Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 июня 2022
От АЭС до серой ольхи

От АЭС до серой ольхи

Как в Эстонии пытаются нащупать пути выхода из энергетического кризиса
Виталий Лекомцев
20.04.2022
От АЭС до серой ольхи

Вместе с другими странами Балтии Эстония оказалась в числе первых государств ЕС, громогласно объявивших об отказе от российского газа, платить за который рублями Таллин не намерен. Это поставило экономику страны, и так пострадавшую от беспрецедентного роста цен на энергоносители в прошлом году, перед лицом возможной катастрофы. Дабы её избегнуть, эстонцы продумывают разные варианты действий.

В числе которых – отмена консервации сланцевой отрасли страны, которую в минувшие годы под воздействием сторонников «зелёной энергетики» начали выводить из эксплуатации. Звучат предложения самого разного толка – от строительства АЭС до перехода на отопление древесной щепой из серой ольхи. Но самый реальный вариант – до конца года в эстонском порту Палдиски должен появиться терминал сжиженного природного газа (СПГ), на который «голубое топливо» будут доставлять морем из «правильных» стран. Газом с этого терминала эстонцы не только хотят обогреваться сами, но и намерены поставлять его соседям-латышам, оказавшимся в столь же незавидной ситуации.

«Газовый коллапс», вызванный отказом Таллина оплачивать российский газ в рублях, застал экономику страны врасплох. Ситуацию усложнил тот факт, что в последние годы Эстония под давлением ЕС стала закрывать свою сланцевую энергетику – как «грязную» и «неэкологичную».

Природа одарила эстонцев огромными месторождениями сланцев – и они сами же захотели отказаться от этого богатства. Дело в том, что страна столкнулась с введенными Евросоюзом ограничениями технологий, основанных на углеродном топливе. В силу обязательств перед ЕС Эстония должна в рамках Парижского климатического соглашения радикально сократить выбросы парниковых газов к 2030 году и практически полностью (до состояния «нулевого баланса») – к 2050 году. Большая доля этих выбросов приходится на предприятия сланцевой энергетики, которые столкнулись из-за требований ЕС с масштабным кризисом.

Весной 2019 года электростанциям Нарвы пришлось резко сократить объемы выработки электроэнергии из-за подорожания квот на выбросы углекислого газа. Параллельно проходившее закрытие сланцевых шахт сопровождалось увольнением больших масс работников, что привело к росту безработицы в северо-восточном уезде государства Ида-Вирумаа. Но все изменилось в прошлом году. Когда в середине сентября 2021-го биржевая стоимость электроэнергии скакнула со 141 до 160 евро за мегаватт-час, эстонцы бросились лихорадочно расконсервировать электростанции города Нарвы. Хотя ещё за несколько месяцев до того в госконцерне Eesti Energia уверяли, что скоро Эстония полностью откажется от «устаревшей» сланцевой энергетики и целиком перейдёт на «передовые, прогрессивные и безупречные с экологической точки зрения» способы производства электроэнергии.

После начала энергетического кризиса 2021 года эстонский премьер-министр Кая Каллас посоветовала согражданам, страдающим от непомерно высоких счетов, сократить количество бытовой техники у себя в квартирах. Это предложение встретило негодование общественности.

«Кая Каллас обвинила в больших счетах за электричество собственных сограждан: мол, понакупили себе по четыре холодильника и по телевизору в каждую комнату, а потом жалуются, что денег не хватает. Экономнее нужно быть, граждане... Лично я не знаю семей, живущих описанным премьер-министром роскошным образом. А если такие семьи и есть, то вряд ли они испытывают проблемы с оплатой счетов. Речь явно идёт о людях с доходом выше среднего, но таких в Эстонии, если верить статистике, не более 10-15%. Остальным и при одном холодильнике тяжело. Премьер-министр, похоже, живёт не в Эстонии, а в какой-то прекрасной стране, где доходы граждан позволяют им без проблем переживать рост цен на электричество, газ и отопление. Для этого им нужно зарабатывать на уровне главы правительства, а не получать среднюю по Эстонии зарплату в 1500 евро минус налоги», – негодовал редактор таллинского издания «Столица» Александр Чаплыгин.

Тогда, в конце прошлого года, никто ещё не предполагал, что совсем скоро Таллин из соображений «европейской солидарности» откажется от российского газа. Но это случилось – и, естественно, встал вопрос: как обеспечить альтернативные поставки? Например, у Литвы есть в порту Клайпеды свой терминал сжиженного природного газа – куда доставляется продукция из США и Норвегии. Кроме того, в этом году должен заработать и недавно построенный газопровод GIPL, соединяющий Литву с Польшей. Газ из данных источников обойдётся литовскому потребителю куда дороже российского – но он, по крайней мере, точно будет. У соседних же Латвии и Эстонии своего собственного подобного терминала нет. Таким образом, в случае их отказа от российского газа Латвию и Эстонию сможет обеспечить необходимым объемом «голубого топлива» лишь терминал в Клайпеде.

