Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июля 2021

Неукротимый Янченко

Он был вторым по результативности русским асом Первой мировой
Николай Бодрихин
28.03.2014
Неукротимый Янченко

На боевом счету подпоручика Василия Ивановича Янченко, воевавшего на «ньюпорах», было 16 воздушных побед.

Будущий герой-авиатор родился 1 января 1894 г. в городе (или в районе города) Никольск-Уссурийский (ныне Уссурийск), что в самом центре Приморья, в семье Ивана Гавриловича и Ирины Тимофеевны Янченко . За несколько лет до рождения сына в поисках лучшей доли, как многие другие семьи, они из западной части страны переселились на Дальний Восток. Через год после рождения Василия в семье родился еще один мальчик – Михаил. Впоследствии Михаил тоже стал авиационным специалистом и лётчиком, эмигрировал в Южную Америку и умер в Аргентине в 1982 г. в возрасте 87 лет.

После смерти Ивана Гавриловича мать через какое-то время вновь вышла замуж, и заботу о детях возложил на себя отчим Федор Иванович Собченко. Он сделал все, чтобы те могли получить образование. С детства Вася проявлял живой творческий интерес к технике, к всевозможным техническим устройствам. В 1910 г. Фёдор Иванович и Ирина Тимофеевна с детьми переехали в Саратов. Здесь в 1913 г. Василий окончил Саратовскую техническую школу.

С началом войны, в октябре 1914-го, двадцатилетний Янченко добровольно вступил в Русскую императорскую авиацию. Начал службу в 3-м корпусном авиационном отряде в должности моториста. 22 ноября 1914 г. умение и настойчивость молодого парня, не раз удивлявшие гораздо более опытных мотористов, были отмечены званием ефрейтора. Вскоре толковый, любознательный, инициативный и бесстрашный ефрейтор Янченко добился допуска к полётам в качестве лётчика-наблюдателя. В этом качестве он совершил более двадцати вылетов на разведку позиций противника.

Отношения с командованием у Василия сложились доверительные, ему многое позволялось, но и он не оставался в долгу: порой денно и нощно доводил до нужного уровня вышедший из рабочего режима мотор.

Двигатели, стоявшие на большинстве аэропланов в Первую мировую войну, были главным образом ротационные – то есть они вращались вместе с картером и воздушным винтом вокруг неподвижного коленчатого вала. Обслуживание этих двигателей, и сегодня кажущихся непростыми для опытных мотористов, было связано со множеством трудностей. Двигатели производились во Франции, и руководство по их эксплуатации страдало всевозможными неточностями.

Василий Иванович глубоко вник в суть работы двигателя и использовал для их ремонта, а порой и доведения до более высокой мощности сразу несколько придуманных им самим нововведений (то, что назовут впоследствии рацпредложениями и изобретениями).

Тем самым такие умельцы, как он, заложили основы подлинно народной доработки самолётов, широко применявшейся грамотными механиками и мотористами и в годы Великой Отечественной войны, когда «сырые» новые самолёты прямо в условиях полевых аэродромов переоборудовались и доводились наладчиками до уровня, порой превосходившего заданные характеристики.

Позже Василий Янченко сам научился пилотировать аэроплан "Ньюпор-XI". Был командирован на авиационные курсы в Петроград, затем в Севастопольскую военно-воздушную школу. 4 сентября 1915 г. оканчивает школу, совершив в процессе обучения самостоятельный полёт на аэроплане «Моран-Сольнье». После окончания школы был зачислен в 12-й авиаотряд в звании старшего унтер-офицера.

Первый боевой вылет, совершённый 15 сентября 1915 г., был омрачен нештатной ситуацией: во время полёта произошло внезапное возгорание самолётного двигателя. Однако молодой лётчик не потерял самообладания и сумел-таки посадить горящую машину. «За проявленное мужество при чрезвычайных обстоятельствах, позволившее сохранить военную технику и экипаж», он был награждён знаком отличия ордена Св. Георгия – Георгиевским крестом IV степени. Через месяц его грудь украсил Георгиевский крест III степени – этой наградой он был отмечен за успешно совершённые боевые вылеты. Далее он был направлен в Московскую лётную школу, где с ноября 1915 г. проходил специальный курс лётчика-истребителя. Военную службу продолжил с 5 января 1916 г. в составе 3-го авиаотряда, совершив десять боевых вылетов. Отношения с командованием авиаотряда у В.И. Янченко не сложились, и в апреле 1916-го он был переведён в 7-й истребительный авиаотряд, базировавшийся под Тарнополем. В течение двух недель он осваивал новый для него «Ньюпор-X».

И вот именно на этом самолёте 25 июня 1916 г. Василий одержал свою первую победу. Он сбил, атакуя его вместе со своим командиром, прапорщиком И. Орловым (ещё одним русским асом), австрийский самолёт-разведчик «Авиатик Б.III».

За эту победу фельдфебель Янченко был награждён Георгиевским крестом II степени.

