Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 июля 2024
Под стягом победным

Под стягом победным

Взятие турками-османами Константинополя в 1453 году стало началом темных времен для христианских Балкан
Тимофей Музафаров
05.09.2023
Под стягом победным

Уже к концу XV столетия все они оказались вассалами или подданными турецкого султана, и казалось, так будет всегда. Восстания безжалостно подавлялись, а из сознания покоренных народов стиралась память о былой самостоятельности, культуре, величии, вере. Но в начале XIX века что-то изменилось. Восстала Греция и в 1832 году вернула себе независимость. Волновались Сербия, Черногория, и даже Болгария.


Борьба православных славян за свою свободу вызывала живейший отклик в России. Русское общество, помнившее, что и Русь когда-то была под игом, не просто сопереживало православным братьям, но и помогало им словом и делом. Славянофильские симпатии проявлялись не только в материальной помощи, не только в отправке добровольцев в моменты восстаний, но и во влиянии на политику Российской империи. Вслед за обществом и власти державы начинали все активнее действовать на южных рубежах России. Венцом же этого взаимодействия общественного интереса и государственной воли стала Русско-турецкая война 1877-1878 гг. Тесное сотрудничество государства и общества оставили яркую страницу в истории России и, конечно, не могут не быть рассмотрены в рамках проекта «Сим Победиши». 

20 апреля 1876 года, небольшой отряд турецкой полиции прибыл в болгарский городок Копривштица. Обычный для неспокойных балканских владений Блистательной Порты рейд обернулся началом восстания, которое станет началом конца турецкого владычества на Балканах.

Вскоре уже почти вся Болгария поднялась с оружием в руках, поддерживаемая не только малыми балканскими государствами, но и Великими державами и лишь с огромным трудом и немалой кровью султану Мураду V удалось восстановить контроль над непокорной провинцией.

Однако уже год спустя на Константинопольской конференции новый султан Абдул-Хамид II отказался дать автономию балканским провинциям, как того требовали Великие державы и, в первую очередь Российская империя. В ответ на это в апреле 1877 года русская армия под командованием великого князя Николая Николаевича-старшего выступила из Кишинёва в сторону границ владений Порты.

Российская общественность ещё до начала войны горячо и единогласно поддерживала борьбу народов Балкан против Османского владычества, даже среди низших слоёв населения империи уже с 1876 года ходили слухи о надвигающейся войне с Османами.

Так, например, в воспоминаниях писателя и журналиста Василия Ивановича Немировича-Данченко упоминается такой диалог с рыбаком из городка Чёрный Яр:

«— Скоро ль поведут воевать?

— С кем?

— С туркой.

— Должно быть, и вовсе войны не будет…

— Как не будет… За такие-то лихие злодейства и не будет…».

В Петербург было отправлено множество прошений и адресов на имя императора Александра ΙΙ, с просьбами объявить войну Порте и как можно скорее помочь балканским народам, борющимся за свою независимость.

Среди прочих обращений были и адресы даже от мусульманского населения империи, например татар Нижегородской губернии, утверждавших, что они готовы не только «…молиться о даровании победы русскому оружию…», но и «…лечь костьми за достижение такой же счастливой жизни, какою пользуемся мы под высокою державою вашего величества…».

В 1876 году группа гласных самарского земства во главе с бывшим губернатором при поддержке городского купечества приняла решение изготовить особое знамя для вручения его болгарским ополченцам. Идея принадлежала офицеру и гласному самарской городской думы Петру Владимировичу Алабину. Ветеран Крымской войны, участвовавший в боях под Инкерманом и Ольтеницком, а также обороне Севастополя и Дунайской кампании, он не только сражался с османскими войсками, но и своими глазами видел, каково приходится болгарам под владычеством Порты.

