Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 мая 2022
Насколько новым будет новое правительство?

Насколько новым будет новое правительство?

Комментируют эксперты Вячеслав Тетёкин, Сергей Тен и Владимир Сухомлинов
11.04.2012
Насколько новым будет новое правительство?

Уже по составу кабинета министров люди будут судить, ждут нас перемены или всё покатится по старой колее.

Комментируют эксперты Вячеслав Тетёкин, Сергей Тен и Владимир Сухомлинов.


Вячеслав Тетёкин, член президиума ЦК КПРФ:

– Сильно сомневаюсь, что правительство будет новым в истинном смысле слова. К сожалению, последние 20 лет ни одного нового правительства не было. Все были повторением Кабинета министров г-на Ельцина. Не только по сути, но и по персональному составу. Политика с 1991 года остаётся неизменной. Оголтелый либерализм и рыночный фундаментализм, которые ныне драпируются «украшениями» в виде высокопарных деклараций о защите национальных интересов и о патриотизме.
То же относится к персональному составу. После 1991 года мы видим во власти фактически одни и те же лица. Даже г-н Кудрин, который превратился чуть ли не в оппозиционера, по-прежнему котируется аж на пост премьер-министра. Так что говорить о серьёзных переменах не приходится. Возможны косметические изменения, как по риторике, так и по некоторым персоналиям. Но суть курса, заданного Ельциным, останется неизменной.

Сергей Тен, депутат Госдумы РФ, фракция «Единая Россия»:

– Правительство претерпит изменения. Во-первых, есть новый гражданский заказ. Время диктует открытый диалог власти и гражданского общества, людей не устраивает позиция сторонних наблюдателей, они созрели для конструктивного диалога, готовы брать на себя часть ответственности за будущее.

Возрастёт роль экспертного сообщества, «Открытое правительство» встроится в алгоритм принятия решений. Однако убеждён, что у «общественного контроля» должны быть не только права, но и обязанности. Необходимо исключить популизм и «охоту на ведьм». В сухом остатке – эффективность власти, борьба с коррупцией и бюрократией. С экономической точки зрения – время развития и выбора более современных приоритетов. Следует усилить региональную политику, не рассматривая её в отрыве от политики национальной.

Пришло время кадрового обновления, смены поколений. Правительство обязано быть мобильным, открытым, профессиональным.

Владимир Сухомлинов, публицист:

Мы давно привыкли, что у нас свои тянут своих. И гораздо менее важно, кто что умеет. При Брежневе было время «днепропетровских», при Горбачёве под звёзды Кремля потянулись кадры из Ставрополья. Сейчас времена питерских. Многие из них обосновались не только в центре, но и во главе крупных компаний, предприятий, университетов.

Так бывает и в других странах. Опираться всегда лучше на тех, кого знаешь. Так что не стоит упрощать проблему. Но важен баланс. В том же СССР кадровая политика строилась снизу доверху чётко: люди могли рассчитывать на рост, резерв кадров был не только на бумаге. Это позволяло стране держаться довольно долго, создать потенциал, который не проеден до сих пор.

Сейчас расклад в элите более сложен, есть ряд кланов, групп влияния, опирающихся на миллиарды долларов, целые отрасли. Этого Путин и Медведев не могут не учитывать, формируя команду, которая бы обеспечила выполнение данных народу обещаний. При этом они должны понимать, что если всё останется, как было, последствия будут серьёзными.

Есть признаки, что они понимают это. Но в какой мере? Пока среди кандидатов на высокие посты чаще всего мелькают фамилии из старой колоды. Вопросы, куда передвинут Сечина или что будет с Сердюковым, обсуждаются активно. А вот о новых лицах ничего не слышно. Пока? К тому же, похоже, отбор ведётся преимущественно из числа представителей «победившей партии». Хотя, если есть разумные люди в других партиях или беспартийные, почему бы не пригласить их в правительство?

Обращают на себя внимание и другие детали. Например, перед отставкой экс-губернатор Подмосковья Борис Громов был награждён орденом. Его сменщик Сергей Шойгу корректно отозвался о предшественнике: он-де заложил «хорошие основы для развития», но заметил, что среди его собственных приоритетов – активная борьба с коррупцией, дорожные вопросы, работа с детсадами и обманутыми дольщиками… Так какую основу заложил Громов?

Не очень вяжется всё это с тезисом о равенстве всех перед законом, о борьбе с коррупцией, невзирая на лица. Отсюда вопрос: предвыборные обещания – это пиар, что много раз случалось в последние десять лет? Или всё-таки мы увидим практические действия, а не только правильные слова и запоздалые законодательные инициативы?

Волнует и положение дел в культуре. Важно, кто станет министром. Много лет министерство возглавлял Михаил Швыдкой, который, при том, что знал эту сферу, оставлял впечатление преуспевающего шоумена, а не государственного деятеля. До сих пор не разберутся с финансами за ремонт Большого театра, который начался при нём и изобиловал скандалами. Где же Михаил наш Ефимович? Он – спецпосланник президента. Швыдкого сменил культурный, высокообразованный специалист, музыкант Александр Соколов. Проработал недолго. Поставили другого Александра – Авдеева. Но он дипломат, а это другая школа. Опять «пролёт».

Сейчас всякое говорят. Даже то, что министром культуры станет кто-то из руководителей ведущих телеканалов. Как это понимать? Ведь в обществе не ослабевает недовольство телевидением, насквозь поражённым коммерцией. Так что, надо перенести те же методы на всю сферу культуры?

Недавно на встрече с министром премьер велел не жалеть средств на Пушкинский музей, на БДТ в Питере, а это миллиарды рублей. Ура? Но как быть с тысячами и тысячами работников театров, концертных организаций, филармоний, библиотек, музеев, детских учреждений культуры, которые тянут свою просветительскую лямку за нищенские оклады?

Так, может, давайте сначала дадим задышать большинству учреждений и работников культуры, а потом возьмёмся за БДТ?

Дождёмся ли мы министра, который может не только кивать в знак согласия? Иного стиля взаимоотношений между ним и премьером?

На днях ушёл в отставку президент Венгрии – «всего лишь» за то, что списал докторскую диссертацию. Для нас это – курам на смех. У нас на самых высоких постах (в том числе в армии, других силовых структурах, превратившихся, по сути, в ООО или фирмы по распилу бюджета) можно безнаказанно транжирить сотни миллионов…

Путин любит повторять, что бездумным смещением с постов, кадровой чехардой можно только навредить. Справедливо. Но когда чиновников перемещают по вертикали и по горизонтали, а в сумме всё остаётся по-старому, это тоже, по меньшей мере, неправильно. Особенно когда речь идёт о вопиющих вещах.

Милиция стала полицией. И министр внутренних дел Рашид Нургалиев, рапортуя о завершении переаттестации сотрудников, уже видел коррупцию в органах только за своей спиной, в том смысле что она осталась в далёком прошлом. Всех сильно насмешил. Скандалы в Казани, непонятная ситуация с отставленным генералом Суходольским говорят, что нужны более серьёзные, решительные, кардинальные изменения, прежде всего кадровые. А министр заявляет, что готов продолжить работу, если позовут. Участок этот – не позавидуешь, но все заждались капитальных перемен.

Как и в Генпрокуратуре. Всем очевидно: больная сфера. Генпрокуратура долго не сдавала подмосковных прокуроров, попавшихся на крышевании казино, фактически позволила скрыться самому наглому из них в Польше. Теперь просим вернуть обратно. А одиозное противостояние со Следственным комитетом РФ! Однако президент страны минувшим летом продлил срок полномочий генпрокурора. А сколько ещё будут раздражать общество своими прожектами братья Фурсенко?

Да, кадры надо беречь, с ними надо работать, однако должны быть границы терпимости.

Определил ли их Владимир Путин? И какие сделал выводы из протестов людей, которые возмущаются именно этим – повсеместной несправедливостью, а также вседозволенностью представителей различных ветвей власти, их безнаказанностью, подчас даже в случаях совершения достаточно тяжёлых преступлений?

Отдельный вопрос – идеологические установки правительства. Есть либеральная точка зрения на развитие страны, есть позиция государственников. Трудно понять, что мы строим. Капитализм? Или медленно отгребаем туда, где уже были, – в социализм? Но ведь ясно, что и то, и другое – прошлое. И нынешняя компартия с красными флагами, катастрофизмом, приевшимися ярлыками и лозунгами, и тени Гайдара с их культом рынка, макроэкономики и полным пофигизмом к положению большинства граждан.

