Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
1 февраля 2023
Трагедия на шахте

Трагедия на шахте

Горняки в Кузбассе гибнут из-за жадности хозяев-миллиардеров
Андрей Соколов
29.11.2021
Трагедия на шахте

Страшная трагедия произошла на минувшей неделе на шахте «Листвяжная» в Кемеровской области. В результате взрыва газа в забое погибли 52 человека – 46 шахтеров и шесть горноспасателей, 49 находятся в больницах – 38 шахтеров и 11 спасателей. Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев объявил в регионе трехдневный траур. Были отменены все развлекательные мероприятия.

Взрыв прогремел рано утром в четверг, когда под землей находились 285 человек. Большинство успели вывести наверх в течение часа, за остальными спустились горноспасатели. Но через некоторое время их отозвали из-за угрозы повторного взрыва. Около 16:00 он все же случился – снова сдетонировал метан. В результате пожара под землей горняки фактически задохнулись и сгорели заживо. Один из спасателей, которого также считали погибшим, оказался жив. Это 51-летний Александр Заковряшин, помощник командира взвода. Его доставили в больницу в Ленинск-Кузнецком. 

По версии следователей, трагедия произошла из-за того, что руководство шахты «допустило нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов». 

Это, как гласит наукообразное объяснение, привело к газодинамическому явлению, в результате которого началось задымление вентиляционного штрека участка № 4, из-за чего находившиеся в выработке рабочие задохнулись.

Владимир Путин на совещании с Советом безопасности почтил минутой молчания память погибших шахтеров и спасателей. Президент поручил Следственному комитету России (СКР) и Генпрокуратуре разобраться в причинах трагедии, а правительству – оказать помощь пострадавшим и семьям погибших.

«Еще раз хочу выразить слова соболезнования семьям погибших. Пожелать быстрейшего выздоровления всем пострадавшим, – сказал президент. – Поручение имеют и Генеральная прокуратура, и Следственный комитет — разобраться в причинах этой трагедии. Нужно, чтобы ничего подобного в будущем не происходило. А для этого нужна системная работа и контроль за ранее принятыми решениями, – добавил глава российского государства. – Я прошу правительство РФ, региональные власти сделать все для того, чтобы поддержать пострадавших людей и семьи погибших».

Как сообщил Следственный комитет России, по факту трагедии возбуждено уголовное дело, по которому уже задержали пять человек: это директор шахты Сергей Махраков, его первый заместитель Андрей Молоствов, начальник участка № 4 Сергей Герасименок и два инспектора Ростехнадзора, проводившие проверку на шахте неделю назад и не выявившие нарушений. Их обвиняют в нарушении требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц.

Официальный представитель Ростехнадзора Андрей Виль сообщил, что за 2021 год на предприятии было выявлено более 900 нарушений. «Девять раз применялась приостановка, общая сумма штрафов составила свыше четырёх миллионов рублей. До сегодняшнего дня гибель рабочего последний раз произошла в январе 2017 года», – написал он в своём телеграм-канале. 

Родственники шахтёров утверждают, что содержание метана в штреке, где случилась трагедия, уже давно зашкаливало. По их словам, шахтёров фактически заставляли спускаться в опасную шахту. За отказ выходить на работу от начальства поступали угрозы. Так, в данном случае, руководители предприятия грозились закрыть допуск в шахту. 

«На эту шахту рабочие жаловались давно, – рассказал РИА Новости горняк с 18-летним стажем Александр, ранее трудившийся на «Листвяжной». – Руководство скрывало повышенное содержание метана. Датчики специально переносили в другие места».

На жалобы никто не реагировал. «Говорили: не нравится – увольняйтесь», — сообщил горняк. Поскольку работу в регионе найти тяжело, люди оставались.

«Перед тем как приехать, проверяющие всегда предупреждали. Бывало, выписывали мелкие штрафы. Просто чтобы создать видимость. Инспекторы фиксировали в документах, что якобы устранили какие-то нарушения. Но даже не спускались под землю», – с возмущением сообщил шахтер. По его словам, в Кузбассе это обычная практика. «Если соблюдать все правила, – сказал Александр, – добыча снизится на порядок. А это никому не выгодно».

