Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июля 2019
ОПЕК, ОПЕК+ или Супер-ОПЕК?

ОПЕК, ОПЕК+ или Супер-ОПЕК?

Смогут ли очередные санкции Запада заставить Россию войти в новый нефтяной альянс?
Виктор Малышев, Алексей Подымов
19.02.2019
ОПЕК, ОПЕК+ или Супер-ОПЕК?

Перспектива создания обновленного объединения стран, добывающих нефть (а возможно – и газ), становится всё более реальной. Альянс уже успели окрестить Супер-ОПЕК. И способствует его созданию, прежде всего, экономическая война всех со всеми, затеянная с подачи США.

Администрацию Трампа ещё недавно рассматривали, как главного оппонента, точнее – прямого противника формирования обновлённого нефтяного альянса. Теперь же именно США вполне могут оказаться едва ли не инициаторами процесса. Они понимают, что отнюдь не конфронтация, а согласованная с другими добывающими странами политика добычи и реализации углеводородов даёт куда больше шансов на спасение пресловутого сланцевого проекта.

Именно Россия минувшим летом дала понять, что может войти в новую организацию на базе соглашения ОПЕК+. Об этом заявил министр энергетики Александр Новак. Однако, в связи с противодействием США, которые отказывались от прямых контактов по нефтегазовой теме не только с Россией, но и с членами ОПЕК, вопрос подвис. И если холод в адрес Саудовской Аравии ещё можно было как-то объяснить или связать с убийством оппозиционного журналиста Хашкаджи, то за что «страдали» остальные друзья Америки, понять невозможно.

Между тем, похоже, американское нефтяное лобби просто умело выдержало паузу.

Всё было сделано для того, чтобы выйти с конструктивными предложениями по поводу Супер-ОПЕК практически одновременно с новой порцией антироссийских санкций, получивших «продвинутое» обозначение DASKA 2.0.

Этот пакет анонсируется в привязке к инциденту в Керченском проливе и представляет собой расширенную и более жёсткую версию закона DASKA 1.0. Сенаторы Менендес и Грэм минувшим летом сумели протолкнуть закон «О защите американской безопасности от агрессии Кремля», сразу названный проектом «санкций из ада». Их публикация в августе 2018 года тут же привела к падению курса рубля на 10 с лишним процентов.

И если в первом пакете речь шла о мерах, направленных против российских госбанков и суверенного долга России, то теперь американские законодатели предлагают куда более широкий спектр мер. Начиная с санкций против политиков, поддерживающих Путина, российских банков, «оплачивающих подрыв демократических институтов в других странах», и кончая двумя особыми «нефтегазовыми» пунктами. В них речь идёт о санкциях против российских нефтяных проектов в России и за рубежом, а также о мерах противодействия инвестициям в российские проекты сжиженного природного газа (СПГ) за пределами страны.

Похоже, в Вашингтоне давно поняли, что противодействуя созданию Супер-ОПЕК, сами же подталкивают туда Россию. Ведь до обнародования DASKA 2.0, как известно, были и санкции против Ирана, и беспрецедентное давление на Венесуэлу, и наконец, красиво поданное как добровольный уход «исключение» из ОПЕК Катара.

Но после того, как были исчерпаны все шансы как-то сузить круг участников нового альянса, американские нефтедобытчики уже не отвергают возможности… сотрудничества с ним. Лишь бы влиять на опасного российского конкурента.

В США не могут не принимать во внимание тот факт, что при хорошем раскладе новый альянс способен получить что-то вроде контрольного пакета акций во всей мировой нефтедобыче. Понимая, что выдавить Иран из ОПЕК вряд ли получится даже при всех его противоречиях с лидером альянса, американцы просто очень аккуратно разыграли карту Катара. Эта страна много лет находится в блокаде. Речь идёт даже о строительстве отсекающего канала с саудовской стороны, наподобие стены Трампа, которая возводится на границе с Мексикой. Но мало кто принимает во внимание, что Катар сейчас реально опирается на поддержку единственного настоящего союзника – как раз Ирана.    

