Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июля 2021
Правда о «Стерегущем»

Правда о «Стерегущем»

К 110-летию подвига моряков русского миноносца
Владимир Малышев
11.03.2014
Правда о «Стерегущем»

На рассвете 26 февраля (10 марта) 1904 года эскадренные миноносцы «Стерегущий» и «Решительный» возвращались после ночной разведки к островам Эллиот в Порт-Артур. Неожиданно в густом утреннем тумане они наткнулись на четыре японских корабля.

Это были миноносцы «Усугумо», «Синономе», «Сазанами» и «Акебоно», к которым вскоре подошли еще два японских крейсера. Завязался неравный бой. «Решительный», у которого был более мощный двигатель, сумел прорваться к Порт-Артуру, а на «Стерегущего» обрушилась вся мощь огня вражеских орудий.

Получилось 64 орудия против четырех! Это был настоящий ад: японские снаряды снесли все мачты и трубы на русском миноносце, был пробит корпус. Пока еще работала машина, оставалась надежда прорваться в Порт-Артур, но в 6 часов 40 минут японский снаряд, разорвавшись в угольной яме, повредил два смежных котла. Миноносец стал быстро терять ход. Вскоре его орудия замолчали.

Смертельно раненный командир «Стерегущего» лейтенант Александр Сергеев отдал последний приказ: «Деритесь так, чтобы каждый выполнил свой долг перед Родиной до конца, не помышляя о позорной сдаче неприятелю родного корабля».

Матросы прибили гвоздями к гафелю изрешеченный Андреевский флаг и продолжали отстреливаться даже из винтовок. Вся палуба была залита кровью и усеяна телами погибших русских моряков…

Видя, что «Стерегущий» перестал подавать признаки жизни, японцы прекратили огонь, решив взять его на буксир и захватить как добычу. С миноносца «Сазанами» спустили шлюпку. Вот какая картина открылась поднявшимся на борт русского корабля японским морякам, описанная в рапорте мичманом Хитара Ямазаки: «В полубак попало три снаряда, палуба пробита, один снаряд - в правый якорь. С обоих бортов снаружи следы от попаданий десятков больших и малых снарядов, в том числе пробоины близ ватерлинии, через которые при качке в миноносец проникала вода. На стволе носового орудия след попавшего снаряда, близ орудия труп комендора с оторванной правой ногой и сочившейся из раны кровью. Фок-мачта упала на правый борт. Мостик разбит в куски. Вся передняя половина судна в полном разрушении с разбросанными осколками предметов. В пространстве до передней трубы валялось около двадцати трупов, обезображенных, частью туловища без конечностей, частью оторванные ноги и руки - картина ужасная, в том числе один, видимо офицер, на шее у него был надет бинокль. В средней части миноносца с правого борта одно 47-мм орудие было сброшено со станка и исковеркана палуба. Кормовой минный аппарат был повернут поперек, видимо, готовый к выстрелу. В кормовой части убитых было немного - только на самой корме лежал один труп. Жилая палуба была совершенно в воде, и войти туда было нельзя». В заключение Ямазаки сделал вывод: «Вообще положение миноносца было настолько ужасное, что не поддается описанию».

В неравном бою погибли командир «Стерегущего», три офицера и сорок пять членов его команды. Японцы, подобрав четырех чудом оставшихся в живых русских матросов, привязали к изуродованному кораблю стальной трос, однако едва начали тащить его за собой, как буксир лопнул. «Стерегущий» стал крениться на борт и вскоре скрылся под волнами.

Между тем, «Решительный» добрался до Порт-Артура. Его тяжело раненый капитан Федор Босее доложил командующему флотом адмиралу Степану Макарову: «Потерял миноносец, ничего не слышу». И упал без сознания. К месту сражения поспешили два русских крейсера, «Баян» и «Новик». Моряки видели тонущий «Стерегущий» и кружащиеся вокруг японские корабли, в том числе - их подоспевшие тяжелые крейсера. Когда русский миноносец затонул, Макаров приказал возвращаться в Порт-Артур: сражаться легким крейсерам «Баян» и «Новик» с японской армадой было бесполезно.

Восхищение японцев подвигом русских матросов было столь велико, что когда четырех пленных моряков доставили в Сасебо, их уже ждало восторженное письмо от японского морского министра Ямамото.