Артем (имя изменено по его просьбе) – тоже бывший сотрудник «Листвяжной» признался журналистам, что сам ушел из-за низкой зарплаты. «Я был простым горнорабочим, получал 60 тысяч на руки. Хотя мог больше. В целом у меня никаких претензий не возникало. Беспокоило, что техники безопасности – никакой. Случись пожар, за огнетушителем нужно бежать. Хотя в идеале все должно быть автоматизировано. Словом, полная безалаберность!» – говорит шахтер.

«При такой загазованности просто нереально спастись. Если сидеть, условно, прижавшись к стенке, прикрыв плотно дыхательные пути, то максимум выдержишь пять часов, не больше. Никаких шансов», – объясняет Артем.

«Этот метан давно там зашкаливал, – рассказала вдова другого погибшего шахтера. – Мой муж звеньевым ходил, на груди был датчик. Говорил: датчик пищит, я его водой намочу, он умолкнет. И дальше работали» – вспоминает она. Поэтому работники замазывали личные датчики содержания метана грязью или промывали водой, чтобы они не пищали, и продолжали добычу. А на днях, по словам Инны Пиялковой, вдовы одного из горняков, в шахте уже случился первый небольшой пожар. Тогда его удалось потушить силами самих шахтёров. В этот раз чуда не произошло…

Кстати, платят горнякам на «Листвянской» за их смертельно опасный и тяжелейший труд под землей сущие гроши. Журналисты уже установили, что из 81 размещённой в этом году вакансии, по 38-ми предлагают оплату до 20 тыс. рублей, и лишь 11 вакансий оплачиваются в размере 50 тыс. и выше. 

Судя по случившейся трагедии, не было никакого толку и от многочисленных проверок. По данным Единого реестра надзорных предприятий, в 2021 году шахту проверяли девять раз: Ростехнадзор, Роструд, Россельхознадзор и МЧС. Однако взрыв на «Листвяжной» говорит о том, что нарушения в технике безопасности так и не были устранены.

В чем причина? Понятно, – в безалаберности, халатности, а может и в том, что на нарушения умышленно закрывали глаза.

Сибирское управление провело внутреннюю проверку Беловского территориального отдела в апреле 2021 года – в то же время, когда беловские инспекторы проверяли «Листвяжную» – нашли 139 нарушений и отчитались, что все они были устранены в тот же день. Главным проверяющим от Сибирского управления был заместитель руководителя Михаил Сербинович. Нарушений у коллег он не нашёл.

Следственный комитет уже провёл выемку документов в Сибирском управлении и допросил начальника отдела горного надзора за добычей полезных ископаемых Вадима Шаимова. Следователей заинтересовало, каким образом такие серьёзные нарушения промышленной безопасности были устранены на месте за столь короткое время и почему это никого в Ростехнадзоре не насторожило.

В 2004 году на «Листвяжной» уже была крупная трагедия: при взрыве метана погибло 13 человек. Тогда выяснилось, что шахта плохо проветривалась. К условным срокам приговорили «стрелочников» – 9 инженерно-технических работников шахты. Но аварии на шахтах региона продолжались. Только в ноябре 2021 года в Кузбассе кроме «Листвяжной» произошли как минимум четыре крупные аварии на шахтах различных предприятий. 3 ноября из-за задымления шахты «Байкаимская» компании «Кузбассразрезуголь» эвакуировали 60 горняков. 5 ноября произошло задымление на шахте «Таштагольская», принадлежащей АО «Евразруда». 16 ноября произошло задымление на шахте «Алардинская» Распадской угольной компании. 

Шахта «Листвяжная» с 2011 года полностью принадлежит холдинговой компании «СДС Уголь». Её основными акционерами являлись бизнесмены Михаил Федяев и Владимир Гридин. В начале этого года появились сообщения, что Федяев выкупил долю Гридина и сейчас является практически единоличным владельцем «СДС Уголь».

59-летний Михаил Федяев считается одним из самых богатых бизнесменов России. В 2012 году он занимал 95-е место в рейтинге журнала Forbes с состоянием в $1 млрд. Эксперты считают, что своим положением и Федяев, и Гридин обязаны бывшему губернатору Кемеровской области Аману Тулееву, ушедшему с поста в 2018 году после трагического пожара в торговом центре «Зимняя вишня». После этого Владимир Гридин, видимо, решил продать свою долю и, как утверждали злые языки, «засобирался на пенсию».

