Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 мая 2022

Моя война

Записки очевидца. Полтава, 2014 г. (Продолжение)
Наталья Корнильева
26.01.2022
Моя война

Наталья Корнильева, писательница. В 2014 г. вынуждена была переехать из Полтавы под Севастополь. Правнучка священника Харьковской епархии о. Иоанна Корнильева, новомученика.

Начало см. здесь.


16 мая 2014

До «выборов» в президенты – неделя. Напряжение растет. Нагнетается. Хунта истерит: надо как-то исхитриться «провести» голосование на территории восставших республик, а как? Стягивают войска, посылают диверсантов вглубь подконтрольных ополченцам городов, устраивают провокации. Вчера в Макеевке на соседней с моими детьми автобусной остановке ПСы отметились с «показательным выступлением». Средь бела дня к остановке подъехал черный «мерседес», стекло опустилось, и человек в маске выпустил очередь по людям. Пострадал мальчик – ему прострелили ногу, а бабушке попало в голову. Мама Андрея (работает в травматологическом отделении больницы, куда привезли раненых): женщина потеряла глаз и находится в реанимации, мальчику оказали помощь. Стреляли дробью. Такие истории происходят в разных местах Луганской и Донецкой областей.


18 мая 2014

В Славянске местные бабушки напекли пирожков со снотворным и накормили голодных карателей, которые пытались войти в город. Пока бойцы спали, отряды самообороны угнали у них всю технику. Ну, что тут скажешь? Смелые бабушки!


23 мая 2014

kornileva.jpg

Неожиданное решение приняли дети: в разгар боевых действий пойти в ЗАГС. Штамп необходим в Севастополе при переоформлении документов на земельный участок. Раз пошла такая свадьба – надо отметить хотя бы в кругу семьи. И желательно, чтобы я при этом присутствовала. Заодно и внучку вывезла из Донецка. Завтра утром отправлюсь прямо к поезду, подумала я. Если движение еще не перекрыли, и если есть свободные места, и если все эти «если» удастся благополучно преодолеть, стало быть, судьба мне побывать в горячей точке...


26 мая 2014

Билет на поезд мне благополучно выдали, этим гарантии на предстоящее путешествие в горячую точку закончились. Вместо «Хундая» подали яркий красно-белый поезд «Москва – Донецк». С вражеского маршрута «укрзализныця» его сняла и поставила на линию «Киев – Донецк». Я попала в купейный вагон, сосед – мужчина элегантного возраста, еще две девушки в разных купе. И всё.

Маршрут пролегал через зону боевых действий: Славянск – Краматорск. Ввиду особого положения состав пустили в обход с крюком через Павлоград. До Павлограда ехали спокойно. Дальше началось. Сменился паровоз, перевели стрелки, и мы направились в обратную сторону – на Красноармейск. Паника возникла недалеко от Красноармейска. Проводники забегали по вагону, не обращая внимания на пассажиров, беспрерывно с кем-то переговаривались по телефону, кричали в трубку, ругаясь на чем свет стоит. Поезд остановился в чистом поле. В дверях купе появилась проводница и завопила:

– Там идет бой... нам «пи-пи-пи»!.. – И дальше в том же духе.

– Где бой? – я изо всех сил старалась говорить спокойно. – Вокруг тихо. Птички поют, ромашки в поле колосятся. А вам, товарищ стюардесса, разве пристало сеять панику?

– Ишь, храбрая какая!

Опять поехали. Снова стали. Я выглянула в окно. Навстречу поезду бежали какие-то люди и махали руками. Проводники сбились в кучу в густой траве около вагона и, отчаянно жестикулируя, что-то кричали друг другу. Сосед по купе впал в ступор и сказал:

– Самое время вздремнуть.

И улегся, положив под голову дорожную сумку. Я вышла в тамбур, спрыгнула в траву и подошла к митингующим. Вдоль состава к нам бежал машинист. Сбиваясь, он рассказал о том, что ему только что сообщили по внутренней связи. Как раз в эти минуты неподалёку, под Карловкой, идет настоящее сражение. Якобы украинские хлопцы в последний момент поняли, что их всерьёз ведут на Донецк, впали в панику и попытались убедить командиров повернуть обратно. Тогда идущие сзади каратели из наёмников «братских» стран и «Правого сектора» (запрещён в РФ) стали стрелять в своих солдат-срочников, не согласных идти вперед, прямо на ополченцев. Срочники оказались между двух огней, под пулями с двух сторон.

– Они их... бьют... сволочи... как баранов с воздуха... давят танками... – Он грязно выругался и заплакал. Потом долго говорил по мобильному. Все кому-то звонили, что-то орали в трубку, размахивали руками.

– Так мы поедем или нет?.. – робко поинтересовалась я.

Машинист пожал плечами и закурил сразу две сигареты. Рубашка взмокла от пота. Я вернулась в вагон. К горлу подкатила тошнота. Поняла, что придется прорываться через линию фронта. И это не кино. Сосед открыл один глаз:

– Плохие новости?..

Поднялся, стал звонить кому-то в Донецк, уточнять, что происходит. Ничего понять было нельзя. Громыхнуло слева – встречный поезд. На большой скорости, счастливый, что прорвался. Проводники запрыгнули в вагон. Поехали. Я негромко читала молитвы. Красноармейск проскочили пулей, блокпост под украинским флагом вызвал бурю негодования, мужчины-проводники, собравшиеся почему-то в нашем вагоне, взвинченные новостями о зверствах доблестной украинской армии, рвались в бой.

– Какого... рожна они сюда лезут!.. это наша земля... пришли убивать... своих же братьев!.. 

– Да какие они тебе братья, фашисты это... своих же солдатиков валят... пацаны совсем... молоко на губах не обсохло... сволочи, гады...

– Всё, мое терпение лопнуло! Это последняя поездка... пойду в ополчение... Буду мочить их... до самого Киева! – кулаки его сжались.

Сверкая глазками, выпорхнула девушка из дальнего купе. Извлекла наушники из ушей и безмятежно улыбнулась.

– Я из Киева, а вы?.. Блокпост видели? Я так обрадовалась – НАШИ!..

Десять разгневанных мужиков одновременно замолчали и уставились на девицу.

– Это кто – ВАШИ?!

Девица, хлопая глазками:

– Ну как же, НАШИ, украинские!