В нем говорилось: «Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество, и защищали его прекрасно. Вы исполнили свой долг, как моряки. Я искренне хвалю вас, вы – молодцы!»

Беспримерная битва получила широкий международный резонанс. Корреспондент английской газеты «Таймс», сославшись на японские донесения, первый сообщил всему миру версию о том, что, не желая сдаваться врагу, два русских моряка заперлись в трюме, открыли кингстоны и сами затопили свой корабль. Статью перепечатала русская газета «Новое время», и английская версия «героического затопления» пошла гулять по России. О подвиге печатали открытки, широко распространялись репродукции с картины художника Самокиш-Судковского, изображавшего момент открытия «двумя неизвестными матросами» кингстонов и иллюминатора на гибнущем «Стерегущем». Сочинялись и стихи:

Два сына «Стерегущего» в пучине спят морской,

Их имена неведомы, сокрыты злой судьбой.

Но слава, память светлая пребудет навсегда,

О тех, кому могилою глубокая вода…

Версию, казалось, подтвердили потом и сами уцелевшие моряки. Вернувшись на родину из японского плена, трюмный машинист Василий Новиков заявил, что это именно он открыл кингстоны и затопил миноносец…

В апреле 1911 года в Александровском парке на Петроградской стороне поставили памятник героическому подвигу матросам «Стерегущего». Искусно скомпонованная бронзовая композиция на фоне креста состоит из двух матросов: один с усилием открывает иллюминатор, из которого хлещет вода, а другой – кингстоны. Ее спроектировал известный скульптор Константин Изенберг. Монумент высотой пять метров расположен на глыбе серого гранита. Основание - насыпной холм с тремя лестницами. По его сторонам высятся гранитные столбы-фонари, напоминающие маяки. Открытие памятника состоялось 26 апреля 1911 года с большой торжественностью. Присутствовал Николай II, одетый в морскую форму с Андреевской лентой, премьер Петр Столыпин, великие князья, в том числе великий князь Кирилл, чудом спасшийся во время взрыва крейсера «Петропавловск», на котором погибли знаменитый адмирал Степан Макаров и живописец Василий Верещагин. Как писал современник, «звуки молебна и пение гимна «Боже, царя храни» перемежались с бравым, перекатывающимся «Ура!». Вдохновленный успехом, К. Изенберг хотел позднее поставить рядом памятник морякам крейсера «Варяг», но не успел, в том же 1911 году талантливый скульптор умер.

В 1930 году, для придания скульптурной композиции большего эффекта, к ней провели трубы, и из иллюминатора стала хлестать настоящая вода. Однако потом воду все-таки отключили, так как выяснилось, что памятник стал быстро ржаветь. К тому же оригинальный замысел скульптора вообще «живой» воды не предусматривал. В 1954 году, в связи с 50-летием подвига, с тыльной стороны монумента укрепили мемориальную бронзовую доску с барельефным изображением боя и списком экипажа «Стерегущего».

Исторический парадокс в том, что именно такого эпизода, мастерски отлитого скульптором в бронзе, на самом деле никогда не было.

Сразу после русско-японской войны причину гибели «Стерегущего» выясняла специальная комиссия. Проводивший исследование старший лейтенант Е. Квашнин-Самарин пытался приостановить строительство памятника «двум неизвестным героям».

«Грустно видеть в великой России, что кто-то на авось пропагандирует постановку памятника не существовавшим морским героям, когда вся история нашего флота полна настоящими подвигами», - писал он, полагая, что кингстоны открыл Новиков. Однако версия о «двух неизвестных матросах» уже была доложена императору. Стали снова собирать сведения. Кто их открыл: «два неизвестных матроса» или Новиков? Но в показаниях Новикова, который утверждал, что это он спустился в машинное отделение и открыл кингстоны во время буксировки миноносца японцами, и других уцелевших матросов обнаружились явные противоречия и «несообразности». Морской генеральный штаб счел, что версия о «двух неизвестных матросах» есть выдумка, и, «как выдумка, не может быть увековечена в памятнике». Однако в 1910 году монумент был уже отлит и полностью готов к открытию. Стали выдвигаться предложения о его переделке.

Тогда Генштаб обратился с докладом на «высочайшее имя», где спрашивал, «надлежит ли считать предлагавшийся к открытию памятник сооруженным в память геройского самопожертвования двух оставшихся неизвестными нижних чинов команды миноносца «Стерегущий», или же открыть этот монумент в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий»?

