Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 августа 2019

Что России до ОПЕК?

Комментирует эксперт Независимого Нефтяного клуба Виктор Малышев
01.08.2016
Что России до ОПЕК?

Члены организации стран-экспортёров нефти в очередной раз не смогли договориться о снижении объёмов добычи.

Комментирует эксперт Независимого Нефтяного клуба Виктор Малышев:

- В прессе вновь заговорили о грядущей смерти нефтяного картеля. То ли давление со стороны главных покупателей нефти тому причиной, то ли ожидание новых сюрпризов от американских сланцевых компаний. Квоты на добычу нефти на последнем заседании ОПЕК так и не снижены, а, значит, шансов на сколько-нибудь серьёзный и продолжительный рост цен на нефть остаётся всё меньше.

Российская «политика неприсоединения» к ОПЕК, несмотря на все кризисы, похоже, в полной мере оправдала себя. В то же время, многолетний лидер ОПЕК – Саудовская Аравия не оставляет попыток так или иначе втянуть Россию в некий «нефтегазовый клуб» избранных – то есть в сферу своего прямого влияния. Пусть даже путём полного переформатирования всей системы регулирования не только рынков нефти и газа, но также и маршрутов транзита. При этом речь идёт уже не только об активном выходе Эр-Рияда на рынок переработки углеводородного сырья. Саудиты вошли в транзит без всякой войны, хотя откровенно потирали руки в то время, как другие расправлялись с режимами Саддама Хуссейна и Муамара Каддафи.

Члены многочисленной саудовской королевской семьи вообще обошлись без лишней шумихи, когда взяли под свой контроль львиную долю мировых танкерных перевозок, а также получили весьма существенные акционерные доли, как в многочисленных нефтепроводах, так и в Суэцком и  Панамских каналах. Всё было проделано в лучших традициях ведения бизнеса XXI века - через сеть офшорных и иного рода компаний. Ну а «неподдающихся» из нефтяного картеля в Эр-Рияде готовы или просто бросить, или – переформатировать. 

Хотя на данный момент сразу отказаться от ОПЕК – это всё же слишком большой репутационный риск для Саудовской Аравии. Особенно с учётом перманентного и крайне жёсткого противостояния с Ираном, который весной в Дохе нанёс едва ли не самый страшный удар по престижу этого, казалось, непотопляемого нефтяного объединения. Напомним, Иран тогда не только заявил о том, что будет наращивать добычу нефти до досанкционного уровня, но и с некой издёвкой сослался на ключевую статью 2 Устава ОПЕК. В ней прямо прописана обязанность картеля «обеспечивать стабильные цены на нефть». А ведь именно саудовские августейшие особы вместе с другими нефтяными эмирами и шейхами много лет назад приняли решение поддерживать цены на нефть с помощью «ручного» регулирования спроса и предложения.

Нам же, при всех преимуществах независимой позиции, нельзя забывать, что и без России в распоряжении членов ОПЕК сейчас находится не менее 80% доказанных мировых объемов нефти. При этом страны картеля добывают только 40% нефти в мире – то есть у них в регулировании объёмов добычи практически развязаны руки. Не связаны у них руки и по части квот – скважин столько, и они технологически настолько просты и совершенны, что их можно открывать и закрывать чуть ли не по одному телефонному звонку. Тут у ОПЕК перед Россией поистине огромное преимущество. И быть может, это и есть самая главная причина нашего «неприсоединения». А главное, что только у картеля есть столь значительные свободные добывающие мощности, что и позволяет управлять ценами.

Однако, уже несколько раз ОПЕК словно демонстративно отказывается влиять на цены на нефть. В ноябре 2014 года, а затем в июне и декабре 2015 года, в апреле, и вот, наконец, в июле 2016 года картель так и не принял решения о сокращении объемов добычи – снижении уровня квот. Многие спешат сделать вывод, что Саудовская Аравия в ответ на несговорчивость Москвы и шантаж Тегерана толкает ОПЕК на откровенный демпинг – иначе как ещё справиться с конкурентами. Однако такой вывод кажется несколько поверхностным. Ответом на ценовое давление становится, как правило, освоение новых рынков, таких как китайский, индийский или индонезийский.

Как собственно ОПЕК - всё ещё действующее объединение, так и Саудовская Аравия до сих пор не спешат со снижением квот не в последнюю очередь потому, что слишком хорошо помнят печальный опыт нефтяного кризиса 1980-х годов. Тогда более чем трёхкратное снижение уровня добычи – с 10 млн баррелей в сутки в 80-ом до 3 млн баррелей в 85-ом, практически ничего не дало самим добывающим странам. Цены к докризисному уровню так и не вернулись, а вот многие рынки сбыта та же Саудовская Аравия умудрилась потерять, что едва не привело, о ужас, к падению династии. Саудитам потребовалось больше 10 лет и колоссальные расходы на то, чтобы вернуть рынки сбыта. Пришлось даже поработать на то, чтобы стравить Иран с Ираком, что до сих пор аукается им противостоянием с Тегераном.

Именно ради поддержания нефтяных цен на приемлемом для всех членов картеля уровне и применялась в ОПЕК система квот. Именно в силу нежелания попасть под квоты в картель не вступала Россия. Для нашей страны чрезмерно жёсткое регулирование объёмов добычи означало бы только одно – необходимость навсегда отказаться от разработки низкорентабельных скважин. Те же самые квоты, кстати, когда-то оттолкнули от ОПЕК и Иран.

На смену ОПЕК, по всем признакам, взявшей с подачи Эр-Рияда курс на «самоликвидацию», неизбежно должна прийти структура, призванная регулировать спрос уже на продукты переработки нефти, а также, очевидно, и газа. На мировом энергетическом рынке в ближайшие десятилетия практически неизбежен глобальный передел. На фоне вполне прогнозируемого снижения уровня добычи углеводородного сырья, можно ожидать резкого обострения конкуренции уже не только в сфере добычи, но и в сферах переработки и транзита. Пресловутая арабская весна и жёсткий сланцевый кризис, огнём и мечом прошедшийся и по Донбассу – возможно, только прелюдия к большому транзитному переделу.

В сфере же переработки ещё есть все шансы избежать крови. Здесь резко обостряющаяся конкуренция затронет, прежде всего, высокотехнологичные производства, у которых не будет проблем перехода с одного вида сырья на другой. Опыт работы многих советских ГРЭС, способных работать и на угле, и на газе, в этом плане поистине бесценен. В настоящее время узкая специализация подавляющего большинства мировых перерабатывающих мощностей в определённой мере сглаживает негативное влияние нефтяной конъюнктуры и конкуренции среди добывающих стран на ситуацию с ценами на бензин и иные виды топлива. Так, даже российская «грязная нефть» марки Юралс всегда находила и находит хороший спрос как раз благодаря тому, что под неё до сих пор настроены очень многие НПЗ не только в Восточной, но и в Западной Европе.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Пётр Невеликий
04.08.2016 8:51
Мы по-прежнему упорно не замечаем, что время нефти уходит. В переработку вкладываем как и раньше - даже меньше, чем в разведку. И чем же тогда ответим на китайский и индийский спрос?
Вместо кооперации по линии БРИКС опять встанем в позу "у ней особенная стать"?
А ведь кроме работы охранниками для России есть полно достойных дел - надо только народ на эти дела реально вдохновить. Мы же вместо того, чтобы поймать крымский ветер в паруса, похоже, отдали Полуостров на распил олигархам. Зарплаты в Крыму должны быть не как в Пензе, а как на Дальнем Востоке и в Сибири.  

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».