Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 апреля 2024
Явление новых кукурузников (реформа науки)

Явление новых кукурузников (реформа науки)

Алексей Кива
06.07.2005

Великим делам всегда предшествует появление великих преобразователей. Новая Россия их получила в лице радикал-либералов, прозванных "большевиками наизнанку". И чего у нас только не появилось за годы их кипучей деятельности! И шоковая терапия, лишившая россиян трудовых и "гробовых" сбережений, а предприятия – оборотных средств. И обвальная массовая приватизация, превратившаяся в ограбление народа кучкой близких к власти личностей. И финансовые пирамиды а-ля "МММ" Мавроди, по второму кругу выпотрошившие карманы доверчивых граждан. И жульнические залоговые аукционы, довершившие ограбление народа. И государственные финансовые пирамиды, приведшие страну к дефолту. И многое другое такого же сорта.

Чем нас судьба, как еще недавно казалось, обделила, так это последователями великого преобразователя общества и природы Никиты Сергеевича Хрущева. При нем не только одни властные и управленческие структуры упразднялись, другие создавались, третьи разделялись, четвертые, наоборот, объединялись. Шло наступление по всему фронту на природу, но также и на науку, не говоря уже о религии. Севообороты предавались анафеме, поля пшеницы сокращались, зато кукурузе открывались невиданные до этого просторы – ее клин простирался вплоть до зоны вечной мерзлоты. Чтобы было, как в Америке, где кукуруза играет ключевую роль в развитии животноводства. (То, что в штатах, где она активно культивируется, много тепла и влаги, не есть аргумент для большевика, помнящего слова Ленина о том, что "нет такой крепости, которую бы не взяли большевики".)

За это Хрущева при жизни прозвали "Кукурузником". Он об этом знал и не то, что обижался, но даже гордился таким прозвищем. Дескать, бить американских буржуев надо их же оружием. И вообще, он любил многое перенимать у Америки. Правда, выборочно, как, впрочем, и наши либералы. Во время визита туда кто-то ему подсказал, что там нет такой структуры, как Академия наук. И "Кукурузник" загорелся идеей ее ликвидировать. Ну не то, чтобы "до основанья", а превратить ее в очередной государственный комитет с тем, чтобы можно было им командовать. А то уж больно независимо ведут себя академики, придумывая всякие там "генетики" и даже позволяя себе называть горячо любимого им "народного академика" Трофима Лысенко шарлатаном.

Но поскольку даже в условиях тоталитарного режима крупные вопросы не решались единолично, то он вынес этот вопрос на заседание Политбюро ЦК КПСС. Однако неожиданно встретил противодействие. Ему коллеги сказали примерно следующее: "Академия наук создана еще Петром I, пережила происходившие в стране многочисленные потрясения, стало быть, доказала свою жизнеспособность, сыграла выдающуюся роль в годы войны, так зачем же ее ликвидировать?!". "Кукурузник" вынужден был пойти на попятную. Но в то же время нельзя сказать, что Хрущев недооценивал роль науки в развитии страны. Просто у него были свои "загогулины".

Пожалуй, никто так остро не чувствует ситуацию в стране, как крупные художники. Поэт Андрей Вознесенский, который не нуждается в представлении, сравнительно недавно сказал: "…Мы пятимся в свое будущее задом наперед. На Западе развивают технологии, а мы обратно – к чугунке, к волчьему капитализму идем". В научной среде уже давно говорят не просто о безразличии ряда высших государственных чиновников к науке, а о враждебном к ней отношении. Еще можно понять нищенское финансирование науки в первые годы либеральных реформ. Но сейчас- то, когда на щедро сдобренной почве нефтедолларов у нас миллиардеры растут, как грибы после дождя, "новые русские" своим престижным потреблением и мотовством удивляют цивилизованный мир, а правительство не знает, на что деньги тратить…

Ректор Высшей коммерческой школы Владимир Буренин говорит: "Общий подход сегодня – никаких преференций ни науке, ни образованию не давать. А это смерть. Медленная смерть. Москва выживет, периферия умрет". Добавлю от себя: если периферия умрет, то не выживет и Москва.

А вот ситуация в Америке. Помимо государственного финансирования науки, многочисленных фондов, содействующих развитию науки, помимо того, что только крупнейшие корпорации тратят на научные исследования более 100 миллиардов долларов, 65 миллиардов долларов на развитие науки и образования пожертвовали в 2004 году не все, а только самые богатые американцы. Да, в США научные исследования в основном сосредоточены в университетах, только там университет средней руки имеет больший бюджет, чем вся наша академическая наука. И как результат, в США едва ли не каждый год делаются крупные научные открытия, появляются новые технологии, множатся лауреаты Нобелевской премии, а в постсоветской России – хотел бы ошибиться – не сделано ни одного открытия мирового уровня, как, впрочем, не создано и ни одного нового производства, о котором знала бы вся страна. Делем, проедаем то, что создавалось в советские времена.

Пренебрежительное, если не враждебное, отношение многих либералов во власти к науке родилось не сегодня. Первая команда либерал-реформаторов состояла из людей, сильной стороной которых были лишь молодость и смелость. (Я не говорю об изворотливости, хитрости, умении грести под себя и своего клана и т.д.) Реальной экономики они не знали, а к науке в лучшем случае имели косвенное отношение, даже если и обладали научными степенями. В помощь им Борис Ельцин пригласил американских советников, которые, наряду с прочим, готовили и проекты указов президента, постановлений правительства. Наиболее известными из них стали Джеффри Сакс и Андерс Ослунд. Потом станет известно, что в числе советников были и разведчики, и жулики. Последними совсем недавно занималось американское правосудие.