Всё-таки идеологически определяться придётся, надо ясно и чётко определить самим лидерам, а потом недвусмысленно объяснить стране. Во всех сферах нужны не безмерные вложения в фантастические мечтания, но вложения в те строительные, образовательные, научные и другие проекты, которые помогут гражданам почувствовать себя хорошо, комфортно в своей стране. Когда бы они имели достойное жильё, не боялись рожать детей, а потом отпускать их на службу в армию, не страшились бы ночью ходить по улицам, а днём на приём к врачу или в консультацию к юристу, не опасались летать на самолётах и плыть на кораблях, не думали бы, сколько выложат за учёбу ребёнка или за похороны бабушки. А параллельно были бы уверены, что танки наши (наши!) быстры, а ракеты полетят на Марс, не сбиваясь с орбиты…

Так что надо определяться наконец. Готов ли избранный президент к серьёзным переменам или заботится о том, как бы не обидеть кого-то из ближнего круга. Люди ждут, но долго они ждать уже не могут и не будут.



По материалам «Литературной газеты»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 23 найденных.
октябренку
19.05.2012 11:43
В 1960-х: «КПСС намечает увеличить объем промышленной продукции: в течение ближайших 10 лет - примерно в два с половиной раза и превзойти уровень промышленного производства США; в течение 20 лет-не менее чем в шесть раз и оставить далеко позади нынешний общий объем промышленного производства США».
Догогие соггаждане,  Вам хорошо  слушать от каждого отечественного лидера в течение полувека одни и те же слова, прозвучавшие еще в 1961 году: «Более высокие темпы роста производительности труда по сравнению с темпами роста заработной платы»?  Вы не заснули или не впали в спячку, слушая по-кашпировски  одну и ту же "гипнозу"о «научно-техническом прогрессе», который теперь называют то «модернизацией», то «инновациями». Вы не устали следить  за полетом соловья в озвучивании устами чинуш  об освоении зауральских просторов: «Большое развитие получит промышленность в районах восточнее Урала, обладающих неисчислимыми природными богатствами, сырьевыми и энергетическими источниками и освоении Дальнего Востока»?
Путин назвал себя «рабом на галерах». Тяжела работа гребущего. Любой волной может выбросить. Значит, будет думать только о себе?
Какафония продолжается?
октябренок
23.04.2012 12:32
Почему Россия не офшор
Перед нами отписка посреднической компании «Е4-СибКОТЭС» на официальный запрос по поводу собственников и выгодоприобретателей. В ней всякая аффилированность с госкомпаниями отвергается с порога, а прямое требование правительства и вовсе объявляется незаконным. Плевали они на распоряжение Путина: «Считаем, что поручение председателя Правительства РФ В.В. Путина от 28.12.2011 г. № ВП-П13-9308 не является нормативно-правовым актом и противоречит ряду законодательных актов, в том числе ФЗ «О персональных данных».

Что же скрывается за такой «принципиальностью»? Удалось выяснить: владельцем 23,66% «Е4-СибКОТЭС» является ОАО «Группа Е4». За последние пять лет оно заключило 39 договоров с  государственными энергокомпаниями. О масштабах сделок говорят цифры: действующие контакты с ОАО «ФСК ЕЭС» тянут на 769 млн руб., а с ЗАО «Е4-СибКОТЭС» — на 2,25 млрд руб.

Куда же идут эти деньги? В офшоры. Оказывается, единственным акционером ОАО «Группа Е4» является кипрская контора Eforg Asset Management Ltd. Ею владеет г-жа Е. Сиротенко, которая, по странному совпадению, является супругой Михаила Абызова, советника президента РФ Медведева.

Чем же известен г-н Абызов? Говорят, он не только формирует т.н. «большое правительство», но и пытается распределять министерские портфели, сам при этом претендуя на руководство ТЭКом. Можно только догадываться, какого размаха достигнет офшорная деятельность семьи Абызова, если он все-таки дорвется до правительственного поста!

Как видим, жулье объявляет войну правительству и берет курс на «идеологическую приватизацию» всей оставшейся государственной собственности. При этом все доводы о том, что подходить к приватизации гигантов отечественной экономики вот так, с наскока, в считаные месяцы, крайне невыгодно и опасно для всей страны, — отметаются с порога. Важно, чтобы в госкорпорации пришел частный собственник — он-де наведет там порядок!

Вглядимся в неполный список российских корпораций, выставленных на продажу в ближайшие пару лет. РЖД — вся железнодорожная сеть России. «Аэрофлот» — подавляющая часть отечественных авиалиний. «Объединенная зерновая компания» — всё российское зерно. «Роснефть» — крупнейшая нефтяная компания в мире по запасам сырья. «Федеральная сетевая компания» — главный электроэнергетический оператор страны. «СГ Транс» — крупнейший в России перевозчик сжиженного газа. «Совкомфлот» — самая крупная судоходная компания в стране. «РусГидро» — едва ли не все российские ГЭС. «Уралвагонзавод» — прогремевший на всю Россию завод по производству танков. Сбербанк…

Какое будущее ждет эти корпорации в случае их полной или хотя бы частичной распродажи? Рано или поздно их постигнет судьба выведенных в офшоры фирм, чьи названия теперь пишутся на латинице. Это произойдет быстрее, если выставленные на продажу компании будут скуплены напрямую иностранными игроками. Другой вариант — перепродажа активов из рук новых российских собственников в карманы зарубежных контрагентов. В свое время именно эту схему пытался реализовать Михаил Ходорковский, всего лишь на неделю опоздавший с продажей «Юкси» Шеврону. А если бы продал? Сегодня крупнейший нефтяной актив находился бы в чужих руках и работал бы на чей-то карман, а не на российский бюджет.

Впрочем, всё может быть еще проще — если акции российских компаний в нужный момент скупят те (пока еще) граждане России, у кого в Лондоне прикуплено уютное гнездышко или лежит в кармане заветный заокеанский документ (американское законодательство, например, позволяет иметь два паспорта). Кстати, напомним текст, который произносит получатель паспорта гражданина США: «Настоящим я клятвенно заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до этого дня; что я буду поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединенных Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду верой и правдой служить Соединенным Штатам; что я возьму в руки оружие и буду сражаться на стороне Соединенных Штатов, когда я буду обязан сделать это по закону; что я буду нести нестроевую службу в вооруженных силах США, когда я буду обязан делать это по закону; что я буду выполнять гражданскую работу, когда я буду обязан делать это по закону; и что я произношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от ее исполнения. Да поможет мне Бог». Вот так…

Собственность — это власть. Особенно если речь идет о крупной собственности, настолько важной, что она рассматривается уже в геополитических категориях. В современном мире, чтобы покорить страну, нет смысла воевать ракетами и танками — достаточно завладеть ее ключевой собственностью. Представим ситуацию, когда, к примеру, РЖД, «РусГидро» и «Роснефть», пройдя горнило новой приватизации, превращаются в RZhD, Rusgidro и Rosneft pic. Наши железные дороги, гидроэлектро-станции и половина всей нефти будут практически сразу переведены под чужую юрисдикцию. С ино-странными советами директоров. С консолидированной финансовой отчетностью, налогообложением и чужим госрегулированием. Что останется тогда от суверенитета России?


Вкус «оранжада»
Если бы дело было поставлено на поток, примеру «Евраза» и «Полиметалла» последовали бы несколько десятков крупнейших российских компаний. Для кукловодов дело оставалось за малым: устранить из власти главный камень преткновения на пути к тотальной распродаже — Владимира Путина. Казалось, провернуть это будет просто. За четыре года под бесконечные разговоры о перезагрузке Россия теряла один за другим плацдармы, завоеванные при Путине. В «перезагрузочном» угаре появились проекты «Мистралей», закупки сверхустаревших израильских беспилотников (кстати, по поводу последней сделки красноречив комментарий директора военно-политического бюро министерства обороны Израиля генерала Амоса Гиларда: «Единственное, что мы продали России, это 30-летний устаревший аппарат с устаревшими системами… Ни одна современная система не была и не будет продана России»). Как говорят, комментарии излишни. А еще раздел Баренцева моря с его природными ресурсами, сдача Египта, Ливии, маневры вокруг Сирии…

А Сколково! Громко заявленный прорывной для России проект, он быстро выродился в анекдот, в объект шуток в юмористических телепередачах. Не потому ли, что рулят в Сколкове все те же «масштабные» деятели: Вексельберг, Дворкович, Сурков, Чубайс, Алекперов? Руководители и члены попечительского совета Сколкова приложили все усилия, чтобы вместо стимулирования реальной инновационной работы утвердить экстерриториальность — другими словами, вывести свою бурную деятельность по «освоению» бюджетных средств из-под государственного контроля. Там свой закон. Своя таможня. Своя полиция. Там абсолютная неподотчетность местным органам — при строительстве, например, не проводится никаких согласований и общественных слушаний. Всё сделано так, что проверить, как ведутся дела, попросту невозможно. Осталось только выяснить, какими инновациями осчастливят они Россию? Или это еще одно средство по набиванию личных кошельков?

