Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 мая 2022
Сдадим других – сдадимся сами?

Сдадим других – сдадимся сами?

Юрий Болдырев
02.04.2007

В дискуссии об американской противоракетной обороне и истинных целях ее развертывания - неожиданный поворот. В качестве одного из решений, как будто бы снимающих возникшее противостояние между США и Россией, предложено развертывание элементов этой системы в России.

Резонов сомневаться в возможности и, главное, целесообразности такого решения, как минимум, два. Первый – формальный. Второй содержательный. Начнем с первого, как более простого.

Тут же нашедшиеся у нас сторонники совместной с США системы противоракетной обороны рассуждают так, как будто между нашими странами заключено какое-либо незыблемое соглашение о стратегическом военном сотрудничестве и взаимопомощи, чуть ли не на уровне союзнических обязательств между странами НАТО. Но, напомню, ничего подобного нет и не планируется, и это существенно. Правда, существенно не настолько, чтобы именно этим аспектом проблемы анализ ситуации ограничивать, по умолчанию исходя из предположения, что ценности и интересы у нас с США общие. И здесь переходим ко второму сомнению – содержательного свойства.

Если исходить из постулата, что мир делится на добрые мирные демократии и зловредные "террористические режимы", и в этом единственном вся суть потенциального глобального мирового конфликта, то, конечно же, главная наша задача – это как можно быстрее и теснее сплотиться с сообществом "хороших парней" против "плохих". На роль "плохишей", как известно, теперь назначены парни иранские. Соответственно, мы должны быть готовы вместе с США сражаться против Ирана.#!#

Но мир-то на самом деле устроен совсем иначе. Причем, дело не в каких-либо наших подозрениях на этот счет. Дело в объективных интересах США, усиливаемых представлением американской политической и экономической элиты о своей мессианской роли в мире и неоспоримом праве на "глобальное лидерство", подтверждаемых целой цепью агрессивных действий по отношению к третьим странам.

Соответственно, легенда подразумевает в качестве цели развертывания американской ПРО отражение одиночных ракет, выпущенных "террористическими режимами", надо понимать, выпущенных неспровоцированно. Но, представим себе, что в момент начала агрессии США против Ирака у Хусейна уже были бы ракеты, способные достичь территории США, а элементы американской системы ПРО (или нашей общей с ними системы) уже были бы развернуты на нашей территории – мы должны были бы помогать уничтожать иракские ракеты? Или элементы американской ПРО, развернутые на нашей территории, действовали бы только с нашего согласия и в тех случаях, когда мы считаем это обоснованным и справедливым?

Развиваем эту идею на перспективу, то есть теперь уже не на уровне сослагательного наклонения прошедшей истории, а на уровне будущего, становящегося вполне реальным.

США в оккупированном Ираке продолжают вешать. То есть, устрашать. Зачем – чтобы умиротворить, чтобы в этом регионе в перспективе было больше спокойствия и стабильности?

В ближайшее время США проведут в Ираке в каком-либо виде административные решения и затем законы о передаче месторождений нефти и газа на 30-50 лет под контроль транснациональных корпораций (см. мою статью двухнедельной давности "Как предотвратить новую ядерную угрозу?"). Войска США и союзников, конечно, формально будут выведены, полная оккупация будет прекращена. Но для "защиты законности и порядка", то есть для обеспечения освященного международным правом выкачивания иракской нефти в интересах США (режим СРП выводит все спорные вопросы из-под национальной юрисдикции), возможно, будут созданы какие-либо спецподразделения по обеспечению "энергетической безопасности", по пресечению "энергетического шантажа" и т.п. Эти подразделения, которые формально могут называться не американской армией, а как-нибудь иначе, и которые уже даже на демагогическом уровне не будут ответственны за демократию в Ираке, жизнь и благополучие его населения, а решать будут одну единственную задачу – обеспечение контроля над иракскими энергоресурсами. Когда выгодно – ограничивать их поставку на мировой рынок и тем тормозить развитие глобальных конкурентов, а когда выгодно иное – обеспечивать безопасность их добычи и транспортировки. И что дальше - иракский народ с этим смирится или же будет продолжать наращивать сопротивление?

А рядом – Иран. Если нынешние санкции против него окажутся недейственными, то уместно предположить, что в обозримом будущем Иран станет еще более богатой и сильной державой, все-таки создаст ядерное оружие, разработает и необходимые средства доставки зарядов. Сочтет ли иранское руководство на каком-то этапе целесообразным оказать Ираку действенную помощь в его борьбе против США, захвативших его природные ресурсы? Разумеется.

Что в этом случае будут делать США, какое оружие они готовы будут применить для удержания контроля над чужими природными ресурсами? И что их может удержать от использования оружия массового уничтожения, кроме возможности ответного удара? Если американская система ПРО окажется эффективной, удерживать ничто уже не будет, а мы – Россия -совершенно реально окажемся участником ядерного конфликта. Причем, не на стороне тех, чьи природные ресурсы берутся под чужой контроль, но на стороне фактических грабителей. И это соответствует нашим интересам? Отнюдь. Так, может быть, в этом у нас с США общие ценности?

После Мюнхенской речи нашего президента в какой-то момент возникло ощущение (или иллюзия?), что во внешней политике России наконец-то произошел решительный поворот. Утверждалось, что, в отличие от явной и системной сдачи руководством страны стратегических национальных интересов, характерной для конца прошлого века, и сдачи оставшихся позиций, правда, уже бессистемно и более по инерции, что было характерно для начала нынешнего века, теперь Россия жестко отстаивает свои интересы перед лицом внешних вызовов и глобальных угроз. Во всяком случае, в этом нас убеждали. Так ли это на деле?

