Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Эта странная дружба по-турецки

Эта странная дружба по-турецки

Может ли Эрдоган быть посредником в отношениях Украины и России?
Максим Столетов
24.01.2022
Эта странная дружба по-турецки

«Наши отношения с Россией продолжают весьма хорошо развиваться. У нас мирные отношения, которых не было в истории», — заявил в минувшую пятницу президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе выступления в Стамбуле. Эрдоган не исключил вероятность телефонных переговоров с Путиным или визита в Москву.

«Любое развитие событий, ведущее к вторжению или войне, является серьезным нарушением мира в регионе. Турция не приемлет возникновения в этом регионе беспорядка. Мы можем быть посредниками для установления мира. У меня состоится визит на Украину, я также могу провести телефонные переговоры с Путиным или отправиться с визитом в Москву», — сказал турецкий президент. Двумя днями раньше официальный представитель турецкого лидера Ибрагим Калын сообщил, что Эрдоган пригласил президентов России и Украины Путина и Зеленского в Турцию, чтобы «уладить разногласия» между двумя странами.

Турция не впервые говорит о своей готовности стать посредником. В конце ноября 2021 г. Анкара уже предлагала себя в таком качестве. В Кремле тогда к предложениям Анкары отнеслись осторожно, отметив только, что «Россия не является стороной конфликта по Донбассу».

В этот раз Кремль несколько иначе оценил приглашение Эрдогана на переговоры с Зеленским. Россия будет только приветствовать, если Турция сможет подтолкнуть Украину к выполнению Минских соглашений, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Если наши турецкие партнеры могут повлиять на украинцев и сподвигнуть их на выполнение ранее взятых договоренностей и обязательств, это можно будет только приветствовать. Место проведения таких контактов вторично, главное — повлиять», — отметил Песков. И добавил, что пока в графике Путина нет планов о каких-либо контактах с президентом Турции, однако, по его словам, телефонные переговоры согласовываются быстро.

Но прежде президент Турции посетит Киев 3 февраля, передает CNN Turk со ссылкой на председателя Межпарламентской группы дружбы Украины и Турции Рустема Юмерова. Визит состоится в день 30-летия установления дипломатических отношений между Турцией и Украиной. Эрдоган встретится с украинским коллегой Владимиром Зеленским в Киеве на десятом заседании стратегического совета высокого уровня. По итогам встречи они подпишут соглашения и меморандумы о взаимопонимании по некоторым вопросам, и заметьте, в том числе оборонным.

Вполне естественно, что Россия к турецкому посредничеству относится настороженно. Дело не только в официальной позиции Москвы по поводу того, что РФ не является стороной конфликта в Донбассе, как это пытаются представить на Западе. Вопросы, прежде всего, вызывает дружба Анкары и Киева. Турция и раньше пыталась стать центром притяжения для крымских татар, но после присоединения Крыма к России стала действовать заметно активнее. При этом Турцию и Украину объединяет позиция по статусу полуострова.

На саммитах Эрдоган постоянно декларирует поддержку территориальной целостности Украины. Весной 2021 г. по итогам встречи с Зеленским Эрдоган заявил, что Анкара не признает «аннексию Крыма» и поддерживает стремление Украины вступить в НАТО.

При этом он демонстрирует удивительный внешнеполитический «эквилибр» впрочем, всегда характерный для Турции. Как сообщала турецкая газета «Haberler» еще в октябре 2020 г., по мнению президента Эрдогана, русские забрали эту землю у Османской империи в 1783 г., и Крым надо вернуть современной Турции. Так что не заботами о государственной целостности Украины руководствуется, видимо, турецкий лидер. Кроме того, есть версия, что Эрдоган намерен упросить украинские власти отдать ему полуостров, если Москва, в свою очередь, «вернет» Крым Украине. Впрочем, это давние турецкие грезы, и вряд ли они когда-нибудь станут реальностью, но после слов Эрдогана о возвращении Крыма Турции крымские татары пригласили его на полуостров… Но почему-то он никак туда не доедет. Между тем Владимир Путин сказал, что мнение Эрдогана в этом вопросе неважно для Москвы.

