Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Греция: между Востоком и Западом

Греция: между Востоком и Западом

Почему советско-греческие экономические отношения активно развивались даже в годы правления «чёрных полковников»?
Алексей Чичкин
17.06.2015
Греция: между Востоком и Западом

Напоминает ли нынешнее состояние российско-греческих отношений, при всём различии, ситуацию середины 1960-х – середины 1970-х гг.? Тогда советско-греческие экономические связи стали активно развиваться, притом, что в Греции у власти были т.н. «чёрные полковники». И хотя в СССР публично «клеймили позором» установленный ими режим, «чёрные полковники» не были заинтересованы в односторонней ориентации страны на США и НАТО.

Главным образом, это было связано с негативной позицией Запада в отношении идеологии «Энозиса» – консолидации под эгидой Афин греческого населения Средиземноморья и Малой Азии. В то время именно эта концепция была основой внутренней и внешней политики Греции.

А намного раньше, ещё осенью 1940-го, когда греческим войскам удалось оттеснить итальянских агрессоров в Южную Албанию, диктатор Греции генерал Метаксас призвал к воссоединению Чамерии (греческое название данного албанского региона). Та же идея была выдвинута Афинами в 1946-м, когда обсуждался статус южноэгейских островов Додеканес – экс-итальянской колонии (до 1945 гг.).

СССР поддержал претензии Афин на эти острова, включенные с 1947-го в состав Греции. Москва поддержала также права Греции на принадлежавший ей район Фракии, выходящий на Эгейское море. Этот регион был оккупирован Болгарией дважды: в 1913-1919 и 1942-1946 гг. Поэтому «фракийский вопрос» Афины трактовали не только как восстановление историко-географической справедливости, но и как реализацию «Энозиса».

Кстати, греческая компартия отвергала «Энозис», и, может, ещё и поэтому СССР косвенно способствовал ее поражению в гражданской войне в Греции в 1945-1949 годах?.. Полагаю, такая версия имеет право на существование, если исходить хотя бы из того факта, что после Второй мировой войны авторитет Советского Союза в мире, а особенно на Европейском континенте, был необычайно высоким, его военная мощь внушала Западу, мягко говоря, глубокое уважение.

Советская поддержка Греции в территориальных спорах была также связана с активной пропагандой культурных, православных и других византийских традиций в последние 10 лет сталинского СССР.

Естественно, об этой поддержке помнили и «черные полковники». Иначе, видимо, и быть не могло, поскольку в Греции официально проводилась линия на пропаганду истории и даже на внедрение в жизнь традиций Византии. Соответственно, режим ориентировался на провизантийский «Энозис».

Москва в тот период давала понять, что «Энозис» не противоречит её интересам. И не исключено, что в СССР строились планы если не по отрыву Афин от США и НАТО, то, во всяком случае, по ослаблению связей Греции с западным блоком. Возможность реализации такой стратегии усиливало то обстоятельство, что Греция в период «черных полковников» не соглашалась вступить в ЕС. Кстати, идеология «Энозиса» в интерпретации «чёрных полковников» включала присоединение к Греции Кипра, где доля греческого населения в тот период превышала 75%...

По данным российского политолога и историка Ильи Клишина, «военный режим в Греции проклял либеральное прошлое страны, поставившее её на грань катастрофы. Были закрыты западные фонды, арестованы крупные прозападные политики и журналисты. Греческим военным претили парламентская болтовня, западная распущенность. В пост запрещалась продажа мяса, арестовывались хиппи и рокеры, были введены обязательные уроки православия в школах». Но, пожалуй, главная ошибка греческих военных была в том, что они, «ненавидевшие западные ценности, хотели воспользоваться помощью США для осуществления своих энозис-планов»...

Но для США и в целом для Запада была совершенно неприемлема идея режима «чёрных полковников», которые в 1970 г. заявили о том, что Греция «должна стать преемницей Византийской империи, хранить и приумножать её наследие».

Тогда же официальным языком страны был объявлен «кафаревусу» – официальный язык Византии. Очевидно, что не просто «Энозис», а ещё и «провизантийский Энозис», вполне мог серьёзно повлиять на геополитические планы Запада, скажем, ослабить его позиции в Восточном Средиземноморье, что отвечало интересам СССР. Потому, собственно, США иезуитски повели себя в отношении политики Афин на Кипре: вначале они поддержали «проафинский» путч в Никозии, а потом – военное вторжение Турции на Кипр. Вслед за этим режим «чёрных полковников» был свергнут.

Но что касается советско-греческих отношений в тот период, то отметим, например, что объём взаимной торговли за 1960-е годы возрос более, чем вдвое. А к началу 1970-х СССР стал четвёртым по значимости торговым партнером Греции. По данным минморфлота СССР, суда под греческим флагом осуществляли в тот период до 15% объёма морских перевозок советских внешнеторговых грузов. Греческие судоверфи выполняли почти такую же часть общего объёма советских заказов за рубежом по судостроению и судоремонту.

По воспоминаниям Арама Пирузяна (торгпред СССР в Греции в середине 1960-х), его назначению на должность в 1964 г. предшествовала продолжительная беседа с министром внешней торговли СССР Н.С. Патоличевым. Министр отметил, что «сверху» рекомендовано «ускорить развитие отношений с Грецией, особенно экономических. Поскольку нужно укрепить позиции СССР и СЭВ на Балканах, а это связано и с ухудшением советско-албанских отношений» (ввиду осуждения Тираной советско-югославского сближения и известных советских решений в отношении И.В. Сталина).