Знамя было изготовлено монахинями Самарского Иверского монастыря по эскизу художника Николая Ефстафьевича Симакова, оно представляло собой щековое красно-бело-синее полотнище с чёрным равноконечным крестом в центре, с одной стороны на кресте была изображена икона Иверской Божьей Матери, с другой же святые равноапостольные Кирилл и Мефодий. Также к древку знамени, исполненному в форме копья, крепилась широкая голубая лента с надписью: «Болгарскому народу г. Самара. 1876 г.», и ниже «Слава болгарскому народу. 1876 г.».

Помимо поддержки духовной, Самарская и многие иные российские губернии с началом войны помогали болгарским ополченцам и русской армии материально.

Уже 17 апреля 1877 г., спустя две недели с начала войны, на заседании Самарской городской думы было принято решение об ассигновании из губернского бюджета 25 тысяч рублей для поддержки борьбы болгарского народа.

На следующий же день было решено отправить болгарскому ополчению сотканное для него знамя.

Делегация состояла из городского головы Ефима Тимофеевича Кожевникова и упомянутого автора инициативы Петра Владимировича Алабина. Делегаты на пароходе «Вестник» спустились по Волге до Сызрани, оттуда железной дорогой добрались до Москвы, а после до Кишинёва. Уже 4 мая 1877 г. они прибыли в Болгарию, где были встречены командующим болгарским ополчением генералом от инфантерии Николаем Столетовым.

Два дня спустя в Плоешти Самарское знамя было освящено и торжественно вручено третьей дружине болгарского ополчения. Передавая его, Пётр Владимирович произнёс следующую речь перед ополченцами: «Прошёл ряд веков после того, как в последний раз развевались болгарские знамёна в рядах свободных болгарских дружин. Те знамёна потонули в реках крови на полях Косова, и вот опять над болгарской дружиной развевается родное знамя. Издалека через всю русскую землю оно нами было принесено к вам, как бы живое доказательство того, что оно даётся вам не одним каким-то уголком России, а всею Русскою землю. Идите же под сенью этого знамени! Пусть оно будет залогом любви к вам России. Пусть оно будет знаменем водворения в вашей многострадальной стране навсегда мира, тишины и просвещения!»

Уже вскоре, в июне 1877 г., Самарское знамя приняло боевое крещение в бою за Стара-Загору. После занятия города русско-болгарскими войсками к нему подступили двенадцать тысяч солдат под командованием Сулейман-паши, надеясь быстро выбить оттуда малочисленного и необстрелянного противника.

Однако сражение развернулось не так, как предполагалось. Оборонявшиеся успешно отразили все атаки и, более того, провели несколько собственных, весьма успешных, контратак на османские позиции. Среди прочих, доблестно сражались и воины третьей дружины, всякий раз идя в бой вслед за Самарским знаменем. Шестеро знаменосцев погибли, возглавляя атаки дружины. Несмотря на тяжелые потери, ополченцы в критический момент боя сплотились вокруг знамени и, ведомые подполковником Павлом Петровичем Калитиным, провели последнюю атаку. Командир третьей дружины не пережил этой славной вылазки, однако знамя было вынесено с поля боя. Один из ополченцев Л. Филлипов отмечал в своих воспоминаниях, что ополченцы дрались как львы, защищая своё знамя, веря, что позор от его потери падёт не только на них, но и на всю Болгарию.

И, хоть в этот раз османским войскам удалось выбить русско-болгарские силы из города, вскоре уже они сами были отброшены. В освобождённый город Третья дружина вошла под Самарским знаменем во главе колонны объединённых сил.

Позднее Знамя участвовало и в ключевых для той войны сражениях на Шипкинском перевале. Плечом к плечу болгарские ополченцы и русские солдаты отражали атаки османских войск, и всякий раз над первыми реяло Самарское знамя.

Армия Сулейман-паши капитулировала в Плевне после пятимесячной осады и трёх штурмов, ознаменовавших окончание османского владычества. Вскоре освободительные войска войдут в древнюю столицу Болгарии – Тырново, и именно копии Самарского знамени вывешивали горожане, приветствуя великого князя Николая Николаевича-старшего. Вскоре остатки турецких сил были отброшены до самого Босфора, а в Сан-Стефано подписан мирный договор, утвердивший, среди прочего, независимость Болгарии.