Но тут встаёт вопрос цены и пропускных способностей. Мощность литовского терминала составляет 40 тераватт-часов в сезон. Из них потребление Литвы за сезон – 20 тераватт-часов, Латвии – 10 тераватт-часов, Эстонии – 5.

Даже официальные лица Литвы, которым по долгу службы надлежит демонстрировать оптимизм, противоречат друг другу: премьер Литвы Ингрида Шимоните говорит, что мощностей клайпедского СПГ-терминала на все страны Балтии не хватит, а министр энергетики Дайнюс Крейвис говорит, что, нет, хватит, но – «с некоторыми ограничениями, которые пришлось бы иногда применять в отношении крупнейших потребителей».

При этом эстонцев пугает предположение, что запуск интерконнектора GIPL, соединяющего Польшу и Литву, может привести к тому, что большая часть мощностей единственного прибалтийского терминала СПГ в Клайпеде будет работать именно на Польшу.

Поэтому у эстонских компаний может не оказаться возможности получать через Клайпеду газ даже в недостаточных для обеспечения всей страны объёмах. Ведь Польша давно уже планировала отказаться от российского газа, а законтрактованные ею объемы СПГ в Катаре и США составят более 12 млрд кубометров в год. Из них действующий польский терминал в Свиноуйсьце сможет принять сейчас только 5 млрд кубометров, а после реконструкции – 7,5 млрд кубометров. Ещё Варшава планирует задействовать новый терминал в Гданьске, но точные сроки его запуска неизвестны. В таких условиях поляки могут возложить дополнительную нагрузку на терминал в Клайпеде, наплевав на потребности Латвии и Эстонии.

В связи с этим глава Минэкономики Эстонии Таави Аас заявил, что Таллин изучает варианты, как быстро открыть свой собственный терминал СПГ в Палдиски. «Если государство должно поддержать создание терминала, то решение надо принимать немедленно. Конечно, оно возникнет в сотрудничестве с частным сектором. Вопрос в том, выступит ли государство гарантом или внесет средства напрямую», – сказал Аас. По его данным, Эстонии ежегодно необходимы будут пять танкеров СПГ (около 400 млн кубометров). Стоимость же специального регазификационного судна (подобного тому, что служит СПГ-терминалом в Клайпеде) достигнет, возможно, 300 млн евро – поэтому выгоднее взять его в аренду, а не покупать.

Пока что в эстонском правительстве говорят, что терминал в Палдиски должен появиться осенью. Газ для него эстонцы хотят закупать в США. Конечно, американский СПГ будет обходиться по сравнению с российским трубопроводным газом втридорога – но чего не сделаешь ради того, чтобы «не оплачивать содержание армии страны-агрессора»!

Ситуацию для Таллина, впрочем, облегчает тот факт, что Эстония, в силу маленьких своих размеров и раньше-то являлась одним из самых небольших потребителей российского газа. Например, в 2020 году страна импортировала из РФ всего 274 млн кубометров.

Эти планы вызвали живейший интерес в соседней Латвии, также добровольно отказавшейся от российского газа. Латыши собираются выходить из кризиса тремя путями: во-первых – нарастить поставки с терминала в Клайпеде, во-вторых – построить свой собственный СПГ-терминал в порту Скулте, в-третьих – закупаться у эстонцев в Палдиски. До недавнего времени большая часть (около 90%) газа поступала в Латвию из России, 10% – из Клайпеды. Такая пропорция существовала, поскольку РФ предлагала куда более низкие цены. Теперь же, по оценкам самих латышей, для реализации проекта в Скулте им понадобится не менее двух лет. Это ставит Латвию в критическую зависимость от Клайпеды и Палдиски – в случае, если эстонцы действительно сумеют получить свой терминал уже к этой осени.

Стоит отметить, что Еврокомиссия поставила целью на этот год закупить для нужд ЕС дополнительно 50 млрд кубометров «голубого топлива» (в виде СПГ) – для снижения зависимости от российского продукта. В то же время в Международном энергетическом агентстве оценивают реальные возможности таких закупок в 20 млрд кубометров. На рынке ЕС тем временем цены на газ не снижаются. Они держатся выше 1200 долларов за тысячу кубометров. И какие объемы при такой стоимости сможет «переварить» эстонский рынок, непонятно. Пока что у Эстонии есть запасы газа на ближайшие несколько месяцев – а что будет дальше – неясно.