– А что они тут делают???

Изумленные бровки подскочили:

– Как что – ЗАЩИЩАЮТ!

– Ко-г-о-о-о-о??? – в десять глоток заорали мужики, придвигаясь вплотную к девушке.
Я схватила её за рукав и потащила в купе. Девица сопротивлялась.

– Закрой рот и не высовывайся! Если хочешь доехать живьём. Ты что, совсем идиотка, не понимаешь, что происходит???

На секунду девица превратилась в изваяние, потом вздрогнула, как бы стряхивая с себя наваждение, и слабеньким голосом пролепетала:

– Я выбираю не верить... вы преувеличиваете... нагнетаете... не может быть...

Господи, мы все твои дети неразумные, Господи...


24 мая 2014

Слава Богу, добралась. Но чувство, что попала в западню, не покидает.

День, переполненный впечатлениями. С утра все вместе собирались во дворец бракосочетаний. Дочь уже надела голубое шелковое платье, когда выяснилось, что в городе введено военное положение и комендантский час. Городская администрация закрыта во избежание провокаций перед выборами. Республика Новороссия принимать участие в выборах отказалась, обстановка накалена до предела. Семейное событие перенесли на вторник – под большим вопросом.


25 мая 2014

Выборы. 
После обеда собрались с Асей в парковую зону – здесь рядом. В выходные там обычно многолюдно. Андрей попросил собрать молодых сосновых шишек: его брату после инсульта нужен настой. Уложили рюкзак для небольшого пикника, во дворе нашли Майю. С ней напросилась подружка, побежала отпроситься у мамы. Дочь с Майей отправились с ней в качестве группы поддержки. Мама девочки, расцветая в оконной раме пылающими щеками, кричала что есть мочи:

– Вы с ума сошли! Какой парк? Там только что наряд ополченцев гонял по лесу группу вооружённых ПСов. По местному каналу с утра передают, чтоб сидели дома и не высовывались: много засланных, могут быть провокации.

Воскресный пикник не удался... Детей увели домой, улицы и магазины опустели.


27 мая 2014

Позорный день победы Порошенко на выборах – кровавый день.

С утра все разъехались на работу, а я отправилась в Ленинский район Донецка навестить тётушку. Душевный, теплый приём, кофе, отменное грузинское вино – забылись, оторвались от реальности. Где-то на самом донышке надежда – маленькой робкой птичкой – на чудо. А вдруг как-то договорятся... мирно... но возможно ли это теперь, после такой дикой и бессмысленной крови?..

Идиллию прервал супруг моей тётушки. Он пришел с работы раньше обычного и сообщил, что Донецк вовсю бомбят, бои идут в районе аэропорта: ракетно-бомбовые удары с воздуха. Железнодорожный вокзал и некоторые стратегические объекты в городе также подверглись ударам, в центре воет сирена, есть погибшие, раненые. Включили телевизор, местное вещание. Картинки с мест боевых действий, на фоне душераздирающего набата «Вставай, страна огромная» каждые 15 минут – призыв к мобилизации. Пошли звонки. Мама из Москвы, в ужасе. Дочь: мама, ты где? Что? Как? Какие-то люди из Полтавы.

Ночевать я осталась у тётушки. Вспомнили, что Югославию бомбили СЕМЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ дней!!! Обсудили, где можно укрыться в случае обстрела.

Утром сразу бросилась к компьютеру: разведать обстановку. Каким-то образом следует пробираться к детям. Первое, что увидела, полный грузовик расстрелянных бойцов, защитников аэропорта. Тридцать пять раненых, которых вывозили с поля боя! Дурнота опять подкатила к горлу. Позже появилось сообщение пресс-центра самообороны ДНР о том, что ополченцев в аэропорту разбили специалисты частной американской компании Black Water при поддержке с воздуха украинской военной авиации из Миргорода. Сведения об украинских летчиках и их семьях мгновенно стали всеобщим достоянием. 

Доблестная украинская армия. Планомерно превращает в руины гордость Донецка – аэропорт, построенный два года назад к чемпионату мира по футболу. Сгорела дотла спортивная арена "Дружба"… 

До Макеевки добралась городским транспортом с тремя пересадками. Одна из них – на Мотеле, где находится стратегическая транспортная развязка. Говорят, ночью здесь были танки. Но мой путь, слава Богу, оказался вполне спокойным. Люди в маршрутке смотрелись до жути мирно: молодые парни и девушки с жучками в ушах и закрытыми глазами, подрагивающие в такт невидимой музыке, пенсионеры с продуктовыми сумками, нависающие над ними: всё, как всегда. Работники городской службы озеленения в ярких форменных одеждах, высаживающие цветы по обочинам... Сознание отказывается воспринимать две реальности одновременно: войну и мир.

Дети купили нам с Майей билеты на Полтаву. Отправление завтра вечером. Нас заверили, что половина вокзала, та, где поезда дальнего следования, работает исправно. От одной мысли, что надо будет появиться с ребёнком там, где вчера бомбили, пробирает холод.


28 мая 2014

Звонок от тётушки. Знакомые, сотрудники горисполкома, сообщили, что сегодня в три часа дня запланирована тотальная зачистка города всеми имеющимися силами противника. Закрыли школы, вузы, всех эвакуировали с рабочих мест. Весть мгновенно облетела город, прошла негласная команда без надобности не покидать жилища, отключить мобильные телефоны. Город взят в плотное кольцо. Мы в растерянности: непонятно, как выбираться. По новостям идут сводки – где-то заминировали ж/д полотно, где-то взорвали мост. Что делать, никто не знает. Андрей говорит, будем все вместе прорываться в Севастополь. Этот вариант тут же отмела дочь: не готовы документы для Майи. Вокзал в Макеевке: можно добраться до Харькова. Прозвонили: харьковский поезд отменили.

Связалась с полтавской подругой, поддержавшей майдан, попросила полить цветы. Рассказала, что происходит в Донецке. «Я не верю! Не верю! Не верю!!!». Крик в духе Мунка. Мы рядом столько лет. Когда-нибудь я говорила тебе неправду??? Дорогая моя подруга... Ты веришь ТЕЛЕВИЗОРУ и не веришь мне... 


29 мая 2014

В том же самом голубом шелковом платье дочь и зять отбыли во дворец бракосочетаний. Ударили автопробегом по бездорожью. 

