Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 июля 2024
Балканская миссия России

Балканская миссия России

На полях круглого стола ФИП «Российское общество в период войн за освобождение Балкан»
Валерий Панов
05.10.2023
Балканская миссия России

«Никогда никакая война не возбудила такого всеобщаго на  Руси сочувствія и одушевленія, не вызвала столько жертвоприношеній  любви, не заслужила въ такой  полной мѣрѣ названія „народной“, какъ именно эта война, благодаря именно этой священной задачѣ...». Это слова Ивана Аксакова, 200 лет со дня рождения которого мы отмечаем именно в эти дни. И лучшим памятником ему является память о деле всей его жизни — деле освобождения балканских славян от турецкого ига.


Открывая в Общественной палате РФ  круглый стол «Российское общество в период войн за освобождение Балкан», Наталия Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы заметила: «Панорамный взгляд на геополитику последнего столетия поучителен для понимания процессов начала XXI века». Действительно, без такого видения трудно представить себе картину давно минувших событий, тем более провести параллели с настоящим.

Но собравшиеся за круглым столом историки своими докладами создали именно такое видение ретроспективы  общественно-политических отношений России и Балканских стран — особенным регионом для нашей истории, для нас, нынешних. Отсюда есть и пошла русская вера православная. Наша — письменность. И — сонм почитаемых нами святых. Священное Писание в переводе на греческий — тоже отсюда. Вера, культура, история — основа нашей государственности.

Если для остальных внешних акторов этот регион — исключительно зона реализации геополитических интересов, то Россия, во главе угла ставит свою духовную миссию в отношении славянских стран на Балканах. Наталия Нарочницкая особо подчеркнула: «Славянство и историческое сербство помещено судьбой на стыке соперничающих геополитических систем, где стоит сложная задача независимой внешней политики. Но сегодняшний замысел постмодернистской глобалистской элиты угрожает самому смыслообразующему ядру русской и сербской истории».

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. осталась в памяти нашего народа как одна из славных страниц истории. То была не первая война с Турцией. Россия нанесла по Османской империи несколько мощных ударов. Закрепилась на Черном море. В Крыму, на Кавказе. Но офицеры мечтали об освободительном походе на Балканы, а властители дум – священники, писатели – призывали помочь православным народам. 

Балканист Ольга Решетникова, к.и.н., выступая на круглом столе, отметила: «Российское общество в едином порыве поддержало Освободительную войну. Ее  рассматривали не как очередную Русско-турецкую войну, а как войну исключительную, называли «призванием России». О. Решетникова сказала, в частности: «Почувствовав  поддержку своего народа, который жаждал отдать долг  единоверцам, сыгравшим важную роль в распространении кириллицы и христианства на Руси, был готов пострадать за веру, Александр II начал войну, которую подавляющая часть русского общества считала войной "за истину, за святое дело"». 

Османская империя владела болгарскими, сербскими, а также частью черногорских и румынских территорий  с 1382 г. При этом для христианской части населения этих земель были введены жесткие ограничения всех прав и свобод, в том числе права на жизнь и свободы дышать. Практически они были на положении рабов. «Глубоко проникнутые убеждением в правоте Нашего дела, Мы, в смиренном уповании на помощь и милосердие Всевышнего, объявляем всем Нашим верноподданным, что наступило время, предусмотренное в тех словах Наших, на которые единодушно отозвалась вся Россия… Ныне, призывая благословение Божие на доблестные войска Наши, Мы повелеваем им вступить в пределы Турции», — указал в Высочайшем манифесте от 12 апреля 1877 г. русский император Александр II. Удивительным образом, эти слова перекликаются  со словами, сказанными с началом Специальной военной операции на Украине, 24.02.2022 г., президентом РФ Владимиром Путиным: «Необходимо было немедленно прекратить этот кошмар — геноцид в отношении проживающих там миллионов людей, которые надеются только на Россию, надеются только на нас с вами... Обстоятельства требуют от нас решительных и незамедлительных действий… мною принято решение о проведении специальной военной операции». 

