Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 августа 2022
«Я не видел, но знаю войну»

«Я не видел, но знаю войну»

Заметки подростка, побывавшего в местах недавних боев
Илья Ермолкин (Муромский)
15.04.2022
«Я не видел, но знаю войну»

Меня всегда поражало, насколько точно Владимир Высоцкий передаёт атмосферу Великой Отечественной войны в своих песнях и стихотворениях. Как будто он был там, всё видел и пережил. Однако стихи о той страшной войне были написаны им со слов его отца и его родного дяди Алексея Высоцкого. Мне тоже довелось пообщаться с живыми участниками и очевидцами боевых действий, но только в Сербии, Косово и Донецкой Народной Республике.  

Моё знакомство с Сербией, с её языком, культурой, историей и народом началось в 12 лет, когда я был учеником 6 класса московской православной Гимназии во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Моим преподавателем по сербскому языку был ныне покойный военный переводчик Числов Илья Михайлович, принимавший участие в боевых действиях в Косово. Именно благодаря ему я влюбился в Сербию и счастливо побывал там восемь раз.

Самые запоминающиеся поездки прошли в интернациональном сербском летнем лагере «Школа Приятельства»(серб. «Дружба»), устроенным командой «Наша Сербия», сербской патриотической организацией, основанной в 2000 году. Начиная с 2001 года каждое лето на горе Таре проходит проект под названием «Школа дружбы», объединяющий детей из Сербии и региона с помощью образовательных программ и спортивных кружков.

Участниками «Школы дружбы» в период с 2001 по 2010 гг. были ребята, включенные в программу помощи: сироты войны и дети из малообеспеченных семей, в том числе из сербских анклавов в Косово и Метохии.

В 2013 году участниками «Школы дружбы» впервые стали дети из России, приезд которых был организован в сотрудничестве с Синодальным отделом по делам молодежи Русской православной церкви.

Гостями были также дети из Приднестровской Молдавской Республики, приехавшие впервые на Тару благодаря Российскому институту стратегических исследований.

В 2013-м году, окончив шестой класс, с группой ребят московского Крутицкого Патриаршего подворья я полетел в тот замечательный лагерь. Кроме детей из самой Сербии, Черногории и Македонии, там была делегация из Косово. Моё внимание привлекли двое ребят, с которыми мне удалось достаточно тесно пообщаться. У одного из них не было руки. Её оторвало разрывом фугасного снаряда. Было очень трогательно до слёз видеть, как вокруг него сербские дети помогали ему. А у второго во время бомбёжки погибла родная сестра. Сегодня я с дрожью вспоминаю их рассказы, а тогда мне было сложно ещё осознать, что они пережили. Но они не ныли, не пытались вызвать у окружающих сострадание, а вели себя, как обычные ребята их возраста.

В 2015-м я посетил лагерь «Школа Приятельства» во второй раз. Тогда, впервые с 1999 года, в сербском лагере были уже дети из Донецкой Народной Республики.

Они поведали мне про регулярные бомбёжки украинских нацбатов, поддерживаемых проамериканским режимом, про гибель людей на их глазах, нехватку еды, одежды и средств к существованию. Но, несмотря на это, они у себя дома продолжали заниматься творчеством, художественной самодеятельностью, учиться и просто жить. И никто, НИКТО из них не жаловался на плохую жизнь.

На их лицах всегда была радость! Да, радость от того, что они ещё могут восхищаться светлым, утренним солнышком, слушать пение птиц и общаться со своими сверстниками. Они не выглядели закомплексованными, они были спокойными и мужественными.

Ещё один случай напомнил о войне, когда я отдыхал с родителями в Черногории, и возле нашего отеля мы встретили таксиста, с которым у нас завязался разговор. Уже не помню, о чем говорили, но отчётливо врезался в память шрам, тянувшийся от середины живота почти до самой шеи, который он показал нам, задрав футболку. По его словам это был шальной осколок от бомбы.

