Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 июня 2022
«Заробитчане» в помощь?

«Заробитчане» в помощь?

Медсёстры в Финляндии вышли на массовую двухнедельную забастовку
Виталий Лекомцев
04.04.2022
«Заробитчане» в помощь?

1 апреля в Финляндии 25 тысяч медработников младшего звена – медсёстры и сиделки – начали двухнедельную забастовку. Во многих финских учреждениях здравоохранения из-за этого пришлось ограничить несрочную, а то и срочную медицинскую помощь. Требования бастующих просты и понятны – они желают повышения своей зарплаты и улучшения условий труда. А поскольку уверенности в том, что власти исполнят их требования, у бастующих нет, они предупреждают, что стачка может продолжиться и через две недели – вовлекая все новых людей из других отраслей, не только медицинской.

Известие о начале забастовки неожиданностью для финского общества не стало. Дело в том, что медицинская сфера в Финляндии давно уже страдает от нехватки персонала, которая во время пандемии Covid-19 только усилилась. Привлекательность профессии сильно упала, а пациентов становится все больше. Профильные профсоюзы требуют от государства принятия «‎плана по спасению» отрасли. В частности, предлагается ежегодно дополнительно повышать оклады на 3,6 % в добавление к обычной индексации, которая составляют примерно 2%. Таким образом за пять лет ежемесячная базовая зарплата медсестры должна вырасти с 2 546 (санитары получают 2 206 евро в месяц) до 3 346 евро. Пока же в Финляндии младшим медицинским работникам платят меньше, чем во многих других странах ЕС – например, в Дании медсёстры получают 4 300 евро.

Сами жители Финляндии оценивают требования медсестёр, как достаточно скромные. «Странная позиция. На 3,6% в течение пяти лет? Ну, такое себе... Медсестрички носятся как электровеники и получают по местным меркам не так много. Меньше средней зарплаты по стране. Они все супер. Лежал в больнице и видел. Они улыбаются и всегда на позитиве», пишут русскоязычные жители Финляндии на интернет-форумах. Люди отмечают: «На финском социале сидят толпы беженцев и коренных финских лентяев с женами и детьми. Получая социал, прожить можно. А медсёстры тяжело работают, получая при этом, практически, то же самое: прожиточный минимум. Зачем им работать?» Однако у работодателей другое мнение – те жалуются, что медсестры просят слишком много, а требуемый ими рост зарплат обойдётся госбюджету в следующие пять лет в дополнительных 4,8 миллиарда евро.

Минувшей осенью финский профсоюз медицинских работников Tehy провёл опрос, по результатам которого выяснилось, что почти 90 % представителей младшего медицинского персонала в Финляндии подумывают о смене профессии.

Финская пресса приводит их свидетельства. Так, Тарья Коми, проработавшая в отрасли тридцать восемь лет, говорит, что ей очень нравится её профессия, но грядущие перспективы вызывают беспокойство. Она отмечает, что нехватка персонала существовала уже давно. «Если вам нужен сотрудник, уровень зарплаты должен быть таким, чтобы молодое поколение хотело бы идти работать», резонно подчёркивает Коми. И действительно, в финском списке отраслей, наиболее сильно страдающих от нехватки рабочих рук, медсёстры на первом месте. А еще в этом списке числятся работники социальных служб, терапевты, врачи разных специальностей (особенно стоматологи), воспитатели детских садов, логопеды и психологи.

Медсестра Вуокко Бёк-​Хейккинен, работающая в рентгенологическом отделении, с тревогой говорит: «Нас слишком мало. Они не могут найти учеников а если и находят, то те вскоре увольняются. Мы, медсёстры, стареем, и в отрасли должны быть новые, молодые. Если нет возможности привлечь их, то есть нет денег, то у нас ничего не выйдет». Всего в опросе приняло участие свыше 3200 членов профсоюза. И особенно много недовольных оказалось среди молодых медработников. Почти все медсестры моложе тридцати лет ничуть не скрывают, что могут при удобном случае расстаться с этой профессией. Глава профсоюза Tehy Миллариикка Рюткёнен говорит, что нехватка работников ставит под угрозу безопасность пациентов. И это не пустые слова: минувшим летом недостаток медперсонала привёл к временному закрытию шести поликлиник в финской Карелии в муниципалитетах Полвиярви и Эно.