Резолюция императора была такова: «Считать, что памятник сооружен в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий».

Между тем, споры о «деле «Стерегущего» продолжались. Версия об открытии кингстонов Новиковым вызывала все большие сомнения. Комиссия долго разбирались с чертежами миноносца, а потом пришла к окончательному выводу, что «кингстонов затопления в машинном отделении не было». А потому ни Новиков, и никто другой их открыть никак не мог. Мало того, японцы, как выяснилось, перед тем, как взять «Стерегущий» на буксир, тщательно проверили трюмы, и там уже никого не оставалось.

Но как же тогда все-таки быть с показаниями «живого свидетеля»? Новикова тоже опросила комиссия, и он не смог подтвердить свой рассказ. Вероятно, во время японского плена моряк прослышал про английскую версию «открытых кингстонов» и решил, вернувшись на родину, приписать все это себе. Кстати, судьба самого Новикова сложилась тоже трагически. После войны он вернулся в родную деревню Еловка, а в 1921 году был расстрелян односельчанами как помогавший колчаковцам.

История с мифическими кингстонами не умаляет величие подвига русских моряков «Стерегущего», который навсегда вошел в историю войн, как пример блистательной доблести и геройства. Японцы не переставали изумляться беспримерному подвигу русских матросов. Адмирал Того сам сообщил об этом в своем докладе императору, отмечая мужество врагов. Было решено особо почтить память погибших: в Японии установили стелу из черного гранита, посвященную русским морякам, с надписью: «Тем, кто больше жизни чтил Родину».

Е.Квашнин-Самарин писал в 1910 году: «Всякому, кто прочел бы и сопоставил все собранные по делу «Стерегущего» материалы и документы, было бы совершенно ясно, насколько был велик подвиг «Стерегущего» даже и без недосказанного мифа… Пусть легенда живет и будит будущих героев на новые беспримерные подвиги, но признайте же, что 26 февраля 1904 года в борьбе с сильнейшим врагом эскадренный миноносец «Стерегущий», потеряв командира, всех офицеров, 45 из 49 матросов, после часового, до последнего снаряда боя, пошел ко дну, изумляя врага доблестью своего экипажа».

Однако история с мифическими кингстонами все-таки оказалась живучей. Даже много позднее, когда все обстоятельства гибели «Стерегущего» были давно установлены, об этом снова рассказывали, писали книги, о кингстонах до сих пор упоминают в некоторых современных путеводителях по Санкт-Петербургу, а ленинградский поэт Леонид Хаустов сочинил:

Вы русскими кончили бой моряками.

Последнюю отдали Родине честь:

Кингстоны открыли своими руками

С такою же волей железной, как здесь,

На этом гранитном крутом пьедестале…

Почти сразу же после гибели «Стерегущего», в 1905 году в Ревеле был спущен на воду эсминец с таким же именем.

Третий «Стерегущий» построили уже в СССР в 1939 году. Он участвовал в Великой Отечественной войне и погиб в неравном бою с гитлеровской авиацией.

Четвертый «Стерегущий» спустили на воду в 1966 году, он служил в составе Тихоокеанского флота. А в 2008 году был построен уже пятый - корвет «Стерегущий».

Так слава, память светлая пребудет навсегда…

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 17 найденных.
var
28.03.2014 14:51
Да ты что?!?
О них низзя!
На то не просто нет платёжесопобнгого спроса, но есть спрос на отсутствие изысканий в направлении господ образцоводемократов.
Пров
27.03.2014 23:19
Однако, Семеныч превзошел сам себя.
Такое количество словесного поноса, да еще и настолько притянутого за уши к теме статьи ("флажок пгигисовали, мегзавцы!")...не иначе, опять финансирование пошлО. Или не пошлО.