Все эти ошибки сработали на недругов России. Те рассчитывали: посильнее надавить на главу правительства — и доступ к российским богатствам открыт! Но пробиться через этот рубеж обороны никак не удавалось. Правительство Путина не спешило принимать, по сути, капитулянтские условия о скоропалительной распродаже госсобственности.

В сентябре 2011-го было объявлено о решении Путина идти на президентские выборы. Когда стало ясно, что лобовая атака на путинское правительство захлебнулась, тактика давления была изменена: в России впервые в ее истории была применена технология «оранжевой» революции. Начав с наскоков на госкорпорации и прессинга правительства, кукловоды решили перенести свои усилия в публичную политику, на площади Москвы. При этом обывателю внушалось: «болотное» меньшинство — это и есть вся Россия. Идея простая: воспользоваться народным недовольством от разгула поднявшего голову жулья и кремлевских просчетов, выдать это за «антипутинские настроения». На улицах, в СМИ и в блогах день и ночь расшатывать государство, объявлять бесчестным и нелигитимным всё, что от него исходит, — начиная с системы выборов. Цель: именем «народа» объявить государство и выборы нелегитимными и не допустить Путина к власти.

Путинское народное большинство, не пожелавшее впадать в майданную истерику, было подвергнуто жестокому остракизму со стороны самозваных представителей «креативного класса». «Скот… анчоусы… быдляк… генетический материал» — лишь некоторые характеристики, которыми предводители массовки на Болотной и Сахарова поливали своих соотечественников (чаще, конечно, за глаза).

Спонсоров разнузданной кампании отыскать нетрудно. Вспомним бесстыдный визит «болотных» лидеров в посольство США, в гости к специалистам по «оранжевым» революциям из Национального демократического института. И многочисленных «гранто-едов», окопавшихся в некоторых неправительственных организациях. И про 200 миллионов долларов, только официально потраченных Госдепом США на «поддержку демократии в России»…


Впрочем, к Америке вопросов нет: ей не нужна сильная Россия. С «майданными» политиками тоже всё ясно. И когда бывшие хапуги влезают на «болотную» трибуну, а олигархические СМИ начинают накат на Путина с непристойным призывом «идти на…» и не баллотироваться в президенты, — всё это выглядит позорно, однако объяснимо.

Но с какой стати в эти ряды встроились кремлевские сотрудники? По какой причине его помощник и один из главных глашатаев «идеологической» приватизации — Аркадий Дворкович, комментируя в «Твиттере» выдвижение Путина в президенты, не смог скрыть досады: «Да уж, нет поводов для радости...»? Каким образом сюда затесались лица, связанные с кремлевским идеологическим «пулом» вроде «инсоровцев» Игоря Юргенса и Евгения Гонтмахера? Верно ли, что пресс-секретарь Кремля занималась, как заявляет сайт «Медиа Россия», «медиасопровождением, контактами и управлением лидерами оппозиции»? И почему действующий президент России не одернул подчиненных, а сам начал то и дело звать в гости лидеров «болота», ни разу толком не встретившись с путинским избирателем?

Ответ на все вопросы один. Уличных «революционеров», олигархов и внешние центры силы объединяет страх перед возвращением Путина. Они понимают: Путин способен, вернувшись в Кремль, навести порядок в стране, исправить ошибки предыдущих четырех лет, урезать разгулявшиеся аппетиты новых «прихватизаторов».

Масштаб личности Путина признан в мире даже недругами. Он вместе с руководителями Соединенных Штатов и Китая занимает вершину мирового политического олимпа. Именно поэтому так много сил, эмоций и денег было выплеснуто против Путина. Что ни день, возникали все новые антипутинские схемы. Кукловоды уговаривали президента Дмитрия Медведева отправить премьер-министра в отставку. Организовывали пиар-кампании в собственных ма-ссмедиа. Суетились в аппаратах, агитировали в коридорах власти, апеллировали к чужим правительствам с призывом немедленно вмешаться и оказать давление. Против «третьего срока» Путина выступали целые общественные институты, посольства, мировые СМИ. Столь неприкрытый нажим выглядит беспрецедентным. Впрочем, и ставки в этой игре невиданные: сотни миллиардов долларов.

На президентских выборах 4 марта народ сказал свое слово. Путин набрал почти две трети голосов — солиднейший кредит доверия. «Оранжевая» революция захлебнулась. И тогда маски стали не нужны, вся эта риторика о святости народного волеизъявления была отброшена на обочину вместе с белыми ленточками. Пропагандистская шумиха, начавшаяся как кампания «За честные выборы», закончилась антиконституционными призывами в адрес действующего главы государства узурпировать власть на неопределенное время и отменить итоги выборов, поправ решение народа. Удивительно, до чего слаженно у нас и за рубежом сразу после 4 марта началась новая информационная кампания лжи. Теперь шельмованию подвергается «путинское большинство». Его историческую победу сегодня пытается выкрасть проигравшее «болотное» (а может, уже и «норковое») меньшинство — принимаемое с почетом в высоких кабинетах и аудиториях, не сходящее с экранов ТВ… Под атакой находятся Путин и наиболее сильные личности в его команде. Удары наносятся по любым попыткам путинского правительства регулировать процессы в экономике России, обеспечивая созидательное движение страны. Организаторы этого давления будто не видят, что в случае реализации их планов в ход на болотных площадях по всей стране пойдут уже не слова, а булыжники! И тогда снесены будут все, в том числе и кукловоды.

На клевету против кабинета министров выделены десятки миллионов долларов. Мы видим, какое количество черного пиара вбрасывается сегодня в медийное пространство России, чем наводняется блогосфера. С каким упоением преподносится идея: «Новый Путин обязан уступить всеобщему давлению, иначе он будет снесен». И муссируются слухи о том, что, мол, Путин согласился стать «английской королевой» и сдать всё в обмен на ничего не значащий президентский пост…

Исполнителями этой кампании вновь, как и много раз до этого, выступают издания, контролируемые либо из-за рубежа, либо ориентированным на Запад крупным российским бизнесом.

Против России вовсю используются двойные стандарты. К примеру, либералы критиковали правительство за «предвыборное» сдерживание роста цен на горючее. Но выборы закончились, а роста нет. Да и в их обожаемых Штатах в период президентской кампании цены на топливо замораживаются. Но критиканы как врали, так и врут дальше.

Вслед за информационным и политическим прессингом нарастает кадровое давление. Со стороны путинских недругов одно за другим следуют указания к нынешней верховной власти: кого, по их мнению, следует убрать, а кого поставить на те или иные должности.

Сегодня главная задача кукловодов — сформировать собственный кабинет министров. Как и два десятка лет назад, они пытаются делить чужие портфели и кабинеты. Если не удался «оранжад» на улице, надо устроить его в «большом правительстве», рассуждают они. Выкинуть из главного органа исполнительной власти всех путинцев. Взамен рассадить по министерским креслам своих людей. И тогда новая «прихватизация» вполне возможна. Направление главного удара — энергетика и природные ресурсы, связь, банковский сектор. Лакомый кусок! Например, госкомпании в нефтегазовой сфере приносят стране свыше половины всех бюджетных доходов. Одна только «Роснефть», добыв в 2011 году 122,5 млн тонн нефти из рекордных общероссийских 505 млн тонн, заплатила почти 1,5 триллиона рублей налогов в бюджеты всех уровней. Именно эти ресурсы дают стране возможность решать вопросы модернизационного и инфраструктурного характера, диверсифицировать экономику, перевооружать армию, выполнять социальные обязательства. Теперь представим, что всё это перейдет в руки «эффективных» собственников. Что останется остальной России? И что станет с гигантами российской экономики? На последний вопрос ответило авторитетное агентство Moody,s investors servise. В своем прогнозе оно предрекает той же «Роснефти» в случае снижения доли государства в капитале компании в результате приватизации существенное падение на рынке. Но разве это волнует «прихватизаторов»! А может, это и есть их цель?


Президент своего народа
Сегодня кукловоды прицельно бьют по государственникам во власти. Не сумев противопоставить Путину протестную улицу, они оплетают сетями т. н. «большое правительство», видя в медведевском детище возможность для перегруппировки сил и затаскивая в него всю слизь и тину «болота». Их интересует собственность и власть. Но цена вопроса гораздо выше — суверенитет России. Вот почему Путину, избранному президенту, бесполезно диктовать условия и требовать сдать страну. Его избрали десятки миллионов наших соотечественников. В этом его сила и его ответственность. Мощная поддержка со стороны общества — залог успешного путинского президентства. Она обязывает Путина действовать с позиции интересов российского народа и взять в свои руки всю полноту исполнительной власти в государстве — без всяких поднадоевших «тандемов», размывающих ответственность. Не поддаваясь грубому диктату проигравших эти выборы, сформировать компетентное правительство, состоящее из опытных профессионалов, надежных и порядочных людей. Эти действия, уверен, мы увидим в самое ближайшее время.