Понятно, что даже лишив Супер-ОПЕК доминирующих позиций в мировой нефтедобыче, США многого не добьются. Тогда почему бы им самим не войти в альянс, с условием получения там блокирующего пакета или права вето? У США тогда ведь сохранятся поистине уникальные позиции на рынке углеводородов. Оставаясь одим из крупнейших покупателей этого сырья, они войдут в клуб крупнейших продавцов, и фактически смогут влиять на «нефтегазовый прилавок» и с той и с другой стороны. Москва и Эр-Рияд не перестают подавать США соответствующие сигналы, но в Вашингтоне пока что по-прежнему предпочитают торговые войны и санкции.

Россия долгое время уклонялась от расширенного сотрудничества с ОПЕК, предпочитая локальные и краткосрочные договоры. История наших взаимоотношений с альянсом вообще полна драматизма.

Историки считают, что всемирное нефтяное лобби немало сделало для того, чтобы загнать в финансовый тупик СССР, который незадолго до распада выходил на лидирующие позиции в мире по масштабам добычи. Да и подзабытый дефолт августа 1998-го случился не в последнюю очередь из-за падения нефтяных цен.

В новом тысячелетии Россию не раз приглашали в нефтяной клуб ОПЕК, и наше сотрудничество с ним стало намного более конструктивным. Однако Россия всегда предпочитала оставлять за собой право регулировать собственные объёмы добычи, масштабы экспорта, а также цены на нефтепродукты, и прежде всего, на бензин внутри страны. Нельзя не признать, что вплоть до принятия соглашения ОПЕК+ российская политика неприсоединения к ОПЕК была вполне оправдана. Ведь картель, как на выходе из кризиса 2008-2009 годов, так и потом – уже после присоединения Крыма к России, словно демонстративно отказывался влиять на цены на нефть.

Цены падали, а из участников картеля Россию поддерживали только Венесуэла и Иран. Потом и тем и другим стало не до нас, но тогда падающие цены наконец-то зацепили и саудитов и их соратников по ОПЕК. В Эр-Рияде, очевидно, вспомнили, как обожглись в 80-е годы с демпингом, когда пытаясь потеснить русских, сами растеряли целый ряд перспективных рынков сбыта. Однако даже летом 2016 года в ОПЕК не смогли принять устраивающего всех решения по квотам добычи нефти. И это, несмотря на то, что к переговорам сумели привлечь и Россию – как крупнейшую из добывающих стран, не входящих в альянс.

Прорыв, как известно, произошёл спустя всего несколько месяцев, когда было подписано соглашение ОПЕК, к которому вскоре присоединилась и Россия. Цены на чёрное золото, впрочем, отреагировали не сразу, куда более ощутимый эффект на рынок оказала продемонстрированная практически всеми участниками соглашения лояльность. Особенно заметно это стало, когда практически все члены ОПЕК и присоединившиеся к ним дали понять, что готовы не только к пролонгации соглашения, но к тому, чтобы в случае необходимости пойти даже на повышение квот.

При этом многие даже традиционно скептически настроенные эксперты оценивают эту перспективу весьма позитивно. Так, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин уверен, что Саудовская Аравия, как лидер стареющего ОПЕК явно жаждет повысить управляемость цен на рынке, но для этого необходимо, чтобы к проекту присоединилась Россия.

Эр-Рияд и Москва одинаково экономически и политически заинтересованы в создании картеля, и похоже, именно это и раздражает больше всего США, от которого фактически уходит старый проверенный союзник.

«Важно, что Россия не присоединяется к существующей организации, а для нас создают фактически новую. То есть мы подтверждаем свой уникальный политический и экономический статус и можем предлагать свои правила игры. А Саудовская Аравия в свою очередь показывает миру, что она смогла затащить в ОПЕК «этих упрямых русских»… Получается, что в выигрыше остаются все игроки», – поясняет Михаил Делягин.