В СМИ гайдаровскую команду называли завлабами, младшими научными сотрудниками и пр. Это рождало у многих из них комплекс – неприязненное отношение к крупным ученым, которых их сторонники и защитники называли "так называемые академики". С "так называемыми академиками" мне не раз пришлось встречаться в первые месяцы после начала шоковой терапии, в том числе на государственном телевидении в Останкино, руководителем которого тогда был Егор Яковлев. Так вот, эти "так называемые" и, в частности, Николай Петраков и Олег Богомолов, решительно утверждали, что реформы не подготовлены, они обязательно провалятся.

Вопрос не в том, надо или не надо реформировать РАН. Однозначно: надо! Кто работает в институтах РАН – а я там давно работаю – прекрасно это знает. Вопрос в целеполагании, вопрос в отношении к будущему собственной страны.

Первое. Чего хотят добиться нынешние наши либерал-реформаторы, олицетворяемые ныне Министерством экономического развития и торговли, возглавляемого Германом Грефом, и Министерством финансов во главе с Алексеем Кудриным. Проект реформирования РАН появился еще в прошлом году, причем он готовился без участия самой Академии наук. Получился большой скандал. Министр образования и науки Андрей Фурсенко оказался в сложном положении. Музыку ему заказывали распоряжающиеся деньгами министры-либералы, но плясать под нее наотрез отказались ученые. Создавалось впечатление, что либералов интересует не сама наука, а то, как сделать ее еще более дешевой и как быстрее получить от нее отдачу. А еще им хотелось то, что хотелось и "Великому кукурузнику": лишить ее самостоятельности.

Греф давно уже носится с идеей все выстроить в линейку. Об этом он говорил и на недавнем заседании правительства. Если РАН не государственная структура, то почему государство должно ее финансировать? А если государственная, то, дескать, извольте подчиняться... Он даже вспомнил в шутку сказанные одним великим человеком слова о том, что ученый – это тот, кто за счет общества стремится удовлетворить свое любопытство. Убеждать таких людей в том, что наука – это особая сфера бытия, бесполезно.

При этом надо знать еще и подспудные мотивы тех или иных начинаний. Злые языки говорят, что многим нашим дельцам, в том числе и во власти, не дает покоя собственность РАН. По некоторым оценкам, она уже несколько лет назад оценивалась в 100 миллиардов долларов. Академические институты, как правило, расположены в богатых с точки зрения архитектуры зданиях и самых престижных районах. Многие из них занимают еще и большие территории.

Второе. Чиновникам, решающим судьбу РАН, надо понимать, по крайней мере, некоторые вещи. Нигде и никогда наука в каждый данный момент не может быть самоокупаемой, лишь в конечном итоге она сторицей окупается. Прикладная наука – это другое дело, но не она играет решающую роль в научных открытиях. Это раз. Научные направления можно планировать, но только не сами открытия, как и открытия новых направлений. Можно ли было, скажем, поставить перед Рентгеном цель найти лучи, названные его именем, а перед Эйнштейном – открыть теорию относительности?! Поэтому жестко привязывать работу ученых по темам и направлениям, которые кто-то спустит сверху, ни к чему хорошему не приведет. Это два.

Сохранение, а точнее, воссоздание большой науки, которая в значительной мере, если смотреть правде в глаза, уже потеряна, возможно только в том случае, если престиж науки будет поднят на высокий уровень. В планах правительства такой подход не просматривается. Пока что поднимается лишь престиж чиновника. СССР в послевоенный период сумел добиться потрясающих успехов на многих важнейших направлениях научно-технического прогресса только потому, что в науку пошли самые талантливые люди. Не знаю, как сейчас, но по замерам общественного мнения год-два назад, ученый по социальному статусу шел вслед за криминальным авторитетом и проституткой.

Наконец, никакой пользы не принесет стране даже самое удачное реформирование РАН и резкое повышение оплаты труда ученых, если не будет развиваться реальный сектор экономики и высокие технологии. Мы лишь будем готовить ученых для других стран, ибо сырьевой экономике они нужны в очень ограниченном количестве. К нынешним 300 тысячам ученых и высококлассных специалистов, работающих в странах Запада, мы просто добавим еще одну-другую сотню, подготовленную за народный счет. И только.

Третье. Вопрос о том, быть или не быть в России большой науке, напрямую связан с другим вопросом: быть ли России как таковой? Во всяком случае, в нынешних границах и как независимой страны. И это не преувеличение. Только очень наивные люди могут думать, что безопасность государства бесконечно долго будет гарантировать доставшийся нам в наследство от СССР ракетно-ядерный потенциал, если у нас не будут развиваться высокие технологии, исчезнут машиностроение и большая наука. Разработка принципиально новых видов оружия на базе новейших открытий идет полным ходом в ведущих странах Запада и в первую очередь в США. На одном важном форуме наш ученый рассказывал, что вот-вот появятся такие виды оружия, которые будут выводить из строя людей еще до того, как они осознают, что с ними произошло.

Вот та информация для размышления, которой я хотел поделиться в связи с планами правительства реформировать РАН. О его дальнейших шагах на этом направлении можно узнать на правительственном сайте в Интернете.



Эксклюзив
19.04.2024
Валерий Мацевич
Для России уготован американо-европейский сценарий развития миграционных процессов
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.