Дома пили шампанское с клубникой, радовались, что предприятие всё-таки свершилось, тогда как кругом война. 

Вскоре пришлось признать, что план эвакуации номер один накрылся медным тазом: в районе ж/д вокзала опять началась стрельба, аэропорт и северный автовокзал – в зоне боевых действий, по городу местами стычки. Похоже, отсекают пути въезда-выезда.

На семейном совете приняли решение сдать билеты из Донецка, и ехать с вокзала в Макеевке – куда получится. Здесь хотя бы не стреляют. В кассах полно народу: уезжают в основном в Россию. Взяли билеты на Днепропетровск на послезавтра. Раньше ничего нет. Только бы ночь простоять да день продержаться!
22:35. Под окнами автоматные очереди. Погасили свет, сидим на полу.

22:45. Стрельба затихла, но разборки на проезжей части продолжаются. Люди в бронежилетах, с оружием; что происходит, непонятно. Майе постелили матрац на полу. Андрею к двенадцати на работу – через глухую посадку.

00:06. Андрей позвонил, сообщил, что добрался на шахту благополучно. Шахтеры митингуют, отказываются спускаться под землю. В такой обстановке очень большой риск аварий.


29 мая 2014

Вознесение Господне. Нам дарована передышка – день без выстрелов. Но позволить себе выдохнуть не получилось. С разных сторон просачиваются тревожные слухи. Якобы откуда-то пришел приказ: всем поездам следовать через вокзал в Макеевке без остановки. Андрею после ночной смены пришлось ехать на вокзал – подтвердить или опровергнуть слухи. В самом деле, некоторые маршруты попали под это распоряжение, но нашего поезда, слава Богу, не коснулось. 

Смотрю из окна девятого этажа. Пять глав, золотые купола строящегося храма – на расстоянии вытянутой руки. А внизу на детской площадке внучка Майя и много других детей, мамки с колясками, дедушки, бабушки с внуками. Конец мая, все они ещё в городе: дети сепаратистов и террористов. Их надо зачистить. Для этого сюда прибыли отборные войска наемников из «дружественных» стран, включая особый взвод американских профи, отозванный по этому случаю из Сирии. Делать это они привыкли и умеют как никто другой. Режут головы, как чистят картошку, а потом мочатся на то, что осталось. Это – доблесть и гордость Америки. Сейчас они сидят в захваченном аэропорту Донецка и «точат ножи».

Неужели это возможно?


31 мая 2014

Пишу уже из Полтавы. Внешнее спокойствие и мир, призрачный, как предвыборное обещание президента.

Тональность настроений «внизу» изменилась. Люди начинают «что-то подозревать». Но представить себе в полной мере ту космическую степень цинизма, с которой на этот раз реализован всенародный обман, очень трудно. Еще труднее признать, что ТЫ – такой умный-разумный – позволил ТАК себя провести. Основной мотив на сегодня: «Не может быть! Этого не может быть! Не верю!!!!!!!».

Вера, соседка по дому в деревне: «И что там, в Донецке?» Когда я сказала ей, что там не только нет «русских» (по крайней мере, российской армии), напротив, весь Донбасс стонет в общем призыве: «Русские, когда же вы придете?!», она на какое-то время превратилась в соляной столб.

– Тогда против кого мы воюем?..

Отличный вопрос. Главное, своевременный. Когда тьма народа на том свете.

А против кого «мы» строим боевые укрепления в самом сердце «неньки» – на границе Днепропетровской и Полтавской областей, под Кобеляками?!. Вчера мы проезжали мимо: солдаты-срочники под палящим зноем возводят укрепление из мешков с чем-то белым, с бойницами, высотой метра три. Кого они там ждут? Собираются снимать постановочные кадры для нового вранья? А может, просто для устрашения: «Путин... он везде!..». А может, знают, чего мы не знаем...

Племянника Оксаны, соседки снизу, офицера украинской армии, отпустили на побывку на три дня. Три месяца он «стоял» под Донецком. О том, что было, молчит как рыба. Ругается на чем свет стоит: из госпиталя выписывают после ранения с диагнозом «фурункул». Инвалидов отправляют домой с формулировкой «Ранение в ходе незапланированных учений». На свои кровные, заработанные в ходе «стояния» под Донецком, купил новое обмундирование, ботинки. На бронежилет не хватило: он стоит больше тысячи. И ОПЯТЬ ОТПРАВЛЯЕТСЯ воевать, на этот раз под Изюм, Харьковской области.


01 июня 2014

Пришло известие: дочь с мужем уже в Крыму. Вырвались из окружения. Андрей, правда, намерен вернуться в Донецк и воевать – после того, как переоформит землю на дочь. Я изо всех сил надеюсь, что за это время произойдет чудо, и воевать не понадобится. Пока, однако, события движутся в противоположном направлении.


9 июня 2014

Участковый, муж соседки, сообщает, что в Полтаве наблюдается рекордно низкий уровень преступности: «Теперь за преступления хорошо платят на юго-востоке, вот и подалась вся босота из города и района за длинным рублём на Донбасс».

Андрею в Севастополь звонят друзья, одноклассники, – все встали на защиту своей земли.


10 июня 2014

Принимала гостей – в наше лихолетье редкая птица долетит до середины Днепра. А вот, долетели: друзья, которых упоминала выше. За восторженные отзывы об Олимпиаде они еще тогда, в феврале, подверглись атаке в соцсетях и в жизни. История имеет продолжение. На Пасху, после освящения куличей, прямо на паперти на них набросились патриоты от славной Украины из нашего же прихода: друзья посмели сказать вслух, что любят Россию. Потасовку разняли, но самые рьяные ревнители «незалежной» долго преследовали «вражеское племя»: хулиганские выходки при встрече на улице, телефонные звонки с угрозами и оскорблениями. Затем последовал террористический акт в их офисе: было подброшено отравляющее вещество такой силы действия, что захватил близлежащие здания, а сотрудник МЧС серьезно пострадал при ликвидации последствий.

Батюшка на исповеди благословил «хранить молчание в агрессивной среде». «Записывайте факты, придёт время, люди готовы будут принять ПРАВДУ».


