Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 августа 2019
Китайский вызов Америке?

Китайский вызов Америке?

Комментирует эксперт Игорь Панкратенко
01.10.2015
Китайский вызов Америке?

Визит председателя КНР Си Цзиньпина в США стал одним из заметных международных событий.

Комментирует эксперт Игорь Панкратенко:

– Визит, последствия которого миру еще предстоит осмыслить, начался с посещения Сиэтла. Места, которое многие экономисты с полным на то основанием называют «сердцем» китайских инвестиций в американскую экономику и, в частности, в наиболее высокотехнологичные ее сферы.

Мощная «группа поддержки», сопровождающая товарища Си, команда представителей крупнейших корпораций и банков Китая, отработала безукоризненно. Вскоре после того, как председатель КНР ступил на американскую землю, было объявлено о масштабном контракте с «Боингом» – покупке 300 самолетов и строительстве на китайской территории предприятия, где будут производиться заключительные работы по подготовке самой популярной, 737-й серии воздушных лайнеров для продажи местным заказчикам. Аналитический отдел лидера американского авиапрома тут же обнародовал прогноз, согласно которому в следующие 20 лет КНР станет крупнейшим авиационным рынком в мире емкостью в 950 миллиардов долларов.

Любой экономический шаг Пекина, так или иначе, сопрягается с внешней политикой Китая. Контракт с «Боингом» – не исключение, а настойчивый посыл американским деловым и политическим кругам, расшифровка провозглашенной Си Цзиньпином и его командой стратегии «нового типа отношений между большими державами», под которыми подразумеваются отношения именно между КНР и США.

Суть ее достаточно проста: наличие противоречий не должно мешать реализации совместных интересов. Пекин подчеркнуто избегает конфликтов, готов к расширению экономического сотрудничества и поиску новых точек соприкосновения с Вашингтоном. Но – только до определенных границ, поскольку, когда речь заходит о той же Юго-Восточной Азии или «проблеме Малаккского пролива», руководство КНР четко дает понять американской стороне, что на уступки идти не намерено. И пресловутое «тихоокеанское рукопожатие» двух стран тут же трансформируется в силовой захват с последующим выкручиванием конечности партнера.

Встречаясь в Сиэтле с политиками и топ-менеджерами американских корпораций, «товарищ Си» неизменно давал понять: Китай вовсе не собирается «хоронить доллар и экономику США». Более того, намерен и дальше развивать деловое партнерство, не станет манипулировать валютой для увеличения экспорта. Вдобавок – не будет дискриминировать иностранные предприятия, ускорит открытие рынка и даже приложит усилия для улучшения ситуации с правами человека, коль скоро этот вопрос так болезненно воспринимается в Вашингтоне. Это одна сторона, широко рекламируемый фасад, на котором американские политики и бизнесмены должны прочесть исполненный метровыми буквами лозунг «Добро пожаловать к взаимовыгодному сотрудничеству!».

Но есть и другая сторона. Это – китайская программа строительства искусственных островов в районе Малаккского пролива, противоречия в сфере кибербезопасности, промышленный шпионаж, экспансия Пекина в Юго-Восточной Азии, все большее расширение своего присутствия в Пакистане и прозвучавший не так давно призыв Си Цзиньпина к тому, чтобы «безопасность в Азии обеспечивали сами азиаты». По сути – крамольный с точки зрения Вашингтона лозунг об ограничении американского военно-политического влияния в регионах, которые США и КНР считают сферой своих жизненных интересов.

Выглядит парадоксально, но в своей политике по отношению к США – которая для Пекина была и остается главным приоритетом – Китай абсолютно искренен. Причина здесь, видимо, в разнице сроков стратегического планирования. Если в Вашингтоне он равен пребыванию в Белом доме той или иной администрации, то поколения руководителей в Пекине мыслят, как минимум, на одно-полтора десятилетия вперед. На этот срок тесные экономические отношения с США для Китая предельно важны, и ни один конфликт интересов или спорный вопрос не имеет столь большого значения, чтобы их разрушать. Это – во-первых.

