Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 мая 2024

Победители!

О книге Алексея Тимофеева «Как русские научились воевать»
Ольга Петрова
03.05.2023
Победители!

Это документальное исследование о том, как русские люди – весь наш народ – в 1941-1945 годах в очередной грозный экзистенциальный момент (роковой час) нашей истории в который раз снова научились ПОБЕЖДАТЬ!


Темы этой книги:

Военные секреты нашей Русской Победы.

Уроки военного мастерства от Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы.

Боевой и жизненный опыт ветеранов – героев Великой Отечественной, своим мужеством и несокрушимой волей отстоявших независимость нашей Родины и нашу с вами возможность БЫТЬ!

Правда о Русском Характере: о могучих несокрушимых силе и воле, бесстрашии и героизме русского человека.

Правда о великом терпении и жертвенности русского Солдата, Воина. А также о его умении чувствовать чужую боль как свою, умении сострадать, сопереживать, поэтому спасать и защищать – а значит, неминуемо побеждать!

Бесценный опыт тех, кто своим примером учит и нас с вами НАУКЕ ПОБЕЖДАТЬ!

Это свидетельство ветеранов — героев Великой Отечественной войны, внимательно услышанное, бережно записанное и глубоко осмысленное русским человеком, историком, мастером писательского и журналистского дела Алексеем Викторовичем Тимофеевым.

1а - в начале текста.jpeg

Он пишет в предисловии:

«Как известно, чтобы узнать и понять какое-то историческое событие, сражение и т. д., необходимо погрузиться в ту эпоху, поработать в архивах, почитать мемуары и книги историков. И третья составляющая такого исследования — рассказы участников событий, которые словно живой водой окропляют сухие строки документа…

Причём к этим беседам надо быть готовым, надо знать, что спрашивать, надо расшевелить человека, чтобы он увидел в тебе понимающего собеседника. Я записывал воспоминания на диктофон, старался предельно точно воспроизвести потом на бумаге все нюансы и интонации рассказанного. Сохранить правду уходящего поколения фронтовиков» (А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», 4 стр.).

В 2021 году в издательстве «Вече» в серии «Правда Победы» Фонда исторической перспективы (президент – доктор исторических наук Н.А. Нарочницкая) увидело свет ещё одно историческое исследование, посвящённое героям Великой Отечественной войны – книга А.В. Тимофеева «Как русские научились воевать».

Книга, заслуживающая нашего пристального и сосредоточенного внимания, имеющая свой голос, своё лицо, свою тему... свою душу – Русскую душу.

Книга, которая по праву должна занять достойное место в ряду подвижнических трудов наших отечественных историков, писателей, журналистов, рассказывающих правду о нашей Победе, восстанавливающих историческую справедливость и таким образом создающих Духовный щит нашего народа.

Писатель-историк провёл личные подробные продолжительные беседы с этими замечательными людьми, свершения которых поражают наше воображение своей невероятностью для сознания обыкновенного человека. Реальность нереального. Совершённость невозможного.

Вот лишь некоторые из приведенных А.В. Тимофеевым свидетельств.


Операция на Крестовом

2.jpg«Первую Золотую Звезду Героя Леонов (на фото) получил за самую крупную операцию отряда в ноябре 1944 года.

Перед началом общего наступления на Севере отряд получил приказ разгромить стратегически важный мощный опорный пункт немцев на мысе Крестовый. Система дотов, две четырёхорудийные батареи (88-мм – зенитная и противокатерная, 155-мм – тяжёлая), находившиеся там, перекрывали дорогу десантным катерам наступающего Северного флота.

Две недели отряд тренировался, штурмуя сопку, похожую на ту, где находился немецкий гарнизон. Операция готовилась в режиме повышенной секретности. Задача была трудновыполнимая.

Проводить отряд на причал пришёл член Военного совета Северного морского флота вице-адмирал А.А. Николаев.

Из воспоминаний Героя Советского Союза Макара Андреевича Бибикова, в октябре 1944-го командира отделения отряда:

«Идём Варангер-фьордом. Стараемся проскочить к чужому берегу незамеченными. Моторы переключены на подводный выхлоп, сигнальные огни погашены, радиопереговоров никаких. Погода с нами заодно: метёт пурга, снежные заряды укрывают катера от чужого глаза.