Отдельные личности всегда любили шмякнуть героев лицом о мостовую, вопя о "массе реальных неосвещенных подвигов" - и потом скромненько забывая их осветить.
И "Матросов поскользнулся", и "Гастелло не долетел", и "Космодемьянская не тех жгла", и тд и тп.
Глубокоуважаемые правдоискатели!
Почему бы вам не поискать правду у ваших забугорных работодателей?
Шо, не плотють? Аяяй...
Андрей Ульбин
24.03.2014 15:15
Прибывшая из России в Англию флотская приёмная комиссия никаких серьёзных претензий к контрминоносцу "Сокол" не предъявила (что само по себе было большой редкостью), кроме отдельных замечаний в отношении "недостаточной жёсткости корпуса, повышенной вибрации и низкой мореходности" (что, впрочем, было присуще практически всем первым "дестройерам" и не выходило за пределы контрактных соглашений). 16 октября 1895 года (здесь и далее даты приведены по старому стилю) "Сокол" пришёл в Кронштадт из Англии с русской военно-морской командой на борту и под Андреевским флагом.

Поначалу предполагалось заказать первые четыре контрминоносца типа "Сокол" тому же А.Ф.Ярроу, однако русское Морское министерство посчитало цену в 36000 фунтов стерлингов всё же чрезмерной, после чего решили строить "Соколы" в России. С этого момента переговоры с фирмой "Ярроу" велись лишь на тему технического содействия. Под содействием подразумевалось изготовление в Англии для контрминоносцев типа "Сокол" наиболее ответственных и сложных агрегатов, узлов и деталей, в частности – паровых машин... Окончательная сборка должна была производиться на русских верфях. А.Ф.Ярроу согласился на все условия, и Морское министерство дало ему предварительные гарантии на предоставление заказа.

Но не тут-то было… Почуявшие "большой кусок финансового пирога" (как-никак намечалось построить три десятка "Соколов") российские магнаты буквально осадили Морское министерство и Главное управление кораблестроения и снабжения (ГУКиС) с требованиями отказаться от услуг англичан. Отечественные судостроители и металлурги наперебой предлагали свои услуги и обещали построить контрминоносцы типа "Сокол" быстрее, лучше и дешевле, чем это делают в Англии. Морское министерство пошло на поводу (а скорее всего, клюнуло на хорошие "комиссионные") и отказалось от всех своих обязательств перед фирмой "Ярроу". Отказалось даже от уже обговорённом приобретении технической документации и чертежей…

А.Ф.Ярроу был явно озадачен таким непостижимым (с его точки зрения) поведением русских… Он готов был бесплатно переработать проект "Сокола", усилить несущие элементы корабля и увеличить толщину обшивки, а чтобы не снижать достигнутые на "Соколе" динамические параметры и сохранить скоростные показатели "в полном грузу" на уровне 29-30 узлов, предлагал компенсировать возрастание водоизмещения посредством повышения паропроизводительности котлов и увеличения мощности паровых машин… И, наконец, пошёл на снижение цены до 34000 фунтов стерлингов (до 321600 рублей) за каждый заказываемый русскими контрминоносец, а срок изготовления обязался уменьшить до одного года с момента заключения контракта. Но всё было напрасно…

Начиная с марта 1896 года заказы на "Соколы" последовательно передали русским заводам – сначала Крейтона и Ижорскому, а через два года – Невскому и Охтинскому… И тут же пошёл брак… достаточно вспомнить, что чуть ли не половина листовой никелевой стали, поступившей на Ижорский завод для корпусов первых двух строившихся контрминоносцев, оказалась непригодной.

Не буду вдаваться в подробности… Вот только некоторые примеры… Сначала произвели обмер сделанного в Англии "Сокола" со всеми его агрегатами, узлами и деталями… По результатам обмера изготовили эскизные и рабочие чертежи и шаблоны (сегодня это назвали бы "пиратским копированием"), увеличили толщину стальных листов обшивки корпуса (почему-то не позаботившись о динамической компенсации) и решили перевести котлы с угольного на нефтяное отопление (чего в России вообще не умели делать). Последовавшая за этим процедура проработки технической документации и плазовой разбивки отняла ещё полгода…

Первые два "Сокола" – контрминоносцы "Коршун" (в марте 1902 года переименован в "Послушный") и "Кречет" (в марте 1902 года переименован в "Пылкий") – начали  строиться на верфи Крейтона зимой-весной 1897 года, сошли на воду в мае 1898 года, испытывались до сентября 1899 года (с большими усилиями развив максимальную скорость немногим более 20 узлов), вернулись на верфь для переделки котлов под угольное отопление, официально вошли в строй Балтийского флота в июле 1900 года (через 4 года после подписания контракта, имея максимальную "паспортную" скорость 27,56 и 27,50 узлов соответственно).