Сегодня перед Россией стоят задачи невиданного масштаба. Это территориальное развитие, реализация крупных инфраструктурных проектов, становление Евразийского экономического союза, борьба с бедностью, подъем малого и среднего бизнеса. Эти глобальные планы могут быть выполнены под руководством единого лидера страны. И такой лидер у России есть: его зовут Владимир Путин.


P.S.
И снова о кукловодах. Может, это кто-то из них, тех, кто перехватил эстафету из 1990-х у березовских и гусинских:

- Вексельберг
- Волошин
- Дворкович
- Евтушенков
- Керимов
- Лисин
- Мамут
- Сурков
- Фридман
- Чубайс?

Может, кто-то из них уже имеет чужой паспорт и произнес приведенную выше клятву гражданина США или других стран?


Одесский анекдот. Мужик нанял извозчика, чтобы доехать с Дерибасовской до деревни. Извозчик предупреждает: «Поехали, только лошадь стара…» И верно: только в подъем — лошадь встала, извозчик просит мужика подтолкнуть телегу, иначе не подняться. С горы — пришлось телегу придерживать, чтобы не опрокинулась и не снесла лошадь. А там новый подъем — опять толкать да придерживать… В общем, пока доехали, с мужика семь потов сошло. Рассчитался он с извозчиком и спрашивает: «Всё понимаю, кроме одного: на кой черт мы с собой лошадь брали?»

Вот и нам с вами такие клячи в пути уж точно не нужны. Никакие кукловоды и советчики из «пятой колонны» России не помогут. Дорогу своей стране мы выберем сами. Как говорят десантники: «Никто, кроме нас!» Будем, уважаемый читатель, сохранять оптимизм и уверенность в том, что все мы, кто искренне хочет России добра, понимаем свои цели и задачи и сможем преодолеть все преграды во имя процветания нашей Родины.
октябренок
23.04.2012 12:28
Риски России - 2, или Как Путина пытаются сделать проигравшим
23.04.2012 09:41 | Автор: Виктор БОЧАРОВ
Прошел год. В редакции оказалось выступление того же автора. Его идеология и оценки кардинально расходятся с подходами «Новой газеты». Однако мы в долгих спорах приняли решение о публикации обширного текста по важнейшей причине: в нем представлены без всякого предвыборного флера планы ближайшего, опорного круга Владимира Путина. Силового опорного круга. Это взгляды ровно тех людей (автор, похоже, конспектировал за ними), которые и будут проводить политику Кремля.

Вы узнаете о борьбе с командой Медведева.

Об иронии в отношении идеи «открытого правительства» и его координатора.

О скепсисе в отношении «Сколкова».

О том, что последует борьба с «олигархами-предателями», которые, по мнению создателей статьи, находятся в союзе с оппозицией и «национал-предателями» (!).

О неизменности оценки «дела ЮКОСа».

О том, что скорой приватизации не будет, ТЭК в частные руки не отдадут, а скорее будут забирать его куски обратно.

О том, что офшоры признают непатриотичным бизнесом.

В общем, о том, что иллюзий больше нет. Планы сверстаны.


В прошлой статье мы подробно анализировали сущность национал-предателей России, на пути к собственной выгоде готовых без сожалений растоптать интересы государства и народа. В 1990-е этот тип людей был явлен нам в лице олигархической «семибанкирщины». Используя приемы политического, финансового и экономического шантажа, олигархи сделались кукловодами власти и народа. Для своего неограниченного влияния они использовали целые медиаимперии. У Березовского имелось прикарманенное ОРТ. У Гусинского — НТВ, «Эхо Москвы», газета «Сегодня»… Сейчас актуальность классических СМИ снижается, зато неизмеримо выросла разрушительная сила «направляющей руки» в Сети. Давайте вспомним роль Google и Facebook в организации массовых беспорядков в Египте и свержении правительства Мубарака. Новые технологии, привнесенные и управляемые из США, вызвали «революционную» волну, погрузившую в разруху и хаос Ливию. По сути, отработаны в реальных условиях приемы ведения информационных войн. На очереди Сирия…

Впрочем, как бы ни изменялись информационные технологии, цели и методы кукловодов остаются всё те же: пригрозить публикацией компромата — и разжиться очередным куском собственности. Тогда, в 1990-х, на широкую ногу были поставлены аппаратные интриги, лоббизм, раздача министерских портфелей, перераспределение лакомых активов. В руках всесильной «семибанкирщины» власть превращалась в жалкую марионетку. Дергая за ниточки, олигархат 90-х довел страну до страшного упадка. Он поставил Россию на порог развала, а граждан — на грань выживания. Основой и одновременно вожделенной целью олигархической свистопляски 90-х можно назвать гайдаро-чубайсовскую приватизацию. Проведенная без всякой подготовки, в отсутствие нужных законов, элементарного порядка в банковской сфере, приоритетов развития малого бизнеса и стратегического сектора, осуществленная по наихудшему сценарию из всех известных в мире, разработанному под диктовку западных спецслужб (советником Чубайса был Джонатан Хэй, установленный сотрудник ЦРУ), эта приватизация явилась невиданным в истории ограблением нации. Она выстроила в стране ложную систему ценностей, при которой торжествовали вор, изменник и пройдоха. Эта темная сила извне и изнутри пожирала страну, прикрываясь легендой о строительстве рыночных отношений.

Всем памятна беспросветность, утвердившаяся тогда в России. Страна трещала по швам. Во многих регионах главенствовали собственные конституции (Башкортостан, Татарстан, Якутия…), написанные почему-то на английском. Не говоря уж о республиках Северного Кавказа, где полыхала война (вот вам ельцинский лозунг «Берите столько суверенитета, сколько проглотите!» в действии). Целые регионы отказывались перечислять налоги в федеральный бюджет. Экономика страны превратилась в Дикое поле, в котором хозяйничали хапуги и бандиты. Миллионы мгновенно обнищавших граждан остались без самого необходимого — еды и лекарств. Были вскрыты госрезервы. А жалкие подачки Запада в виде гуманитарной помощи выглядели циничной издевкой — в интересах доброхотов изымались целые сектора российской экономики в обмен на печенье…

В шаге от пропасти тогда балансировала и власть — президент Борис Ельцин и его семья фигурировали в коррупционных скандалах и уголовных расследованиях. В ситуации, когда у руля страны фактически встали грабившие ее олигархи, Ельцин стал их заложником.


Явление лидера
России в те дни потребовался человек, который в столь накаленный исторический момент смог бы сохранить страну и не ввергнуть в хаос кровавых разборок высшие эшелоны власти. Таким человеком оказался Владимир Путин.

Ельцин не облагодетельствовал Путина, введя его во власть. Это был его расчет на собственное выживание. И новый президент впервые в истории России достойно проводил предыдущего главу государства. Но главное, Владимир Путин предпринял исполинские усилия для вызволения из беды самой России.

С какой бы яростью ни обрушивались на эту истину оппоненты, опровергать ее могут лишь слепые и начисто утратившие память: Путин пришел и спас страну. Сохранил территориальную целостность, вновь собрав Россию воедино. Консолидировал общество и успокоил разбушевавшуюся в нем стихию вражды и ненависти. Вернул к жизни вертикаль управления. Восстановил контроль над пространствами, недрами и огромным хозяйством. Путин создал условия для экономического возрождения, обеспечив главное: поставил богатства и преимущества России на службу ее народу. До Путина наши недра практически не приносили стране прибыли, работая лишь на карманы кучки хапуг и чужие экономики. Путин ликвидировал олигархат как политическую силу и направил многомиллиардные прибыли от экспорта богатств в бюджет России. В его президентство федеральные доходы выросли в 8 с лишним раз: с 1,1 трлн руб. в 2000 году до 9,3 трлн. руб. в 2008 году. Это позволило оживить прозябающие производства и науку, спасти от безденежья армию и ВПК. А еще расплатиться по внешним долгам, сжимавшим страну за горло. Серьезную финансовую поддержку получила социальная сфера…

Главный итог работы Путина и его команды — укрепление самой российской государственности. Россия начала набираться сил — это помогло изменить геополитические расклады, сложившиеся после поражения в холодной войне, позволило на равных разговаривать с сильными мира сего — США, Китаем и другими игроками на международной арене. Без России и без Путина стало невозможным решить ни одного вопроса глобальной повестки. Путин известен врагам России, он встал поперек горла игрокам в геополитическую рулетку. Именно тогда началась консолидация антипутинских и антироссийских сил. Своей задачей они поставили удалить Путина от власти, от возможности принимать ключевые решения. В 2008 году Владимир Путин мог с легкостью изменить Конституцию под себя и остаться в Кремле. Он не пошел на это. В самый разгар мирового финансового кризиса возглавил правительство. Россия вышла из той экономической передряги более сильной, нежели многие другие государства, разбитые параличом. О чем Путин с полным основанием заявил 11 апреля с.г., отчитываясь перед депутатами Госдумы: «Мы не только восстановились, но и развиваемся дальше».