Во-вторых, руководство КНР прекрасно осознает, что страна еще –каких бы цифр ни достигали экономические показатели – остается клубком вызовов и противоречий, экономических, социальных и политических проблем, без решения которых претендовать на место нового «полюса» международных отношений, а, значит, оппонента США, не только глупо, но и опасно.

Но, с другой стороны – выражение, без которого не обойтись в любой статье о Китае – в Пекине понимают и другое: созданный Вашингтоном и его союзниками мировой порядок, особенно слепленный США и Японией экономический порядок на тихоокеанском пространстве и в Юго-Восточной Азии объективно препятствует развитию Китая. Следовательно, противоречия неизбежны, и готовиться к ним нужно уже сейчас. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, к которому присоединились 57 стран, создание опознавательной зоны ПВО над Южно-Китайским морем, программа строительства искусственных островов, которая в перспективе даст Китаю возможность противостоять военной блокаде Малаккского пролива – это укрепление Пекином своих позиций перед неизбежным противостоянием, жесткое обозначение «красных линий». При пересечении которых китайское руководство действует «без оглядки на авторитеты», не останавливаясь перед демонстрацией возможностей собственных ВМФ и ВВС.

В остальном же следует сколь привычной, столь и эффективной политике «открытого обсуждения самых острых проблем», не ведущей, впрочем, к сколь-нибудь заметным результатам в практической сфере.

Как, собственно, произошло и в ходе нынешнего визита Си Цзиньпина в США по отношению к таким острым вопросам, как «кибершпионаж» и «охота на лис». Оба эти эпизода прекрасно иллюстрируют сложность американо-китайских отношений.

Пекин и Вашингтон на сегодняшний день обладают самыми мощными службами электронного шпионажа, способными решать в информационной среде задачи, без преувеличения, стратегического уровня. Никто не может назвать истинные размеры бюджетов Агентства национальной безопасности США или Третьего управления генштаба Народно-освободительной армии КНР. Никто не обладает схожим с возможностями этих «спецслужб XXI века» потенциалом. А поэтому, когда американцы пытаются завести речь о том, что Пекину следовало бы этот потенциал подсократить, как говорится, во избежание недовольства Вашингтона, китайские официальные лица тут же уходят в непроницаемую оборону. От позиции «Ничего такого у нас нет, как можно было на нас подумать!», до тривиального «На себя посмотрите». Что и продемонстрировал Си Цзиньпин. В ответ на обвинения, что Китай стоял за кибератаками, целью которых был бизнес в США и правительственные базы данных, он заявил: «Мы также часто были жертвой подобных инцидентов». Словом – и по этой проблеме не договоримся, да и в дальнейшем обсуждать ее не намерены.

В рамках программы по привлечению к ответственности чиновников, бежавших со своими капиталами за границу, представители китайских спецслужб активно работают на территории США, выслеживая и «обеспечивая репатриацию» граждан КНР, подозреваемых в коррупции. По данным Китайской академии общественных наук, с середины девяностых годов и до сегодняшнего дня из Китая сбежало за границу или же пропало без вести от 16 до 18 тысяч партийных функционеров, а также чиновников органов безопасности, юстиции, государственных предприятий и китайских ведомств, расположенных за границей. В общей сложности они вывезли из страны около 800 миллиардов юаней – 127 миллиардов долларов. Кроме того, в 2010 году, во время очередной весенней парламентской сессии, член Всекитайского собрания народных представителей, профессор центральной партийной школы Линь Чжэ сообщил, что в период с 1995 по 2005 годы за границей на постоянной основе поселились 1,18 миллиона детей и супругов китайских чиновников, тоже не бедствующих.