До рассвета прошли километров десять – это хорошо, в кромешной тьме, по такой дороге. Как рассвело – залегли, затаились в камнях. При свете идти опасно, можно запросто напороться на вражеских егерей.

Груз на плечах как будто всё прибавляется и прибавляется. Пятисуточный паёк, полные диски с патронами, по десятку гранат, пачки патронов в рюкзаках, автоматы и пулемёты – всё это навьючено на плечи, давит на спину, на поясницу. И тащить этот «сидор» шаг за шагом, переход за переходом.

Тридцать километров, что прочерчены на карте по прямой, уже на исходе. Цель где-то близко…

Наступила третья ночь. Отряд вплотную подошёл к вражеским батареям на мысе Крестовом.

В кромешной темноте мы спустились с обрывистых утёсов. В некоторых самых крутых местах ползли вниз по канату. Миновали лощину между сопками. Взобрались ещё на один крутой, почти отвесный утёс — его одолевали живой лестницей: один взбирался другому на плечи, цеплялся за какой-нибудь уступ, подтягивался, а потом, ухватившись за руку или за верёвку, помогал подняться товарищу.

Наконец последний спуск. Одолеть его оказалось всего труднее. Канатов для всех не хватило. Один десантник, уцепившись руками за гранитный карниз, повисал над обрывом. Другой по его спине сползал вниз и, нащупав ногами опору, принимал товарища на руки.

До сих пор не понимаю, как ни один из нас не упал, не грохнул оружием о камни… Случись такое здесь, под самым носом у врага, – всем нам была бы крышка».

«И всё-таки нам не удалось застать противника врасплох, – рассказывал Леонов. – В последний момент была задета сигнализация, немцы, обнаружили нас и открыли сильный огонь из орудий и пулемётов. Всё освещено, перед нами – мощное проволочное заграждение… Резать его времени уже не было.


Подвиг Ивана Лысенко

Я отдал приказ: действовать кто как может, сообразуясь с обстановкой, по группам, но через минуту всем быть на батарее!..

От тяжёлых потерь нас спас Иван Лысенко, сибиряк, чемпион по борьбе, самый сильный физически в отряде, всеми любимый за доброту и справедливость. Он вырвал из земли рельсовую крестовину, весом она была килограммов сто, на которой крепились мотки колючей проволоки, и взвалил себе на плечи. Сказал только «Пролазьте, пока стою!».

3.jpgПосле войны, в 1968 году, один художник с наших слов написал картину «Подвиг старшины Лысенко», но зрители часто не верили, что это было в реальной жизни…

В образовавшийся проход мы и пошли. Когда Лысенко уже не мог стоять (огонь шквальный, в Ивана попало более двадцати пуль), ему помог наш врач Алексей Луппов. Оба они погибли… Но мы ворвались на прикрывающую батарею и, захватив орудия, открыли из них огонь, благо трофейное оружие знали неплохо.

Лысенко ещё жил, когда я к нему подошёл после боя. Он только спросил меня:

– Как, много погибло наших?

– Нет, Иван, немного, – ответил ему.

– Значит я правильно поступил… – были его последние слова.

Когда мимо пленных проносили тела погибших разведчиков, я приказал поставить немцев в шеренгу на колени». (А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», статья «Я говорил с немцами по-русски». Уроки фронтового спецназа от дважды Героя Советского Союза Виктора Николаевича Леонова», 18-20 стр.)

Как это происходило? Что двигало этими людьми? Их общее признание: совершали, потому что не могли не совершить. Потому что иначе было нельзя! Невозможно! Потому что Родина была в опасности! Гибла Родина! Потому что от рук врага погибали в муках мирные русские люди, их соотечественники, сограждане!

При чтении этого документального исследования нашему внутреннему взору предстают люди, сделавшие для себя трудный выбор, принявшие решение встретиться со смертью глаза в глаза!

Каждый из них признаётся в том, что не надеялся выжить в этой страшной схватке со смертью, о жизни не думал.

Таким тогда был настрой большинства русских людей. Высоко жертвенный настрой!

Цель была общая – общенародная: победить, уничтожить злейшего врага, несущего нашему народу смерть, гибель!

