Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 марта 2021

Иран удивляет мир?

Комментирует заместитель генерального директора Центра изучения современного Ирана, шеф-редактор журнала «Современный Иран» Игорь Панкратенко
15.06.2013
Иран удивляет мир?

На президентских выборах в стране победил представитель реформаторского крыла политического истеблишмента Хассан Рухани.

Комментирует заместитель генерального директора Центра изучения современного Ирана, шеф-редактор журнала «Современный Иран» Игорь Панкратенко

- Да, Исламская республика вновь удивила. Прежде всего - победой представителя реформаторского крыла иранской политической элиты Хассана Рухани (на фото) . А также - невысокими показателями представителей консерваторов,  высокой явкой избирателей (хотя и в  традициях иранской ментальности – с опозданием). Остановлюсь лишь на некоторых интересных «политических» моментах того, что предшествовало этим выборам и того, что происходило в Иране 14 июня.

Голосованию на одиннадцатых президентских выборах в Исламской республике предстоит войти в историю как самому продолжительному, поскольку время его продлевалось несколько раз. Высокий уровень явки избирателей – достаточно убедительный ответ критикам, уверявшим: «подбор» допущенных к президентской гонке участников был таким, что исход голосования ничего не изменит, что сами выборы безразличны большинству иранцев. Граждане страны, как оказалось, думали иначе.

Еще одно немаловажный итог прошедших выборов – эффективность системы обеспечения безопасности, безупречная работа полиции и министерства информации. На дестабилизацию обстановки в период выборов были брошены значительные силы и средства. Террористические группы и сепаратисты как внутри страны, так и извне планировали осуществление ряда острых акций, но были успешно «спрофилактированы». Это говорит не только об успешности действий иранских правоохранительных органов в борьбе с терроризмом, но и о том, что социальная база экстремизма и сепаратизма в Исламской республике ничтожна. Парадокс, но одно из обвинений в адрес теперь уже экс-президента Махмуда Ахмадинежада в том, что его политический курс ведет к расколу общества и радикализации оппозиции, отпал сам собой. Если кто и раскололся, так это сама непримиримая оппозиция. Активисты «Зеленого движения», накануне выборов говорившие о необходимости массовых протестных выступлений, в день голосования частью ограничились «моральным бойкотом», то есть вообще никуда не пошли, а частью – приняли участие в голосовании, отдав свои голоса Хассану Рухани и сообщив о своем решении «граду и миру» через социальные сети. Чем, собственно, подставили иностранных критиков режима, убеждавших, что пресловутые «фейсбук» и «твиттер» «тоталитарная муллократия» блокирует, ограничивая свободу слова. Что же касается большинства иранцев, то они откликнулись на призыв руководства страны участвовать в выборах, а не на агитацию оппозиции.

Разумеется, это вызвало разочарование тех на Западе, кто ожидал от выборов «жареного». В материале журналистки американского «Фокс ньюс» откровенно говорилось, что нынешние выборы резко контрастировали с «энергией выборов 2009 года», что «иранцы поплелись на выборы, зная, что их жизнь не изменится», а «социальные медиа, несшие на прошлых выборах призывы к демократии, ныне были полны цинизма и бессилия». От себя замечу, что даже оппозиционеры, писавшие в «твиттере» о ходе выборов, ни разу не сказали о сколько-нибудь серьезных нарушениях или же фальсификациях.

Разочарование западных медиа вполне понятно и объяснимо. Выборы еще и не начались, избирательная кампания даже не набрала обороты, иранская элита еще оценивала свои шансы и строила планы альянсов, а США в лице государственного секретаря Джона Керри уже в мае заявили, что «выборы в Иране не являются демократическими, не отражают подлинную волю иранцев». И вообще, эти выборы неправильные, потому как «не способны привести к серьезным изменениям в Иране». Услышав такое в момент, когда выборы и не начинались, обычно выдержанный и осознающий вес каждого своего слова рахбар - руководитель и духовный лидер Ирана - аятолла Али Хаменеи «послал» главу госдепартамента США открытым текстом: «К черту вас, если вы не верите в наши выборы».

В общем, адрес, видимо, правильный. Конечно, можно предположить наличие у Джона Керри неких особых способностей, умения заглянуть в глубины души иранцев. Но гораздо логичнее обойтись без сверхъестественного и признать, что госдепартамент и администрация Белого дома были откровенно расстроены тем, как руководство Ирана выстроило политическую карту выборов.

