Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 ноября 2022
Газовый раскол

Газовый раскол

Страны ЕС начинают ссориться из-за газа
Виталий Лекомцев
11.08.2022
Газовый раскол

В Евросоюзе готов разразиться «скандал в благородном семействе» из-за уменьшающихся запасов газа, имеющихся в распоряжении входящих в него стран. Зачинщиком скандала оказалась непокорная Польша.

Гордые паны заявили, что не хотят делиться с соседней Германией; доводы же о том, что куда более крупная германская экономика нуждается в «голубом топливе» гораздо больше, на них не действуют. Более того, в Варшаве заявляют о том, что будут самостоятельно распоряжаться своими энергетическими ресурсами, не оглядываясь на решения Еврокомиссии о необходимости сокращения потребления газа. 

По мере того, как Россия снижала поставки по «Северному потоку», потребление газа в Германии упало в июле на две трети – если сравнивать с показателями прошлого года. Причина – резкое повышение стоимости «голубого топлива», ведь на германских биржах газ торгуется по ценам уже выше 2000 евро за тысячу кубометров. При этом в июле Германия потребила 1,3 млрд кубометров газа – всего лишь 34% от того объема, который сожгли в стране в середине лета год назад.

Издание Bloomberg предупреждает, что у правительства Германии осталось три месяца, чтобы предотвратить катастрофу, которая может возникнуть предстоящей зимой из-за нехватки природного газа.

«Несмотря на то, что сейчас разгар лета, у Берлина осталось мало времени, чтобы не допустить нехватки энергоресурсов предстоящей зимой. Дефицит в Германии может приобрести беспрецедентный характер, поскольку ни одна другая страна Европы не подвержена такому риску, как крупнейшая экономика региона, где почти половина всех зданий отапливается с помощью топлива», – пишет Bloomberg. Издание отмечает, что Берлин не может рассчитывать на помощь даже своего ближайшего соседа, Франции. Там – собственные проблемы, вызванные регулярным выявлением неисправностей в реакторах французских АЭС…

В итоге вырисовывается плачевная картина. «Города в Германии уже экономят на освещении и горячей воде, пытаясь предотвратить катастрофу. Президентский дворец в Берлине в тёмное время суток более не освещается, в Ганновере нет горячей воды в душевых в бассейнах и спортивных залах. Муниципалитеты по всей стране готовят специальные места с обогревателями, предназначенные для защиты людей от холода. И это только начало кризиса», – стращает Bloomberg. Добавляя, что продолжающийся рост цен на электричество бьёт в первую очередь по малообеспеченным слоям населения. По данным института экономических исследований в Кельне, до уровня «энергетической бедности» скатился почти каждый четвертый немец. Рост коммунальных платежей означает для данной категории граждан потерю возможности покрывать другие расходы.

Растущие опасения по поводу того, что страна не сможет заполнить свои газохранилища до необходимого уровня, отражаются и на промышленном секторе.

По результатам опроса, устроенного Ассоциацией немецких торгово-промышленных палат среди более чем 3 500 компаний, свыше 16% промышленных предприятий Германии допускают возможность сокращения производства или отказа от некоторых видов деятельности. Так, например, крупнейший в мире химический концерн BASF уже сократил производство аммиака, необходимого для удобрений.

«По оценкам Международного валютного фонда, в условиях полной остановки поставок российского газа Германия недосчитается за три предстоящих года 4,8% ВВП. Немецкий федеральный банк оценивает потенциальный ущерб в 220 млрд евро. Несмотря на то, что это, безусловно, станет болезненным ударом по германской экономике, куда более опасным следствием кризиса может стать долгосрочное снижение конкурентоспособности страны», – указывает Bloomberg.

В этом положении Берлин вынужден был объявить о кампании по сокращению потребления газа в стране и более широком использовании угольных электростанций. Немецкие промышленные предприятия начали, по мере возможности, переводить свои мощности на нефтяной газ, мазут и на тот же уголь. Понятно, что это вызвало взрыв негодования у могущественных германских «зелёных», возмущённых столь явным отходом от прежнего «экологического» курса, насаждаемого на протяжении всех последних лет. Однако в сложившейся ситуации у страны просто нет иного выхода. Как считают эксперты, потребление газа в Германии необходимо сокращать не менее чем на 20% – и искать дополнительные мощности по импорту. Полная же остановка «Северного потока» приведёт к тому, что страна недополучит треть годового потребления. Оказавшись в столь плачевном положении, в Германии обратили внимание на соседнюю Польшу – позарившись на накопленные панами запасы «голубого топлива».