На фоне этой ситуации в стране стали более активно обсуждать вопрос создания собственной атомной электростанции. Вообще-то, данный вопрос дискутируется уже на протяжении нескольких лет. Ещё в июне 2019-го министр экономики и инфраструктуры Таави Аас заявил, что всячески приветствует начало дебатов на тему строительства в Эстонии АЭС нового поколения. Ещё три года назад Аас признавался, что в ситуация в эстонской энергетике сложилась весьма проблемная.

Во многом это связано с тем, что Эстония, как и прочие страны Балтии, решила в течение ближайших пяти лет выйти из энергетического кольца БРЭЛЛ (Белоруссия – Россия – Эстония – Литва – Латвия), с советских времен связывающего Прибалтику с Россией и присоединиться к энергосетям ЕС. Но европейское электричество, опять же, окажется дороже российского.

Таави Аас считает, что в Эстонии есть места, очень подходящие для развития в них атомной энергетики – например, городок на севере страны Кунда. В феврале 2020-го в эстонском уезде Ляэне-Вирумаа состоялось первое общественное обсуждение проекта строительства атомной электростанции. Однако, у жителей региона возможное предстоящее соседство с АЭС вызывает опасения. «Достаточно сложно найти место, куда складывать атомные отходы или куда увезти их. Думаю, в этом заключается очень большой риск. Если отсюда нет возможности вывозить, то мы должны иметь какой-то вариант складирования в Эстонии. Конкретного ответа на это мы не получили. Кто работает над этим, и что нам делать дальше?», – задал риторический вопрос председатель муниципалитета города Раквере Михкель Юхками. В любом случае, надо полагать, что в ближайшем будущем поступят очередные новости о возможной Эстонской АЭС.

Чиновники выражают уверенность, что в будущем в Эстонии появится больше «ветряков», солнечных панелей на крышах домов и заводов. Ещё одно предложение о том, как преодолеть энергетический кризис, связано с …серой ольхой, на которую приходится 6,6% эстонского леса. По словам главного специалиста отдела лесного хозяйства Министерства окружающей среды Арви Тосса, в государственных лесах в настоящее время насчитывается 5,5 млн фестметров серой ольхи, в частных – 26 млн. «Это – неиспользованный ресурс. Если говорить о серой ольхе, то она в основном идёт на дрова, а в качестве бытовой древесины её используют редко. Стоимость дров ниже расходов на заготовку», – рассказал Тосс, добавив, что с повышением цен на энергоносители ситуация начала меняться. По оценке эстонского Союза владельцев частных лесов, ежегодно можно было бы рубить на полмиллиона фестметров серой ольхи больше, чем сейчас. Этого, как считают в организации, хватило бы для замены российского газа, используемого для отопления.

Как уверяет Тосс, серой ольхи в Эстонии так много, что её вырубка не должна ограничиваться экологическими нормами. Тосс также добавил, что государство не будет отдельно дотировать вырубку. Но вопрос ещё заключается в перепрофилировании действующих в стране котельных – с газа на щепу.

«Тут точно нужны инвестиции», – считает исполнительный директор Союза владельцев частных лесов Яанус Аун. А глава отдела энергетики Министерства экономики и коммуникаций Яанус Уйга сообщил, что в котельных спрос на щепу уже превышает предложения. «Нынешние цены мотивируют строить котельные там, где можно использовать щепу. Но на эти инвестиции требуется время, не меньше года», – добавил Уйга.

Строительство котельных, работающих на щепе, эстонское Минэкономики поддерживало через инвестиции, поступающие от структурных фондов ЕС – и планирует делать это и дальше.

И теперь эстонские интернет-пользователи шутят, что скоро их страна станет «энергетической сверхдержавой» – и сможет наладить поставки серой ольхи в другие государства.

Впрочем, руководитель лесной программы Фонда природы Эстонии Сийм Куресоо советует проявить трезвость – его планы массовой вырубки ольхи тревожат. Он указывает на необходимость уделять большее внимание сокращению потребления в секторе энергетики.

«Что касается отопления, то потребление можно сократить при помощи реновации домов», – советует Куресоо.

В любом случае, нелегко в ближайшие месяцы придётся в Эстонии всем – и экономике в целом, и отдельным лицам – как физическим, так и юридическим. Конечно, это в том случае, если Таллин «не даст заднюю» и не возобновит покупки газа в РФ.

Но для этого необходимо общее решение на уровне всего ЕС, против воли которого дисциплинированные прибалты, разумеется, не пойдут ни в коем случае…


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
22.06.2022
Алексей Тимофеев
Из переписки пропавшего без вести в 1945-м лейтенанта Д.И. Скворчевского.
Фоторепортаж
27.06.2022
Подготовила Мария Максимова
К годовщине начала Великой Отечественной войны в Музее Победы открылась необычная выставка.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.