Следующие два "Сокола" – контрминоносцы "Ястреб" (в марте 1902 года переименован в "Прочный") и "Нырок" (в марте 1902 года переименован в "Поражающий") – строились Ижорским заводом. Стапельный период их сборки начался в марте 1897 года, сошли на воду в сентябре и ноябре 1898 года, проходили испытания соответственно до августа и декабря 1901 года. На испытаниях они с огромным трудом развили скорость 25 узлов, а после переделки на угольное отопление показали максимальную "паспортную" скорость 26,8 и 27,0 узлов соответственно. Официально вошли в строй Балтийского флота в мае 1902 года (через 5,5 лет после подписания контракта).

Качество изготовления было таково, что самой захудалой английской верфи стало бы стыдно... О цене, которую пришлось заплатить государственной казне Российской Империи за каждый из первых четырёх отечественных контрминоносцев типа "Сокол", история умалчивает. Но то, что это намного больше испрошенных английской фирмой "Ярроу" 34000 и даже 36000 фунтов стерлингов, не вызывает никаких сомнений.  А главное – невосполнимая потеря во времени и в тактико-технических характеристиках…
    
Андрей Ульбин
23.03.2014 23:03
Вся вышеописанная эпопея с контрминоносцами типа "Буйный" почти в деталях повторяла предшествовавший ей "производственный эпос" с контрминоносцами типа "Сокол" (к которым принадлежал и "Стерегущий").  С той лишь разницей, что с "Соколами" было куда хуже…

Чуть-чуть затрону предысторию контрминоносца "Стерегущий", ибо игнорируя терзавшие Российскую Империю "на переломе" Девятнадцатого и Двадцатого веков технические, технологические и психологические проблемы, трудно осознать многие из тех обстоятельств, которые явились предпосылками трагической судьбы не только контрминоносца "Стерегущий" и его команды, но и всего Российского Императорского флота в Русско-Японской войне.  

(Подвиг – это ведь не более чем следствие необязательности, безответственности, неумения и глупости… чаще всего – на самом высоком государственном уровне.)


Новый класс крупных мореходных миноносцев, получивших наименование "torpedo destroyers" ("дестройеры", или "уничтожители миноносцев", или "истребители", или "контрминоносцы", или позднее "эскадренные миноносцы" и ещё позднее "лидеры эскадренных миноносцев"), родился в Англии в 1892 году как идея и в январе 1894 года – как материальное воплощение.

Наиболее удачные "дестройеры" спроектировала и построила всё та же (упомянутая выше в связи с разработкой русских контрминоносцев типа "Буйный") английская судостроительная фирма "Yarrow Shipbuilders". Особо выдающимся по характеристикам оказался дестройер "Хорнет" – во многом благодаря сочетанию новых водотрубных котлов системы Ярроу с надёжными, лёгкими и мощными паровыми машинами тройного расширения, специально разработанными фирмой "Ярроу" для этого класса боевых кораблей.

Однако разногласия между британским Адмиралтейством и А.Ф.Ярроу привели к тому, что у последнего "на законных основаниях" конфисковали техническую документацию и передали фирмам-конкурентам. Из 38 заказанных английским правительством "дестройеров" фирме "Ярроу" достался контракт лишь на три корабля этого класса. И тут "обозначились" заказчики из России…

Русское Морское министерство проявило неподдельный интерес к новым миноносцам, а не в шутку разобиженный на своё "родное" государство Ярроу совершил вызывающе "непатриотичный" (почти "национал-предательский") поступок – он обязался спроектировать и построить для России "дестройеры", намного превосходящие все те, что поступят в обозримом будущем на службу в английский флот. Пообещал – и сделал…

Русский контрминоносец "Сокол" был разработан в кратчайшие сроки на основе проекта дестройера "Хорнет". Контракт на строительство "Сокола" был подписан 30 мая 1894 года (здесь и далее даты даны по старому стилю), в июле на заводе Ярроу приступили к изготовлению машин и механизмов, в декабре начались стапельные работы, 10 августа 1895 года "Сокол" сошёл на воду в полной технической готовности, 17 августа начались ходовые испытания, 25 августа на официальном скоростном пробеге в присутствии российских должностных лиц из Морского министерства и Морского технического комитета "Сокол" в течение двух с половиной часов держал среднюю скорость 29,77 узлов и плюс к этому кратковременно развил рекордную для боевых кораблей скорость 30,285 узлов. (Для сравнения – в то время самые быстроходные "дестройеры" английского флота, даже в своей облегчённой конфигурации, кратковременно выжимали 27 узлов.)

