Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 апреля 2024
Информационное разминирование

Информационное разминирование

Размышления известного писателя над уникальным изданием
Дмитрий Каралис
29.05.2023
Информационное разминирование

Народный артист России Николай Буров написал удивительную книгу о своем времени, назвав ее «Маятник Фуко. Нарративные этюды о жизни, театре и Исаакии».


Искушенный читатель, знакомый с судьбой Бурова, легко догадается, почему в названии упомянут физический прибор. Для несведущих поясню — Николай Витальевич девять лет служил директором музея «Исаакиевский собор», где в давние советские времена маятник Фуко, закрепленный одним концом под куполом собора, другим — с тяжелым грузиком — сшибал, раскачиваясь по гигантской амплитуде, брусочки и спичечные коробки на полу, воочию подтверждая вращение Земли вокруг своей оси. Впечатление — на всю жизнь!

к карал..pngНо чем же удивила меня книга? Глубиной и чистотой мысли, изумительным слогом. Удивила прекрасной композицией, где есть место и краткому, в один абзац лирическому отступлению о котах, и глубокому историческому эссе о взаимоотношениях церкви и молодого советского государства в первое послереволюционное десятилетие. Мне казалось, что я достаточно неплохо знаю автора — обаятельного и толкового человека, сотрудничать с которым мне повезло на протяжении четверти века. Но читаю книгу и поражаюсь — это целая энциклопедия культурной жизни Ленинграда — Санкт-Петербурга, написанная человеком, бывшим, что называется в гуще событий.

Я бы тоже хотел написать такую книгу — умную и нежную в словах, острую в мыслях. Чтобы в этой книге не сводить счеты с прошлым, не выставлять врагов и недоброжелателей глупцами и негодяями, не подхваливать себя тайно или явно, надеясь услышать за шелестом страниц аплодисменты поклонников. Так пробежать по клавишам собственной жизни, чтобы прозвучала симфония, а не какофония случайных зарисовок.

Так вот о маятнике. В одной из глав книги автор отчетливо связывает духовное и физическое: «Творец позаботился и одарил всех нас Маятником Фуко — безукоризненно убедительной возможностью гениально простого и непосредственного физического наблюдения за соединением каждого элемента мира с целой Вселенной и ее центральной точкой».

И ты понимаешь, что название книги открывает сакральный план повествования, понятный и атеистам, и глубоко верующим. Все мы под Богом, природа и ее творец связаны видимой и невидимой нитью, Земля — гигантская карусель, на которой нам выпало крутиться, и пока вы читали эти строки, гигантский маятник — пусть ныне и невидимый — сшиб энное количество брусочков и коробков. Без паники, товарищи, крутимся дальше!

В огромном хорошо изданном фолианте есть свой (нарративный!) взгляд на культуру Северной столицы, обычную жизнь, которая только с виду кажется обычной, есть театр с его переживаниями на сцене, в зале и за кулисами, много чего есть в этой ладной и симпатичной книге.

Есть не показная любовь к родному городу, к детству, прошедшему в железнодорожном доме на улице Полярников, что в Невском районе возле Императорского фарфорового завода. Есть изумительный язык и ясность мысли, есть рассуждения о некоторых фактах нашей общей истории, которые меня, например, привели в задумчивость.

 Вот автор рассуждает об исторической политике, которая зачастую подменяет собой госпожу историю: «В последние времена меня особенно печалит тенденция к однобокому освещению нашей истории. Об этом предмете следует говорить всерьез. Не с целью использования исторических фактов для решения сиюминутных политических задач, а во благо всего народа». И продолжает тему:

«Мы порой живем так, что сами себя не помним: не только забываем плохое и хорошее, но и рисуем в своем сознании совершенно другую реальность прошлого. Сами ее создаем и сами же начинаем верить. Давайте помнить прошлое таким, каким оно было в действительности, а не молиться на «лжеиконы». Это лишает народ и веры, и морали. Еще раз: я не красный, не белый, не синий, не зеленый. Я — против войны, особенно войны гражданской, войны, которая вызывает ненависть, учит убивать и мстить, коверкает души и ломает судьбы…» (с.238)

Один пример, поразивший меня.

Буров говорит об «информационном разминировании исторического пространства», которым занимаются молодые исследователи-архивисты, и приводит, в частности, свидетельства о грабежах церковных ценностей войсками генерала Мамонтова летом 1919 года в районе Воронежа, о которых не принято нынче говорить.