Читая эту книгу, всем своим существом осознаёшь, проживаешь то, как каждый из её героев ощущал себя частью своего народа, клеточкой общего русского организма, боровшегося тогда со смертоносным фашистским нашествием. Именно благодаря такому самопожертвованию большинства русских людей, Советскому Союзу и удалось победить то кровожадное, уверенное в своей безнаказанности и неуязвимости, замахнувшееся на мировое господство зло.

Принцип жизни: «Кто же как не я!» – это отношение ко всему происходящему раскрывает основу, суть русского человека, по духу православного, вне зависимости от того, был крещён или нет, воспитывался в вере или не имел такой счастливой возможности, был православным или стал искренне партийным, уверовав в возможность сотворения Царствия Божия на Земле и неся свой партийный билет, по сути, с тем же глубоким жертвенным служением своему народу, как глубоко верующие русские люди несли свой православный крест, служа своему Отечеству. И в Великую Отечественную войну они все вместе защищали свою Родину, сплотившись, плечом к плечу, как говорится, «всем миром» – единым фронтом.

Такая панорама Великой Отечественной открывается нам со страниц исторического исследования А.В. Тимофеева. 

В данном исследовании предстаёт нашему внутреннему взору в различных своих проявлениях великий и могучий Русский Характер – удивительный феномен, плохо понимаемый иностранцами.

Этот несгибаемый характер является фундаментом нашей удивительной русской способности вновь и вновь в экзистенциальные периоды нашей истории снова научаться воевать и побеждать!


Герой Советского Союза С.Я. Батышев: «Не забыть те места...»

«...Немцы возвели «Голубую линию», которую назвали неприступной. Это была, собственно говоря, естественная преграда. Разлив реки образовал плавни шириной до двух километров. Стоит оступиться, и тебя затягивает на дно. На той стороне – немцы, на этой – мы. Не забыть те места – станица Крымская, хутор Ленинский… Над нами гремели страшные воздушные бои, в которых прославился Александр Покрышкин.

Что делать? Я предложил для преодоления этих плавней вязать маты из камыша, который на Кубани необыкновенной толщины, а высоты такой, что всадника не видно. А на маты класть доски и по ним идти.

Нашли место, где ширина плавней всего 300-400 метров. Где-то можно идти, где-то – только по матам.

Было объявлено: кто пойдёт в штурмовую группу и переправится на ту сторону, будет награждён орденом Красного Знамени! Подобным образом позднее, осенью, при форсировании Днепра представляли к званию Героя Советского Союза.

Сказано было и о том, что задача очень сложная, может случиться так, что не вернётесь.

Охотников на это дело набралось около 150 опытных бойцов.

Идея была моя, мне и предложили возглавить эту штурмовую группу. В течение двух или трёх дней инструкторы провели с нами занятия.

В сумерках, в полной тишине мы переправились через «Голубую линию». Немцы не могли себе представить такого. Когда рассвело, смотрим – кто у кухни, кто физкультурой занимается. Как только они построились, мы открыли ураганный огонь, забросали гранатами и захватили их позиции.

Бросились вперёд все грязные, мокрые, кто-то без сапог, оставленных в этой трясине.

4.jpgДоложили по рации, что задача выполнена. Начали наводить понтонный мост. Но дальше захваченного плацдарма пойти не удалось, на нас навалились танки.

И на той позиции мы простояли более двух месяцев, прижатые к плавням. На штык копнёшь — и вода. Никаких окопов вырыть нельзя. Днём или на спине лежишь, или на животе. Повернёшься на бок — ранят в плечо. Только ночью разминались. И с питанием очень тяжело. Понтонный мост часто разбивали самолёты, артиллерия. Варили на сухом спирте кашу из концентратов». (А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», статья «Офицерский состав ковался в ходе войны» Правда переднего края глазами комбата, Героя Советского Союза Сергея Яковлевича Батышева», 100 стр.)

Автор пишет о герое: «Его называли «покорителем высот», говорили: «Если Батышев зацепился за высоту, то его ничем оттуда не выкуришь! Кремень, а не комбат...». Батышев был одним из того поколения школьных учителей, которые стали лучшими офицерами, сменив погибших в первый год кадровых командиров».