Министр уточнил, что Греция соседствует со многими соцстранами и, судя по общественным настроениям, может «отдалиться» от США и Запада. Потому «требуется активизировать её экономические связи с СССР».

Согласно докладной записке посла СССР в Греции Николая Корюкина в Исполком СЭВ от 2 ноября 1966 г., «правительство Греции пока не готово «заморозить» программу вступления страны в ЕС, но сложилось впечатление, что греческое правительство, с учетом политической географии на Балканах и опасаясь негативных последствий от вступления в ЕС, хочет балансировать между Западом и странами СЭВ... Наши предложения 1966 г. о предоставлении максимального благоприятствования греческим товарам в СССР и льготных тарифов греческим транзитным грузам на советской территории принято с большим удовлетворением, но власти опасаются, что США и ЕС могут сорвать более активное сближение двух стран». Кроме того, греческая сторона не отвергла предложение болгарской стороны 1966 г. о возможном получении Грецией статуса наблюдателя в СЭВ, хотя «до получения такого статуса, как считают ее власти, целесообразно более активно развивать торговлю со всеми странами СЭВ». По мнению Н. Корюкина, более интенсивное сотрудничество СЭВ с Югославией и начало нормализации советско-албанских отношений, укрепив позиции СССР и СЭВ на Балканах, могло бы усилить тяготение Греции к СЭВ с последующим её выходом на статус наблюдателя в этом блоке.

В архивах МИД Народной Республики Болгарии есть документы, свидетельствующие о том, что упомянутое предложение о наблюдательном статусе для Греции в СЭВ было изложено в письме тогдашнего главы болгарского МИД Ивана Башева министру иностранных дел Греции Иоаннису Тумбасу в июле 1966 г. Скорее всего, это предложение было согласовано с Москвой. Но состоялись ли соответствующие переговоры, сказать трудно: официальных подтверждений со стороны СССР, Болгарии или Греции не было.

По всему поучается, что СССР «присматривался» к Греции еще до прихода к власти «чёрных полковников».

Во всяком случае, выполнение экономических заказов СССР и восточноевропейских стран-членов СЭВ в 1960-х – начале 1980-х гг. обеспечивало постоянной работой свыше 10% трудоспособного населения Греции и стабильную загрузку не меньше 15% её промышленных, агропромышленных и судостроительных мощностей. А товарообмен Греции с СССР и другими странами СЭВ в середине – второй половине 1960-х увеличивался быстрее, чем со странами ЕЭС. Что показывало незаинтересованность Афин в ориентации только на Запад. Несмотря на громкие заявления режима, что революция 21 апреля 1967 г. (приход к власти «чёрных полковников») была призвана спасти Грецию «от угрозы коммунизма», правительство Г. Пападопулоса вовсе не собиралось прерывать торговых отношений с соцстранами, и прежде всего – с СССР.

Так, уже в августе 1967 г. греческое правительство приняло решение о закупке в СССР для нужд государственных организаций различных машин, комплектующих, оборудования и запчастей на общую сумму почти в 5 млн долл. А 11 июня 1968 г. министр координации Н. Макарезос, отвечавший за экономическую политику режима, встретился с торгпредом СССР в Греции Е. Гуровым и выразил, по словам Гурова, «глубокую обеспокоенность падением товарооборота с СССР. По мнению Макарезоса, «наши экономические связи остаются взаимовыгодными, надо их всячески развивать и, в том числе, расширять ассортимент взаимной торговли» К 1972 г. объёмы взаимной торговли выросли почти на треть в сравнении с 1966 г. В тот период увеличивался также товарооборот Греции с Болгарией, Югославией, Румынией.

Тогда же, кстати, была заморожена программа по вступлению Греции в ЕС. Но антикоммунистическая внутренняя политика военного режима, что резко критиковалась советской (и болгарской) пропагандой, не позволяла Греции сблизиться с СЭВ. Тем не менее, складывается впечатление, что в руководстве СССР сочувственно относились к идеологии «Энозиса», которую греческий военный режим попытался реализовать на Кипре летом 1974-го. Кроме того, Совет Безопасности ООН по инициативе СССР принял резолюции 541 и 550 (1983 и 1984 гг.), призывающие мировое сообщество не признавать «Турецкую республику Северного Кипра», не устанавливать с ней никаких политических, экономических и культурных контактов.

Но в августе 1974 г. вследствие событий на Кипре, когда, по заявлению К. Караманлиса, «НАТО оказалась не в состоянии предотвратить возникновение конфликта между двумя государствами-членами», правительство заявило о выходе из военной организации альянса. Правда, вскоре оно стало высказываться за возвращение страны в военную структуру НАТО на условиях статуса «особых отношений», по которому, в частности, греческие вооруженные силы в мирное время находились бы под национальным командованием. Предложение было принято руководством НАТО в 1975 г. К тому времени «чёрные полковники» уже были свергнуты, к власти в Греции пришли проевросоюзовские партии.

Прошло почти 40 лет. На досрочных парламентских выборах в Греции в конце января победу одержала леворадикальная партия СИРИЗА. Вопреки нынешней антироссийской политике Запада новый премьер Греции Алексис Ципрас уже побывал с визитом в Москве.

На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным Ципрас сказал: «Между нашими народами существует глубокая внутренняя связь. Она сохранилась до сих пор независимо от внешних обстоятельств. И действительно, цель моего визита сегодня придать нашим отношениям новое содержание во благо наших граждан».

Задача это волне реальная: у наших стран есть немалый опыт взаимовыгодного сотрудничества в условиях не менее сложных, чем сейчас.

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..