Русская идея — это идея мировой справедливости, идея защиты родной земли и борьбы за права угнетенных и обездоленных во всем мире. Даже балканист  из другого, так сказать, лагеря, профессор Индианского университета (США) Барбара Елавич, в книге «Россия и осложнения на Балканах. 1806-1914»  признает, что идеологическим знаменем этого курса являлась защита православия и моральных ценностей христианства.

Самые яркие страницы этой борьбы, ее суть и смысл показывает русское добровольческое движение.

Ярослав Вишняков, д.и.н., доцент, профессор МГИМО (У) МИД России в своем выступлении на круглом столе сказал, что «в период развития Восточного кризиса 1875-1878 гг., среди русского общества получила распространение новая форма помощи «братьям славянам» — массовое добровольческое движение, что стало в условиях самодержавной России уникальным примером самоорганизации общества». В исторической литературе, как правило, встречается цифра в шесть тыс. добровольцев из России, которые прибыли в сербскую армию в 1876 г. Это действительно много. Вообще, такой поток добровольцев в сжатые сроки мог прибыть в Сербию, только если бы отправка финансировалась и шла организованно. Так и было: здесь работал ряд организаций: Московский славянский комитет, Московское славянское благотворительное общество и Санкт-Петербургский славянский комитет. При благожелательном отношении властей. Причем, военными дело не ограничивалось. Санитарным отрядом в Сербии командовал великий русский врач Сергей Петрович Боткин, в Черногории — не менее знаменитый хирург Николай Васильевич Склифосовский. В лазаретах работало немало женщин, приехавших из России.

Надежда Аурова, к.и.н., старший научный сотрудник Института российской истории РАН подняла достаточно редкую тему: освобождение балканских народов глазами участников Русско-турецкой войны 1828 — 1829 гг. Уже тогда были явлены западному  миру примеры русской жертвенности в отношениях с братьями-славянами. «На разных этапах русско-турецких отношений XIX в. поддержка Россией освободительного движения народов Балканского полуострова от турецкой зависимости оставалась неизменной… Россия была единственной из европейских государств, способствовавших освобождению балканских народов от власти султана и в этом заключалась ее "прогрессивная миссия на Востоке"».      

Знаменитый русский святитель епископ Феофан Затворник Вышенский писал из своего затвора в монастыре: «Охватившее нас воодушевление не есть ли Божие в нас действие? Мы сознавая это не должны ли мы вместе сознать, что этим движением Бог говорит нам: вам поручено освободить этих страждущих? Можем отказаться! Бог никого не нудит. Но будем ли мы безвинны, не вняв Божиим мановениям? Бог найдет и без нас исполнителей Его воли. А нам стыд, если еще не более что. Оставляющий брата сам будет оставлен в час нужный. Все такие мысли прямо ведут к решению вопроса: Хочешь не хочешь, а ступай воевать Русь православная». 
И Русь поднялась: от Москвы — до самых до окраин. Сергей  Кочуков, д.и.н., главный архивист отдела публикаций и использования документов ОГУ Государственный архив Саратовской области поднял тему об участии в войне 1877-1878 гг. саратовских добровольцев. Приведем несколько цитат из его выступления: «Как вспоминал саратовский культурный деятель И.Я. Славин, люди его поколения с раннего детства слышали рассказы о том, «как турки притесняют своих подданных христиан … о том, что русский царь давно освободил бы единоверных и единокровных братьев-христиан, но англичанка ”гадит” и француз препятствует». «Особенно важным центром славянского движения стало местное отделение Общества попечения о раненых и больных воинах, председателем которого являлся губернатор М.Н. Галкин-Враский». «Ведущим мотивом, руководившим людьми, которые живо откликнулись на призыв о помощи братским народам, было чувство сострадания к ближнему».

Действительно, как отмечают исследователи, самое глубокое сочувствие страдания южных славян и, особенно, болгар вызвали у простых русских людей; мощное народное движение в защиту южных славян вынуждены были констатировать даже официальные власти.