Поликлиники закрылись на срок от двух до четырех недель. Пациентам, зарегистрированным в этих учреждениях, пришлось срочно подыскивать альтернативные места лечения – как правило, не столь удобные с точки зрения расстояния и, соответственно, доступа.

К таким неудобствам для большого числа людей привели совершенно прозаические причины. Дело в том, что некоторые медсестры ушли в плановый отпуск, а заменить их оказалось некем. Причиной временного закрытия поликлиник послужила также нехватка врачей. «В тех медицинских учреждениях, где работает всегда один врач, нельзя поставить работать на время его отпуска неопытного студента. Некоторые поликлиники региона вынуждены работать совсем без врача», пишет финская пресса.

Тогда специалисты охарактеризовали сложившуюся ситуацию, как из ряда вон выходящую. «Нехватка медсестёр в государственном здравоохранении наблюдается уже давно, но никогда раньше она не приводился к приостановке работы целых медучреждений», отметили в Tehy. В другом профильном профсоюзе Super заявили о «катастрофе». По свидетельству сотрудников Super, временных работников на места ушедших в отпуска медсестер найти в достаточном количестве так и не удалось. Но муниципалитеты, на плечах которых лежит финансирование медучреждений, раз за разом сухо объявляют, что «денег на повышение зарплат отдельным категориям работников нет».

Такая ситуация сложилась не только в окраинных муниципалитетах, но и в крупных городах вроде Хельсинки. Очень не хватает работников, занятых в сфере ухода за пожилыми. Когда кто-то из сотрудников этой сферы уходит в отпуск, зачастую заменить его некем. И если нехватка медсестер для Финляндии является проблемой уже давно, то отсутствие достаточного количества ухаживающих за пожилыми особенно стала чувствительна в связи с пандемией. Оставшиеся сотрудники без перерыва трудятся вплоть до 14 часов в день. И положение может ухудшиться еще больше. Дело в том, что уровень рождаемости в Финляндии – один из самых низких в мире. Население быстро стареет. Кто будет ухаживать за обитателями домов престарелых?

А потому финские медсестры и сиделки полагают, что их труд оценивается властями явно не по достоинству.

Но так как сторонам, вовлеченным в конфликт, договориться, так и не удалось, с 1 апреля 25 тысяч медработников отказались от выполнения обязанностей.

Для них решать свои проблемы подобным образом приходится не впервой. прежде в Финляндии забастовки врачей проходили в 1984-м и 2001 гг., а забастовки медсестёр – в 1965-м, 1983-м, 1995-м и 2007 гг. У всех ещё на памяти события пятнадцатилетней давности, когда в начале 2007 года государство подняло зарплату врачам на 25-30%, а медсестры остались на прежних ставках. Тогда сразу свыше 16 тысяч медсестёр пригрозили уволиться – и склонили тем самым государство на некоторые уступки.

Сейчас медсёстры тоже готовы идти до конца. Более того, профсоюзы, представляющие интересы медсестёр, сиделок, учителей, врачей, педагогов, воспитателей детских садов и персонала, занятого в муниципальных сервисах, пригрозили, что, если до середины апреля конфликт не будет урегулирован на условиях работников, забастовка расширится – и коснется уже в общей сложности 40 000 профессионалов сферы ухода. В середине апреля начнутся также забастовки и других муниципальных работников: школьных учителей, воспитателей детских садов и сотрудников социальных служб. Они требуют для себя того же, что и медики.

Пока что забастовка проходит на территории только шести регионов: Хельсинки и Уусимаа, Северное Саво, Северная Похьянмаа, Варсинайс-Суоми, Пирканмаа и Центральная Финляндия. В них оказались отменены или перенесены процедуры, оказываемые в рамках несрочной медицинской помощи. Правда, и во время забастовки допускается выполнение медиками таких рабочих обязанностей, которые в случае их невыполнения привели бы к существенному вреду здоровья пациента. То есть, если человек сломает ногу, его лечить будут. А вот пациент с хроническим заболеванием вовремя на дежурный прием уже не попадет. На график работы дежурных отделений, реанимации, родильных отделений или срочного онкологического лечения забастовка, как обещают медики, в большинстве случаев не повлияет – но жители страны Суоми всё равно беспокоятся.

Не сказать, чтоб участники протестного мероприятия пошли на очень уж серьёзные для себя жертвы. Да, по финским законам бастующие работники права на получение заработной платы не имеют. Однако медикам, состоящим в профсоюзе, могут выплатить из профсоюзной кассы субсидию или компенсацию за потерю дохода – в размере 140 евро в день.