Современник тех событий — генерал Деникин — так прокомментировал результаты «героического» рейда: «Громадную ценную добычу привёз он (Мамонтов — Д.К.). Чего в ней только не было — тысячи золотых и серебряных вещей, иконы в золотых окладах, церковные сосуды, жемчуга и бриллианты»… Награбленное переправили в Турцию, где прибывшие из Североамериканских штатов «антиквары», боясь скандала и огласки, потребовали превратить ценности в лом, что и было сделано офицерской молодежью численностью 40 человек за два месяца. Итог — 700 ящиков общим весом 160 тонн. «От американцев было получено 50 млн франков. Деньги переданы лично Врангелю». Но об этом не прочитаешь в любой газете или в школьном учебнике, не услышишь из телевизора, ибо лидерам белого движения уже возведены памятники и посвящены романтические кинокартины, словно они — наше всё, они, дескать, были за веру, царя и Отечество! На наших глазах происходит поворот на сто восемьдесят градусов. Бедные школьники и студенты! Бедные пенсионеры, сдававшие учителям «другую» историю Гражданской войны в России.

В книге много вдумчивых неспешных пояснений к недавним событиям. Вот, например, о шуме вокруг прав на Исаакиевский собор, случившемся в начале нынешнего века. Казалось бы, о чем спорить? Богу — Богово, кесарю — кесареву. Отдать собор церкви, и дело с концом! Ан, нет! Буров, который был в те непростые годы директором Исаакия (на его попечении были также Смольный и Сампсониевский соборы и храм «Спас-на-крови»), терпеливо и убедительно рассказывает, почему он, православный и воцерковленный человек, противился передаче этого сложного историко-художественного объекта в управление церкви. Во-первых, Исаакий никогда не находился на балансе церкви и всегда содержался за счет казны. Во-вторых, самый большой православный храм в Европе, который Монферран строил сорок лет, явление уникальное, и смотреть за ним — целая наука: архитектурный и художественный контроль, реконструкции колоколов, башенок, строгий температурный режим, освещенность, сохранность редчайших фресок и картин, просторные подвалы с редчайшими экспонатами, включая блокадные… Буров пишет о неудачной попытке содержать Исаакиевский собор за счет церковной общины, предпринятой почти сто лет назад: «Уже после осмотра здания, который был выполнен в мае 1925 года, стало понятно, что «ремонт и поддержание таких художественно-исторических архитектурных памятников мирового значения, как Исаакиевский или Смольный соборы, посильны только государству». Сейчас в Исаакиевском, слава богу, совмещены церковные службы и экскурсионное дело  — собор остался под присмотром государства.

В книге, как в хорошем путеводителе, отчетливо проступает образ Ленинграда — Санкт-Петербурга: город — не декорации, а действующее лицо книги.

Автор с любовью и дотошливостью рассказывает об улице Полярников и окрестных местах — там, под перекличку паровозных гудков прошли его детство и юность, оттуда он ездил в центр Ленинграда учиться актерскому мастерству. Очень деликатно и строго рассказано о родителях, братьях и сестрах, о традициях большой ленинградской семьи. Фигура отца, с ранней молодости строившего в нашей стране новую жизнь, появляется в книге не часто, но я бы сказал, значительно, в этих появлениях угадывается огромное сыновье уважение к родителю.

Николай Буров, которому довелось и играть на сцене наших лучших театров, и сниматься в кино, и быть «министром культуры» городского правительства, и возглавлять в тяжелые времена Союз театральных деятелей Санкт-Петербурга, и создавать новый Музей железнодорожного транспорта на Балтийском вокзале (про Исаакий мы уже говорили), проступает сквозь страницы своей книги человеком добрым и общительным, каким и является в жизни. И трогает высказывание автора: «Моя жизнь была не особенно заметной: я не закрывал грудью амбразуры, не совершал героических поступков и не спасал людей, но каждый день делал дело, которое мне было поручено свыше. Если удавалось хорошо — получал удовольствие. Если что-то не получалось — начинал болеть».

Хочется пожелать дорогому Николаю Витальевичу всегда получать удовольствие от своей деятельности и не болеть!

Увы, книга выпущена в свет небольшим подарочным тиражом без обязательных в книжном деле выходных данных, что нисколько не уменьшает ее значение, а даже делает ее уникальной. При этом остается надежда, что тираж будет повторен и расширен, и славное издание обретет признаки явления культуры.


Каралис Дмитрий Николаевичписатель, публицист, киносценарист, общественный деятель. лауреат шести международных и общероссийских литературных премий. Автор 18 книг прозы и нескольких киносценариев.

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

кто-то
31.05.2023 10:11
Насчёт "разминирования" - - не смешно! Уже много десятков лет общество наше не было до такой степени расколото и разобщено "до атомов", как сегодня. Постарались сапёры на славу!
Алекей
30.05.2023 13:34
Очень интересно и полезно! Обменяюсь мнением с друзьями о книге...Спасибо и автору книги и автору статьи
МАЗ
29.05.2023 12:58
Прочитал с большим интересом.

Эксклюзив
22.04.2024
Андрей Соколов
Кто стоит за спиной «московских студентов», атаковавших русского философа
Фоторепортаж
22.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В подземном музее парка «Зарядье» проходит выставка «Русский сад»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.