Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 марта 2024
Токио смотрит на Москву?

Токио смотрит на Москву?

Ноябрь уже назвали месяцем прорыва в отношениях между Россией и Японией
Дмитрий Мельников
05.11.2013
Токио смотрит на Москву?

В первых числах месяца в Японии, впервые за всю историю, состоялась встреча министров иностранных дел и глав оборонных ведомств двух стран. В ходе переговоров были достигнуты договоренности о расширении военного сотрудничества: проведение совместных учений на море, интенсификация обменов по линии военно-воздушных сил. Более того, Россия выразила фактическую поддержку устремлениям Японии участвовать в коллективной самообороне – миротворческих операциях.

При этом большинство из наших сограждан задаются вопросом: как это стало возможным в условиях, когда Москва и Токио до сих пор не заключили мирного договора? Как мы могли пойти на сближение с верным союзником Вашингтона?

Да, Москва пошла на определенный риск. Однако сделала это на фоне растущих противоречий между Японией и Соединенными Штатами. Имидж Вашингтона, как финансового гегемона планеты, сильно потускнел в последнее время. И все же существовать в отрыве от выстроенной ими глобальной системы неравноправных торговых обменов США уже не могут.

В итоге рецепт выживания в Вашингтоне нашли довольно быстро. Там решили переложить ставшую непомерной ношей часть расходов по противостоянию со своими геополитическими соперниками – Россией и Китаем - на Токио.

Сделать это несложно. Между Токио и Пекином исторически всегда существовало недоверие, окончательно оформившееся в годы японской агрессии против Китая в 1930-1940 годы. Казалось, некоторое время назад неприязнь пошла на убыль, ведущие аналитики удивлялись процессу довольно быстрого сближения Сеула, Пекина и Токио. Было проведено несколько встреч на высшем уровне, о результатах которых сообщалось довольно скупо. Находившиеся тогда у власти японские политики, хоть и с оглядкой на Вашингтон, заговорили о перспективности многосторонних объединений в Азии, подразумевая конечно, свое взаимодействие с Китаем и Южной Кореей. В мае 2012 года тогдашние премьер Госсовета Китая Вэнь Цзябао, президент Кореи Ли Мен Бак и премьер-министр Японии Есихико Нода договорились начать переговоры для устранения торговых ограничений и создания зоны свободной торговли. Иначе, как эпохальным, это событие назвать было нельзя, и о формате присоединения к находившейся в стадии создания зоне свободной торговли начали было уже задумываться и в Москве.

Но обычный вектор в японской политике взял верх, после смены власти в Токио, с приходом ярого консерватора Синдзо Абэ все вернулось на круги своя. Поговаривают, что возвращение правых к власти проходило по американскому сценарию. Прямых доказательств тому нет, но, отвечая на извечный вопрос - кому это выгодно? - понимаешь, что все, наверно, так и было. В Японии сразу же поднялся градус истерии по поводу спорных с Китаем и Южной Кореей территорий. Южной Корее и Китаю стали объяснять, кому, в конечном итоге, должны принадлежать спорные территории. Японское правительство даже приобрело у частных лиц спорные с Пекином острова Сенкаку (Дяюйдао) в Восточно-Китайском море.

Сеул в долгу не остался, достаточно вспомнить неожиданный визит президента Ли Мен Бака в 2012 году, перед самым окончанием его президентского срока, на спорные острова Такэсима, причем проходила эта поездка на фоне военных маневров. Что хотел доказать уходивший с поста глава государства - непонятно. Разве что солидаризироваться с националистическими кругами в самой Южной Корее. Китайцы вели себя намного агрессивнее, в прошлом году по стране прокатились массовые антияпонские демонстрации, они сопровождались бойкотом товаров, произведенных в стране восходящего солнца, массовыми погромами японских магазинов и ресторанов, созданием сложностей для японских компаний, работающих в КНР.