Попытка реванша
2011 год. На повестку поставлен принципиальный вопрос: кто станет следующим президентом России? И вот тут-то пошла по нарастающей антипутинская истерия. Если очистить ее от всевозможных лукавых примесей, получим совершенно простой и откровенный мотив: любыми способами преградить Путину дорогу в Кремль, не допустить сохранения важнейших инструментов экономического развития и стабильности страны — контроля над крупнейшими компаниями.

Именно для выполнения этой задачи была запущена невиданная доселе пиар-кампания по дискредитации Путина и его команды. Вновь замелькали в эфире забытые кукловоды вроде Березовского, подключились бесчисленные либеральные «фонды», «институты» и «центры». Подтянулась «пятая колонна».

Началось беспрецедентное давление на Правительство России, на весь 12-летний спасительный путинский курс, приведший нацию к лучшему уровню жизни за всю ее историю. Пропагандистскими молотами в общественное сознание вбивалось: «Путин надоел! Страна устала от тирана! Кого угодно в президенты, только не ВВП!» И это, конечно, подавалось как мнение народа… При поддержке чиновников в верхах и согласованной пиар-кампании со стороны либерального «экспертного сообщества» начался накат на государственные корпорации России. Все громче зазвучали планы «новой волны» приватизации общенародной собственности.


Хищникам наплевать, что после первой, гайдаро-чубайсовской «распродажи для своих» оказался ограблен весь народ. Они мечтают вновь снять сливки с российской экономики — и ради этого готовы снести кого и что угодно.


Бегство компрадоров
Для этих целей широко используются офшоры и попытки скорейшего выхода на западные фондовые биржи. Важно понимать, что по существующим в мировой финансовой системе правилам любая крупная российская компания, переданная в частные руки и реинкорпорированная за рубежом, рано или поздно будет выведена из-под контроля российского государства. Создание офшорного холдинга (как правило, на одной из территорий, находящихся под суверенитетом Великобритании: Британские Виргинские острова, Гибралтар, о. Джерси, о. Мэн и др.) по управлению оставшейся в России «дочкой» немедленно выводит компанию из-под российской юрисдикции. Офшорные холдинги не подконтрольны Правительству РФ. Их дела не разбираются в наших судах. Они значительно меньше платят налогов в российский бюджет. Кроме того, по соглашению о двойном налогообложении между Россией и Великобританией прибыль, выплачиваемая «дочкой» своей материнской компании, также освобождается от российского налога.

С точки зрения считающегося жестким британского антикоррупционного законодательства иностранные нарушители не привлекаются к ответственности, если они не задевают интересов Соединенного Королевства. Даже если они нарушают закон на территории этой страны — например, при выводе российской собственности под британскую юрисдикцию, — их не накажут, а похвалят. А широко разрекламированный Закон о противодействии коррупции (Bribery Act 2010), вступивший в силу на Туманном Альбионе минувшим летом, освобождает от ответственности за подкуп и взяточничество тех, чье преступление оказалось необходимым для надлежащего исполнения любых функций спецслужб» (статья 13-я, часть 1-я). Но ведь спецслужбы всегда так или иначе задействованы, когда дело касается операций с крупной собственностью… Любопытно, что российские компании, имеющие листинг депозитарных расписок на Лондонской бирже и не связанные с интересами Великобритании (последнее может трактоваться как угодно), вообще выведены из-под действия этого антикоррупционного закона.

Что это за биржевой «листинг»? Как правило, для резкого повышения стоимости котировок и расширения базы инвесторов торгующиеся на Лондонской фондовой бирже (LSE) компании стремятся попасть в ее топовый сегмент — премиум-листинг. Это дает возможность оказаться в списке FTSE-100 — биржевом индексе 100 фирм с наибольшей капитализацией. Преимущества как будто налицо: серьезные игроки предпочитают вкладываться именно в такие компании. Полученные от размещения акций прибыли могут составлять сотни миллионов долларов — это очень привлекает беглецов из России, уводящих с собой захапанную собственность. Однако выход российской компании на западную биржу — например, на ту же LSE — чреват утратой контроля над ней со стороны не только РФ, но и текущих владельцев. Дело в том, что для получения премиального листинга на LSE необходимо, чтобы совет директоров компании более чем наполовину состоял из независимых директоров, и его председатель также был независимым. Независимым от кого? Получается, от РФ. Но при этом он обязан следовать корпоративному кодексу в интересах Великобритании. Впрочем, сторонникам «идеологической» приватизации самое важное — избавиться от государственного надзора, а там хоть трава не расти. Именно этим объяснялись судорожные усилия кукловодов по выводу высших госчиновников из советов директоров государственных же компаний. Казалось бы — нонсенс! Как же иначе должно следить за собственными корпорациями государство, кроме как через чиновников в их руководстве? Но жульническая логика переворачивает мир с ног на голову. Для включения в престижный FTSE-100 предусмотрено еще одно требование: не менее 50% акций небританских компаний должны находиться в свободном доступе. Надо ли объяснять, чем это чревато для любого ОАО? Постепенно акции одних владельцев размываются, а других, напротив, консолидируются; стоимость долей компании меняется, в совет директоров проникают совсем иные люди, и в конце концов компания уходит из-под носа бывших владельцев. А если речь идет о ОАО «Сухой» или «МиГ»? Конкуренция на рынках военно-технического сотрудничества очень жесткая. Тогда это уже прямой удар по обороноспособности страны! На сегодняшний день в индексе FTSE-100 присутствуют две когда-то российские компании: «Евраз» и «Полиметалл». Сегодня они называются соответственно EVRAZ pic и Polymetal International pic (pic — это аналог нашего ОАО). Прописавшийся в Лондоне EVRAZ pic — это сталелитейные заводы и горно-обогатительные комбинаты, расположенные преимущественно в России. Производство за 2011 год — 16,8 млн тонн стали. Выручка за 2010 год — 13,4 млрд долларов. Polymetal International pic, с регистрацией на о. Джерси, владеет золотыми, серебряными и медными рудниками в пяти регионах России. Добыча в 2011 году составила около 23 тонн в золотом эквиваленте. И всё это теперь не российское.


Всё на распродажу!
Офшоры, Лондонская биржа, чужая юрисдикция… Вот куда «приватизаторы» свозят из России активы на десятки миллиардов долларов. Как заявил вице-премьер Виктор Зубков, только в 2011 году в офшоры вывели триллион рублей. А кредиты офшорам, имеющим российских учредителей, со стороны отечественных же банков составляют около 83 млрд долларов! Между прочим, в статистике всё это называется «оттоком иностранных инвестиций». Какие же это иностранные — это же наши деньги!

Какое решение принимает в этой ситуации ответственная власть? Она начинает борьбу с офшорами, стремясь вернуть в экономику страны утекающие миллиарды (подчеркнем: утекающие законно!). Она совершенствует законодательную базу и рыночные инструменты, включая биржы, защищает инвесторов… Именно так и поступило путинское правительство. Подход «пятой колонны» — прямо противоположный. Она откровенно игнорирует распоряжение путинского правительства раскрыть структуру собственности аффилированных с госкомпаниями фирм-посредников и назвать их конечных бенефициаров.

октябренок
23.04.2012 12:21
Не знаю, каким будет новое правительство, ибо лица пока в ннем те же. А стоило бы убрать, обновить. С этим правительством обеспечить стране развитую эффективную экономику будет "не по карману". Мозги не те.

Риски России
Лишь устранив их быстро и эффективно, можно обеспечить будущее для страны

Автор, выбравший себе псевдоним Бочаров, приводит редкие документы, подкрепляющие его логику.

Из глубины столетий

Усиление промышленного потенциала России на протяжении веков сопровождается нарастающим политико-экономическим давлением на нее со стороны западных центров силы. Особую ненависть вызывают наши смелые прорывы на мировые рынки, выходы к морям и межконтинентальным торговым трассам, коммерческая экспансия и расширение сфер влияния.