Таким образом, "Сокол" был построен (с выполнением и перевыполнением всех тактико-технических обязательств) и сдан заказчику в течение одного года и трёх месяцев с момента подписания контракта. Он обошёлся русской казне баснословно дёшево – в 36000 фунтов стерлингов (или по тогдашнему валютно-обменному курсу в 340500 рублей).

(Для сравнения – "дестройеры", строившиеся в это же самое время в Англии для английского флота и уступавшие "Соколу" практически по всем характеристикам, обходились английской казне в среднем по 40000 фунтов стерлингов. Например, за "дестройеры" типа "Чарджер", заказанные в конце 1893 года, английское правительство выложило по 41133 фунта стерлингов за каждый.)  
Андрей Ульбин
21.03.2014 18:50
Должен внести одну поправку в моё предыдущее сообщение от 19 марта 2014 года.

Там можно прочитать следующее (цитирую себя): "Невский завод согласился построить контрминоносцы по цене 493340 рублей за каждый (включая выплаты англичанам), но осуществлял постройку столь долго и небрежно, что к концу 1901 года вместе со всеми неустойками за опоздание цена возросла почти вчетверо." (конец цитирования).

Цифра возросшей цены (аж вчетверо), действительно, выглядит слишком фантастической и, по здравому смыслу, "не лезет ни в какие ворота". Поэтому покопался в различных имеющихся у меня на сегодня изданиях, пособиях и описаниях и обнаружил, что речь может идти о возрастании цены к концу 1901 года за каждый находившийся в постройке на Невском заводе контрминоносец типа "Буйный" не в четыре раза, а всего лишь в 1,5 раза.  (Это включая неустойку, но без учёта наложенных штрафов.)  

К 11 августа 1901 года (даты здесь и далее даны по старому стилю) общая сумма неустоек за систематическое опоздание с выполнением очередных этапов строительных работ (а значит, и срыв сдаточных сроков) достигла 1666066 рублей, к которой надо ещё добавить сумму штрафов за допущенные заводом отклонения от заданных проектом параметров (сумма штрафов неизвестна, но она была, по-видимому, достаточно велика). Также надо учесть, что эти суммы распределялись не на десять заказанных контрминоносцев, а только на девять, находившихся в серийной постройке (о десятом речь пойдёт чуть позже).  

Перерасход обсуждался на Адмиралтейств-совете в присутствии представителей Государственного банка (являвшего собой нечто вроде прообраза нынешнего Центробанка), который ранее приобрёл все паи (своеобразные по форме внутренние акции) Невского завода и фактически должен был сам себя оштрафовать через Государственное казначейство. Поэтому пришли к "соломонову решению" – штрафы с Невского завода не взимать, все его неустойки "счислить" (списать), финансирование постройки контрминоносцев продолжить...

По сути, российские частные судостроительные заводы и верфи (не говоря уж о государственных) в отличие, например, от английских и американских, вынужденных работать при ограниченном государственном финансировании под большие проценты и в условиях жесточайшей конкурентной борьбы, могли себе позволить расслабленно-комфортную жизнь.  Отсюда – незаинтересованность в качестве и в сокращении строительных сроков… Соответствующая и продукция…
Андрей Ульбин
20.03.2014 22:33
Первое, что бросается в глаза на фотографической заставке к статье "Правда о "Стерегущем", так это полное отсутствие артиллерийского вооружения на изображённом там "эскадренном миноносце".

Данное обстоятельство сразу указывает на испытательный характер выхода корабля в море.  Причём это именно сдаточные ходовые испытания, ибо в те времена скоростные испытательные пробеги только что построенных боевых кораблей проводились, как правило, до установки вооружения. По этой причине на кормовом флагштоке никак не может быть поднят Андреевский флаг – это чистейшая фальшивка. (У меня есть точно такая же фотография, но подлинная и куда более отчётливая с российским "триколором" на флагштоке… Как и ещё две с тех же испытаний того же контрминоносца, но с носовых ракурсов с тем же "триколором" на корме и хорошо видимой надписью "Буйный" на борту в носовой части корпуса. А также есть фото испытаний "Бойкого" и "Бедового" – тоже без вооружения и тоже с "триколорами".)  