Там же услышал я чудесную историю, связанную с Амфилохием (Радовичем), митрополитом Черногорским и Приморским (почившем в прошлом году), с которым мне довелось познакомиться. Однажды, когда он шёл по Косову полю, то к нему сзади пристроился албанец и выстрелил из пистолета в голову. Это можно было понять по громкому щелчку, однако пистолет дал осечку. Будущий митрополит обернулся, и в тот момент албанец ещё раз попытался выстрелить, но пистолет снова дал осечку. После этого владыка подошёл к изумлённому албанцу и прямо в лицо ему сказал: «Ну, что же ты ждёшь, стреляй». Тот трясущейся рукой направил пистолет на него и опять выстрелил, но пистолет снова дал осечку, после чего бандит убежал.

Я, как и Высоцкий, не видел войны, но благодаря тем ребятам из Донецка, тем ветеранам из Косова, своему преподавателю по сербскому языку, рано узнал её и ужаснулся.

Однажды мой преподаватель по сербскому языку подарил мне буклет под названием «Мартовский погром 2004». В нём я увидел разрушенные сербские святыни в Косово. А на обложке были изображены развалины одного храма, на котором красной краской было написано: «Смерть сербам». Это и многое другое сотворили албанцы при поддержке США. Кроме того, на тот момент главой Косово, с подачи того же американского правительства, был назначен албанский наркобарон. Все это понимали. Но сделать ничего не могли.

И когда меня спрашивают, почему мне не нравится Америка, то перед глазами тут же всплывают те двое сербских ребят, один из которых лишился руки (при этом хорошо играл в футбол), а другой потерял близкого человека. И как же не вспомнить светлые лица донецких ребят, не сломленных судьбой, а ведь к ним тоже прилетали снаряды с надписью «Всё лучшее детям»! Нет. Я никогда не прощу Америке ни Донбасса, ни Косово. Никогда…

Поэтому не пытайтесь меня убеждать в американской «непогрешимости» и «великости». Каждый раз, просматривая фотографии, съёмки разрушенных косовских домов, убитых детей и там, и в Донецке, и, вспоминая светлые лица моих друзей оттуда, я не могу думать иначе.

Я всех их люблю, и именно они для меня братья-славяне. В завершение я хотел бы поделиться одним из своих стихотворений, которое я написал подростком, ещё 7 лет назад, как раз тогда, в Сербии, во время знакомства с ребятами из Донецка. Оно называется «Молитва за Русь» и, как мне кажется, подходит и к нынешней ситуации.

О, Господи, Тебе молюсь! 
Храни мою Святую Русь!
Ей веру предков возврати
И от страданий защити.

Дай в помощь Ангельскую рать
И не позволь врагам попрать
Страну любимую мою
Хоть в мире, хоть в честном бою!

...Пред ликом Божиим свеча
Горит. Молитва горяча
Моя за Русь – святую мать:
Не раз рабой могла бы стать
Царей земных, им подчиниться,
Но в клетке не живёт Жар-птица!

Взметнётся знамя веры вновь –
Её поднимут наша кровь
И память предков! Русским – быть!
Врагам Россию не сгубить!

Святая Русь, живи вовек!
Пусть будет русский человек
В ней жить и радостно трудиться! 
За это буду я молиться!



Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Я
16.04.2022 4:26
Спасибо , прекрасные стихи с глубоким смыслом . Творческого вдохновения , Вам.
Наташа
15.04.2022 16:54
Спасибо большое автору этих строк! Я тоже молюсь и прошу Господа прислать на помощь нашим бойцам и народной милиции Донбасса Ангельскую рать для победы над злом, чумой, которая поразила большую часть украинцев и людей на Западе. Ведь на самом деле идёт война между добром и злом, светом и тьмой. И я верю, что победа будет за нами

Эксклюзив
10.08.2022
Валерий Панов
Зачем артиллерия ВСУ бьет по Запорожской АЭС.
Фоторепортаж
08.08.2022
Подготовила Мария Максимова
Трансформации и планы туристической Москвы представлены на выставке в Манеже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.