Еще во времена Ивана Грозного в Ливонской войне против возвысившегося Московского царства выступила вся «объединенная Европа», пожелавшая отсечь русских от Балтики, поставить польский кордон на пути московских товаров. Петровское «прорубание окна в Европу» встретило глухой ропот недовольства, привело к изматывающей Северной войне. При Екатерине Великой Россия, стараниями князя Потемкина вплотную приблизившаяся к Проливам, испытала мощное давление со стороны Англии и Франции, сопровождавшееся рядом кровопролитных русско-турецких войн. Все девятнадцатое столетие Российская империя, расширяясь на юг, встречала яростное сопротивление британцев, опасавшихся за свою азиатскую зону интересов.

Западным державам сильная Россия была слишком неудобна, она путала их привычные логические схемы по извлечению наибольшей выгоды на мировых рынках. Заклятые враги готовы были мириться друг с другом, лишь бы совместно противостоять России.

Уже в начале ХХ века, когда Россия вырывалась в число мировых лидеров по экономическому развитию, ее жестко «притормозили». Историками доказано, что Англия тогда делала все, чтобы избежать войны с Германией, и столь же упорно добивалась — и добилась! — начала войны Германии с Россией. Для Британии Российская империя была не только геополитическим соперником — в Лондоне всегда понимали, что в случае распада восточного колосса его богатства можно будет легко прибрать к рукам. Германия также всегда имела собственные цели — помимо одержимости военными триумфами она, всегда испытывавшая ресурсно-сырьевой и территориальный голод, в завоевании России видела и большой экономический интерес.

Неудивительно поэтому, что Февральскую либеральную революцию с восторгом встретили в западных столицах. Да и о большевистских связях с кайзеровской Германией не говорит нынче только ленивый. Действия немецких войск на фронте и деятельность большевиков внутри страны были синхронизированы в пользу Германии. Ленин видел прямой интерес в поражении своей страны в Мировой войне и последующем переводе кровопролития в формат Гражданской войны. Интересы Запада и революционеров, готовых на уничтожение России ради достижения собственных целей, полностью совпали.

Вспоминать о событиях столетней давности заставляет не только любовь к истории. Как и в 17-м году, Запад и сегодня не хочет видеть Россию сильной. Ему нужны лишь наши природные ресурсы и территория. А для этого нужна дестабилизация.

Для тех, однако, кто готовил крушение дореволюционной империи, погружая ее в гражданскую междоусобицу и хаос, стало большой неприятностью возрождение России в форме СССР. Как это всегда бывало в прошлом, страна вынырнула из пучин мрака в еще более мощной ипостаси. И снова была втянута в кровопролитнейшую из войн, в которой понесла самые большие потери в истории мировой цивилизации.

Победили, отстроились, помчались вперед, вышли в космос, обогнав все человечество… И вновь по отношению к СССР была запущена старая технология. Союзу через агентов влияния была навязана война в Афганистане, где нам пришлось столкнуться с прямым противодействием Запада в лице моджахедов, им прикормленных и вооруженных. Та война обескровила целое поколение, создала в советском обществе напряженность, а вокруг страны — обстановку отчуждения и неприятия.

Тогда же были нанесены сокрушительные удары по советской экономике в виде скоординированного, как минимум трехлетнего, обрушения цен на углеводороды. Это фактически ввергло СССР в полузависимое положение от чужих центров силы, которое исчерпывалось лозунгами «Газ в обмен на трубы» и «Нефть в обмен на продовольствие».

В итоге Советский Союз был развален, а российские ресурсы стали бесконтрольно утекать за рубеж. И все же Россия смогла устоять и на этот раз. Тогда по известному алгоритму ей вновь навязали войну — теперь уже в Чечне. Одновременно методами варварской приватизации была осуществлена интервенция в сферу экономики. Настоящей трагедией для отечественной промышленности оказались залоговые аукционы в период правления Ельцина, когда в частные руки уплывали за бесценок гиганты отечественной индустрии и колоссальные природные ресурсы. Достаточно вспомнить хотя бы, как МЕНАТЕП получил ЮКОС и как была создана «Сибнефть».

Выйти из блокады

Когда Россия начала преодолевать последствия реформ 90-х и только-только оправилась от недавнего мирового финансового кризиса, локомотивом восстановления экономики стал ТЭК — с его гарантированным сбытом, заказами у отечественного производителя, обеспечением внутреннего рынка. Все, что мы делаем в этой сфере, подлежит серьезному анализу, и принятые решения должны быть максимально ответственными. Здесь крайне важны конкурентоспособность, доступ к технологиям, к финансовым ресурсам, обеспечение необходимого уровня инвестиций, формирование рыночных преимуществ.

Оставляя Российскую Федерацию без высоких технологий, без утекающих за рубеж «мозгов» и передовых научных школ, без возможности производить высококлассный продукт, ведущие западные страны в ускоренном темпе диверсифицируют собственную промышленность, входят в новый век созвездием постиндустриальных держав. Контролируя важнейшие институты мировой экономики, западные центры силы назначают ей свои правила игры: определяют порядок цен, меряют своей линейкой волатильность рынка, принимают стратегические решения об увеличении или ослаблении основных котировок расчетных фьючерсов сотен ведущих компаний.

Любые попытки российского бизнеса выйти на западные рынки в качестве самостоятельных игроков и стратегических инвесторов пресекаются на корню. И наоборот — на протяжении всего постсоветского времени не ослабевают усилия крупнейших западных бизнес-структур внедриться на российский рынок сырья на правах операторов процесса. Перекрестного вхождения российских компаний в западные нет. Почти узаконенный на Западе статус России как «общепланетарной кладовой» не мешает мировым игрокам отказывать ей в суверенитете даже в добывающем секторе экономики и предпринимать попытку за попыткой оседлать российский нефтегазовый рынок. Уже сегодня западный капитал присутствует в активах крупнейших отечественных углеводородных компаний — «Газпрома», ЛУКОЙЛа и других, занимая до 25% нефтегазового сектора России.

В этом смысле революционным шагом на пути противодействия глобальному давлению на Россию явилось январское подписание соглашения между принадлежащим государству ОАО «НК «Роснефть» и корпорацией BP. Оно было замышлено как мера, кардинально изменяющая правила игры, установившиеся за последние двадцать лет.

Совместный грандиозный проект «Роснефти» и BP в Арктике предоставил бы России доступ к передовым технологиям без утраты стратегического контроля над месторождениями (66% в совместной операционной компании принадлежали бы «Роснефти», 33% — BP). «Роснефть» смогла бы перенять опыт работы BP в сложных условиях и на ликвидации последствий аварии в Мексиканском заливе, тем более важный с учетом того, что нефтедобыча XXI века во многом будет сосредоточена на шельфе.

В свою очередь, обмен акциями между российской нефтяной корпорацией и одной из «семи сестер» транснационального нефтяного бизнеса резко повышал бы уровень взаимного доверия обеих сторон: нашей компании суждено было войти в привилегированный разряд ведущих мировых игроков нефтегазовой отрасли. Соглашение предусматривало, что «Роснефть» получит 5% акций BP в обмен на 9,5% собственных акций, отходивших британцам в дополнение к уже имеющимся у них 1,25%. Оба обмениваемых пакета акций оценивались в 7,8 млрд долларов.

Столь разностороннее сотрудничество двух нефтяных компаний было бы выражено в не подлежащих сомнению организационно-правовых решениях, которые выстраивали бы четкие и понятные перспективы развития, выгодные для всей отрасли в целом.

Такой амбициозный замысел требовал поддержки со стороны правительства Российской Федерации, и она была оказана на самом высоком уровне. Осуществленная под патронатом российской власти, сделка «Роснефти» и BP резко меняла бы свое качество, из обычного соглашения между двумя бизнес-структурами превращаясь в дело государственного и даже мирового масштаба.

Очевидно, что проекты такого уровня подлежат всестороннему анализу на предмет глобальных рисков. В начале января этого года, на момент подписания соглашения, казалось, что все риски учтены и долгожданная сделка состоится без вмешательства третьих лиц. Однако при столь высоких ставках рассчитать и учесть все риски и угрозы не всегда представляется возможным. Выяснилось, что перспектива столь масштабного партнерства в нефтегазовом секторе, радикально меняющего соотношение сил в отрасли, привлекла внимание других игроков на рынке.

Таран против «сделки века»

Срыв январского соглашения между «Роснефтью» и BP выглядел таким образом, словно оно мешало ключевым транснациональным игрокам отрасли, которые не только имеют реальное влияние на рынки и финансы, но и обладают рычагами воздействия на решения международных правовых институтов и действия властей крупнейших держав мира. Современный мир устроен так, что не закон, а подобные игроки, имеющие за спиной мощь авианосных группировок и вес печатного станка Федеральной резервной системы США, зачастую решают исход важнейших политических, финансовых и юридических конфликтов. На крайний случай припасены силовые акции воздействия, включая бомбовые удары с воздуха, — Ливия тому пример.