Конечно, некоторые признаки попыток проводить более национально ориентированную политику налицо. Это и возврат под, хотя и косвенный, но все же государственный контроль сахалинских месторождений нефти и газа, и постановка вопроса о возможности аналогичных действий в отношении Харьягинского соглашения о разделе продукции, и стремительное увеличение военных расходов, без чего, очевидно, никакая более или менее самостоятельная внешняя политика уже в ближайшее время станет в принципе невозможна, и реорганизация двух важнейших стратегических отраслей – авиа- и судостроения, и, наконец, ряд весьма недвусмысленных заявлений на внешнеполитической арене. Но что дальше? А дальше – продолжающееся подпитывание экономики США ресурсами, искусственно изъятыми из нашей экономики и социальной сферы; странные, мягко говоря, не вполне последовательные действия в отношении проекта иранской атомной электростанции, ставящие для всех, кто еще когда-либо захочет иметь с нами дело, под вопрос нашу договороспособность; наконец, поддержка в Совете безопасности санкций против Ирана. Налицо полное следование по самому ключевому вопросу абсолютно в фарватере политики США – политики по взятию чужих природных ресурсов под полный собственный контроль. Зачем нам это, ради чего? Что мы, как страна, от этого выигрываем? Или безопасности в мире от этого станет больше? Ведь если сейчас поможем США взять под их контроль чужие природные ресурсы, неужто после этого удержим свои?

Что же касается режима нераспространения ядерного оружия, как высшей и безусловной ценности, давайте вдумаемся. Не только США, но и бывшая метрополия – Великобритания – никоим образом не собираются разоружаться. Напротив, Великобритания собирается реализовывать программу модернизации своего ядерного арсенала. Но чем бывшая колония хуже? Что это за такое странное международное право, в соответствии с которым бывшим метрополиям можно, а бывшим их колониям – нельзя? Или миру христианскому можно то, чего нельзя миру мусульманскому?

Ладно, применительно к Ираку еще можно утверждать, что он был диктатурой. Но уж в Иране-то подлинного самоуправления, не по европейскому лекалу, которое лично мне, может быть, и очень даже нравится, но по покрою собственному, соответствующему традициям и верованиям, демократии как права народа жить по своему выбору и усмотрению, похоже, не меньше, чем в США или Англии. И утверждать, что в Иране власть слабая, и потому его ядерное оружие может оказаться в случайных руках, тоже несерьезно. При таком подходе больше оснований беспокоиться, например, за Пакистан. Кстати, а разве в Китае в период обретения им ядерного оружия власть была сильнее и последовательнее, нежели сейчас в Иране?

Так какие же еще у нас аргументы против Ирана, кроме общего естественного желания быть выше других и обладать тем, чего у других нет? При очевидном отсутствии у нас – у клуба ядерных держав - достаточной ответственности для того, чтобы создать всем, кто ядерного оружия не имеет, долгосрочные и весомые гарантии неприкосновенности.

Пройдет два месяца, Иран от своей ядерной программы, естественно, не откажется. И понятно – а мы бы на его месте как поступили? Да и как мы в свое время поступали – нас можно было остановить какими-либо экономическими санкциями? И где бы мы сейчас были, если бы вели себя иначе, как-нибудь "послушно"?

Через два месяца встанет вопрос о следующих шагах – и мы готовы будем поддержать силовую акцию против Ирана? А если нет, на что я все-таки надеюсь, то зачем тогда мы сейчас поддержали экономические санкции – у нас своего голода не было, и мы не знаем, что это такое?

Именно сейчас, при непосредственном нашем участии, решается судьба всего мира: будет ли он более или менее разумным и потому справедливым, даст ли возможность всем развиваться и искать свое место под солнцем, или же, при нашей поддержке и попустительстве, восторжествует преступная самонадеянность ныне самого сильного в мире и алчного до чужого. И если мы позволим фактически уничтожить Ирак, вывести его нефть из-под национальной юрисдикции, затем поставить на колени и Иран, кого будут "нагибать" следующего?

Да, можно себя успокаивать тем, что следующими будем еще не мы, а сначала, например, Венесуэла. Но, надо ли напоминать, что американский сенатор Лугар об "энергетическом шантаже" и использовании НАТО как организации, способной от него защитить, говорил применительно отнюдь не к Ирану и Венесуэле...

P.S. Когда статья была уже готова, в воскресенье вечером посмотрел дискуссию по НТВ и узнал, что, оказывается, "мы себя очень тонко и грамотно вели и в ситуации с Афганистаном, и в ситуации с Ираком, и также грамотно ведем себя в ситуации с Ираном". Плюс участники дискуссии оказались едины в том, что война между США и Ираном (или, как минимум, "удар") в ближайшее время вероятна, но мы здесь, вроде как, ни на чьей стороне…

Вопрос: можно ли сохранить себя "вне любой войны", если война недвусмысленно ведется за мировые запасы природных ресурсов, 40 процентов которых расположены на нашей территории?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
20.05.2022
Яков Выговский
В угоду Западу киевский режим давно ведет против России тайную войну.
Фоторепортаж
17.05.2022
Подготовила Мария Максимова
В Царицыно проходит выставка «Романовы. Воспоминание о Крыме».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.