Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 мая 2023
Мы были против войны

Мы были против войны

В моём сознании Украина – это часть Родины. Большой, сильной и любимой...
Ирина Ушакова
09.03.2022
Мы были против войны

Помню картинку в нашем советском букваре, где изображены в своих национальных костюмах представители всех народов, входящих в СССР. Первый школьный урок – о Родине. В боях за Киев и Донбасс в 1941-1943 гг. погибло много моих земляков – смолян и тверичей. Впрочем, ни Шольцу, ни Байдену этого не понять…

Моя семья и множество моих друзей и соратников переживали в 2014 году за Киев, когда видели свастики на стенах домов и парады нацистов, когда каждый год 9 мая ветеранов Великой Отечественной войны, вышедших на улицу с цветами, избивали и унижали. От родственников и знакомых все знали, что на Украине притесняют русский язык. «С завтрашнего дня я должна на работе говорить на украинском», – сообщала мне коллега лет десять назад.

Почти у каждого из нас на Украине родственники, у кого-то там родители. А как иначе, если ещё сто лет назад это пространство было Российской империей, а Харьков, к примеру, – это часть Слобожанщины, как и Белгород.

Мы терпели, когда по всей Украине прорусски настроенных деятелей культуры, наших коллег писателей, журналистов и простых граждан вызывали на допросы и бросали в тюрьмы. А ещё ранее, в 2007 г., был убит экс-губернатор Харьковщины Евгений Кушнарёв, который предупреждал о том, что нацистские идеи закладывают мину под украинское квазигосударство.

Мы помогали православным приходам на западе Украины, где бандеровцы жгли храмы и монастыри. Все эти годы я не раз писала об этом.

Тридцать лет украинским школьникам (Харьков – университетский город русской культуры) калечили сознание, лишая изучения русского языка и русской литературы. С трудом верилось, что до такого абсурда может дойти киевский режим, по указке Запада взращивая проект «анти-Россия». Но… Майдан в Киеве, горящий Дом профсоюзов в Одессе…

А в июне 2014 года боевой штурмовик ВСУ ударил ракетами по центру Луганска, пятерых женщин врачей на крыльце здания Администрации разорвало в клочья. Мы видели первые дни обороны Луганска, когда шахтёры и колхозники ушли в народное ополчение, потому что киевские власти стали диктовать, на каком языке разговаривать русским людям и как им жить на их родовых казачьих землях.

Все эти восемь лет мы были прикованы к сводкам новостей из Донбасса, где дня не проходило без обстрелов со стороны ВСУ. Для нас стали святы эти названия «Луганск», «Донецк», «Горловка», «Счастье»… Как святы «Ржев», «Сталинград», «Курская дуга», «Прохоровское поле»…

Как говорят герои документального фильма Валерия Тимощенко «Луганская повесть», линия обороны на Донбассе проходит по окопам Великой Отечественной войны. И ещё эти шахтёры – потомки казаков говорили (это снято на камеру в 2014 г.): «Не мы пришли к ним во Львов, это они пришли к нам убивать наших детей».

И вот, сдвинулась эта линия обороны. И сегодня мы не идём на акции «против войны», потому что мы все эти восемь лет против войны! Сегодня мы молимся о скорейшем окончании этой вынужденной освободительной операции и желаем мира единому народу России и Украины.

На мой вопрос, как дальше будут развиваться экономические и культурные взаимоотношения России и Украины,ответил историк, главный редактор портала «ХРОНОС. Всемирная история в Интернете» Вячеслав Борисович Румянцев:

«Нынешний тупик в культурных взаимоотношениях строился не одно десятилетие. Начинали его ещё большевики, когда ликвидировали Донецко-Криворожскую советскую республику в составе РСФСР, другие образования на территории Малороссии и Области войска донского, чтобы создать искусственного монстра – Украинскую ССР. Анти-Россия была запрограммирована в этой Украине уже тогда. Синтетический украинский язык навязывался насильно. Помнится, в одном из писем А.С. Макаренко сетует, что его книга "Флаги на башнях" вышла на украинском, а на русском, по установленным советской властью книгоиздательствам правилам появится только через полгода, чтобы раскупили украинской вариант. Людей принуждали читать на этом ополяченном варианте суржика.

Ничего подобного не должно повториться! Как сказала моя знакомая луговчанка, в Луганске по-украински никто не разговаривает, хотя все знают. Потому что это – язык врага. Так понимают ситуацию жители Луганска. Но ничего не понимает российская "элита"».

Очевидно, что мы проиграли информационную войну на постсоветском пространстве. И понятно сегодня одно: если вслед за артиллерией и пехотой не будет проводиться работа культуры, мы снова вернёмся на исходные позиции.

Украина – это часть русского мира, находящаяся в тяжёлом духовном помрачении. Это южнорусский край со своим особым звучанием, край, где взрастала великая русская культура. Там истоки творчества Н.В. Гоголя, М.А. Булгакова…

Там, на Черниговщине, как и на Смоленщине, создавали свои русские школы братья Рачинские и были предводителями местного дворянства. А поколение моих родителей помнит советскую Украину, тоже цветущую, богатую, яркую. С историей нельзя шутить, её нельзя обмануть. Мы видим, что это оборачивается трагедией.

Как ни странно, ситуацию с Украиной лучше многих из нас понимают сербы. Они помнят, как «миротворчески» западный режим вмешивается в межэтнические конфликты других государств, помнят, как в марте 1999 г. США и НАТО нанесли массированные ракетно-бомбовые удары по территории суверенной Югославии.

Сербский геополитик Драгош Калаич (1943-2005), чьи статьи в 90-е гг. регулярно публиковались на страницах нашей патриотической прессы, так определил суть сербского противостояния Америке: «Мы отстаиваем нашу свободу, наше славянское право быть хозяевами на собственной земле, – и в этом смысле мы – передовой отряд великой России, ее западный рубеж и крайний форпост. Ведь то, с чем мы столкнулись сегодня, в скором времени ждёт и русских, пусть их правители и думают иначе, надеясь "встроиться" в "современный", глубоко враждебный славянству мир. По большому счёту, мы сражаемся не только за себя и Россию, но и за всю Европу, порабощённую заокеанскими захватчиками. Сами мы – тоже Европа. И всегда помним об этом».

Продолжая мысль Драгоша Калаича, можно сказать, что сегодня российская армия сражается за русский, славянский мир. Сама история даёт нам подсказки и объяснения происходящего.

Выдающийся поэт и дипломат Ф.И. Тютчев в 1863 г. написал, будто о сегодняшней информационной и санкционной войне против России:

О, край родной – такого ополченья
Мир не видал с первоначальных дней…
Велико, знать, о Русь, твоё значенье!
Мужайся, стой, крепись и одолей!

Работа России и Украины на экономическом и культурном поле предстоит суровая и трудная, ибо киевский режим по американской указке воспитал уже не одно поколение антироссийски настроенных граждан. Дай Бог очнуться им от этого морока и понять нам всем, что только вместе мы сможем противостоять вызовам мировой закулисы.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
26.05.2023
Валерий Панов
«Большая фарма» нуждается в новых эпидемиях
Фоторепортаж
25.05.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее открылась выставка «Казачья гвардия – гордость Российской империи»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..