Удар был силен. Ответная реакция – соответствующей, речь зашла о том, что японский бизнес будет постепенно выводить свои капиталы из Китая. Не слишком продуманный шаг - с учетом того, что эти две страны выступают друг для друга в качестве основных торговых партнеров. Более того, для Пекина Токио еще и источник передовых технологий. Скажем, новый китайский танк, как утверждают эксперты, был во многом скопирован с японского.

Ну а сегодня, на фоне обоюдных заявлений Японии и Китая о решимости применить военную силу для отстаивания своих прав на спорный архипелаг Сенкаку, многие предрекают конфликт между этим двумя «добрыми» соседями.

Странно, не правда ли? Внезапное резкое похолодание на фоне начавшегося было сближения трех стран. Впрочем, ничего сверхъестественного в этом нет. Еще в 2009 году под руководством тогдашнего премьер-министра Таро Асо начала свою работу комиссия по выработке новой доктрины национальной обороны. Несмотря на приход к власти летом 2009 года «голубя» Юкио Хатоямы, сообщившего американцами о необходимости вывода их военной базы с Окинавы, работа эта не была приостановлена. В итоге 17 декабря 2010 года правительство Наото Кана утвердило «Основные направления программы национальной обороны». Это – документ, в котором под предлогом усиления военной активности России на Дальнем Востоке развивается концепция так называемых «динамичных оборонительных сил», способных реагировать на наиболее вероятные угрозы безопасности Японии. Содержатся в нем также призывы к участию японских военных в обеспечении безопасности на региональном уровне. Есть и предложение создать мобильные силы для парирования угроз безопасности Японии, в числе последних названы нападения на отдаленные острова. Понятно, что новая доктрина получила положительную оценку в США, ведь в ней, помимо всего прочего, в числе главных задач предлагается крепить оборонительный альянс с Вашингтоном. Этот союз, как следует из выпущенных для японских военнослужащих брошюр, должен решить и проблему «северных территорий», то есть реализовать мечту Токио заполучить российские Курильские острова.

Симбиоз Вашингтона и Токио в военной и политической области очевиден всем.

Япония не просто принимает участие в создании глобальной системы американской противоракетной обороны, размещая ее элементы на своей территории, но даже разрабатывает и производит на своих предприятиях часть комплектующих ПРО.

При тихом одобрении заокеанских сюзеренов в Токио пошли на беспрецедентное увеличение своей военно-морской мощи – речь идет как о разработке современных видов вооружений, так и вводе в строй новых боевых единиц, среди которых два вертолетоносца и фактически авианосец, спущенный на воду в августе нынешнего года. Грядет закупка американских истребителей «Ф-35», Пентагон даже разрешил производить часть оборудования для них на японских предприятиях.

Степень близости между Вашингтоном и Токио ясно продемонстрировали события марта 2011 года: тогда к месту катастрофы на АЭС «Фукусима» допустили лишь американских военных, среди которых были и военнослужащие из подразделений, специализирующихся на защите от оружия массового поражения. Соединенные Штаты покрывают Японию в ее упорном стремлении скрыть масштабы аварии на атомной электростанции. Несмотря на то, что из поврежденных реакторов сотнями и тысячами тонн продолжает вытекать в океан радиоактивная грязь и вода. Вопреки тому, что среди японцев ходят слухи о том, что, наперекор сложившимся традициям, рыбу не следует употреблять в пищу каждый день из-за содержащихся в ней радиоактивных веществ. А состоятельные японцы стараются под любыми предлогами покинуть свою страну. Но, сколько не читай японскую прессу, пытаясь увидеть «между строк», все равно правдивую картину происходящего на «Фукусиме» составить невозможно. Понятно: узнай японцы об истинном положении вещей на АЭС и вокруг нее, население страны могло бы резко уменьшиться…

Крепость отношений подтверждает и согласие Вашингтона понизить курс иены к доллару. Ведь именно скачок курса со ста иен за доллар до семидесяти едва не погубил японскую экономику. С приходом правого кабинета Синдзо Абэ все вернулось на круги своя, благодаря чему экономика страны начала понемногу оживать. Япония в долгу не осталась, поддержав планы США атаковать Сирию.