Впрочем, это не мешало турецкой стороне сотрудничать с российским полуостровом. Турецкие делегации с 2014 по 2019 год ежегодно посещали Крым. Кроме того, Турция долгое время оставалась единственной страной, которая сохраняла прямое транспортное сообщение с полуостровом. Эксперты не случайно не могут дать однозначную оценку отношениям Турции и Украины. Член Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько отмечает, что «с одной стороны, Анкара оспаривает воссоединение Крыма с Россией, с другой, в турецких СМИ Крым и даже Донбасс показывают зоной влияния Турции, получается, что Анкара сама претендует на часть территории Украины». Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин назвал отношения Анкары и Киева взаимовыгодным взаимодействием. А о том, что думают крымчане о предложении Эрдогана играть роль миротворца в решении украинских проблем, рассказал координатор Левого фронта в Ялте Максим Фирсов: «В Крыму воспринимают возможное посредничество Эрдогана насторожено. Во-первых, Эрдоган не раз публично заявлял, что считает Крым территорией Украины… То есть по вопросу Крыма Эрдоган выступает скорее как сторона конфликта, а не как посредник. Эрдоган прекрасно понимает свою выгоду и грамотно играет на противоречиях между славянскими народами. Одним «Байрактары» продаст, другим путевки в Турцию. Мирный диалог между Россией и Украиной ему объективно невыгоден. Мы воспринимаем разговоры о посредничестве Турции как очередную восточную хитрость, хоть и коварную, но незамысловатую».

Турция — далеко не непредвзятый наблюдатель за украино-российским конфликтом. Страны активно сотрудничают в военной сфере. 

Анкара и Киев проводят совместные морские учения, Турция помогает вооруженным силам Украины. ВВС Украины закупает у Турции беспилотники Bayraktar TB2. В сентябре прошлого года стороны договорились о поставке еще 48 дронов. Кроме этого стороны обсуждают совместное производство корветов и военно-транспортных самолетов Ан-178, а также возможность открытия на Украине завода, где можно выпускать беспилотники. Анкара инвестирует в украинскую экономику, реализует инфраструктурные проекты. Киев, стремящийся в различные западные структуры, рассматривает Турцию как союзника, который поможет желанной интеграции. Многие украинские военные проходят подготовку в турецких учебных центрах. Там они работают с представителями НАТО. Не без помощи Анкары Украина добилась статуса особого партнера Североатлантического блока.

Позицию Турции в украинском кризисе нельзя считать беспристрастной, считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков. «Она поддерживает деструктивную линию, в том числе направленную против воссоединения Крыма с Россией, на поддержку вооружения боевиков на Украине, но и, кроме того, ее самоуверенные заявления демонстрируют, что Анкара, несмотря на ее стремления быть мировой державой, до конца не осознает ответственность и готова руководствоваться в первую очередь своими желаниями, стремлениями и целями, а не доброй волей сотрудничества», — пояснил эксперт в беседе с «Известиями». По его словам, для Турции крайне важно демонстрировать, что она ключевая держава, играющая важную роль в решении различных конфликтов в мире, в первую очередь на постсоветском пространстве. «Это вписывается во внешнеполитическую идеологию страны, которая подчеркивает, что она является хабом, центром, через который проходит огромное количество торговых, инфраструктурных проектов. Кроме того, Анкара пытается проводить активную внешнюю политику на постсоветском пространстве», — отмечает тюрколог.

Отношения России и Турции никогда не были простыми. Столетиями наши страны воевали друг с другом, но не менее тесными были торговые и культурные связи. Сейчас Москва и Анкара все теснее сотрудничают друг с другом, но есть и большие противоречия.

Россия и Турция, учитывая всю совокупность географических, исторических, политических факторов, всегда будут оставаться соперниками. Идеальное состояние для отношений двух стран – партнерство. Но о российско-турецкой дружбе именно на уровне государств, а не людей или общественных организаций, говорить не приходится. Слишком много противоречий между двумя странами. Сейчас интересы России и Турции отчетливо расходятся в Ливии и Сирии.

Основа противоречий — в стремлении Турции к возрождению своего былого могущества. Целый век прошел после распада Османской империи, и для Турции он отнюдь не был великолепным. Страна модернизировалась, но в то же время, находясь в фарватере внешней политики США, была вынуждена действовать не столько в собственных, сколько в американских интересах. Но слишком масштабна турецкая история, слишком велики турецкие амбиции, чтобы довольствоваться ролью обычной ближневосточной страны. И в какой-то момент в Анкаре поняли, что уже в силах заявить о себе минимум как о региональной державе.

Президент Турции Реджеп Эрдоган мечтает восстановить Османскую империю в границах XVI века, говорил лидер ЛДПР Владимир Жириновский в эфире программы «Соловьев live» на радиостанции «Вести ФМ».