Эти деньги платятся за каждый день забастовки, в том числе за выходные. Из этой суммы 16 евро освобождены от налогообложения, а сама сумма сверх этого облагается налогом в 45 процентов. Если бастующий во время акции протеста вынужден выполнять неотложные рабочие обязанности, связанные с безопасностью жизни и здоровья пациентов, компенсация за дни работы ему не выплачивается. Но в любом случае, риск, свалившийся на плечи пациентов, куда выше издержек, выпавших медикам.

Власти Финляндии происходящим, понятное дело, крайне недовольны. Руководители медучреждений страны считают, что «забастовка может отсрочить получение несрочной медицинской помощи ещё сильнее, чем пандемия коронавируса». Чиновники призывают: «Бастующие имеют право и должны выполнять работу, которая необходима для обеспечения безопасности жизни и здоровья пациентов». А директор Университетской клиники Хельсинки (HUS) Марку Мякиярви говорит, что это «самая серьёзная ситуация» в его карьере. Мякиярви перечисляет негативные последствия от забастовки. Наиболее серьёзное из них перегруженность служб экстренной помощи для взрослых и детей, а также лабораторий и отделений лучевой диагностики. В отделениях неотложной помощи HUS лечат только пациентов, чье лечение вообще нельзя отложить. Но это ещё не самое опасное. Так, в больничном округе юго-​западной Финляндии пришлось отложить даже срочное лечение рака.

Но даже если финские медсестры добьются на данном этапе исполнения их требований, вал проблем продолжит нарастать. Дело в том, что через год, как запланировано, в стране вступит в силу закон о квотах на количество персонала в домах престарелых.

В настоящее время по всей стране поступает много жалоб на качество ухода за пожилыми людьми от родственников и сотрудников социальных служб. Поэтому власти решили на законодательном уровне предусмотреть, что за десятью пациентами домов престарелых должны ухаживать семь «ляхихойтая» (сиделок), а не пять, как сейчас. Планируется, что в будущем сиделки больше не станут заниматься уборкой и стиркой, а их обязанности, касающиеся только ухода за стариками, окажутся строго расписаны.

Власти выражают надежду, что эта реформа, которая обойдётся государству в 200 млн евро, послужит улучшению качества жизни обитателей домов престарелых. Однако, в её рамках государству потребуется не менее 30 тысяч новых сиделок и медсестер. Где взять их – абсолютно непонятно, учитывая, что людей не хватает даже для текущих нужд. А в ближайшие десять лет, как ожидается, на пенсию уйдут около 19 000 ляхихойтая и 13 000 медсестёр. В последнее время рекрутинговые компании начали завозить в Суоми медсестёр из Филиппин. Эти компании берут на себя их обучение финскому языку, профессиональную переподготовку и обеспечение жильем. Однако, судя по всему, в ближайшее время окажется найдено ещё более оптимальное решение.

В последнее время в страну хлынули украинские беженцы: количество которых, как ожидается, может составить от 40 до 80 тысяч человек. Не секрет, что многие украинцы мечтают любыми правдами и неправдами закрепиться в вожделенном ЕС. Им недостаток медсестер и сиделок в Финляндии только на руку.

Кстати, по этому пути уже пошла соседняя Эстония, где на днях в Таллине состоялся «инфочас» для прибывших в страну украинских медиков.

На данный момент Эстонии не хватает 4000 представителей медицинского персонала – и, хотя бы частично эту нехватку хотят восполнить за счёт специалистов с Украины, для которых спешно создают специальные курсы, чтобы побыстрее интегрировать их в местную систему. Видимо, этим путем пойдёт в ближайшее время и Финляндия. Тем более, что на исходе прошлого года в стране был проведен опрос, итоги которого показали – 61% финнов считают, что привлечение иностранных медработников является приемлемым решением проблемы. А финский министр труда Туула Хаатайнен призывает работодателей изменить отношение к соискателям труда и отказаться от завышенных требований к знанию государственного языка.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
22.06.2022
Алексей Тимофеев
Из переписки пропавшего без вести в 1945-м лейтенанта Д.И. Скворчевского.
Фоторепортаж
27.06.2022
Подготовила Мария Максимова
К годовщине начала Великой Отечественной войны в Музее Победы открылась необычная выставка.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.