11 июня 2014

Массовое осквернение памятников. В день рождения великого поэта расписан всякой гадостью памятник Пушкину в Харькове. Гений-то при чем?!

Разгул русофобии, эта колоссальная энергия ненависти, неправедной и разрушительной, сокрушает землю и небо. Страшным гнётом ложится на душу. Меня спрашивают, почему не захожу в гости, не показываюсь на людях, и мне трудно найти слова, чтобы выразить всё, что на душе – и не обидеть. Обидеть не хочется, ибо не ведаем, что творим, но и слушать, и слышать это невыносимо. Смотреть этот театр абсурда – выше моих сил. Ниагарское бушевание национальной гордости и патриотизма, надутые груди в сорочках-вышиванках, размахивание жовто-блакитным флагом – чистое беснование на грудах человеческого мяса, реках крови, городах, превращаемых в руины, под этим флагом сотворённых!!! Мёртвое тельце даже одного ребёночка призвано отрезвить и устыдить любого не потерянного перед лицом Бога человека – как можете вы жить, просыпаться и нежиться в чистых простынях, пить утренний кофе с бисквитом, улыбаться милой шутке, выбирать на базаре спелые помидоры – как??? Почему вы не бьёте в набат и не кричите во весь голос – тем, кто рулит, в исступлённом порыве: прекратите убивать наших людей!!! Вместо этого вы посылаете СВОИ деньги на поддержку фактически иностранной армии, которая убивает МОИХ детей, которых вы называете ТЕРРОРИСТАМИ, КОЛОРАДАМИ, БЫДЛОМ. Вы не считаете их НАШИМИ, вот в чём дело. Вы забыли, как мы молились в одном храме, и вы держали их на руках? А там, в Луганске и Донбассе – все такие же, как и мы!

«Ой, ты знаешь, я в политике такая дура, такая дура...» – моя давняя знакомая. А что же ты тогда на выборах делала в вышитой сорочке? Спасибо тебе за терминатора, по сравнению с которым Янукович – просто добрый Дедушка Мороз на детском утреннике.


13 июня 2014

Пятница, тринадцатое, полнолуние. Тяжелая артиллерия, авиаудары, фосфорные бомбы, массовые убийства в Мариуполе. В лунный пейзаж превращается недавно ещё цветущая земля.

В Макеевской больнице, где работает мама Андрея, всё больше раненых, утром привезли водителя и женщину из обстрелянного хунтой автобуса с детьми. Дети, по словам раненого водителя, не пострадали, их доставили в пансионат.

«Никогда так много не лгут, как до выборов, после охоты и во время войны» (Отто фон Бисмарк).

Украинские танки и самолет совершили выпад на территорию РФ. 


15 июня 2014

Мама гуляла во дворе с тетей Майей, бабушкой Александра Данилюка, о котором я упоминала выше. Тетя Майя с гордостью сообщила о том, как замечательно живет его семья в Лондоне, о том, что жена внука недавно приобрела хороший бизнес в Киеве (в награду за удачный переворот?) и теперь управляет им по скайпу из Лондона. Степаныч попросил меня найти в интернете подробности о Данилюке и возглавляемой им организации «Спильна справа». Оказалось, что внук тети Майи – «значительный политический деятель Украины», упоминается даже в Википедии. Правда, там нет ничего о том, как и сколько лет его готовили к свержению законного правительства – в том числе и в Лондоне. А вот о том, что он и его славная бригада СС готовят переворот в Москве, абсолютно открыто написано в его личном блоге. Цитирую: «На один из праздников независимости России мы сделаем ей великий подарок – Россию без Путина».


22 июня

Ровно в четыре часа... Орда беснующихся наци избила милиционеров у ворот Киево-Печерской лавры. Кричалки, дикие и непотребные, оглашали стены древних храмов. Классический фашистский лозунг: «Украина превыше всего», – единственный, который укладывается в приличный текст.

– Московиты не будут больше здесь рулить!.. Народ этого не хочет!!!

И оглушительное заявление нацистов на камеру у стен Лавры: «СССР оккупировал Киев в 1943 году!» (год освобождения Киева от немецко-фашистской оккупации: мой дед, который погиб при этом, оказывается – оккупант!!!), «Советы заставили Гитлера подписать капитуляцию 9 мая 1945 года! Но мы все равно победим!». Далее зигования и обращение к православной церкви – «У..., Россия!».

                             

1 июля 2014

Слава Богу, Татьяна добралась до дома. После «перемирия» хунта объявила новый виток войны – и как раз в эту ночь и утро ей довелось ехать в поезде Москва-Донецк. Прямо в пасть огненному дракону. Попутчики, сопровождавшие её по России (до Курска, Тулы), насыпали целую шапку денег для армии сопротивления: милосердие всегда было одним из самых главных народообразующих качеств русских людей. Поэтому бойцы за славянский мир часто отпускают пленных домой, к маме – если это молодые, заплутавшие в сетях сатанинской лжи хлопчики из того же славянского мира по ту сторону Днепра.

Еще одно доказательство, что истинные украинцы – тоже русские: они также отличаются милосердием и помогают деньгами и бронежилетами украинской армии, которая доблестно убивает русских и украинских людей на востоке.


2 июля 2014

Не удалось избежать поездки в Россию за пенсией. Ближайший город – Белгород. До Харькова добралась маршруткой, оттуда электричкой до Белгорода. Рядом со мной оказались беженцы из Краматорска и Луганской области. Группа женщин и детей до пяти лет. Бежали под бомбежками, ознаменовавшими «новую фазу АТО, крайне деликатную для мирных жителей» (укро-СМИ). Больно смотреть на этих людей.

Проверка документов захватила меня, чиновник пытался «пришить» мне «нарушение»: отсутствие какой-то печати в паспорте. Якобы он обязан снять меня с поезда, составить акт, затем мне придется заплатить штраф 800 гривен... и пр. и пр. Национальный гимн украинской погранслужбы. Осадила его на первых нотах: дескать, я тётка шестнадцатого года рождения, еду в Россию за пенсией, в кошельке всего пятьсот гривен... Антигимн. Толстяк в камуфляже поскучнел, поискал чего-то глазами по сторонам, собрал мои бумаги, поднялся:

– Давайте выйдем...

В тамбуре он заныл, мол, как трудно живется простому менту в этой стране, того и гляди заберут в армию, а у него больная мама, и что вот опять приходится нарушать закон, пропуская меня через границу «чисто из милосердия», и какой это для него риск...