Вновь пришлось вызывать огонь на себя…

В книге приводятся и тексты наградных листов, где зафиксированы сведения о героических действиях героев этой книги, за которые они были удостоены своих высочайших наград. Краткие и суховатые, они написаны в максимально сжатой, лаконичной форме, и нам с вами требуется совершить духовный и читательский труд, чтобы за этими строчками увидеть картины тех боёв и решительные, неожиданные для врага, отчаянно смелые действия этих героев.

«Из предоставления к ордену Красной Звезды командира взвода управления, лейтенанта П.С. Бахтина:

«...В боях с немцами по расширению плацдарма на западном берегу реки Вислы севернее города Сандомир с 17-го по 25-ое августа 1944 года отлично организовал разведку на передовом наблюдательном пункте батареи. Лично выявил три миномётных батареи и 8 огневых точек, мешающих продвижению нашей пехоты.

Лично под артиллерийским и пулемётным огнём противника форсировал реку Вислу и на подручных переправочных средствах переправил свой взвод. Отлично организовал прокладку телефонной линии через реку.

Принимал участие в отражении двух контратак пехоты из личного оружия».

Следующий наградной лист уже комбата Бахтина:

«… В боях с немецко-фашистскими захватчиками в районе села Манце (Германия) с 16 по 20 февраля 1945 года огнём своей батареи обеспечил продвижение нашей пехоты.

Быстро продвигал свои миномёты за боевыми порядками пехоты, тем самым своевременно подавлял огневые точки и живую силу, мешавшие продвижению. Огнём своих миномётов подавил огонь 3-х миномётных батарей, уничтожил 8 пулемётных точек.

19 февраля в районе села Клаёне-Езериц отбил 2 контратаки пехоты с самоходными орудиями, уничтожил 50 солдат и офицеров.

Во время одной контратаки немецкие автоматчики приблизились (на расстояние) 50 метров к наблюдательному пункту. Тов. Бахтин вызвал огонь батареи на себя и отбил контратаку.

Достоин правительственной награды ордена Отечественной войны I степени . 22 февраля 1945 года».

Вскоре комбату вновь пришлось вызывать огонь на себя…

«На Берлин и Прагу из Резерва Главного Командования отбирали лучших – продолжал своё повествование отец Пётр, уже заметно волнуясь. – Перед штурмом Праги меня бросили с разведкой к немцам в тыл. Утром я передал данные, а немец меня засёк. Осколками старшему лейтенанту разорвало живот, а мне порвало ногу. Я – в овраг, рубашкой рану завязал. К вечеру меня нашли чехи, помогли.

Наступление пошло по моим данным. Слышал, как меня представили было к званию Героя Советского Союза, но политотдел не пропустил. Я был единственный в дивизии беспартийный из офицеров, знали, наверно, и то, что я из раскулаченных. Но за Прагу я получил орден Красного Знамени, а потом, уже перед демобилизацией, вступил в партию».

Рассказ отца Петра дополняет наградной документ: «Тов. Бахтин в боях с немецко-фашистскими захватчиками в районе города Оломоуц (Чехословакия) с 1 по 8 мая 1945 года проявил мужество, бесстрашие и инициативу.

За весь период боёв находился в боевых порядках пехоты на передовых наблюдательных пунктах.

При попытке немцев окружить наблюдательный пункт, где находился тов. Бахтин, последний вызвал огонь своей батареи на себя и огнём батареи сорвал замысел немцев.

Огнём батареи за время боёв уничтожил и подавил 12 пулемётов, 5 миномётов, 3 противотанковых орудия, до роты пехоты и отразил 5 яростных контратак пехоты и танков противника.

Выдвинувшись за боевые порядки нашей пехоты, очутился один среди пятерых немцев, с которыми вступил в рукопашную схватку, их них 2-х убил и 3-х взял в плен.

При занятии города Оломоуц свой наблюдательный пункт выдвинул в район церкви, в которой находились немцы, батарею расположил на максимально близком расстоянии от района, занятого немцами, и метким огнём воспрепятствовал противнику подтянуть резервы для контратаки, тем самым способствовал успешному продвижению нашей пехоты вперёд и занятию города Оломоуц. Будучи раненным, не ушёл с наблюдательно пункта, а продолжал управлять огнём батареи.

5.jpgДостоин правительственной награды ордена Красного Знамени.

