Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 ноября 2022
И капали слёзы в корыто…

И капали слёзы в корыто…

О бойцах соединения, которое никогда не упоминалось в военных сводках
Валерий Бурт
23.08.2022
И капали слёзы в корыто…

В августе 1942 года немцы наступали повсюду. Но Красная армия сражалась отчаянно – в сводках Совинформбюро регулярно сообщалось о героизме пехотинцев, летчиков, танкистов. Однако не было ни слова о бойцах невидимого фронта. Нет, речь не о разведчиках и диверсантах, действовавших в тылу врага, а о безоружных женщинах. О них не сняты фильмы, не написаны книги, да и в мемуарах они упоминались редко. Однако они заслужили всяческое уважение.

Вспомним с благодарным поклоном прачек Великой Отечественной, которые работали, не покладая рук, – стирали тонны солдатской одежды и бинтов – снятых с еще живых и с уже мертвых. В корыта с водой капали слезы – не только от усталости и отчаяния, но и потому, что женщинам то и дело попадалась простреленная, окровавленная одежда, гимнастерка без рукава, штаны без штанины. Они останавливались, но только на минуту, перевести дух, а потом снова принимались за работу, которой не было конца…

«Через всю войну с корытом прошла, стирали вручную. Телогрейки, гимнастерки... Белье привезут, оно заношенное, завшивленное. Халаты белые, ну эти, маскировочные, они насквозь в крови, не белые, а красные. Черные от старой крови. В первой воде стирать нельзя – она красная или черная... Слезами отмываешь и слезами полощешь. Горы, горы этих гимнастерок... Ватников... Как вспомню, руки и теперь болят. Зимой ватники тяжелые, кровь на них замерзшая. Я часто их и теперь во сне вижу...».

Это – фрагмент воспоминаний рядовой Марии Детко, бойца полевого банно-прачечного отряда.

В начале Великой Отечественной войны красноармейцам было не до чистоты и гигиены. Они отступали с тяжелыми боями, случалось, не меняли белья неделями. Мылись, если удавалось, – в реках, в ручьях, обливались из колодцев; счастьем были деревенские баньки. Улучали час-другой в перерывах между боями. Но у многих не было и такой возможности…

Сводки с театра военных действий тревожили. Медицинская статистка удручала – прошло всего три месяца войны, а вши уже донимали 85 процентов личного состава Красной армии на Западном и 96 – на Калининском фронтах. Появились и первые очаги эпидемий сыпного тифа и траншейной лихорадки. Как остановить немцев, если болезни захлестнут ряды Красной армии?

Пришло время принимать решительные меры.

В феврале 1942 года Государственный комитет обороны принял постановление «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и Красной Армии». В нем, в частности, говорилось о создании двухсот банно-прачечных отрядов. В них-то и служили прачки, которые обеспечивали военнослужащим помывку и смену белья.

Еще во время Русско-японской войны в начале ХХ века бани на колесах обслуживали госпитали и лазареты на Дальнем Востоке. Вспомнили о них во время Великой Отечественной – назывались они банно-прачечными дезинфекционными поездами (БПДП). Обычно такие составы располагались в районах распределительных железнодорожных станций фронтов, где придавались санитарно-пропускным пунктам. За час полную санитарную обработку в нем могли пройти до 100 человек. Немного, конечно, но для тех, кто успевал помыться, почиститься, получить свежее обмундирование, это был настоящий праздник. Остальным приходилось ждать…

Теперь снова о прачках, об их тяжкой работе. Они вставали с рассветом и тут же с ведрами за водой… Перед стиркой белье вымачивали в керосине, чтобы уничтожить паразитов, потом кипятили. Мыла во время Великой Отечественной было в обрез. Употребляли керосин, скипидар, золу, дуст. Натруженные руки сновали по ребристым доскам – неистово, до остервенения…

 «Мы одевали солдат, обстирывали, обглаживали – вот какое наше геройство, – вспоминала рядовая Анна Горлач. – На лошадях ехали, мало где поездом, лошади измученные, можно сказать, пешком до самого Берлина дошли. И если так вспомнить, то все, что надо, делали: раненых помогали таскать, на Днепре снаряды подносили, потому что нельзя было подвезти, на руках доставляли за несколько километров. Землянки копали, мосты мостили... Попали в окружение, бежала, стреляла, как все. Убила или не убила, не скажу. Бежала и стреляла, как все».