– Ну, пожалуйста, дайте хоть что-нибудь, так... на чай... сколько вам не жалко... Только я вас прошу, никому не говорите...

Когда у меня просят милостыню, я не могу отказать. Когда просит милостыню здоровый, молодой мужик с автоматом на боку на государственной службе – я понимаю, что этой страны больше нет.

«О, безумный человече, доколе углебаеши, яко пчела, собирающи богатство твое? Вскоре бо погибнет, яко прах и пепел, но более взыщи Царствия Божия» (канон покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу).

Возвращалась из Белгорода маршруткой. Всю дорогу беседовала с соседкой, жительницей России. История, произошедшая в их семье, просто ошеломила. Племянница мужа из Донецка с самого начала была яростной поклонницей киевского Майдана. Когда пришло время эвакуировать десятилетнюю дочь из города, категорически отказалась отправлять ее в Белгород:

– Вот еще не хватало!.. во вражеское логово... о ней лучше позаботятся в родной Украине!

Девочка поехала к родственникам под Киев. Ее забили палками – насмерть – местные подростки просто за то, что она «донецкая». Родственникам, которые приютили девочку, пригрозили и велели молчать. После этого отец девочки записался в ряды ополченцев и вскоре погиб в бою. Теперь ушла на войну мама. То, что на фронте делают те, кто именует себя украинской армией, она называет «бои без правил».


4 июля 2014

Пришли деньги по запросу банка Белгорода из Москвы, где я оформляла пенсию. Придется завтра дважды в сутки пересекать границу: рано утром в Белгород за деньгами, вечером с внучкой – на Крым. В условиях оккупационного режима подобные передвижения по стране по меньшей мере рискованны. А тут еще дополнительное волнение: не удалось найти биологического родителя внучки. Ехать придется без разрешения отца на выезд. Но. Выхода нет. Надо вывозить Майю из Украины – к родителям. Любой ценой.


9 июля 2014

Мы в Севастополе. Помалу прихожу в себя. Кажется, вышли с поля боя. Истерзанным нервом живописать – это как писать кровью.

Однако, по порядку...

Первый поход «через линию фронта» – в Белгород – доверять железной дороге не рискнула, отдала предпочтение авто. Водитель маршрутки, бывалый малый, снующий через кордон ежедневно, с упоением ловит свою беспокойную рыбку в водах апокалипсиса. Всю дорогу до границы не умолкал, поучая нас, новоначальных, как лучше сказать, где встать, куда не соваться, о чем умолчать...

– Политических анекдотов не рассказывать, лишних вопросов не задавать... и вообще... без фанатизма...

Обратно ехала через час с тем же водителем. Цены на поездку «в зону» у водителей других маршруток гуляли от высоких до космических. Наш Сталкер долго собирал клиентов. Как потом признался, выискивал «спокойных»: проблемы на границе отнимают много времени. Пассажиры переговаривались, видно было, что все на взводе, у каждого своя история: не от хорошей жизни в такие дни отправляются в дальний путь. Два загорелых украинских парня оказались водителями-дальнобойщиками. Работают в России, домой ездят на побывку. В последние три месяца на Украине не были ни разу: опасались, что отправят воевать.

– У нас под Днепропетровском долго не разговаривают, повестка пришла – под белы руки и вперед.

– А чтоб и за родину не повоевать?..

– Ага, дурных нема... Нема уже родины... давно нема... Вот, еду за своими, будем в Россию перебираться, пока не поздно...

– А в России что, медом намазано?.. За МКАДом такая же тьму-таракань простирается...

– Не скажи... Нам-то оно виднее... из кабины дальнобойного грузовика. По всей стране колесить доводится. Взять, к примеру, дороги – которые федеральные, так очень даже... основные ветки все новые. И вообще, в последнее время много чего в России поменялось к лучшему...

Пограничный контроль прошли относительно благополучно, общее напряжение понизилось, опять пошли разговоры. Один из четырех молодых людей на заднем сиденье, угрюмо молчавших всю дорогу, в какой-то момент встрепенулся, не выдержал и взорвался монологом, повергшим всех в ужас. Даже Сталкер не стерпел, остановился на перекур, все вышли и молча разглядывали парня, от плеча которого до самого запястья тянулся свежий шрам.

Судьба молодого человека и его спутников – одна из частных трагедий войны. Таким историям еще даст оценку время, но из гущи незавершенных событий, когда еще ничего не определено, не понято, не осмыслено, когда еще страшно, очень страшно и не видно конца, столкнуться с такой реальностью лицом к лицу тяжело. В информационной войне всегда проигрывает тот, кто говорит правду, ибо правда живет в узких рамках, ложь – беспредельна, как тяга человечества к пороку. Но правде, которую мы услышали по дороге из Белгорода в Харьков хочется не верить.

Все четверо родом из западной Украины. Тот, который со шрамом, женился и переехал к жене в Богодухов Харьковской области. Отслужил в армии, родились дети. Взяли его в феврале, ночью, в одном белье. Пришли домой, позвонили в дверь, цыкнули на жену, чтобы не поднимала шум. Кто были эти люди?

– Не знаю... спецподразделение... базируются под Киевом... я так понял, их на западе готовили. Бройлеры такие – не забалуешь. Потом узнал: они уже в декабре прошлого года стояли под ружье... весь этот майданный шабаш давно готовился.

Брали по списку, составленному СБУ. Из Богодухова увезли сорок человек. Разговор короткий: чуть что не так – применяли силу.

Возили в Киев, там их ставили «на номера» (не знаю, что это означает), потом отправили под Славянск. Три месяца заставляли «выполнять задачи», держали под надзором, угрожали, что их близкие – на мушке.

– Вспомнить есть что, – мрачно проговорил парень, – рассказать страшно... Приказывали убивать «террористов»... Они такие же, как мы, только их в этой игре назначили жертвами. А еще мы стреляли в своих, которые на нашей стороне... в тех, кто отказывался убивать своих, которые на противоположной стороне...

Под Славянском ему оторвало руку (на одной коже висела...), собрали кое-как, кости срослись, но в плечевом суставе рука неподвижна. Через месяц вернули в часть с записью в медицинской карте: производственная травма.