Однако сейчас ресурс лояльности явно исчерпывается. В связи с этим тема «Супер-ОПЕК» становится тем более актуальной. Насколько удобными и выгодными для России могут оказаться условия участия в новом нефтяном объединении, сказать пока трудно. Однако сейчас гораздо проще спрогнозировать, чем Супер-ОПЕК будет отличаться от существующего альянса.

Итак, почти наверняка его участники получат значительно больше свободы в работе на внутренних рынках. Речь может даже идти о полном карт-бланше, который существовал, например, для Венесуэлы, конечно, при условии жёсткого пресечения нелегального экспорта нефти и нефтепродуктов в промышленных масштабах. Больше свободы, скорее всего, будет у участников и при подписании разного рода краткосрочных и локальных контрактов на поставки, которые не всегда привязаны к текущим котировкам. Не исключено, что новый альянс развяжет руки и тем, кто использует практику взаимной уступки или обмена контрактами по территориальному признаку. Ведь та же вьетнамская нефть, добытая с участием российских специалистов, издавна продаётся отнюдь не в России и не в Европе. Кстати, среди прочего, и ради неё тоже, Россия долгое время не присоединялась к ОПЕК.

При этом манипулировать нефтяной конъюнктурой, скорее всего, в Супер-ОПЕК придётся сообща. Иначе не избавиться от перманентной опасности свалиться в ценовую яму, которая может грозить свёртыванием всех перспективных проектов как в добыче, так и в транзите нефти. Надо что-то противопоставить и неспровоцированному росту цен, которое способно многих добытчиков попросту развратить и подтолкнуть к отказу от вложений в более сложные месторождения и в перспективные технологии.

Для России же слишком высокие цены на нефть – это вообще беда едва ли не большая, чем низкие. Дело в том, что они ведут к слишком сильному укреплению рубля, что, в свою очередь лишает конкурентных преимуществ российских производителей.

Остаётся отметить, что в случае введения американского пакета санкций DASKA 2.0 может сильно измениться и нефтегазовый расклад. Поэтому в настоящее время как для ОПЕК, так и для России уже не так важно, чтобы отмечаемый в начале 2019 года незначительный рост нефтяных котировок перерос бы в долгосрочный тренд. Ведь все соглашения, вроде ОПЕК с плюсом (и даже с двумя плюсами), направлены в первую очередь, на удержание цен.

Стабильные цены на нынешних уровнях можно назвать сбалансированными, и попытки США как-то влиять на них достаточно опасны. Хотя и понятно стремление американцев загодя расчистить нишу под «грядущий сланец». Стремления к стабильности сейчас не скрывают и в самой ОПЕК, поскольку страны картеля вполне устраивает уровень несколько выше 60 долларов за баррель. Устраивает он и Россию, хотя некоторые деловые СМИ уже поспешили связать именно с ОПЕК+, а не с повышением НДС и инфляцией, торможение отечественной промышленности в январе этого года.  


Виктор Малышев доктор экономических наук, эксперт Независимого нефтегазового клуба

Алексей Подымов экономический обозреватель

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Анатолий Поляков
13.04.2019 13:25
"Смогут ли очередные санкции Запада заставить Россию войти в новый нефтяной альянс?"
Когда Ваша ЭКОНОМИКА держится на ТРУБЕ и не важно сколько этих потоков, вступишь и в партию и в альянс. Тем более, что внешние "инвестиции" диктуют свои правила и подходы...
Ирху
20.02.2019 10:20
Смогут ли очередные санкции Запада заставить Россию войти в новый нефтяной альянс?
Я не понимаю, как можно ЗАСТАВИТЬ Россию что-то сделать!? Россия уже давно выросла из пеленок.
ус
19.02.2019 15:42
отсюда вывод развивайте новые отрасли экономики и сферы бизнеса.Нельзя всегда сидеть на и в трубе.Труба будет бить по кумполу.в результате пострадает много людей

Эксклюзив
14.07.2019
Валерий Бурт
75 лет назад по Москве провели гигантскую колонну немецких завоевателей.
Фоторепортаж
15.07.2019
Алексей Тимофеев, Валерий Виноградов
В Вологде открыт памятник летчику-асу Великой Отечественной Александру Клубову.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».