Л.И. Ровнякова пишет: «Начальник Петербургского жандармского управления Н.С. Бирин сообщал 25 октября 1876 г. в III отделение, в частности, следующее: «…сочувствие к южным славянам полное и, по моему мнению, оно явственнее обрисовывается в простом необразованном классе». Подобные сообщения приходили и из других губерний.  Составители труда «История лейб-гвардии егерского полка за сто лет 1796-1896» писали о начале войны так: «…известно, с каким неподдельным энтузиазмом встретила вся Россия этот давно ожидаемый призыв к борьбе за освобождение Балканских славян»

Елена Сумина, к.и.н., доцент, филиал ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» в г. Миассе продолжила тему реакции русской провинции на баклканские события. Выступая на круглом столе, она подчеркнула, «находясь на периферии, жители уральской глубинки тем не менее были в курсе основных политических событий как в самой России, так и за рубежом…». Сумина также рассказала, что 25 июля 1876 г. в «Оренбургском Листке» было опубликовано воззвание к жителям города с просьбой о пожертвовании в пользу пострадавших славян. Автор воззвания обращал внимание в первую очередь на религиозное и кровное родство с балканскими славянами: «Все христиане, а мы славяне русские в особенности, обязаны помочь братьям по крови и по Христу чем можем — вещами и деньгами … Откликнемся, братья, на страдания родного племени по братски, по - русски!» По примеру столичных газет, при редакции «Оренбургского Листка» с 1 августа 1876 г. был открыт сбор пожертвований».

Поведала Анна Сумина также о примерах, которые даже по нынешним временам можно назвать удивительными: «По словам сборщиков, мещане, мелкие торговцы, чиновники и простой, бедный народ «выказали в деле пожертвования усердие, какого только можно желать». Пожертвования поступали даже от мусульман. "Я не на веру даю, — говорил один хивинец, — веру везде терпят, я даю на свободу, которая для каждого милее всего", — и положил 3 рубля. Таким образом, был дан толчок общественному сочувствию в пользу разоренных славян».

В марте 1878 г. Российская и Османская империи покончили с войной, подписав мирное соглашение. В результате появились новые независимые страны — Болгария, Черногория, расширились границы Сербии и Румынии. Война 1877-1878 гг. стала самой кровопролитной из всех войн между Россией и Турцией. Боевые действия шли в основном на территории, населённой болгарами. Жители болгарских городов и сел встречали русские войска как освободителей. В одном из стихотворений  классика болгарской литературы Ивана Вазова есть такие строки: «Это их послал сам Бог, Чтобы нам помочь, сынок» (как свое воинство русских солдат послал. — В.П.).

Война продлилась год, русская армия потеряла почти каждого пятого солдата, но в итоге был заключен Сан-Стефанский мир, подписанный в одноименной деревне близ Константинополя. Позже условия этого мира будут опротестованы на Берлинском конгрессе, европейские державы не позволили России создать большого союзника на Балканах.

После этого конгресса и Александр II, и все российское общество считали себя преданными Европой, в контексте решений этого конгресса Александр III произнесет позже фразу «У России только два союзника — армия и флот», которую в России всегда воспринимали остро, а сегодня  — особенно.

Как подчеркнула, выступая на круглом столе, О. Решетникова, Александр II «лично присутствовал на фронте, в войне  участвовал цесаревич, а также  все великие князья, фрейлины императрицы в качестве сестер милосердия, блеск  русского офицерства, цвет русской нации, представители всех сословий и социальных групп:  светила российской медицины, художники, писатели».  Значение пребывания императора Александра II в действующей армии в Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. лучше всего может быть понято из слов самого Государя, сказавшего следующее: «Я еду братом милосердия». Современники отмечали, что «присутствие Императора безмерно поднимало дух нашей армии и не позволяло ей до конца терять веру в себя даже после трёх жестоких неудач под Плевной. Морально царь нёс тот тяжкий крест, который неизбежно приходится нести духовно развитому человеку, чувствующему свою ответственность за страдания безропотно повинующихся Ему людей. Но и физически Государь страдал едва ли меньше. Пароксизмы жесточайшей местной малярии, которой Он заболел один из первых, изнурили Его до крайности. Однако Царь, несмотря на свои 59 лет, продолжал работать не жалея себя».