– «Давай, воюй дальше! Рука левая – пойдет»... Конечно, пойдет... в качестве мяса...

Когда парни поняли, что их направляют в Луганскую область, решили бежать на сторону «террористов». Те переправили в Россию всех, кто нуждался в медицинской помощи. Подлечили. Кто-то захотел остаться, а они вот возвращаются на Украину. В гражданке, неприметно: домой показываться нельзя, собираются до времени прятаться по дальним родственникам.

– «Бройлеры» нас потеряли... посчитали убитыми... там, откуда мы бежали, «двухсотых» не сосчитать... да это им и не нужно... главное – концы в воду... Знаете, сколько наших они зарыли в отвалах-терриконах?.. голых... чтобы не опознали. Присыпали тонким слоем земли; в такую жару все быстро превращается в прах. На эти работы они гоняют самых ненадежных призывников. Раненых добивают, особенно у Коломойского: там жесткий приказ – никаких лишних расходов... Такая, ..., страна! И мы теперь в этой стране – предатели!!!


10 июля

В 12 ночи мы уже ехали на Крым, и новые тревоги накрыли меня с головой, еще не остывшей от прежних волнений.

Какое же блаженство охватило нас, едва только колеса поезда коснулись российской земли. Хотелось расцеловать воистину вежливых людей российской таможенной службы, спокойно и доброжелательно делавших свое дело. «Недостающие» бумаги их вообще не интересовали.

В Севастополе нас встречали наши: Андрей и мой сын. Я разрыдалась на плече сына. Мы целовали российскую землю многострадального Крыма.


11 июля

Гуляю по Севастополю! Везде свои – какое счастье! Дышу полной грудью. И одновременно скорблю – Украина тоже моя земля.


15 июля

Наши перешли в наступление! Путин создал БРИКС! Конец однополярному миру!


12 августа

Снова в Полтаве – перевожу дух с дороги... Собираюсь с силами: надо как-то строить свою жизнь заново. Думаю о том, что больше всего на свете не хочу разрушить отношения с людьми, которые мне дороги.

Жду встречи с подругой, мне кажется, я к ней готова.

И вот она, моя дорогая, с улыбкой и арбузом.

Спокойной беседы, однако, хватило на полчаса.

Все кончилось плохо. Подруга ушла, хлопнув дверью.

А я узнала, что «это Россия бомбит Донецк и Луганск, а также убивает беженцев. Беженцы бегут только в Украину» – припадают к родникам ридной неньки, которая называет их любовно: ватники, колорады, террористы и сепаратисты (чего только не придумает ласковая мать, прижимая к груди ненаглядных чад). Нескончаемые колонны бегущих в Россию людей – чистой воды фейк для таких микроцефалов, как я. Оторванные головы, руки и ноги – постановочные кадры. Жители освобожденных славной армией Украины сел радостно встречают освободителей. У нацгвардии нету ни «Градов», ни «Ураганов» – откуда им взяться? Наемников из Польши, Румынии, Америки, Канады, Швеции, Прибалтики, Израиля и пр. придумали проклятые российские СМИ. Фашистов, нацистов и «Правого сектора» в природе страны не существует. А нацистские парады по городам Украины проводят нежные розовые «онижедети». Ну, забили где-то палками девочку-другую из Донецка, ну ладно, пусть пошалят. Путин, чтоб вы знали – антихрист. Россия – агрессор по жизни, мировое зло.

Мне велено читать побольше книжек вместо того, чтобы носиться по городам и весям и слушать всякий сброд. Правильные книжки – где написано, как Россия исторически терзала весь мир и мешала жить нормальным людям.

Тогда бы я узнала правду о том, что человек произошел не от обезьяны, а от украинцев, а Россия, как и весь остальной мир, вылупилась на дрожжах великой украинской цивилизации. Украина выиграла все войны и четырежды-четыре раза спасла мир. И всех гениев родила Украина, а «ваша Раша» разве что какого-то несчастного Достоевского. И тот неблагополучный...

Искупалась в святой воде – может быть, отпустит. Искренне скорблю.


14 августа

Если хочешь победить врага, воспитай его детей, гласит древняя китайская мудрость. С ужасом читаю учебник истории для подростков украинских школ: этих детей учат ненавидеть все русское с младых ногтей.

Во многих школах вместо русского языка, который в последние годы и так был «иностранным», теперь преподают немецкий язык. Разумеется, я не против великого немецкого языка, но помилуй Бог, даже сегодня, на этой раскаленной адовой сковородке, в которую превратилась страна, поджариваются гордые украинцы – и по-прежнему говорят по-русски. В подавляющем большинстве.

Но вот подрастающие патриоты вряд ли смогут прочесть по-русски что-нибудь из словаря Даля, например:

МАЙДАН м. площадь, место, поприще; || торг, базар, или место на нем, где собираются мошенники, для игры в кости, в зерн, орлянку, карты, откуда пожеланье: талан на майдан! что в Сиб. значит: удачи на ловлю! Майданить, майданничать, мошенничать, промышлять игрою; || мотать, прогуливать и проигрывать свое. Майданник, майданщик, мошенник, шатающийся по базарам, обыгрывающий людей в кости, зерн, наперсточную, в орлянку, в карты. На всякого майданщика по десяти олухов. Не будь олухов, не стало б и майданщиков.


16 августа

Два горестных часа провели в разговорах с Оксаной, соседкой мамы. Она плакала: ее племянники, оба военные офицеры карательной украинской гвардии, вот уже скоро полгода бьются в Донбассе с «Путиным».

– Сегодня позвонил Миша... голос не узнать... дрожит. Ночью их батальон уничтожили... «Градами». Было пятьсот – осталось двое!.. Утром пришел в себя в окопе... не поверил, что жив остался. Все вокруг сметено... база сгорела до последнего... «Грады»... техника... даже личные вещи... В пластиковые мешки собирали по одной руке... ноге... Больше нечего отправлять домой.

Я понимаю, что это было одно из тех укреплений карателей, откуда велись обстрелы Донецка. Всё, что говорит Оксана очень страшно. Но это солдаты, которые «свидомо» шли на войну. Гораздо страшнее то, что они сделали с мирными жителями своей страны, стариками, детьми...

– Неужели и это его не остановит?.. неужели он пойдет дальше? – вопрошает мама.