Командир полка подполковник Андреев».

(А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», статья «Даже некрещеный, если погибнет за правду и Родину, крестится своей кровью...» Как командир миномётной батареи Пётр Бахтин стал протоиереем Русской православной церкви», 264-266 стр.)

После войны Пётр Сергеевич Бахтин стал священником, с великим мужеством нес свой крест.

Перед нашим внутренним взором встают Люди с большой буквы: Человек за Человеком, Личность за Личностью – Герои Духа, Герои Великой Отечественной – люди, которых писатель-историк не раз на страницах своей книги с неподдельным восхищением величает Русскими Богатырями.


«Но есть то, что трогать нельзя, ибо принадлежит всем» 

Ветераны говорят не только о себе, но много и подробно рассказывают о своих фронтовых товарищах, своих командирах, и вверенных им, уже самим ставшим командирами, бойцах – о тех замечательных, героических людях, которые запечатлелись на всю жизнь в их памяти. Вспоминают с глубокой благодарностью и восхищением.

Писатель-историк подробно записывал и эти их воспоминания, сохранив для нас имена тех героев, о которых они рассказывали, а в отдельных случаях дополнив их воспоминания историческими справками об этих людях, уже им самим найденными.

Много воспоминаний о погибших товарищах и о тех из них, кому обязаны своей жизнью. Когда будете читать эту книгу, обратите внимание на слёзы, невольно выступавшие в уголках глаз этих сильных, волевых, мужественных людей.

Таких моментов описано достаточно в этой книге. Например, признание Виктора Николаевича Леонова: «Во время празднования моего юбилея дочь Татьяна говорит артистке: что «Алёша» – любимая песня отца. Та запела, у меня потекли слёзы. Слова-то какие: «Из камня его гимнастёрка, из камня его сапоги...». 

В книге А.В. Тимофеева, в рассказах её героев представлены солдаты той войны от простого рядового до самого генералиссимуса — Иосифа Виссарионовича Сталина.  В этом списке маршалы, генералы, майоры, капитаны, лейтенанты, сержанты, старшины; командармы, комдивы, комбриги, комбаты, командиры взводов и отрядов особого назначения; артиллеристы, сапёры, разведчики, связисты, пехотинцы и морпехи, танкисты и лётчики.

В статье «Мы оказались нутром покрепче...» автор описывает историю рождения солдатского ордена Славы – преемника почитавшегося, высоко ценившегося в дореволюционной России Георгиевского креста.

Полный кавалер ордена Славы, миномётчик Александр Васильевич Акиньшин: «Конечно, у каждого правда о войне своя. Но есть то, что трогать нельзя, ибо принадлежит всем, – её народный справедливый характер. Воевали целыми семьями, городами, деревнями….

В нашей семье первым начал воевать отец Василий Егорович. Ушёл на войну ополченцем, принял бои на дальних подступах к Москве, под Ельней. В 42-м ушла на фронт сестра Дуся. Мать все фронтовые годы трудилась в госпитале.

А сейчас можно услышать: воевали, мол, одурманенные сталинской пропагандой… Да тот, кто видел, что делали фашисты с нашей страной, шёл воевать без всяких политбесед. Душа обливалась яростью, гневом, слезами… Мы горели такой ненавистью, что не перескажешь словами!

И если кто-то хочет переоценить какие-то события, то следует вспомнить, что разожгли эту ненависть не мы», (А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», статья «Мы оказались нутром покрепче...» Воспоминания и размышления полных кавалеров ордена Славы», 132 стр.) 

В книге «Как русские научились воевать» рассказывается о людях разных возрастов, поколений, лицом к лицу встретивших тогда войну и всем большим Русским миром одолевших врага.

Люди, поверенные и проверенные войной. Война, пережитая и осмысленная, передуманная людьми, её пересилившими и превозмогшими.

 Судьбы, жизни, мысли…


Уникальные операции АДД

6.jpgГлавный маршал авиации, создатель Авиации дальнего действия (АДД) А.Е. Голованов. Ему посвящена статья «Маршал Голованов и генералиссимус Сталин» Командующий Авиацией дальнего действия показал, как в кратчайшие сроки создают эффективные коллективы».