Особенно хорошо заметно на приложенной к статье фотозаставке, что нет на своём месте кормового орудия (на русских "эскадренных миноносцах" там обычно стояла 47-мм пушка Гочкиса) и орудия на крыше боевой рубки в носовой части (обычно 75-мм пушка Канэ).

И ещё… Флагшток на "Стерегущем" располагался не на кормовом срезе (как на фотозаставке "эскадренного миноносца"), а был сдвинут на несколько метров вперёд и стоял между кормовым штурвалом ручного управления и тумбой кормового компаса, дабы не мешать стрельбе из кормовой 47-мм пушки Гочкиса.

Вообще-то достоверных фотографий контрминоносца "Стерегущий" не сохранилось, но остались словесные описания… Есть также многочисленные фотографии других порт-артурских контрминоносцев того же типа (например, упомянутого в статье "Решительного"), хотя некоторые незначительные отличия всё же имеют место. Лишь одна фотография, сделанная издали в Порт-Артуре, претендует на то, что на ней изображён "Стерегущий", но не со стопроцентной гарантией.  
var
20.03.2014 12:30
Андрей УлЬбин умоляет об оказании ему (за справедливое денежное вознаграждение) услуг по ознакомлению с аналогичными ляпами его кумиров?
Андрей Ульбин
19.03.2014 23:05
Начну с фотографической заставки к статье "Правда о "Стерегущем".

На фотографии запечатлён 350-тонный контрминоносец "Буйный" (или "истребитель", реже в литературе причисляемый к классу "эскадренный миноносец", хотя такая классификация в Российской Империи официально появилась только в 1907 году) на сдаточных ходовых испытаниях в Финском заливе (недалеко от Кронштадта) 24 июля 1902 года.  (Здесь и далее даты даются по старому стилю.)

На подлинной фотографии "Буйный" идёт под российским коммерческим флагом, по своему виду совпадающим с российским государственным трёхцветным флагом ("триколором"). На фотографической же заставке к статье "Правда о "Стерегущем" зачем-то "приделали" Андреевский флаг. Российский коммерческий флаг будущие военные корабли обязаны были нести до того момента, как состоится их официальное принятие в строй Российского Императорского флота. Только после этого они имели право на несение военно-морского Андреевского флага.

"Буйный" стал родоначальником контрминоносцев типа "Буйный", хотя первым (18 июля 1902 года) на ходовые испытания вышел однотипный с ним "Бойкий". (Неофициально наши судостроители и военные моряки называли контрминоносцы данного проекта типом "Невки".)

Контрминоносец "Стерегущий" относился совсем к другому проекту – к 250-тонному типу "Сокол".  

Контрминоносцы типа "Буйный" были разработаны английской судостроительной фирмой "Yarrow Shipbuilders" на основе проекта истребителей (эскадренных миноносцев) типа "Икадзути" ("Икадзучи"), строившихся в 1897-1900 годах в Англии для Японии в количестве 6 единиц. (Японские истребители этого типа были построены быстро и качественно.)  

Поначалу намечалось построить 6 контрминоносцев типа "Буйный" в Англии, однако русское Морское министерство, заручившись поддержкой правительственных кругов России и поддавшись на обещания руководства петербургского Невского завода быстро выполнить постройку, настояло на передаче заказа "отечественному производителю", который, в свою очередь, потребовал довести число заказываемых контрминоносцев до 10 единиц. И без того перегруженный заказами владелец английской судостроительной фирмы А.Ф.Ярроу не стал возражать (при условии оплаты за разработку проекта и техническое содействие 2 процентов от договорной стоимости всех построенных в России контрминоносцев этого типа) и в середине 1899 года передал окончательные чертежи и всю техдокументацию представителям русского Морского технического комитета. Невский завод согласился построить контрминоносцы по цене 493340 рублей за каждый (включая выплаты англичанам), но осуществлял постройку столь долго и небрежно, что к концу 1901 года вместе со всеми неустойками за опоздание цена возросла почти вчетверо. (Фантастическая цифра, если учесть, что английская фирма требовала цену за каждый около 430000 рублей.)    

