уровень безработицы вырос с 10,3 в 2014 году до 10,6 процента в 2015-м, причем еще семь миллионов трудоспособных граждан страны заняты либо частично, либо на непостоянной основе. Галопирующая инфляция вполне сопоставима с обесцениванием национальных валют в таких странах, как Венесуэла, Судан и Аргентина. «Правительство обманывает нас, – говорят иранцы. – Оно обещало, что после снятия санкций наступит благополучие. Где теперь эти обещания?».

В начале октября нынешнего года четыре члена кабинета министров, в том числе и глава оборонного ведомства, обратились к Хасану Рухани с открытым письмом. В нем они обратили его внимание на нарастание негативных явлений в экономике страны, которые, по их мнению, вполне могут вызвать кризис и, соответственно, потребовали принятия неотложных и решительных мер. Спустя неделю президент Ирана опубликовал ответ, в котором с подобной трактовкой ситуации не согласился, заявив, что речь может идти только о временных трудностях.

Ставка на приток западного капитала не оправдалась. Правительство «реформаторов» еще не хочет этого признавать, но уже не может этого скрывать. Поэтому те 35 приоритетных проектов в различных областях экономики, которые в ходе нынешнего визита Владимира Путина и его встречи с Хасаном Рухани были отобраны в качестве первостепенных к реализации – это максимум возможного из того, что вообще можно было достичь. То же – и с пятью миллиардами долларов кредита, которые, по итогам достигнутых соглашений, Москва выделит Тегерану, чтобы активизировать промышленную кооперацию. Сумма явно недостаточная, но удержать за Россией ряд экономических проектов в Иране – ту же модернизацию железных дорог страны – вполне позволяет.

Динамика же политического взаимодействия выглядит более положительной, что, собственно, и подтвердила встреча российского президента с рахбаром. Большую часть времени заняло, естественно, обсуждение сирийской ситуации и вопросов координации совместных действий как внутри этой многострадальной страны, так и на международной арене. Кроме того, в общем контексте упоминалось и положение в среднеазиатских республиках, и в Афганистане, возможно, в ближайшее время итоги этих переговоров станут предметом выработки совместных решений.

Отношения Москвы и Тегерана, возникший и пусть с трудом, но постоянно продолжающийся диалог – все это слишком многогранно и сложно, чтобы решить основные проблемы одним визитом. Но приезд Владимира Путина в Тегеран – новый импульс для нашего диалога. Это еще одно подтверждение того, что остаются в силе слова российского президента, сказанные им на ежегодной пресс-конференции в 2014 году: «Иран для нас является одним из приоритетных партнеров в регионе, это наш сосед. Мы настроены развивать отношения с Ираном по всем направлениям. Это наш принципиальный выбор».

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

var
01.12.2015 9:24
Вольтерьянец, далеко не только по исламским.
Есть ещё одно интереснейшее ближневосточное государство, государственной религией которого является почему-то не ислам (что было бы нелишним и исправить).
Касаемо Персии полезно помнить уроки и Китая и Афганистана (намёк на то, что совершенной политической самостоятельности у него долгое время не было, и не факт, что есть даже сейчас).
Вольтерьянец
26.11.2015 13:40
Диалог с Ираном надо продолжать, но не возлагать слишком большие надежды. Только по принципу "враг моего врага - мой друг", с условно хорошими исламистами против условно плохих. И помнить, что Восток - дело очень-очень тонкое. У восточный людей вероломство в крови, поскольку по исламским моральным нормам обмануть неверного не считается грехом.
заяц- коська
25.11.2015 12:56
Купить у персов уран,вот и все! А кредит- просто плата за него! И конечно это самое главное и именно это избегают говорить!
перс
24.11.2015 13:05
Конечно,когда нужно дать кредит в 5 миллиардов зеленых,значит партнер.Что это за партнер- который не может,вместе с нами и другими поделить Каспий! Восток дело тонкое!

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».