«Эта профессия, а в моём понимании – искусство, всегда влекла и довлела надо мной, и где бы я ни находился, никогда не переставал летать. У каждого человека бывает своя страсть!» – таким был девиз Голованова.

А. Тимофеев пишет: «Открытие» такой личности, как Главный маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов (1904-1975), было для меня не менее поразительным, чем личное знакомство с дважды Героем Советского Союза В.Н. Леоновым.

Редактор Воениздата, в прошлом военный лётчик, известный писатель С.В. Грибанов в начале всё тех же 1990-х положил передо мной две толстенных папки и сообщил, что это рукопись воспоминаний командующего Авиацией дальнего действия (АДД) в годы войны А. Е. Голованова. «Подготовлена к печати, но на издание денег нет. Посмотри, может, что-то возьмёшь для своего журнала. Хочешь почитать всё? Бери. Читай, очень увлекательно». И действительно – захватило с первых страниц похлеще любого детектива! Читал, не отрываясь, несколько дней. Яркие картины боевых действий лётчиков-дальников чередовались с психологически тонким описанием встреч с И.В. Сталиным, который лично руководил боевой работой АДД.

Нашёл о Голованове справку в энциклопедии «Великая Отечественная война» (М. 1985). Но почему я даже не слышал о нём, не встречал упоминаний о Главном маршале авиации в других книгах и статьях, документальных и художественных фильмах? Тут явно была какая-то тайна...».

«Никак не думал я тогда, отбирая зрелищные фотографии на большом столе в гостиной, что доведётся мне записывать из первых уст воспоминания и соратников «летающего маршала», и его родных и близких. Составлять сборник документов и материалов о нём, а затем, получив от дочери маршала Ольги Александровны – хранительницы его архива – целый чемодан машинописных и рукописных страниц и тетрадок, и готовить полное издание его мемуаров, этой опальной, как и её автор, книги. Около полутора лет на всё это ушло. Но имя Александра Евгеньевича Голованова было выведено из мрака забвения».

«Он был русским лидером особого таланта, размаха и обаяния. Сам Александр Евгеньевич в последние годы как-то в дружеском разговоре назвал свою жизнь синусоидой, резким жестом руки очертив крутые взлёты и пике…». Это был «взлёт не имевший аналогов».

«Громкое в годы войны и ныне почти забытое название — АДД. Это и героические, на пределе техническом и на грани самопожертвования, ночные налёты 1941 и 1942 года на Берлин, и мощные удары по железнодорожным узлам, резервам и переднему краю противника; и доставка В.М. Молотова на переговоры в Англию и США над воюющей Европой и Атлантикой; и помощь Народно-освободительной армии Югославии (к примеру, именно ас АДД Александр Шорников спас на своём самолёте Иосифа Броз Тито буквально из-под носа у немцев, взявших его штаб в кольцо), и десятки тысяч перевезённых партизан, и «спецоперации». Так, например, отряд разведчиков, будущих Героев Советского Союза Д.Н. Медведева и Н.И. Кузнецова, доставили в немецкий тыл экипажи базировавшейся в Подлипках 1-й авиатранспортной дивизии АДД».

Гениальные для того времени нововведения Александра Евгеньевича Голованова чётко, ясно, конкретно описаны Алексеем Тимофеевым. Он перечисляет преобразования, осуществлённые маршалом Головановым, анализирует его методы работы, выстраиваемые им отношения со своими подчинёнными, принципы формирования командного состава АДД.

«Весной 2001 года записал воспоминания одного из лучших лётчиков АДД Владимира Васильевича Пономаренко. Он рассказывал о первых днях войны: «На следующий день А.Е. Голованов посылает меня на разведку. Мои ребята пришли к нему, говорят: «Одного командира не отпустим, будем сопровождать». Голованов согласился, полетели. Заходим с тыла со стороны Сувалок на немецкую колонну.

Это была армия Гудериана.

Колонна из танков, танкеток, бронемашин тянулась на 178 километров! Страшная сила шла на нас…

Когда Голованову принесли эти снимки, он немедленно отправил их на своём самолёте в Москву, в Генштаб».

«Стрельба, всё черно от разрывов… Тучи истребителей… – вспоминал В.В. Пономаренко. – Довёл своих до Могилёва, потом летим домой, в Ельню. Докладываю Голованову: «Товарищ подполковник, без сопровождения истребителей там делать нечего» – «Ну что поделаешь? Давай пятеркой готовься к вылету...».