Самарское знамя, ставшее символом воинской доблести новой болгарской армии, было удостоено высшей военной награды молодого государства — орденом «За храбрость». Не был забыт и один из главных создателей знамени, самарский гласный Пётр Владимирович Алабин, ставший первым гражданским губернатором новой болгарской столицы Софии. Сама же реликвия изначально хранилось в Радомире, где скончался последний из его знаменосцев, однако позднее, в 1881 г., оно было перевезено в Царский дворец в Софии (ныне Национальная художественная галерея) где хранилось до прекращения существования Болгарского царства в 1946 г.. После образования Народной республики Болгария Знамя было перенесено в Национальный музей военной истории Болгарии, где хранится по сей день под усиленной охраной.

Позднее было изготовлено несколько копий знамени, одна из них в 1958 г. была передана Центральному военному музею СССР, другая же в 1981 г. городу Куйбышеву (ныне Самара). Кроме того уже в 2006 г. ещё одна копия была передана Самарскому Иверскому монастырю, монахини которого и вышили первое знамя.

В настоящее время Самарское знамя является одной из национальных реликвий Болгарской армии, напоминая о её славных первых днях и тех, кто сделал всё возможное для освобождения Болгарии. На месте боевого крещения стяга в городе Стара-Загора находится мемориал, посвящённый Самарскому знамени, открытый в столетнюю годовщину сражения 30 июля 1977 года.

Сбылись слова генерала Иосифа Владимировича Гурко, произнесённые им перед строем болгарского ополчения после битвы за Стара-Загору: «…Это было первое дело, в котором вы сражались с врагом, и в этом деле вы показали себя такими героями, что вся русская армия может гордиться вами… Вы — ядро будущей болгарской армии. Пройдут года, эта новая армия скажет: "Мы потомки защитников Эски-Загры"…».

И действительно, нынешняя болгарская армия, с гордостью ведёт свою историю от дружин болгарского ополчения, шедших в бой за освобождение своей родины под Самарским знаменем. Оно стало для них новым Палладионом, реликвией, что хранит в себе боевой дух поколений болгарских воинов, сражавшихся за свою страну.

Однако всегда следует помнить, что подобные артефакты никогда не могут помочь в противостоянии тем, от кого они были получены. Болгарской армии довелось почувствовать это на себе в огне Первой и Второй мировой войн. Несмотря на нынешнюю, не слишком дружественную позицию Болгарии, будем надеяться, что нынешним наследникам защитников Стара-Загоры не придётся в третий раз проверять эту закономерность.


Полный логотип к гранту.png






Статья публикуется в рамках проекта «"Сим победиши!" Российское общество и армия в моменты испытаний», реализуемого при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Елена
06.09.2023 10:15
В Болгарии, как и в России, как наверное и в любом государстве есть разница между элитой и людьми. Элита Болгарии с 19 века тянет ее к Германии, сейчас в ЕС и НАТО. Отражает ли это настроения людей? В очень малой степени. О том как там живется простому люду хотелось бы узнать побольше. Знаем, что есть в Болгарии мощное движение русофилов несмотря ни на что. Честь им и хвала. Они сохраняют историческое наследие, память.
А значит и будущее
Читатель
05.09.2023 22:18
Как полезно напоминание нам о нас самих. Ведь это те же чувства и устремления и те же проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Часть общества воодушевлена стремлением помочь братьям, часть пассивно живет своей жизнью, а часть воинственно проклинает всех этих пассионариев из-за которых надо что-то решать, что-то делать.
Посторонний
05.09.2023 20:59
Болгары с греками не хотят рассказать, что готовы были слить православие, продавшись католикам, ещё в XV веке? И только османы не были заинтересованы в растущем влиянии Ватикана и насадили православного патриарха. По отношению к братушкам у меня нет слов, кроме матерных, сколько раз они нас продавали и предавали

Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.