С другой стороны, не все так однозначно. Сейчас в японской прессе можно встретить сетования о том, что уровень взаимоотношений с Вашингтоном уже не тот, что был раньше. Нет взаимопонимания между президентом Бараком Обамой и премьером Синдзо Абэ, поэтому в нынешнем году они ни разу не встретились. Прошедшие же на саммите «Большой двадцатки» переговоры, по мнению обиженных японцев, были нужны Бараку Обаме лишь для того, чтобы заручиться поддержкой военной авантюры против Сирии. «Неизвестно, в каком направлении движется наш союз», – таков общий смысл комментариев японской прессы.

Дрейфу в сторону от Вашингтона способствовало и перекладывание американцами части военного бремени на Японию. Ведь оно означает увеличение расходов на вооруженные силы, отсюда - рост националистических, читай, антиамериканских настроений.

При этом Токио крайне тревожит растущий интерес Вашингтона к сближению с Пекином. Особенно разволновала японских политиков чрезвычайно теплая встреча лидеров первых экономик мира весной нынешнего года. Да, некоторое сближение США и КНР налицо, но цели его до конца никому не ясны. То ли американцы хотят «приблизить» китайское руководство к Западу и ослабить его союз с Россией. То ли планируют раздел сфер влияния. Сейчас, по-видимому, окончательного решения в Вашингтоне еще не принято. Но Япония, почувствовав, что ее могут «забыть», начала метаться. Ведь, если Вашингтону нет необходимости бороться с Пекином, то зачем ему Токио вообще?

Так что, в качестве одного из «запасных аэродромов» своей политики в Токио рассматривают Россию. Косвенным свидетельством тому может служить подписание большого числа соглашений между нашими и японскими компаниями в ходе апрельского визита Синдзо Абэ в Москву. То есть, японский капитал голосует ногами, частично переориентируется с Китая на нашу страну.

Да, в Токио отдают себе отчет в том, что на пути укрепления экономического партнерства стоит большая преграда: японские же претензии на российские Курильские острова. Однако часть политической элиты Японии тешит себя напрасными иллюзиями о том, что ее можно будет решить постепенно, за счет идеологической обработки жителей нашего Дальнего Востока. Эта работа уже ведется. Поэтому, например, есть на Сахалине те, кто, мечтательно закатив глаза, рассказывает, как интенсивно развивался их регион в период нахождения под властью микадо.

Следует учитывать еще одну немаловажную деталь. После аварии на «Фукусиме» наши островные соседи испытывают острую потребность в дополнительных поставках углеводородов.

В качестве одного из важнейших источников они рассматривают Россию, благо, что сахалинские месторождения совсем рядом. То есть, японцы готовы еще на большее сближение с нашей страной. Напомню, что японские суда имеют эксклюзивные права на добычу рыбы в районе Курил – кроме них, там разрешено ловить только российским промысловикам.

Вернусь к состоявшейся встрече министров иностранных дел и глав оборонных ведомств двух стран. Теперь Москве следует сделать так, чтобы ее успехи на японском направлении не стали причиной охлаждения отношений России с Китаем, Северной и Южной Кореями. Одобрение участия Токио в коллективной самообороне с тревогой воспримут в Сеуле: там считают, что таким образом японские солдаты в гипотетическом случае войны с Пхеньяном могут вновь очутиться на корейской земле, пусть и под благовидным предлогом. Маневрировать Москве крайне сложно, но наша дипломатия в последнее время доказала свое мастерство. Угодить же всем странам региона невозможно – слишком уж велики противоречия между ними. Главное – чтобы Москва, на фоне происходящих в этом регионе перемен, сумела точно определить свой курс.

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..