Уже запускаю по одному двигателю.

Вдруг бежит адъютант Голованова: «Командир полка решил сам лететь! Поведёт другую пятёрку».

Голованов решил сам идти в этот ад!

Полетели пятёркой, вернулись трое. Погибли двое моих воспитанников, моих друзей…

Мы знали тогда, что неоднократно удары полка задерживали продвижение танков Гудериана на срок до суток!».

…Горячий, тёплый жизненный человеческий опыт, трепетная пульсирующая человеческая жизнь и жизнь человеческой души. Жизнь русского человека, опять оказавшегося в сверхтяжёлых, экстремальных обстоятельствах, опять вынужденного пройти проверку на прочность, на свою человечность — главную в жизни проверку: способен ли ты Быть человеком в экстремальных смертельных условиях? Человек ли ты?

В этой книге так плотно спрессована жизненно ценная информация не только о человеке на войне, но и о самой жизни во всех её аспектах, о самом СМЫСЛЕ ЖИЗНИ и о нашей способности, предоставленной каждому, БЫТЬ по-настоящему СЧАСТЛИВЫМ.

То есть прожить жизнь полноценно, полной грудью, идя туда, где трудно, не боясь этих трудностей, и в результате этого всего прожить СЧАСТЛИВО!


Умение быть счастливым

7.JPGКавалер орденов Красного Знамени, Славы III степени и Отечественной войны I степени сапёр Дмитрий Егорович Голиков, героически проявивший себя на фронте, потерявший зрение и правую руку, ставший инвалидом 1 группы, сумел счастливо (!) прожить большую трудовую полноценную жизнь.

Жизнь этого человека для многих людей может стать компасом в их собственной жизни. Компасом Мужества, Терпения, Стойкости, примером умения выстоять, состояться, полноценно созидательно прожить свою жизнь!

И, конечно, опыт его жизни будет полезен тем, кто волей судьбы стал инвалидом. Пример Дмитрия Егоровича способен подбодрить и вдохновить тех, кто готов бороться с выпавшими на их долю трудностями и «невозможностями».

«9 июля 1944-го я вернулся в родную деревушку, 25 домов. Родные знали из писем о моём приезде. Матери моей Голиковой Анне Ивановне я посвятил такое стихотворение (Дмитрий Егорович после своих тяжёлых ранений, после того, как потерял зрение, начал писать стихи):

Ты проводила нас на фронт:
Был тёплый летний вечер.
Груз неожиданных забот
Упал тебе на плечи.

Ты не ходила по врачам,
В труде не знала скуки,
Хоть и ломило по ночам
Натруженные руки.

Ты с дальних мест ждала вестей,
Где дым закрыл полнеба.
Слыхала тихий плач детей,
С утра просивших хлеба.

И под ударами невзгод
Ты не сложила руки.
Жила, как весь родной народ,
Сносила боль разлуки.

В победу верила, жила,
Всё сыновей своих ждала,
Вернулись четверо всего,
Другие скажут — повезло...

Как говорят, смертям назло.
Свет не сошёлся клином.
Лишь старший голову сложил
Там, где-то под Берлином…

Старший мой брат, 1913 года рождения, 20 апреля 1945-го прислал письмо — до Берлина осталось 60 километров. И больше от него весточек не было. Остальные четверо братьев, в том числе и я, вернулись домой.

Через год с небольшим я переехал в Кунцево, к сестре, в 1947-м женился, с женой Агриппиной Васильевной жили хорошо, родились дочери Люся и Люба, сейчас есть внуки и правнуки.

46 лет отработал я на нашем 11-м предприятии Всероссийского общества слепых. Мастерил различные электроприспособления. ..

Вы спрашиваете меня — почему здоровые люди, с глазами и руками часто жалуются на жизнь, ноют, и что я, прожив слепым уже шестьдесят с лишним лет, мог бы сказать им?