«Сегодня Турция раскрылась окончательно. Эрдоган – смелый политик – все планы выложил. Он указал границы османского государства, которое он хотел бы восстановить – от Кабула до Стамбула. Плюс Северная Африка», – сказал политик. По его мнению, Эрдоган начнет расширение границ с районов северной Сирии и на этом не остановится. Он протянул свои щупальца до Афганистана на южном направлении, а на севере – до Молдавии» Кроме того, в сферу его интересов входят северный и южный Кавказ, а также Крым, который является «золотой мечтой" Эрдогана. Он хотел бы там водрузить турецкий флаг.

Турецкий геополитический ренессанс часто называют неоосманистским проектом Эрдогана. Конечно, возродить Османскую империю невозможно, но Анкара не скрывает притязаний на особую роль в странах, некогда входивших в состав Блистательной Порты. Те же Сирия, Ирак, Ливия — традиционная сфера интересов Турции. Но усиление турецких позиций в этих странах совсем невыгодно России.

Еще менее нужен нам пантюркизм, от которого Анкара также не собирается отказываться. Турция всегда претендовала на роль своеобразного лидера всего тюркского мира и на этом основании поддерживала тесные связи с политическими и общественными организациями в республиках Центральной Азии, Закавказья, Северного Кавказа, Поволжья. Как бы там ни было, но в Анкаре не только Ливию или Сирию, но и многие территории бывшего постсоветского пространства, и даже России считают «своими» исторически. И пусть официально об этом турецкие политики не говорят, но многочисленные турецкие культурные центры, языковые школы, программы по обучению молодежи из тюркоязычных республик в Турции – лучшее тому подтверждение.

С другой стороны, в Турции прекрасно понимают, что Россия – важнейший экономический партнер. Турецкий бизнес очень заинтересован в контактах с российскими компаниями, в российском туристе и потребителе. Кроме того, Россия всегда будет нужна Анкаре как противовес США и Европе: сейчас Эрдоган в любой момент может показать Вашингтону или Брюсселю свою готовность углублять отношения с Москвой. И наоборот.

Эрдоган, заметим, часто проводит самостоятельную политику, но в России хорошо помнят, как в ноябре 2015 г., сбив наш Су-24, Анкара стала звонить в Брюссель, в штаб-квартиру НАТО.

Москва готова укреплять свои отношения с Анкарой, выстраивать стратегические планы, но при этом мы не можем не учитывать ее принадлежность к откровенно враждебному нам альянсу, вступление в который Украины является «красной линией» для России.

Враждебному, в первую очередь, потому, что у НАТО есть планы на Украину, а это — часть русского мира, волею исторических судеб оказавшуюся независимой и попавшую под влияние Запада. Попытки не просто закрепить на региональном уровне статус «Украины — не России», но и сделать из нее государство Антироссию, включить ее в свое геополитическое пространство, абсолютно неприемлемы для России. Никакого компромисса на эту тему с атлантистами нет, и быть не может. Москва никогда не откажется от курса на возвращение Украины к дружественным, союзным отношениям, к геополитическому и историческому единству одного большого народа. Турция хочет быть посредником в этом процессе? 

Вряд ли. Тогда поставим вопрос иначе: а добрым соседом? Именно здесь широкое поле для сотрудничества. Лучшим свидетельством таких отношений будет отказ Турции от вмешательства в русско-украинские дела и, прежде всего, — немедленный отказ от политической и военной поддержки Киева. Разве в Анкаре не знают, что Москва не считает украинские власти самостоятельным субъектом и относится к ним как к марионеткам Запада? Какая же может быть встреча и разговор на равных?

Да, у Турции и России есть очень много пересечений интересов, но это не значит, что наши отношения не могут носить устойчивый стратегический характер. Все, что нужно для этого, — полная самостоятельность сторон, осознанный выбор в пользу сотрудничества и взаимодействия и настрой на поиск компромиссных решений в спорных вопросах. Если все это будет, то никто не сможет нам помешать сделать так, чтобы и в дальнейшем русско-турецкие связи укрепляли обе стороны. Вытягивая Турцию из-под влияния США и НАТО, Россия обеспечивает и защиту своих собственных геополитических интересов на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье, да и в прилегающих регионах. Будем реалистами: ни о какой «дружбе на века» с Турцией говорить не приходится, но нейтралитет, партнерство, а в некоторых случаях и тактические союзы вполне возможны.

Словом, предложение Эрдогана при всей его внешней миролюбивости вызывает массу вопросов. Именно поэтому сомнительно, что Турция может стать полноценным посредником между Украиной и Россией.

Да и, главное, украинская проблема не вечна — в отличие от вечного соседства России и Турции: и с Украиной разберемся к обоюдному благу, а любой третий здесь лишний. Потому, думаю, надо поблагодарить Анкару за ее добрые намерения и поставить точку на разговорах о турецком «третействе».


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..