Стиркой, однако, дело не заканчивалось. Целые горы тяжеленного белья приходилось выжимать и вывешивать на просушку. Женские руки от тяжкой работы стирались в кровь, покрывались нарывами. Уже потом прачек настигал артрит и прочие болезни. Но о здоровье никто не думал. Главное, чтобы война поскорее закончилась…

Банно-прачечные отряды тянулись вслед за полками и дивизиями. Женщины недоедали, ночевали где попало и укрывались чем придется. Все слезы выплакали – от тяжкой доли и вечной тревоги: как там дети, жив ли муж. Иных женщин пронзала мысль: «Неужто я намедни его, черную от крови, гимнастерку стирала?..».

И только ночью они, горемычные, забывались в беспокойном сне. А сны у них были простые, мирные – о том, как играет музыка в парке, как кружатся они в танце, смеются…

Инфекционные заболевания угрожали воинам не меньше, чем немецкие бомбы и снаряды. Но эпидемий, которые грозной тучей нависли над Красной армии, удалось избежать. В этом огромная заслуга врачей, санитаров, сестер. И – женщин из банно-прачечных отрядов.     

Прошло время. Пришла долгожданная Победа. Прачек победного сорок пятого года запечатлел поэт Николай Доризо:

…А здесь, у корыт,
Во дворе госпитальном
Своими ручонками
В мыле стиральном,
До ссадин больных
На изъеденной коже
Смываете
С жесткой солдатской
Одежи
Кровавую потную
Глину
Большого похода,
Солдатские прачки
Весны сорок пятого года.
Вот вы предо мною
Устало стоите.
Вздымается
Дымная пена
В корыте…
А первое
Мирное
Синее небо –
Такое забудешь едва ли,
Не ваши ли руки
Его постирали?

После Победы разъехались по домам прачки Великой Отечественной – простые Зои, Насти, Веры, Тани, Клавдии. Не было на их груди орденов, лишь у некоторых – медали. Но когда их спрашивали, за что награда, смущались. Не скажешь ведь, что за стирку – засмеют.

Разная тем женщинам досталась доля. Кто-то встретил своих мужей, любимых, а кому-то не довелось: все война порушила, растоптала.

Увы, это судьба. Но есть и судьбина. Полетели, заклубились слухи, о которых упомянул Константин Симонов в романе «Живые и мертвые»:

«Девушки, девушки из банно-прачечного! Это ваш-то отряд, как вы сами с усмешкой рассказываете, зовут на фронте «мыльный пузырь»? Это про вас-то плетут всякие были и небылицы отвыкшие на фронте от женского тела, изголодавшиеся мужики? И кто его знает, сколько в этом правды и сколько неправды, наверное, не без того и не без этого. Но все равно, главная правда про вас та, что не было и не могло быть на целом свете в эти сутки лучше людей, чем вы, и не было рук добрей и небрезгливей, чем ваши, и не было стараний святей и чище, чем ваши, – помочь человеку снова сделаться человеком! И ни одна из вас не дрогнула, не растерялась, не ушла, не закатилась в обморок…».

Спасибо, Константин Михайлович за проникновенные слова!

 

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Абориген
24.08.2022 10:35
В старых фильмах о войне попадались кадры с прачками стирающих бинты и вывешивающие белье. Обозы - кухня и прачечная Вши на всех войнах -довесок. Да и без войн и в пионер лагерях и в классах вшивые были. Помню ,шампуни стали появляться в 70-е годы... А до того - мыло с хлопьями в жесткой воде и волосы колом , "бальзамы " яичные желтки и уксус....
Ольга
23.08.2022 18:49
У Бориса Васильева есть рассказ «Ветеран», как раз о них
Вольтерьянец
23.08.2022 11:25
Про женщин из банно-прачечного отряда был снят короткометражный художественный фильм "Ветераны", вошедший в киноальманах "Молодость", выпуск 1-й. Так что не совсем о них забыли.

Эксклюзив
16.11.2022
Валерий Панов
За девять месяцев этого года из страны вывезены за рубеж рекордные 63,1 млрд долларов.
Фоторепортаж
18.11.2022
Подготовила Мария Максимова
К 185-летию создания железнодорожного сообщения в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.