Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 февраля 2024
ВТО: экономическая жизнь после экономической смерти?

ВТО: экономическая жизнь после экономической смерти?

Александр Калина
25.07.2005

"Меркурий-клуб" предупреждает: "Вступление России в ВТО разорит большинство наших предприятий. Но альтернативы нет. "

На последнем заседаний "Клуба знаменитых олигархов" (по-правильному, "Меркурий-клуба"), возглавляемого президентом Торгово-промышленной палаты Евгением Примаковым, обсуждали больную тему: "Надежды и тревоги отечественного бизнеса на пороге присоединения России к ВТО".

Состав собравшихся был представительным даже по меркам элитарного "Меркурий-клуба". Помимо российских переговорщиков с ВТО – главы российской делегации Максима Медведкова, зам. министра иностранных дел Юрия Федотова и руководителя рабочей группы по ВТО РСПП Алексея Мордашова (Северсталь"), на заседание пришли около десятка губернаторов, в два раза больше вице-губернаторов, главы предприятий и холдингов всероссийского значения, директора академических институтов страноведческого и экономического профиля... В конечном счете, калибр присутствующих был таков, что депутатам Госдумы не хватило сидячих мест.

Тон обсуждению задал Евгений Примаков, чье сходство с Кутузовым на историческом совете в Филях, сдающим Москву Бонопарту, отметила добрая половина очевидцев. Голосом гениального, но слишком опытного и бесконечно уставшего фельдмаршала Евгений Максимович констатировал: "...но альтернативы вступлению в ВТО у России нет". И устало полуприкрыл глаза, и сделал слабый жест рукой: совсем как Михаил Илларионович в фильме Бондарчука.

Другие выступления также напоминали проводы маршевых батальонов на фронт: альтернативы мобилизации нет, поэтому все говорят о подвигах и славе, но вполголоса намекают: обратно вернутся не многие, да и те инвалидами.

Примерно так же будет и с российскими предприятиями, которые уже в декабре будут брошены на мировой экономический фронт, шансы вернуться с которого есть лишь у немногих. Это совершенно отчетливо прозвучало в большинстве выступлений.

Многие ли отрасли уцелеют? Шансы есть только у экспортно-сырьевых – нефтегазодобычи, металлургии черной и цветной, отчасти у производителей минеральных удобрений. Все остальное, особенно в условиях российского налогового режима, шансов на дельнейшую жизнь не имеет.

Обречена перерабатывающая промышленность, в первую очередь все машиностроение – от сельскохозяйственного до авиакосмического. Машиностроение не спасёт даже близость к самым преуспевающим сырьевым отраслям; Союз производителей нефтегазового оборудования продолжает настаивать на хотя бы временном сохранении пятнадцатипроцентной пошлины на импорт аналогов.

При снятии налоговых барьеров на товары китайского и индийского производства не остается шансов у легкой промышленности. Почти полностью теряет конкурентоспособность химия, в том числе и нефтепереработка. Особую роль здесь сыграет такой аспект вступления в ВТО, как резкий подъем внутренних цен на энергоносители.

Впрочем, связанный с ВТО рост цен на энергоресурсы подрубит конкурентоспособность всей экономики, за исключением разве что самого нефтегазоэкспорта. В частности, удорожание энергоносителей заметно поднимет себестоимость черного проката, о чем А.Мордашов, очевидно, думать не торопится.

Плохие перспективы у российских банков и страховщиков, которые рискуют просто исчезнуть с российского рынка, так же как их аналоги в странах Прибалтики.

О чем просит приговоренный бизнес? Совсем немного: продления периода адаптации как минимум до пяти-восьми лет, инвестиций для минимально необходимого подъема конкурентоспособности, в том числе из стабилизационного фонда.

Спасет ли российскую экономику (и, кстати, стоящее за ней население) более медленное "погружение в ВТО"? Увы, лишь отчасти. Скорее всего, "адаптационный перекур перед казнью" будет использован бизнесом для личного спасения – перевода части денег на личные счета за рубежом, получения иностранного гражданства или в лучшем случае перерегистрации предприятий под юрисдикцией иностранных государств, благо ВТО предусматривает такой вариант. Собственно, этот процесс уже идет, только не афишируется.

Известно, впрочем, что большие надежды на перехват бегущего от ВТО российского капитала возлагает Прибалтика, в первую очередь Литва, срочно оформившая в нашей Госдуме ратификацию договора о ликвидации двойного налогообложения с Россией.

Таким образом, надежды на экономическую жизнь в России после ее экономической смерти в объятиях ВТО всё же остаются. Но жизнь эта будет чужой.



Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..