Нужно понимать, что в среде реформаторов, за которыми в полный рост видна фигура политического гиганта Ирана, Али Акбара Хашеми-Рафсанджани, нынешним выборам придается особое значение. Если проанализировать действия реформаторского крыла, то возникает ощущение, что в период января-мая ими рассматривался вопрос не о будущем президенте, а о будущем рахбаре. И здесь оптимальной кандидатурой для реформаторов, разумеется, является Хашеми-Рафсанджани, для определенной части иранской политической элиты более авторитетный, чем Али Хаменеи, а для остальных – один из «отцов-основателей» Исламской республики, ближайший соратник аятоллы Хомейни, два срока подряд занимавший президентский пост. Даже решение Совета по целесообразности - совещательного органа при высшем руководителе Ирана - о том, что кандидат на президентскую должность не может быть старше 73 лет, принимавшееся в пику устремлениям Рафсанджани и возглавляемой им части иранской политической элиты, реформаторов не остановило. До последнего момента они надеялись «продавить» его в список кандидатов. Этим и объясняется то, что о своем отношении к Рухани как единому кандидату было объявлено реформаторами уже на финальном этапе президентской гонки. Внешне замысел выглядел красиво: Рафсанджани в президентском кресле, влияние нынешнего рахбара на политические процессы существенно ограничивается, дорога во власть для реформаторов открыта.

Естественно, это вызвало активное сопротивление «молодой» элиты, тех иранских политиков 45-55-летнего возраста, которые активно вошли во власть вместе с Ахмадинежадом, кто вынес на себе тяготы войны и строительства республики. Уважение к «старшим», к «отцам-основателям» - это для них святое, а вот участие этих старших в управлении Исламской республикой в новых условиях, в преодолении угроз и вызовов, возникших в начале 2000-х – вопрос весьма дискуссионный. То, что нынешний рахбар продвигает это поколение к власти, только придает политическим процессам в Иране остроту и динамизм, создает конкурентную среду для внутриполитической борьбы.

Сама «молодая элита» тоже весьма неоднородна, в ней есть предельный прагматик Галибаф, сторонник жестких подходов Мохсен Резаи, дипломат и сторонник религиозных принципов Джалили и, наконец, Эсфандиар Машаи, чьи идеи скандализировали иранский политический истеблишмент весь президентский срок Ахмадинежада, родственником которого он является. «Команда Ахмадинежада» сделала ставку на Машаи, а Мохсен Резаи пошел независимым кандидатом.

И тут последовал неожиданный ход Рафсанджани. Вопреки решению Совета по целесообразности, то есть, консенсусу иранских политических элит, хотя вполне в рамках конституции, он пошел на регистрацию собственной кандидатуры. Перед руководством Ирана встал вопрос – как не допустить его участия в выборах, при этом не расколов общества. Поэтому было принято компромиссное решение: не регистрировать Рафсанджани, одновременно отказав в регистрации Эсфандияру Машаи. И ввести в политическое поле Джалили - еще одного игрока из «молодых», но пользующихся авторитетом и в окружении рахбара, и у сторонников Ахмадинежада.

Впрочем, о маневрах на иранском политическом поле можно рассказывать долго, слишком уж в тугой узел сплетено все у иранской политической элиты. Важно другое. Одно дело – внутренние маневры, другое дело – позиция перед внешними силами. А здесь и был достигнут тот консенсус иранских элит, который вызвал глубокое разочарование США. Да, Рухани – из реформаторов, которые традиционно склонны к максимальной нормализации отношений с Западом, пусть даже и ценою некоторых уступок. Но на резкий поворот к Западу у Рухани просто не хватит авторитета и административного ресурса. Внешняя политика, военные вопросы и вопросы государственной безопасности – в ведении рахбара, иранскому президенту большей частью отведена экономическая и социальная сфера.

Итак, подводя первые итоги выборов, следует признать несколько очевидных вещей.

Во-первых, иранское общество консолидировано вокруг своего руководства гораздо больше, чем это представлялось Западу. Кредит доверия власти, несмотря на достаточно непростую экономическую ситуацию, достаточно высок.

Во-вторых, ни одна из двух основных соперничающих политических элит не получает по итогам выборов явного преимущества. Внутриполитический баланс, сохранение которого является стратегической задачей рахбара, вновь достигнут.

В-третьих, по итогам выборов антиамериканская и антизападная риторика нового иранского президента  хотя и будут смягчены, но это отнюдь не означает, что Исламская республика пойдет на односторонние уступки. Разумный компромисс, взаимовыгодные решения – разумеется, но только на условиях взаимности и равноправия.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