Именно этот массив сейчас и обрабатывают сотрудники китайских спецслужб, на все протесты американской стороны невозмутимо заявляя: «Наши действия абсолютно законны». Опять же, категорическое «нет» Вашингтону: это отвечает интересам Китая, а потому – делали, и будем делать.

Что уж говорить, когда речь заходит о еще более стратегически значимых моментах, вроде уже упоминавшейся здесь «проблемы Малаккского пролива». И сам пролив, и Южно-Китайское море являются, без преувеличения, важнейшей артерией мировой торговли. Через них идет примерно 25% всего мирового внешнеторгового оборота, и почти столько же – от всего объема перевозимой по морю нефти, в том числе – 90% японского импорта этого вида энергоресурсов.

Но и пролив, и море – важнейший фактор внешней политики КНР. Контроль над этим пространством – это вопрос доминирования для одного игрока, то есть США, и вопрос выживания для Пекина. Создаваемые Китаем искусственные острова позволяют ему обеспечить наличие баз для авиации и флота, в случае необходимости, естественно, на перспективу, не дать заблокировать это «узкое место» и, тем самым, затянуть петлю на шее экономики страны. Поэтому руководство КНР категорически отказывается обсуждать данный вопрос с США, а в ответ на давление жестко «демонстрирует оскал».

Так в чем же он, китайский вызов Америке, для обсуждения отдельных аспектов которого Си Цзиньпин прибыл в США? Не в экономической угрозе и не в открытом политическом противостоянии с Вашингтоном. Пекин наращивает свое экономическое присутствие в той же Африке или Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в постсоветской Средней Азии невиданными темпами. Но до сих пор демонстративно уклоняется от использования неизбежно вытекающих из экономической экспансии возможностей открытого политического влияния.

Выступления Си Цзиньпина в США демонстрируют: на ближайшую перспективу Пекин будет избегать резких действий, которые могли бы вызвать в Вашингтоне желание дать жесткий и эффективный отпор. В том числе, это будет накладывать ограничения и на российско-китайские отношения. Их стратегическую глубину Пекин будет неизбежно сопрягать и с собственными интересами – а их вектор сегодня направлен южнее России, и со стремлением сохранить демонстративный нейтралитет в конфликте Москвы с Западом.

Но для США эта крадущаяся поступь «красного дракона» ситуацию не облегчает. При каждом удобном случае Пекин будет «откусывать» все новые и новые куски от сферы американского влияния в Южной и Юго-Восточной Азии и на Тихом океане. Созданный там американцами и японцами экономический порядок руководство КНР считает для себя неприемлемым. С учетом методичности и последовательности внешней политики Китая он его, рано или поздно, но обязательно добьет. Открывая новое поле возможностей и для себя, и для других государств.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Василиса Соколова
25.10.2015 8:21
12 августа прогремели взрывы на складе химических веществ в китайском портовом городе Тяньцзине, в результате 147 человек погибли и 26 числятся без вести пропавшими. В тот же день Пекин еще раз девальвировал свою валюту.
Анатолий
03.10.2015 15:58
Если Запад последние десятилетия осуществлял экспансию и захват чужих богатств в основном с помощью денег, то Китай будет делать то же, сопровождая это и физической экспансией.
В. Галочкин
02.10.2015 16:12
Хороший, умный анализ. Всегда получаю удовольствие, когда читаю Ваши публикации, дорогой Игорь.
С уважением,
Рига. "Барадаран-наме"
Питерский
01.10.2015 16:53
/// "это отвечает интересам Китая, а потому – делали, и будем делать"///.
Ну, точь в точь как Израиль. И я вспомнил когда-то в юности услышанное: "Китайцы - это азиатские евреи". А тогда ведь ещё Мао Цзе Дун был жив вовсю...
/// " При каждом удобном случае Пекин будет «откусывать» все новые и новые куски от сферы американского влияния..."///.
Старинная китайская доктрина: "Мы не будем с вами воевать, мы просто придём и будем здесь жить"...

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».