Поляки минувшей весной перестали получать газ из России напрямую, отказавшись рассчитываться за него, как потребовала Москва рублями. Но, в месяцы, предшествовавшие этому, Варшава «открутила вентиль», что называется, по полной – стараясь успеть как можно больше наполнить свои газохранилища. А после того, как прямые поставки из РФ прекратились, Польша продолжала получать российский газ, который ей перепродавали другие страны ЕС. Помимо этого, Варшава сделала большие закупки сжиженного природного газа (СПГ), доставляемого в Польшу морем. Так или иначе, но к 22 июня 2022 года страна накопила рекордные в своей истории запасы. Было объявлено, что хранилища страны заполнены на 97% – в них находилось 3,36 млрд кубометров. В июне 2021-го они были на треть ниже (2 млрд), так что власти государства поздравляли себя с этим большим достижением.

Однако уже к концу июня стала поступать информация о том, что отбор газа из польских хранилищ начал превышать закачку на 1−7 млн кубометров в сутки. Это оказалось связано с прекращением поставок российского газа со стороны Германии.

Ситуация у западного соседа Польши обострилась до такой степени, что немцы вынуждены были отказаться от перепродажи драгоценного топлива. «Однако немедленно возник виртуальный реверс для Польши из появившихся заявок потребителей Италии и Франции, которые обеспечиваются по польскому коридору», – сообщил представитель «Газпрома» Сергей Куприянов.

В любом случае, на данный момент Польша всё ещё обладает огромными запасами «голубого топлива» – превосходящими те, что имеются в распоряжении соседей-немцев. «Наши хранилища на данный момент заполнены, у нас есть безопасность поставок, все потребности удовлетворены – в отличие от одиннадцати стран Евросоюза, которые уже вводят ограничения», – отмечает польский министр климата и окружающей среды Польши Анна Москва.

В конце июля в Варшаве заявили, что собираются оспорить рекомендацию Еврокомиссии об обязательном сокращении потребления газа на 15% всеми странами ЕС и призыв ЕК к «энергетической солидарности».

По этому поводу Анна Москва заявила: «Что для нас неприемлемо в предложении Европейской комиссии, так это попытка обеспечить соблюдение обязательных механизмов сокращения. Странам трудно согласиться на обязательное сокращение газа, не зная, как будет выглядеть следующая зима. Мы можем говорить лишь о добровольных механизмах». Анна Москва считает, что соответствующие предложения ЕК были составлены наспех.

Однако, министр не исключила того, что Польша, возможно, и согласится на некоторое сокращение своего газового потребления – но только в том случае, если Евросоюз отнесется с вниманием к её нуждам и потребностям. Например, Варшава давно уже ведёт спор с Брюсселем о том, чья судебная система имеет приоритет на территории страны – национальная или общеевропейская? Польша давно уже сопротивляется попыткам Брюсселя насадить на её территории «европейскую толерантность» со всеми её «прелестями» (ничем не ограничиваемая гей-пропаганда и т. д.) – и использующего в качестве инструмента принцип приоритета общеевропейских судебных органов над национальными. При этом Евросоюз требовал, чтобы Варшава упразднила Дисциплинарную палату Верховного суда Польши – орган, посредством которого, как считают в Еврокомиссии, польские власти осуществляли давление на своих судей, лишая их независимости.

И ЕК своего таки добилась – закон об упразднении Дисциплинарной палаты был по инициативе президента Анджея Дуды утверждён. Однако, председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, похвалив Дуду, тем не менее не преминула указать, что Польша реформировала свою судебную систему в недостаточной степени – и нужно сделать ещё ряд новых шагов в этом направлении.

Досада поляков вполне понятна – до тех пор, пока ЕК не сочтёт свои требования полностью выполненными, страна не получает всех причитающихся ей поступлений из структурных фондов ЕС и, напротив, обкладывается штрафами. Вот Анна Москва и дала понять, что в качестве награды за «газовую солидарность» Польша хочет, чтобы Брюссель перестал её терроризировать своими требованиями.

Также А. Москва напомнила, что сокращение потребления газа означает повышенный спрос на уголь. Однако угольная генерация отягощена тарифами на квоты на выброс СО₂ – взимаемыми по схеме торговли эмиссией (ETS). Данные квоты приходится выкупать во имя производства электроэнергии. «В Польше этот налог ослабляет энергетический сектор. Мы ожидаем солидарности», – призывает Анна Москва.

Другими словами, Польша хочет, чтобы ей, в обмен на согласие добровольно сократить газовое потребление снизили цены на выбросы углекислого газа.

Многих поляков откровенно раздражает и то, что их призывают экономить газ во имя того, чтобы недостатка в нём не испытывала соседняя Германия – страна, у которой с Польшей непростые, мягко говоря, отношения.