О наличии конкретного сговора суперигроков, контролирующих не только важнейшие активы нефтегазового рынка, но и прохождение ключевых сделок в отрасли, можно только предполагать. Но нельзя сомневаться в том, что их интересы давно уже не ограничиваются банальными прибылями, исчисляемыми в бумажках с портретами американских президентов. Куда сильнее денег их интересует власть и влияние на глобальные процессы в политике и экономике планеты — как и сто, и двести лет назад. Не на достижение ли подобного влияния направлены усилия таких инвестиционных монстров, как BlackRock Inc., владеющих и продолжающих аккумулировать активы наиболее известных транснациональных добывающих мейджоров вроде BP?

Логика этой работенки проста. Если такая компания, как BP, ослаблена, нужно нарастить в ней свои позиции вплоть до лидерства, не давая возможности усилиться самой компании. Если компания идет на выгодную сделку с партнером, резко укрепляющую ее положение, нужно расстроить эту сделку, одновременно забрав «свою долю» и у «слабака», и у партнера, — принцип «разделяй и властвуй» еще никто не отменял.
Не секрет, что BP лишь номинально числится британской корпорацией: исходя из структуры ее акционеров, эту нефтяную компанию честнее называть американской.

В первой четверке основных держателей ее акций — всего одна британская и три американские фирмы, включая главного акционера BP, крупнейший в мире инвестиционный фонд BlackRock Inc. (7,24% акций BP). Управляя активами по всему миру на общую сумму более 3,5 трлн долларов, этот фонд явно не испытывает недостатка во влиянии на общепланетарные экономические процессы.

Подобное влияние подразумевает, что те или иные сделки и контракты могут быть заключены лишь тогда, когда они выгодны суперигрокам. В противном случае такие сделки рассматриваются как недружественные, и на их пути встает вся мощь американского государства и международной правовой машины вплоть до силовых вариантов решения вопроса. Показательно, что немедленно после оглашения сделки последовала весьма болезненная реакция на нее со стороны Вашингтона: конгрессмен Э. Марки даже потребовал от минфина США незамедлительного расследования факта сделки на предмет «угрозы национальной безопасности» Соединенных Штатов.

Допустим, что ключевые игроки обладают планом по усилению влияния в мировом нефтегазовом секторе. Как это может быть достигнуто? Через построение невиданной в истории бизнес-конструкции из самых перспективных объектов, включая BP, ExxonMobil, Glencore и, конечно же, «Роснефть», обладающую лучшей ресурсно-сырьевой базой в мире.

Возникает вопрос, как реализовать столь амбициозные планы на примере России. Оказывается, можно воспользоваться лазейками в российском законодательстве, которое допускает наличие секретных межкорпоративных соглашений. Более того, из-за несовершенства законодательства вопросы использования наших природных ресурсов решаются не на территории той страны, где находятся эти активы, а в других странах: на Кипре, в Лондоне, в Стокгольме…

Именно в этом контексте следует рассматривать весь казус с ТНК-BP. Напомним, что сразу после подписания сделки между «Роснефтью» и BP неожиданно всплыла не упомянутая при ее подготовке конфиденциальная договоренность между BP и ее российским контрагентом ТНК-BP. Этот секретный «пакт» давал ТНК-BP первоочередное право на нефтегазовые контракты BP в России. Он же явился предметом разбирательства в двух иностранных судах, которые в конечном счете заблокировали сделку «Роснефти» с BP, поставив перед ее участниками ряд невыполнимых условий.

Консорциум Alfa Access Renova (AAR), учрежденный бизнес-группами М. Фридмана, Л. Блаватника и В. Вексельберга и владеющий наравне с BP половиной акций ТНК-BP, проявил неожиданную активность, настаивая на том, что их нефтяная компания должна войти в намечающийся альянс «Роснефти» и BP на правах третьей стороны. Было озвучено требование ТНК-BP обеспечить ей участие в совместной добыче нефти на шельфе, что являлось попросту неосуществимой мечтой: у ТНК-BP отсутствуют не только мощности и опыт для работы в Арктике, но даже лицензия на эту деятельность. К тому же консорциум выпрашивал для себя целый ряд гарантий, включая управление акциями «Роснефти» и BP. Наконец, в рамках урегулирования конфликта AAR, возможно, стремился войти в капитал «Роснефти» через приватизационные схемы. Выполнить подобные требования не представлялось возможным.

Похоже, что кипрская группа AAR выступила в роли своеобразного тарана против едва подписанной сделки между «Роснефтью» и BP. Однако было бы, вероятно, ошибкой считать причиной несговорчивости консорциума AAR одну лишь их склонность к извлечению прибыли. Не логичнее ли усмотреть в этом деструктивном поведении интересы гораздо более серьезных игроков, которые реально способны заморозить любую сделку на уровне международных правовых инстанций?

Чужие среди своих

Стоит только взглянуть на перечень хозяев ТНК-BP, как становится понятно: ничего российского в ней попросту нет. ОАО «ТНК-BP Холдинг» на 96,5% принадлежит кипрскому офшору Novy Investments Ltd. Им владеет компания TNK-BP International, подконтрольная еще одной фирме — TNK-BP Holdings Limited, которая, в свою очередь, является «дочкой» компании TNK-BP Ltd.; все они зарегистрированы на Британских Виргинских островах (БВО). TNK-BP Ltd. принадлежит трем более публичным конторам: английской BP Russian Investments Ltd. (50%), а также Alfa Petroleum Holdings Ltd. (25%, БВО) и OGIP Ventures Ltd. (25%, БВО). Первая из этих трех владельцев — стопроцентная «дочка» британской BP, вторая записана на люксембургский Alfa Finance Holdings S.A. (бизнес-структура миллиардеров М. Фридмана, Г. Хана, А. Кузьмичева и П. Авена). Наконец, третья фирма контролируется сложным сочетанием американских, голландских и багамских организаций, за которыми просматриваются интересы еще одной олигархической группы в лице Л. Блаватника, В. Вексельберга и Е. Ольховика.

Столь запутанная структура собственности ТНК-BP вызывает подозрения в том, действительно ли ее бенефициары на сто процентов контролируют компанию. Как видим, центр управления и принятия стратегических решений в «российской» корпорации ТНК-BP даже формально находится не в России, а на офшорном Кипре, входящем в Британское содружество наций. За пределами России формируется стратегия извлечения прибыли ТНК-BP, регулируются ее юридические отношения и в целом определяется судьба находящихся в ее ведении национальных богатств России.

Стоит добавить, что на протяжении четырех последних лет, с 2007 по 2010 год, компания ТНК-BP тратила на дивиденды, соответственно, 50, 81, 67 и 61% от ежегодной чистой прибыли, а общая сумма выплаченных за этот период дивидендов составила 388 млрд рублей (из них 108 млрд рублей — в прошлом году). Подобный подход к бизнесу в России, увы, характерен для тех, кто рассматривает страну лишь в качестве объекта для извлечения прибыли.

Даже если предположить, что такой «офшорный рай» не является точкой приложения усилий западных спецслужб, экстерриториальный статус ТНК-BP позволил использовать ее против стратегических интересов российской нефтяной отрасли.

Вызывает недоумение, почему соответствующие российские органы не заинтересовались этой компанией еще в 2003 году, когда произошло изменение структуры капитала ТНК-BP. Компанией, управляющей стратегическими сырьевыми активами и природными ресурсами, которые сегодня выражаются в добыче 80 млн тонн нефти в год. И почему сепаратное соглашение, секретно заключенное этой структурой с крупнейшим иностранным игроком, оказалось предметом рассмотрения в лондонском и стокгольмском, а не в российских судах? Куда смотрели наши профильные ведомства?

Впрочем, кажется, ответ на этот вопрос найден. Дальнейшая схема противодействия против сделки «Роснефти» и BP напоминает стратегию рейдеров или практику залоговых аукционов, когда получению выгодных активов лакомой компании предшествует резкое понижение ее капитализации теми или иными способами. В случае с «Роснефтью» и другими российскими компаниями это было произведено с помощью решения о выводе из их советов директоров ряда профильных вице-премьеров и министров. Трактовавшееся как инструмент повышения инвестиционной привлекательности госкомпаний, это средство привело к обратному результату: понижению капитализации на многие миллиарды долларов.

Авторство данной меры приписывается одному из бюрократов в президентской администрации. Он же является главным проводником идеи снижения долей государства в целом ряде отечественных стратегических компаний (наверняка прошел соответствующие подготовительные курсы на Западе).