ali-k
18.06.2013 16:39
Петюня загнул загагулину.Иран с полтыка не  
не поймешь.Нам не известно какие ведутся переговоры США-ЗАПАД-ИРАН.Нынешний режим Ирана тесно связан с США и Западом потому что росли и воспитывались в этих странах.
алекс-1
17.06.2013 21:07
международные санкции тоже сыграли свою роль
бух
17.06.2013 16:32
Все хебельс смишки твердили об одном.Признает ли,понравиться или нет этот кандидат ЗАПАДУ,то бишь царствующим на этом запаааде этно-клановой фаш-группке.Ахмади как честный парнень,всегда предлагал радикальные решения всех проблем.(в том числе и освобождения от фаш порабошения страны).Радикализм всегда раскалывает общество.А виляющие хвостом всегда более опасны,в том числе и для тех,кто вообразил из себя хисбранником небес.Жаль,что народы мира до сих пор являются заложниками самых диких мракобесов руководствующихся идеологией каменного века.Трагедия в том,что самое развитое в научном и...отношении государство США порабощенно этими мракобесами,кровавящими,грабящими весь мир.А ведь давно пора заняться насушными проблемами созидания,развития всех стран и спасения Земли от ...
Ансарбай
17.06.2013 16:29
Петя, а нельзя ли попроще: Иран не та страна, где не важно, как проголосуют, но важно, как посчитают.
В России уже был прецедент, когда сначала не смогли посчитать, а потом счетоводов развелось, хоть пруд пруди.
Значит, народ Ирана проголодался и решил проголосовать желудками.
Что ж, флаг им в руки. Чем такое голосование чревато, их чрево ещё отведает.
Когда проголодаются основательнее, почувствуют разницу - перейдут иранцы на персики. Во всех агрегатных состояниях.
Вот тогда и начнётся.

Петя
16.06.2013 9:49
Что означает в геополитическом плане победа кандидата реформиста уже в первом туре президентских выборов в Иране ? Эти признак скорого поражения режима Башара Асада, признак скорого краха или превращения в фикцию ШОС и исчезновения Аводы с политической цены Израиля как исчезла недавно Кадима. Давайте еще раз разберем почему это так. В регионе вокруг Ирана противостоят два альянса: ШОС и Запад, НАТО. НАТО поддерживает традиционно реформистских кандидатов в Иране, ШОС, ее влияние - опора для консерваторов-фундаменталистов. До создания ШОС президентом Ирана был реформист Хатами. После создания ШОС все выборы выигрывали консерваторы. И теперь реформисты УЖЕ В ПЕРВОМ ТУРЕ получают абсолютное большинство. Признак как минимум ослабления ШОС. ////////// Вокруг Израиля два режима которые можно назвать социалистическими (которые умеют делать деньги из воздуха: печатая ассигнации или от нефтяных спекуляций): это сирийский социализм (фальшивомонетчики) и Саудовский ваххабистский социализм (похищение компромата на топ-менеджеров и снятие денег со спекуляций с нефтяных фьючерсов). Им соответствуют два альянса: Запад - Саудовской Аравии и ШОС - Сирийскому социализму БААС. Им соответствуют две партии Израиля: Ликуд - Саудовской Аравии и Западу, Авода - сирийскоум социализму и ШОС. Раньше еще были ливийский социализм Каддафи, Кадима и ЛАГ (Лига арабских государств) которая превратилась сейчас в фикцию все решают несколько арабских стран, мнение остальных утратило всякое значение. Потеря ШОСом Ирана признак что Асад проигрывает войну. Это не тот перелом о котором писали некоторые немецкие СМИ что перелом мол имеет место в пользу Асада - это дезинформация. Перелом наоборот против Асада. ШОС, Сирии и Аводе не удалось поставить условно (в финансово-экономическом и геополитическом плане) "своего" президента в Иране, а Саудовская Аравия, Запад и Ликуд это сделать смогли. Итак, Асад проигрывает войну. Нет поражения в почетном втором туре, это признак, что не будет и почетной капитуляции в Сирии.
Возможно наращиванеи успеха Западом. Скорая смерть аятоллы Хаменеи и безальтернативное почти единогласное избрание на пост аятолы реформиста: или нового президента Ирана (тогда будут еще одни досрочные выборы президента нового или совмещение постов аятоллы и президента) или Рафсанджани который давно рассматривается как кандидат на верховного аятоллу и он его заместитель председатель совета экспертов это второе лицо в государстве. А избрание Рафсанджани поставившего под контроль своего семейства всю иранскую нефть еще в начале 2000 - х годов на пост президента Ирана потянет за собой освобождение из мест заключение Михаила Ходорковского. Рафсанджани стал президентом Ирана когда премьер-министром Франции был социалист Мишель Рокар а главой МИДа социалист экс-адвокат Ролан Дюма. И тогда же была создана нефтяная и финансовая империя Михаила Ходорковского, первого еще "горбачевского" олигарха. Бывший адвокат экс глава МИДа Ролан Дюма и является главным зарубежным адвокатом Ходорковского. Дюма занимал пост главы МИДа очень долго: с 1988 по 1993, прошел через ликвидацию всего Восточного блока и СССР. Рокар ушел раньше в 1991 году после отделения де факто западных 6 республик от СССР (Прибалтика, Грузия, Армения, Молдавия).

Эксклюзив
05.03.2021
Беседа с известным писателем и политическим деятелем.
Фоторепортаж
26.02.2021
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит один из крупнейших в мире фестивалей природной фотографии.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».