При этом русская армия не превосходила турок по вооружениям, по оснащению. Но велико было превосходство в боевой выучке солдат и в уровне военного искусства генералов. Но главный фактор русской победы  — это дух армии. Русскому солдату пришлось вести непривычную горную войну. Воевали в тяжелейших условиях. Если бы не железный характер наших воинов, они не выстояли бы ни на Шипке, ни при Плевне. Точнее, выстояли бы, но полегли бы все до последнего солдата. Николай Малинов, председатель международного движения русофилов (Болгария), победу на Шипке русских войск над турецкими даже сравнил с победой Дмитрия Донского на Куликовом поле. Можно, конечно, поспорить, но к чему? Это его сегодняшняя оценка значения для Болгарии практически всех побед русского оружия.

Кстати, день, когда русские войска покинули Болгарию, в газетах отмечался как траурный, но не потому, что болгары так стремились жить под русским влиянием, а потому, что они воспринимали Россию как единственного защитника Болгарии, было очевидно, что с этого момента она остается с Турцией один на один, военной помощи от западных империй ждать бессмысленно.

В одном из писем председатель Московского славянского комитета Иван Аксаков, который, оставаясь в России, делал все возможное для оказания помощи участникам антитурецкого движения, писал генералу М.Г. Черняеву: «Что выгодно для России, то выгодно и для серба и для болгарина и для всего славянства». Можно сказать, что в этих словах отражена, по сути, формула отношений России с балканскими славянскими народами, которая не только не потеряла своего значения, но и приобрела еще большую актуальность.

День подписания Сан-Стефанского мира, 3 марта 1878 г., сегодня считается национальным праздником в Болгарии. В стране поставлено 670 памятников русским воинам-освободителям (не так давно было 420). В центре Софии стоит памятник Александру II, в болгарских учебниках истории он фигурирует как царь-освободитель. И это страна — член антироссийского блока НАТО. Говоря о памяти о Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. в общественном сознании России и Болгарии в XX-XXI вв., Никита Гусев, к.и.н., ученый секретарь, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, отметил: «Русско-турецкая война являлась центром исторической памяти о совместном прошлом России и Болгарии, а потому она неоднократно оказывалась заложницей двусторонних отношений».

Из Белграда  по видеосвязи  выступил  академик и бывший посол Сербии в РФ Славенко Терзич. Из Болгарии также по видео выступила и Дарина Григорова, д.и.н., проф. Софийского университета. В формате видео выступил Армен Гаспарян первый заместитель председателя Комиссии по просвещению и воспитанию Общественной палаты РФ. В круглом столе приняли также участие: к.и.н. В.Б. Хлебникова,  к.и.н. Н.В. Бондарев, Е.А. Баранов, к.и.н. А.А. Поповкин, д.и.н. Е.В. Линькова, к.и.н. Е.А. Бондарева и другие.

Освобождение Балкан — дело минувших даже не лет, а веков. Но последовавшие за этим события породили в российском обществе национальную обиду на болгар. Думается, есть за что. Но это уже другая тема.

А завершить хочется высказыванием Наталии Нарочницкой из ее выступления на круглом столе, в котором она расставляет акценты актуальной политики Москвы на Балканах: «Сама история вручает Русскому миру и Сербству роль защитника общеевропейского христианского духовного наследия. Именно это, а не завораживающие цифры "валового внутреннего продукта" делает нас великим игроком европейской и вселенской истории».

Полный логотип к гранту.png






Статья публикуется в рамках проекта «"Сим победиши!" Российское общество и армия в моменты испытаний», реализуемого при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Посторонний
06.10.2023 6:11
И армяне дюже страдали под османами, а теперь и под Россией. А как украинцы-то натерпелись от тех и других!
Эксперт
05.10.2023 22:27
Болгары дважды выступали на стороне немцев, против русских, правда, не воевали. Но вот теперь в НАТО . И как это понимать? Кто нас теперь предаст?

Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.