В августе 1916 г. состоялось перевооружение отряда: он был переведён на новые «Ньюпоры», созданные под руководством Деляжа – тогда ещё главного инженера фирмы. От «Ньюпора-X» новый «Ньюпор – XI» отличался, прежде всего, своими небольшими размерами (длина машины 5,6 м – на 2 с лишним метра меньше, чем у «Ньюпора-X», размах крыльев – 7,5 м – меньше на три метра). В сочетании с небольшими весом (480 кг) это увеличивало манёвренность самолёта, а противнику затрудняло прицеливание по маленькой машине. Первые "Ньюпоры" не имели приборной доски. Буссоль, хронометр, тахометр и альтиметр размещались по углам кабины, что заставляло лётчика весьма энергично вертеть головой. Заметим, что «Ньюпор-XI» был признан лучшим истребителем Антанты, и, хотя он уступал в мощи двигателя и вооружения более новым «Ньюпорам» и «СПАДам», многие лётчики использовали маленький вёрткий самолётик до конца войны.

Тем временем прапорщик Янченко был удостоен ордена Св. Анны IV степени с надписью «За храбрость» и звания военного лётчика за то, что 5 октября 1916 г. уже на «Ньюпоре-XI», вновь в паре с И. Орловым, сбил вражеский самолёт «Бранденбург». Кроме того, неутомимый прапорщик 18 октября 1916 г., выполняя патрулирование, обнаружил три неприятельские машины. Не задумываясь, он устремился в атаку. В результате один самолёт сбил, второй повредил и вместе с третьим обратил в бегство. Экипаж сбитого аэроплана оказался в итоге в нашем плену.

В составе группы русских лётчиков Янченко в ноябре 1916 г. проходил стажировку во Франции, в школах высшего пилотажа и воздушной стрельбы в городах По и Каза. Затем оттачивал боевое мастерство на Западном фронте. По возвращении в Россию 3 января 1917 г. был награждён орденом Владимира IV степени.

Необычайная природная одарённость помогала отважному лётчику, имевшему за плечами лишь начальное техническое образование, неоднократно модернизировать и доводить, что называется, «до ума» вверенные ему боевые аэропланы.

Василий Янченко отличался исключительным мужеством и упорством, не раз находился буквально на грани жизни и смерти. При испытаниях «Лебедя-7» и доработанного «Ньюпора» он трижды из-за полученных травм попадал в лазарет.

Там, кстати, он познакомился и сдружился с русским асом польского происхождения Донатом Макиёнком – таким же настоящим энтузиастом авиации. Именно в лазарете они обсудили несколько новых приемов воздушного боя, вскоре опробованных ими на практике.

7 марта 1917 г. они парой атаковали и сбили неприятельский самолёт-разведчик. 13 апреля 1917 г. Василий вместе с Д. Макиёнком и Ю. Гильшером атаковал сразу три австрийских «Бранденбурга С.I». В результате боя две из трех машин были сбиты и записаны на счёт трёх русских лётчиков. 2 июля Янченко вновь сбил «Бранденбург», а 6 июля записал на свой счёт девятую победу. 11 июля они вновь в паре с Д. Макиёнком сбили неприятельский аэроплан, а 18 июля он сбил ещё одного противника в одиночном боевом вылете. 20 июля (7 июля по старому стилю) Янченко, Орлов и Гильшер вступили в бой с группой германских аэропланов. Был сбит один самолёт противника, но при этом погиб русский ас, Георгиевский кавалер, отмеченный Георгиевским оружием, двадцатитрёхлетний корнет Ю.В. Гильшер.

Василий написал тёплое, подробное письмо отцу погибшего аса.

19 августа после совместной победы, одержанной в паре с Макиёнком, Василий Иванович вновь был легко, но болезненно ранен. 6, 20 сентября и 8 октября Янченко одерживает свои очередные победы. 14 октября 1917 г. он записывает на свой счёт последний сбитый им самолёт – «Альбатрос» Д.III.». Это была безусловная победа: Янченко приземлился рядом и, обнаружив мёртвого пилота, забрал его документы. Вот выдержка из доклада лётчика:

«…Увидел группу аэропланов, набирающих высоту, и стал их преследовать. В районе деревни Дубровка я внезапно атаковал одноместный «Альбатрос». Он стал выполнять крутой разворот влево, пытаясь контратаковать, но в это время я открыл огонь и поразил его. «Альбатрос завалился на крыло и вошел в вертикальное пике…».

Подпоручик Янченко воевал на «Моране-Сольнье», «Моране-монококе», «Ньюпоре-IV», «Ньюпоре-X», «Ньюпоре-XI», «Ньюпоре-XVII», «Ньюпоре-XXI». Большинство своих побед, так же, как и знаменитые асы Антанты – французы Нанджессер и Гинемер, Фонк и Навар, англичане Болл и Мэннок, он одержал на маленьком и вёртком аэроплане-истребителе «Ньюпор-XI», известным под кличкой «Бебе». Сбил лично и в группе 16 самолётов противника. Вероятней всего, он сбил 8 аэропланов лично, 5 – в паре и 3 – в составе группы из 3-х аэропланов. Свои групповые победы он разделил с выдающимися русскими асами – Иваном Орловым, Донатом Макиёнком, Юрием Гильшером.