Отвечу ещё одним стихотворением:

Я счастлив тем, что существует этот мир.
Я счастлив тем, что есть на свете труд.
Я счастлив, что живу в такой стране,
Которую Россиею зовут.
Я счастлив тем, что есть любовь во мне,
Любовь не только к детям и жене,
Моя любовь и к солнцу, и к полям,
Моя любовь к душистым тополям,
Моя любовь ко всей моей стране,
И людям всем, живущим на земле,
Хочу работать так, чтоб не хватало дня –
Вот что такое счастье для меня.

«Как я живу? – отвечал ветеран на вопросы писателя. – Мужество надо иметь. Сколько я одних шишек и синяков набиваю за день на лбу, на руках, по всему телу. Слух у меня лет десять назад резко ухудшился. И люди мне не всегда встречались хорошие. Соседи как-то написали куда надо, – какой он слепой, он сам балкон подметает. Приехал ко мне с проверкой врач, посмотрел мне в пустые глазницы и молча ушёл.

Как говорится, жизнь прожить не поле перейти. Я верую в Бога. А те, кто ноют, – слабовольные они...». (А.В. Тимофеев «Как русские научились воевать», статья «Претерпевший же до конца спасется» Разговор с сапёром Дмитрием Егоровичем Голиковым. В 1943 году в его руке взорвалась мина», 230-232 стр.).


***

Тех людей, с кем Алексей Викторович вёл тогда беседы, чьи рассказы он внимательно слушал и тщательно записывал на диктофон, тех, кому он тогда, ещё совсем вроде бы недавно имел возможность задавать вновь «вызревающие» у него в голове важные вопросы, дать ответы на которые могли только они, тех замечательных мудрых людей, которым писатель мог тогда лишний раз позвонить для уточнения какой-либо детали их рассказов, ещё раз договориться о встрече – почти всех из них – уже нет с нами. Эти люди почти все уже ушли от нас. 

Задать им вопросы и услышать их ответы уже больше нельзя.

В записях тех бесед, происходивших в тёплой искренней, доверительной атмосфере, писатель-историк бережно сохранил, оставил звучать для нас с вами живые голоса этих людей: живое биение их сердец, жаркое горение и чистоту их душ, высоту и красоту помыслов, которые были воспитаны в них их родителями – отцами, жившими по совести и чувству долга, и православными в большинстве своём матерями – а также и тем государством, которое их вырастило.

Эту высоту помыслов и яркое свечение своих душ они смогли сохранить и пронести через всю свою большую, долгую трудную и трудовую жизнь.

Во всех их рассказах и размышлениях о войне, о времени, о жизни, о своей стране и о себе лично их всех объединяют (роднят) беззаветная любовь к Родине, глубокая искренняя благодарность ей за всё, что было в их жизни, потребность служения ей на любом фронте своей жизни и боль за происходящие с ней, с нашим народом, горести и беды.

Их объединяет любовь к людям, любовь к своему народу, любовь к своей семье. Их объединяет душевная щедрость, готовность к самоотдаче и жертвенность.

У большинства из них необыкновенная скромность в простой каждодневной реальной жизни сочетается с отчаянной смелостью, решительностью, отвагой и бескомпромиссностью во всех серьёзных принципиальных жизненных вопросах.

Они щедро делятся с нами своим жизненным опытом, прежде всего военным — своими открытиями и наработками в сфере военного искусства, но также и своей человеческой мудростью, накопленной в результате  большой, трудной и плодотворной, насыщенной событиями жизни.

 Заботясь о нас – думая, прежде всего, о нас! – да, о нас с вами и обо всех будущих поколениях русских людей, ветераны-герои предельно серьёзно отнеслись к этим встречам с историком.

Для кого-то из них решиться на эти встречи было тяжело, сложно – слишком больно было ворошить в памяти страшное, смертельное прошлое. Они пошли на это, чтобы принести нам пользу, быть полезными нам, своему народу, своим потомкам.

Они находились в момент общения с писателем уже в полшаге от вступления в вечность… В своей Душе, в своём сознании подводили Духовный итог всей жизни.

  Они все относились к этим интервью как к своему ДУХОВНОМУ ЗАВЕЩАНИЮ! Как к последнему главному делу в своей жизни! 

Нам с вами необходимо понять это, понять глубоко, всем сердцем и внимательно отнестись к тем наставлениям, напутствиям, которые они оставили нам.


Фото Михаила Савина, Павла Кривцова.

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.