О том, что эта задумка давно уже перешла из разряда идей в конкретные решения исполнительной власти, свидетельствует любопытный документ, подписанный 20 мая 2011 года директором Департамента имущественных отношений при Минэкономразвития А.К. Уваровым. В документе, бланк и номер которого нам известны, говорится о том, что в соответствии с прогнозным планом приватизации федерального имущества на 2011–2013 годы запланирована продажа 25% акций минус одна акция ОАО «НК «Роснефть».

Казалось бы, все отлично — блокирующий пакет акций нефтяной компании государство продавать вроде как не собирается. Однако данная бумага всего лишь лукаво прикрывает другой документ под названием «График приватизации находящихся в федеральной собственности пакетов акций крупных акционерных обществ на 2011–2013 годы», утвержденный по поручению самых высоких чиновников администрации президента РФ. Согласно ему, подлежат приватизации «всего лишь» 15% ОАО «НК «Роснефть».

На первый взгляд и здесь тишь да благодать. Ведь 15% — это гораздо меньше, чем 25% минус одна акция! Но следует разогнать бумажный «туман». Рядом с цифрой «15» можно заметить указание на сноску, а пройдя по нему, прочитать: «Без учета операций по обмену активами».

Выходит, если бы сделка между BP и «Роснефтью» состоялась и 9,5% оказалось во владении «британцев», то впоследствии потенциальные западные владельцы смогли бы получить целых 25,75% акций российской компании! Ведь у BP, напомним, уже есть 1,25% акций «Роснефти».

Арифметика очень простая: 15 + 9,5 + 1,25 = 25,75. А это уже блокирующий пакет акций, позволяющий его владельцам гораздо более эффективно диктовать свою волю не только «Роснефти», но и всей нефтегазовой отрасли России.

Вообще, подобная двухходовка — сначала снижение капитализации, а затем продажа активов — вызывает множество вопросов. Государство, решившееся на распродажу своей собственности, должно быть заинтересовано в прямо противоположных шагах, то есть в повышении любыми способами капитализации идущей с молотка компании. В данном же случае предпринимаемые российской властью шаги выгодны лишь тому, кто будет скупать по дешевке акции упавшей в цене государственной корпорации. Разгадка ситуации таится в том же документе Департамента имущественных отношений.

Стратегия уменьшения государственного присутствия в госкомпаниях подразумевает, что государство устраняется от их «предпродажной подготовки», вверяя эту заботу частным операторам. Кто бы это мог быть? В бумаге Уварова приводится список инвестиционных организаций, заинтересованных в обеспечении продажи акций «Роснефти». Первым номером в нем значится… «Альфа-Банк» М. Фридмана, одного из бенефициаров консорциума AAR! А среди прочих организаций через запятую перечислены международные финансовые конторы, давно уже имеющие доли в конкурентных нефтяных брендах. По данному плану выходит, что продавать активы российской нефтяной компании будет даже не государство, а те самые структуры, которые работали «тараном» против выгоднейшей сделки «Роснефти» и кровно заинтересованы в скупке ее активов по дешевке!

Вряд ли «Альфа-Банк» занял первое место в этом списке исключительно из-за первой буквы алфавита. Не по приоритету ли выстроен список? Не структурам ли М. Фридмана поручено выступить против углеводородного рынка собственной страны, исполняя волю глобалистских игроков и торпедируя крупнейшую отечественную нефтяную корпорацию? За что впоследствии им будет позволено наращивать капиталы, стопочкой складывая их за рубежом, изменяя структуру списка «Форбс» в свою пользу, опустив вниз богачей из металлургической отрасли.

Кажется невозможным, чтобы противники государственного участия в деятельности стратегических российских компаний действовали столь грубо. Однако это так! Их не смущает присутствие в списке предполагаемых продавцов «Роснефти» аффилированных структур, находящихся в конфликте с этой нефтяной компанией. Не пугает чиновников и утрата Россией блокирующего пакета в ведущей отечественной корпорации.

Может быть, они оказались «не в курсе»? Не удосужились разузнать подробности? Куда там! Все они прекрасно понимали. К чему беспокоиться, если процесс инициирован и поддержан наверху.

Не сдавать рубежи!

Как видим, крупные западные финансово-промышленные группировки не заинтересованы в суверенном российском рынке нефтепродуктов и ставят целью вхождение в капитал российских углеводородных компаний в качестве главных акционеров. Но что еще хуже — среди высших российских чиновников находятся лоббисты подобного хищнического взгляда на Россию, а в стане российских миллиардеров по-прежнему многими разделяется мысль о «прибыли любой ценой», даже если это идет вразрез с интересами страны. Соответствует ли чаяниям народа намерение противников России переместить центр управления отечественной нефтегазовой отраслью в сторону заморских офшоров? Нет, не соответствует: достояние народа должно по-прежнему принадлежать народу.

На пути отстаивания своих национальных интересов Россия встретит еще немало трудностей. Пока что, после отказа «Роснефти» от невыгодной сделки, подготовленной для нее Стокгольмским арбитражным судом по лекалам западных центров силы, можно констатировать, что Россия избежала серьезных неприятностей, сохранив полноценный контроль над своей крупнейшей нефтяной компанией. Ошибки допущено не было.

Что же нужно делать дальше? Прежде всего необходимо совершенствовать законодательно-правовую базу, залатывая в ней лазейки, которые позволяют действовать в ущерб стране. А также находить тех партнеров в западном бизнесе, с которыми можно выстроить равноправные и взаимовыгодные отношения. В этом случае российский нефтегазовый сектор займет достойное место в мировой экономике.

Всякий раз, по мере того как Россия становится сильной, риски, угрожающие ей, многократно возрастают. Пока имеется такая возможность, их необходимо устранить, иначе нам придется надолго забыть о развитии и процветании.
Тигран
23.04.2012 10:17
Терпила
12.04.2012 5:47

А что - в школах давно уже мальчишки жуют насвай или что то вроде того (назывется асфальт). В школах среди молодых преподавателей не редко в ходу ненормативная лексика при общении с учениками...

Это и есть СТРАШНО!!!
Геннадий Букингемский
15.04.2012 15:07
Медведев в премьерстве - это гарантированная революция в течении года...Народ не потерпит больше либералов во власти.
Сидоров
15.04.2012 13:16
Пока "ельциноиды" не уйдут из власти, ничего существенного не произойдёт. Будет только симуляция борьбы с "недостатками" или "косметика", когда что-то вопиющее. Как можно верить руководителям, которые превознесли Ельцина, проигнорировавшего решение народа в марте 1991 года и запустившего войну на территории своего государства, что мы и сейчас живём в атмосфере военных действий? Впрочем, а вдруг Путин переродился? - Будет ясно в этом же году.
особое мнение
15.04.2012 7:00
Вся мировая история говорит, что кардинальные изменения в любом обществе может только революция. Поэтому предвыборные иллюзии скоро пройдут. В тоже время весь мир стремительно становится более радикальным. Западные народы просыпаются. Что показал углубляющийся мировой кризис?- Что банки и мультимиллионеры не желают никаких перемен ущемляющих их власть и собственность на все кроме воздуха (пока). Поэтому все мысли их сосредоточены на сокращения расходов, а это можно сделать только за счет своих народов. Поскольку народ представляет собой угрозу, золтой миллиард решил подсократить этот народ, создав для этого соответствующие фонды. Непрерывные войны, "странные" эпидемии, алкоголь и наркотики десятками миллионов в год косят народы. Но этого слишком мало для решения поставленных задач и ситуация торопит. Мудрецы идут дальше - планы третьей мировой, лидеры англоязычных стран, как по команде, заговорили о легализации наркотиков, а для полной эффективности готовятся законы по поголовной обязательной и совсем не либеральной как сейчас, а насильственной "вакцинации". Как вы думаете, на чьей стороне будет российское руководство?
Румянцев
14.04.2012 19:09
О каком обновлении мечтают? Только что читал вот это:
http://rusrep.ru/article/2012/04/11/kuban

Это о том, что творится на Кубани (там не только Кущёвка), а между тем губернатор Ткачев только что с подачи президента  утвержден на очередной 5-летний срок.
behaviorist-socialist (у)
13.04.2012 23:00
behaviorist-socialist
13.04.2012 11:01
Спасибо за откровение.
11-ти классник.
Читаю Вас с интересом.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 23 найденных.

Эксклюзив
20.05.2022
Яков Выговский
В угоду Западу киевский режим давно ведет против России тайную войну.
Фоторепортаж
17.05.2022
Подготовила Мария Максимова
В Царицыно проходит выставка «Романовы. Воспоминание о Крыме».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.