Только два контрминоносца этого типа – "Бойкий" и "Бурный" – успели перейти из Балтики в Порт-Артур, куда они прибыли 14 мая 1903 года (причём неисправный "Бойкий" – на буксире бронепалубного крейсера 1-го ранга "Богатырь") и сразу попали в капитальный ремонт с заменой котельных трубок, полной переборкой машин и переделкой водоотливной системы. Ремонт продлился до мая 1904 года, но и после этого, ввиду неполной боеготовности, оба новеньких контрминоносца были зачислены лишь во вспомогательный 2-й отряд миноносцев порт-артурского отряда флота Тихого океана.

Небезынтересный факт… 19 августа 1903 года из Кронштадта в Порт-Артур на пополнение российского Тихоокеанского флота вышла первая группа контрминоносцев типа "Буйный". Это были "Блестящий", "Безупречный" и "Быстрый".
Двумя днями позже в путь на Тихий океан отправилась вторая группа – "Буйный" и "Бодрый".
23 августа 1903 года вышла третья группа – "Бравый" и "Бедовый".
Однако все эти контрминоносцы не успели дойти до Порт-Артура к началу Русско-Японской войны и в апреле-мае 1904 года вернулись на Балтику, в Кронштадт.

Впоследствии, 14 мая 1905 года в Цусимском сражении, контрминоносец "Буйный" под командованием капитана 2-го ранга Н.Н.Коломейцова (иногда пишут Н.Н.Коломейцев) спас часть команды затонувшего эскадренного броненосца "Ослябя" и снял с погибавшего флагманского эскадренного броненосца "Князь Суворов" командующего 2-й эскадрой флота Тихого океана вице-адмирала З.П.Рожественского с его штабом. На следующий день "Буйный" передал Рожественского со штабом на контрминоносец "Бедовый", который в тот же день сдался японцам.  Ввиду невозможности следовать дальше из-за неисправности в одной из двух машин и недостатка топлива (угля), команда "Буйного" перешла на броненосный крейсер "Дмитрий Донской", а сам контрминоносец был потоплен огнём 152-мм пушек крейсера недалеко от острова Дажелет в Японском море.  
  
Игорь В - Про
18.03.2014 1:27
Этот фрегат той же серии, что строили для Индии, отличие в вооружении. Совсем недавно огромные суммы отдавались за границу(той же Франции), а сейчас ситуация всё-таки меняется, лёд тронулся.
Про
17.03.2014 17:47
   М-да-а-а… - «Закидаем всякие НАТы шапками»!? А так как времена несколько изменялись, то в шапки вложим булыжники…
   Вот, только, если какая-нибудь очередная джорджия вознамерится помешать выполнению задания БДК ВМС РФ, то всё-таки, придётся оставить в боеспособном состоянии, хотя бы подразделение катеров. – Современные катера, ведь, тоже не соответствуют катерам прошедших времён.
   Смысл моего сравнения был не просто в классах кораблей, а в очень сильном, на данном этапе, отставании надводного флота России от потенциального противника. И, в очень туманных перспективах по исправлению этого положения.  
  
   «Спустил на воду», и вступил в строй, - между этими событиями очень большая разница, и неизвестно ещё, в какой срок это вырастет. Хотя, для Индии, и даже Вьетнама, было построено и сдано уже несколько кораблей, в т.ч. и фрегатов. –
    Современные правители России за основополагание экономики взяли и безукоснительно придерживаются монетарного направления рыночной концепции. И, для них главнейшим направлением является – торговля. Торговля по всем сферам, и особенно, в тех, где фигурируют значительные суммы. Кроме продажи энергоресурсов, главным образом – невозобновляемых, это ещё и экспорт вооружений.

   «Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую».

   Говорить о «Мистралях» и предыдущем президенте не буду, это другие темы.

   «Корвет эсминец разницы нет. Есть подвиг русских». - По нынешним меркам, корвет, это – сторожевик, а эсминец, как-никак, корабль океанской зоны действия, не говоря уже, о разнице их вооружения. Так что, назначение и возможности у них, сильно отличаются.

   А, подвиги очень часто совершаются из-за чьих-то неверных решений и действий, или злонамеренного вредительства.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 17 найденных.

Эксклюзив
16.07.2021
Валерий Панов
По материалам экспертного круглого стола ФИП и Российского исторического общества.
Фоторепортаж
12.07.2021
Подготовила Мария Максимова
К 200-летию великого русского поэта.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.