Депутат Сейма Польши Яцек Оздоба обличительным тоном заявил: «Я процитирую вам речь одного из немецких европарламентариев – Маркуса Фербера: "Нам не нужны указания, касающиеся экономии энергии. Важно, чтобы солидарно организовать поставки газа в Евросоюз. В особенности это – обязанность Польши, которая наполнила свои хранилища на 98%"».

Поляков возмущает, что им предлагают делиться газом, который и для них самих будет обходиться всё дороже. Так, в конце июля стало известно, что польская энергетическая госкомпания PGNiG объявила о заключении кредитного договора с банком Pekao S.A. Компания получит под гарантии Госказначейства Польши кредит на два года величиной 4,8 млрд злотых (1 млрд долларов). В PGNiG объясняют, что вынуждены были занять эти деньги в силу того, что цены на газ на энергетических биржах останутся высокими и в предстоящие кварталы – и нужно обладать финансовыми резервами, чтобы гарантировать отопление страны в ближайшем будущем. В PGNiG обращают внимание на то, что из-за снижения мощности «Северного потока» стоимость топлива на европейских биржах выросла за полтора месяца более чем вдвое – до 2100 долларов за тысячу кубометров. И польская компания столкнулась с теми же проблемами, что и немецкая Uniper, которая обратилась к немецкому правительству с просьбой расширить кредитную линию с 2 до 8 млрд евро и переложить часть затрат на всех потребителей.

Показательным стало интервью мэра польской Познани Яцека Яськовяка, который в беседе с изданием Business Insider призвал горожан готовиться к 2023 году, который станет, мол, ещё более тяжелым, чем нынешний.

Мэр предупредил своих сограждан: «2022 год был последним годом относительно стабильных государственных финансов и стабильного уровня жизни польских женщин и мужчин. Следующий обязательно будет тяжёлым. Мы видим, как растут цены на электроэнергию и на газ – и как это отражается на затратах на функционирование самоуправления. Это повлияет на положение наиболее уязвимых слоёв населения. Им придётся труднее всего. Придётся затянуть пояса, чтобы покрыть свои основные потребности, такие как отопление квартиры, оплата счетов за электричество, газ и продукты». По мнению градоначальника, вплоть до окончания боевых действий на Украине ситуация к лучшему не изменится. «Война вынуждает Польшу увеличивать расходы на оборону, а значит, мы будем меньше тратить на другие нужды», – отмечает мэр.

По его словам, серьёзной проблемой является и очень высокая инфляция, а также, не в последнюю очередь – качество государственного управления. «Был период, когда правительство могло больше инвестировать в альтернативную энергетику, но этого не произошло. И сегодня у нас есть вполне ощутимые негативные результаты. Масштабы проблем очень серьёзные», – продолжил Яцек Яськовяк. На иронический вопрос корреспондента о том, ходил ли уже мэр в лес за хворостом, градоначальник Познани ответил: «Ещё нет. У меня в квартире нет камина. Но я не знаю, не придётся ли пользоваться хворостом моим детям, живущим в доме, построенном моим дедом. Они проживают неподалеку от Марцелиньского леса, так что там близко...». Мэр добавил также, что посоветовал своей бывшей жене установить на квартире систему так называемого козлового отопления (самодельный электрический обогреватель, вообще-то очень опасный в эксплуатации). Познаньский мэр оптимистично добавил, что «привык к низким температурам», и выдержит даже постоянные 12 градусов тепла. «У нас впереди худшие времена, и мы должны пройти через них», – констатировал Яськовяк.

8 августа министр Анна Москва ещё раз заявила, что Польша может самостоятельно распоряжаться своими энергетическими ресурсами, не оглядываясь на решения Еврокомиссии о необходимости сокращения потребления газа.

«Никто не может заставить нас регулировать потребление или вводить другие ограничительные меры. И даже больше – мы не желаем в Варшаве принимать решения об ограничениях в других странах», – пояснила министр в беседе с изданием Sieci. Она подчеркнула, что приобретенный газ – это всецело собственность Польши. «Только мы можем решать, как им пользоваться, на какие нужды и кому предоставлять. Никто не арестует польский газ. Подчёркиваю, что Еврокомиссия не может нас ни к чему принудить», – добавила Москва. Она назвала вариант того, что Евросоюз напрямую прикажет Польше отдать часть своего газа Германии «крайне маловероятным». Министр, по её словам, не представляет себе ситуации, когда «Брюссель будет навязывать» Варшаве обязанность помогать кому-либо. Ее примеру могут последовать другие страны сообщества – почему это полякам можно, а нам нет?! А это уже чревато расколом Евросоюза…


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
16.11.2022
Валерий Панов
За девять месяцев этого года из страны вывезены за рубеж рекордные 63,1 млрд долларов.
Фоторепортаж
18.11.2022
Подготовила Мария Максимова
К 185-летию создания железнодорожного сообщения в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.