– Он офицер... давал присягу...

– Присягу защищать народ Украины, а не уничтожать его!..

– Да разве он знает, кого он уничтожает! Бьют по наводке... говорят, что там российские оккупанты, враги... А в прямые столкновения вступать не велят... Так чтобы увидеть лицо врага...

Боже, смилуйся над нами...


17 августа

Татьяна из Донецка, посреди снарядов, рвущихся повсюду, иногда совсем близко, каждый день одевается, как в театр: коралловые бусы, платье, шляпка; красит губы и выходит в скайп. На линии помехи, можно либо говорить, либо лицезреть. Мы молча смотрим друг на друга минуту-другую, потом отключаем видеокамеру и говорим. Она повествует о происходящем в городе и утешает меня, сидящую в «тихом» месте, находя разумное объяснение каждому событию этой дикой войны. Неизменно оптимистичное.

Против правды нет оружия. Как бы ни изолгался мир. Истина чиста, как слеза. И не зависит от того, что мы думаем. Мы только думаем, что думаем. На самом деле это нас думают. А правда тем временем продолжает ткать свое полотно.

Прелестна ирония этой маленькой храброй женщины: в ответ на мои сетования на тяготы жизни в оккупации, она радушно улыбается:

– Так в чем же дело – приезжай к нам, у нас безопасно: вокруг все свои...


22 августа

Чаша терпения родителей переполнилась: мама предложила продать свою и мою квартиры и переехать в Севастополь, поближе к нашим детям. И чем быстрее, тем лучше. К моему великому изумлению, Степаныч в одну секунду идею поддержал. Представляю, чего ему стоило пережить эти месяцы: в восемьдесят один-то год подорваться и съехать с нажитого места куда глаза глядят!

Мамочка моя хорошая, разумеется, затеяла все это, главным образом, ради меня. Моя краснокожая паспортина теперь – клеймо, будущее темно и неясно, единственное, в чем можно быть уверенным: прежде чем наступит прозрение (а оно непременно наступит!) ридна ненька не успокоится, пока не вытравит всех москалей, как клопов.

Сердце екнуло: я знала, что однажды это произойдет (я имею в виду домик у моря), но не думала, что так. Понимаю, какая тяжесть ляжет на плечи ввиду предстоящего исхода – ни сын, ни Большой Брат не смогут приехать на помощь.

Отслужила молебен – и предоставила все Божьему Промыслу.


25 августа

Макеевку бомбят. В жилую высотку в центре города попала ракета «Точка У» – и не разорвалась.

Сватья говорит, стало плохо с продуктами. Овощи-фрукты перестали возить: при пересечении линии фронта машины с продуктами расстреливают.

– Кто расстреливает?

– Как кто? Хунта украинская... Чтоб мы тут с голоду пухли...

В отделении травм, где она работает, много раненых, в том числе есть солдатики-срочники из украинской армии: таких не выбрасывают. За одним из них приехала ухаживать мама из-под Житомира. Ходит в местную церковь и молится за ополченцев, спасших сына, которого бросили свои.


27 августа

Родители со страшной скоростью пакуют вещи. Из глаз ушла тяжесть восходящих на Голгофу. Надежда.

Политические эмигранты – я и мои старики. Продолжать жить на Украине – невыносимо и опасно. Коллективное беснование вызывает только один позыв – держаться подальше. «Таковых удаляйтесь», – увещевает апостол Павел (2-е послание к Тимофею). Ибо болезнь заразна.

Истребление и/или исход инакомыслящих – главная примета крушения государства. «Крысы бегут с корабля», – кричат нам вослед, а мне больно за тех, кто остается.

– как? вы собираетесь поселиться в Крыму???

– там же скоро будет война!!!

– мы его непременно «повернем»!

– да там земля будет гореть! американские корабли снесут Крым с лица земли – и поделом!

– в Крым придут турки и установят историческую справедливость!

– Путин превратит Крым в пустыню голодающих ватников и алкашей, как и всю остальную Россию...

– татары поднимут бунт и изгонят всех русских!..

Духи злобы да обратятся вспять, я же изо всех сил желаю Украине исцеления.


7 сентября

Татьяне вчера позвонила подруга из Киева. Поинтересовалась, какой район в Донецке самый престижный.

– А тебе зачем?

А вот зачем. Ее сыну и остальным новобранцам нацгвардии в Киеве перед очередным походом на Юго-Восток официально пообещали: как только возьмут Донецк, могут выбирать себе квартиру в любом районе города, даже если там кто-то живет.

Читала Ветхий Завет, притчи Соломоновы, бросилось в глаза:

«Вот шесть, что ненавидит Господь, даже семь, что мерзость душе его: глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную, сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству, лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями".                                                  Притч. 6:16-19

«Бойся, сын мой, Господа и царя; с мятежниками не сообщайся, потому что внезапно придет погибель от них, и беду от них кто предузнает?» 

Притч. 24:19-22


18 сентября

Свершилось. Я больше не житель Украины. В руках документы со всеми необходимыми печатями, освобождающими от материальных привязок. В том числе и от крыши над головой.

Облегчение и боль. Величайший тектонический разлом века перемещает пласты человеческих судеб, вовлекая в водоворот и не оставляя выбора.

Сегодня он прошел и по моей жизни и навсегда ее изменил.

Я благодарю этот замечательный город – иногда я была здесь счастливой.

Благодарю людей, которых послал мне Бог. Любовь пустила корни в моем сердце – навсегда.

Благодарю Бога за испытания – и прошу сил пережить их достойно.

Одно желание горит в душе моей – во времена войн и смуты быть рядом с близкими. Но это, к сожалению, невозможно, ибо близких моих разделила линия фронта.


27 сентября

Попрощалась с самыми любимыми людьми в Полтаве. На душе легче – ЛЮБОВЬ «все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит и никогда не престает» (апостол Павел).


10 октября

Сегодня я стала хозяйкой дома в Крыму. Полтавская эпоха в жизни закончена. Началась эпоха крымская.

Уже после покупки узнала, что дом находится в самом сердце святых мест. Свято-Успенский монастырь под Бахчисараем с целительным озером и чудотворной иконой Богородицы Одигирией, развалины храма Иоанна Предтечи, в пятнадцати минутах пешей прогулки – Свято-Никольский пещерный мужской монастырь.