Среди идентифицированных сбитых Янченко самолётов противника – «Авиатик В.1», двухместный «Альбатрос», три сбитых «Ганза-Бранденбург С.1» – двухместный двухстоечный биплан, два аэроплана «Альбатрос D.III», конструкции известного впоследствии немецкого конструктора Э. Хейнкеля, «Авиатик С».

Как и некоторые другие известные лётчики Василий Иванович Янченко – второй по результативности русский ас – так и не был удостоен ордена Св. Георгия IV степени и, не получив Георгиевский крест I степени, не стал кавалером полного банта Георгиевских крестов (несмотря на распространённые публикации о его награждении этими орденами), а войну окончил в младшем офицерском звании подпоручика. Причиной тому был его характер – решительного, резкого, независимого в суждениях человека.

После революции он вступил в Добровольческую армию генерала Корнилова, где был произведён в капитаны. В апреле 1920 г. был уволен из армии генерала Врангеля за драку, устроенную им с другим лётчиком – подпоручиком Назаревичем в Симферополе, в кабаре гостиницы «Петроградская».

В 1920 г. или позднее эмигрировал в США. Работал инженером у И.И. Сикорского, но, рассорившись с ним, переехал в Нью-Йорк и вскоре стал работать инженером-конструктором в американском городе Сиракузы.

Его очень ценили как конструктора, но за крутой нрав, необузданность и несговорчивость он получил от американцев прозвище Дикий Татарин.

Выдающийся русский ас В.И. Янченко – кавалер Георгиевских крестов II, III и IV степени; орденов Св. Владимира IV ст. с мечами и бантом; Св. Станислава III ст. с мечами и бантом; Св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость»; ордена Звезды (Румыния) – умер во флоридском округе Дэйд (США) в августе 1959 г. в возрасте 65 лет.

Бодрихин Николай Георгиевич - писатель, кандидат технических наук, историк авиации. Автор книг "Кожедуб", "Туполев" (серия "Жизнь замечательных людей"), "Сталинские соколы", "Лучшие асы XX века" и др.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Пров
22.04.2014 21:50
... Наверное, поэтому, стоит пиндосам столкнуться с "нелинейностью" запланированного, и сразу начинается глубокий ступор.
Например, в 2004 году бравые янки вчистую продули индусам 90 процентов учебных авиабоев, стоило сымитировать отказ-уничтожение наличествующих аваксов.
Но Семенычу это мало интересно, ибо не оплачиваемо.
Зато, распираемый изнутри непомерным самомнением (за что, но не только, в свое время он и был вышвырнут из пятнашки) он тут балаболит о том, что ему есть с чем сравнивать.
Увы, Семеныч, твои фантазии - это только твои фантазии. В них ты чего только не обслуживал, не выслушивал и не изобретал...
Андрей Ульбин
30.03.2014 15:18
Рацпредложения, столь распространённые в СССР, полностью в законодательном порядке запрещены в США... и уже давно. Почитайте, например, советскую книгу Смелякова "Деловая Америка".
Всякая рацуха продлевает жизнь отсталым технологическим линиям и мешает внедрению принципиально новых достижений науки и техники. К тому же, абсолютно не допустима на полевых аэродромах.

Наверное,поэтому американская авиация по своей технологическим и концептуальным решениям стала после Второй Мировой войны наиболее передовой. А наши самолёты как были топорными, так и остались...

Я, в отличие от автора статьи, обслуживал и наши самолёты, и даже немного американский истребитель F-5E... Сравнивать есть что...



Айвенго
29.03.2014 21:17
Кстати в СССР был предатель Беленко если память мне не изменяет, ну тот кто суперсовременный миг в Японию что-ли там перегнал, дак вот Янченко не предавал вовсе дела славянского в этом плане это уж совершенно точно.
Павел (Владивосток)
29.03.2014 19:16
Спасибо!
Горжусь, что такой был земляк. Уссурийск - один из лучших провинциальных городов России!
Павел (Владивосток)
lilija
29.03.2014 16:16
ВАСИЛИЙ ЯНЧЕНКО ОТЛИЧАЛСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ  МУЖЕСТВОМ И УПОРСТВОМ, ОН БЫЛ ВТОРЫМ ПО РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ РУССКИМ  АССОМ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ! его очень ценили как конструктора, но за крутой нрав, необузданность и несговорчивость он получил от американцев прозвище Дикий Татарин.
Вера
29.03.2014 14:49
Сколько интересных судеб!

вышла книга «Краски русской авиации» в четырех томах (издательство «Фонд содействия авиации "Русские витязи"»).

Данная работа посвящена истории российской авиации и охватывает период с 1909 по 1922 гг. В ней идет рассказ обо всех известных авторам опознавательных знаках, эмблемах и отличиях с самого начала существования нашей авиации и до окончания Гражданской войны в России.

Правда слишком дорого!

Эксклюзив
16.07.2021
Валерий Панов
По материалам экспертного круглого стола ФИП и Российского исторического общества.
Фоторепортаж
12.07.2021
Подготовила Мария Максимова
К 200-летию великого русского поэта.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.