Руководство холдинга и «Листвяжной» любили пускать пыль в глаза. Так, на сайте холдинга эта шахта характеризуется следующим образом: «Это экологически безопасное производство с максимальным использованием внутренних ресурсов. Шахта спроектирована с учетом всех требований к экологии и безопасности – проводится дегазация, используется современное горно-шахтное оборудование, строятся новейшие очистные сооружения». Однако страшная трагедия показала, какой на самом деле оказалась «безопасная» шахта.

А, кроме того, если г-н Федяев числится в миллиардерах, то сам угольный холдинг, как свидетельствуют СМИ, на сегодняшний день испытывает серьезные проблемы с финансами: его долговая нагрузка экспертами оценивается в $1-1,5 млрд. Чтобы удержать предприятие на плаву, недавно при участии Минэнерго акционеры сумели договориться с банками-кредиторами о реструктуризации долгов. Ранее компания устроила большую распродажу своего имущества. В 2014 году был продан Новокузнецкий ликёро-водочный завод. В 2015 году акционеры продали почти 75% железнодорожного оператора «Новотранс», в 2016 году – производителя азотных удобрений «СДС Азот». Тогда же холдинг лишился аэропорта Кемерово. В конце 2018 года партнёры избавились от «Прокопьевского угольного разреза» и обогатительной фабрики «Прокопьевскуголь».

По данным СПАРК, в 2020 году холдинг выручил около 6 млрд рублей, но при этом чистая прибыль составила всего 14,5 млн. И сам холдинг, и его дочка – шахта «Листвяжная» – утопали в судебных исках. «Листвяжная» вообще оказалась ответчиком по 20 делам на сумму почти в 200 млн рублей. Всего же за последние пять лет шахта отвечала по 117 искам на сумму почти полмиллиарда рублей. Кроме того, регулярно в компанию наведываются и судебные приставы: на сегодняшний день у «Листвяжной» более 200 завершённых исполнительных производств на сумму почти 20 млн рублей и ещё пять текущих. Вот до чего довели предприятие собственники и нанятые ими «эффективные менеджеры». 

Но кто сегодня ответит за новую страшную трагедию в Кузбассе? Ведь судя по тому, кто стали первыми обвиняемыми, то к ответственности снова привлекают «стрелочников» и менеджеров. А как насчет собственников? Тех, кто на беспощадной эксплуатации труда работающих за гроши горняков нажил миллиарды?

Они ответят за смерть тех, кто погиб в забое, где «экономили» на технике безопасности? Пока что-то не слышно, чтобы правоохранители предъявили какие-либо претензии г-ну Федяеву. У него есть покровители? Некоторые утверждают, что хотя прежний губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, при котором он и его партнёр Гридин стремительно разбогатели, уже давно не у дел, но сам Федяев входит в состав Общественного совета при ГУ МВД РФ по Кемеровской области. А сын олигарха Павел Федяев – действующий депутат Госдумы, представляющий Кузбасс в нижней палате парламента.

«Что же стало истинной причиной десятков смертей? – задаётся риторическим вопросом доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН Никита Кричевский, говоря о трагедии на шахте «Листвяжная». И сам же на него отвечает: «Жадность, обыкновенная жадность хозяев. Уголь на исторических ценовых максимумах, государство делает всё, чтобы увеличить его экспорт, а потому надо выдавать на-гора, пока тема не кончилась. Долго эта сладкая пора не продлится. Так чем больше добытого угля, тем больше газа и пыли. Авось, пронесет. Не пронесло…»

Что к этому добавить? Надеяться на то, что у угольных олигархов вдруг, наконец, проснется совесть, и, что они станут заботиться о технике безопасности и достойно оплачивать труд шахтеров? Вряд ли. Но, как известно, недра в нашей стране, согласно Конституции, принадлежат народу Российской Федерации. 

Так не пора ли национализировать шахты и другие предприятия, где за счет эксплуатации природных богатств России новый класс нуворишей, сформировавшийся в годы «прихватизации» 90-х, наживает миллиарды, обрекая трудящихся на смертельно опасный труд за гроши и даже на смерть, позорно экономя на технике безопасности?

А пока тот же Никита Кричевский напоминает, как 10 лет назад в Венгрии произошла авария на алюминиевом заводе, в результате чего Дунай окрасился в красный цвет: не сработали очистные сооружения, отходы выливались в реку. Тогда венгерское правительство достаточно оперативно разобралось в ситуации: собственники и руководство предприятия получили реальные сроки, а предприятие было национализировано. Не поступить ли и нам так же?


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..