Переезд через «линию фронта» с пожитками и запрятанными в коробках наличными деньгами в машине водителя-дальнобойщика – пожалуй, самое отчаянное из всех моих жизненных предприятий, успех которого возможен был только по воле Промысла. Все произошло воистину чудесным образом. Видимо, был нам зеленый свет с небес.


3 февраля 2015

Севастополь. Три месяца молчания. Понимаю, что не закончилась «моя» война, но втайне надеюсь на чудо.

Полгода в Севастополе. Оставленная Украина продолжает болеть, как отрезанная нога.

Полгода в попытках зализать раны. Собраться с силами. В горах, в саду, среди деревьев. В трудах, связанных с переездом.

Книга не пишется. Ни строчки, ни буквы.

Только копаться в земле. Обрезать виноград. Сажать сад. Строить новое. Созидать. Что еще можно противопоставить разрушению?

Христианская душа незлобива и мирна. По большей части расслаблена: тихо дремлет на печке. Тело может пребывать в непрестанных трудах, а вот душа трудиться не любит. Что должно с нами произойти, чтобы мы проснулись?.. Вспомнили, что в этой жизни главное. О чём стоит жить. И за что стоит умереть?




Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ярослав Дворжак, Чехия
24.04.2022 17:48
Читал и перевел на чешский, хотя с определенными трудностями, ввиду того, что имеющийся словарь у нас, в Чехии, не дает все выражения. Перевод предназначен для моей семьи, которая имеет двоих детей, чертырех внуков и пяти правнучек. Перевод дает представление о том, какие истоки настоящей обстановки, которая представляла обстановку, в которой было принято решение о специальнй операции. К сожалению обстановка в Украине объясняется в моей стране односторонне, лишь с целью нанесения ущерба России и русским. Хочу своим переводом помочь восстановлению дружбы между славянскими нациями. Мне 94 лет.
Ольга Лаврова
26.02.2022 19:51
Прочла. Наталия, вы всё это пережитое так подали, словно нас, читателей, старались как можно аккуратнее провести по этой памяти. А ведь все было намного серьезнее. И крик растянут на года... УМожет быть у вас есть продолжение этого повествования? С удовольствием прикоснусь ещё к вашему творчеству, хорошее перо, хорошая душа.
Алина Корягина
28.01.2022 14:08
Читала и плакала, переживая заново свою историю отъезда в Россию, преследования мужа, объявление его сепаром, статью, обыск, его оъезд в 2015 г. (тренер сборной Украины по каратэ), нашу попытку бороться с майданом, житомирский антимайдан (все уезжали в срочном порядке, со статьями). ,,Не лезьте, не высовывайтесь, вы ничего не понимаете, весь мир с нами, запад нам поможет, у нас будут зарплаты в евро, валите в свою Россию..." - да, это мы пережили. А как они там, со своими кружевными трусами и кастрюлями на головах, помогли вам ваши ,,ляхи" и америка ? Вопрос риторический. Но и каждому - по делам его. А мы живём дальше, строим свою жизнь с нуля на новом месте, через год нам с мужем 60, у нас свой бизнес, ипотека, и много хорошего. Летом были в Крыму, проехали по Крымскому мосту, встретили Рождество в Храме Вооружённых Сил, погуляли по Красной Площади. Но душа всё равно болит и кровоточит .
Коновалов Михаил, правдинформ
28.01.2022 10:23
Обращаю ваше внимание.
Хотя здесь справедливо написали,
Александр: "Западом на Украине осуществлена интервенция" и
И.Е.: "память у этого бывшего народа отбила жажда свободы, оплотом которой виделся вожделенный Запад",
но обратите внимание, что этой войне тысячи лет, и ответьте себе, если Запад «такой», почему он уже год активно уничтожает своих людей кристаллами гидрооксида графена.
Ответ в том, что сверхзадача в строительстве "нового мирового порядка" (Франциск) и "инклюзивного капитализма" (Шваб), для чего коды человеков должны быть переделаны (Аттали). И несогласные уничтожаются/подкупаются/заманиваются. Беларусь и Казахстан также могли стать «украинами».

Это и есть причина, по которой на Украине с начала 90х появилась Женщина, собиравшая сторонников в "Белое братство", это легко понять, прочитав/прослушав что она говорила тогда.
А сейчас уже эта глобальная война совсем в другой фазе, и растянулась, и мы с вами удивляемся тому, что главковерх не смог защитить русских Донбасса, повысил пенсионный возраст, разрешил центробанку сдерживать экономику (угнетать русский народ).
У того Запада, который нас уничтожает, есть Ватикан и наместник бога, с которыми Русская Православная Церковь в 2016 году чуть не слилась («Встреча Папы Римского и Патриарха Московского»), и возглавлявшие это иерархи остались на службе.
Здесь не критикую Ватикан и РПЦ, поскольку они исполняют предначертанное, указанное в "Откровении" и святыми отцами православия
Андрей
27.01.2022 16:31
Сильно! Издать бы книгу, чтоб большим. тиражом.
Николай
27.01.2022 9:58
Убежала потому, что не могла спокойно смотреть как на улицах едят детей.
Ю.К.
26.01.2022 16:54
Имеющий уши да слышит. А «не имеющий» - в данном случае – нечеловек, то есть образа звериного. Да, прав Тютчев, «нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Наталья Корнильева «поделилась» с нами не только болью, но и благодатью. Попробуйте оценить! Низкий поклон ей и многим прошедшим сквозь этот ад и оставшимся людьми. Мы вместе!
Анатолий
26.01.2022 16:53
Очень жаль, что всё дошло до такого. Искренне сочувствую. Но если сами не возьмутся решать эту страшную проблему всё может растянуться надолго и плохо кончится
Елена Манец
26.01.2022 12:56
Читаю -и заново сердце болит, как тогда, в 13-14... А казалось, что за семь лет войны душа уже стала такой огрубевшей непробиваемой мозолью
Elena
26.01.2022 11:59
Спасибо.

Эксклюзив
18.05.2022
Святослав Князев
Зе-команда готовится в угоду Западу обречь украинцев на голод.
Фоторепортаж
17.05.2022
Подготовила Мария Максимова
В Царицыно проходит выставка «Романовы. Воспоминание о Крыме».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.