Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 сентября 2022
«На бушующем вулкане затевать лихую пляску...»

«На бушующем вулкане затевать лихую пляску...»

Размышления публициста о парижской трагедии
Татьяна Корсакова
12.01.2015
 «На бушующем вулкане затевать лихую пляску...»

Убивать нельзя никого за исключением тех, кто сам угрожает оружием. Гибель во Франции почти двух десятков безоружных людей, нескольких коллег-журналистов вызывает гнев, сострадание, жалость. Понятна и мгновенная эмоциональная реакция миллионов людей, прошедших Маршем в Париже. Но имеется и еще одна жертва преступления…

О погибших либо хорошо, либо ничего. Это правильное правило. Но позвольте выразить недоумение.

Во Франции произошла чудовищная трагедия. В редакционном офисе еженедельника «Шарли Эбдо» и рядом с ним расстреляны 12 человек. Потом еще пять. Скольким застигнутым врасплох людям это кровавое преступление реально сократит жизнь по причине стресса и уязвимости их здоровья, еще неизвестно…

Но имеется и еще одна жертва преступления. Это сама Французская республика. В полном тексте ее конституции 1958 года с изменениями, внесенными 23 июля 2008 года, в статье под номером 66-1, сказано: «Никто не может быть приговорен к смертной казни». А ведь журналисты издания были, по сути, внезапно казнены по устному приговору приверженцев радикального течения ислама. Была нарушена (пусть не государством, а частными лицами) серьезная статья конституции!

И вот в чем проблема: надо, наконец, признать, что французское государство очень мало сделало для того, чтобы заблаговременно защитить коллектив печатного издания от практически неминуемой в современных обстоятельствах смертельной мести.

По строгим российским меркам, почти ничего. В глазах людей, имеющих в голове хоть каплю здравого смысла, а не только чувства, серьезно пострадала репутация Французской Республики как родины современной демократии, впервые заговорившей в Декларации прав человека и гражданина 1789 года о правах человека, – великой, уважаемой нами страны, официальным девизом которой являются слова «Свобода, равенство, братство». И здесь есть над чем поразмышлять.

Однако прежде обратимся к фактам. Парижская трагедия произошла в день, когда у православных был большой праздник – Рождество Христово. Но пришлось поработать. В доступном для всех отсеке Интернета мне мгновенно преподнесли разнообразные карикатуры, напечатанные в разное время в «Шарли Эбдо». У современного гражданина России, с детства воспитанного в уважении к людям других национальностей, цветов кожи, вероисповеданий, знающего, что нельзя смеяться над верой человека в Бога, карикатуры не то что на мусульманских священнослужителей, а на главного мусульманского пророка вызывают оторопь. Зачем? Для чего? Что за хулиганство?

Жалея погибших, россияне, тем не менее, спрашивают друг друга в эти скорбные дни: по какому праву они это публиковали? Почему их никто не остановил?

Героями сатирических рисунков были в журнале не только мусульмане, но и политики, и представители других религий, в том числе, и христианской. И это во Франции, издавна считающейся серьезной католической страной, более 60% населения которой называют себя католиками; есть там и немного протестантов. Но я увидела, например, в подборке из журнала совершенно немыслимую, дикую, но вполне в духе нежно-голубой европейской толерантности карикатуру на тему Святой Троицы (!) – о содержании рисунка и рассказать-то вслух неприлично. Конечно, ни Папа, ни Патриархи, ни главы других христианских церквей, ни «рядовые» христиане: католики, православные, старообрядцы, баптисты, евангелисты, адвентисты, пятидесятники и пр. не возмутились этой поделкой, не предъявили претензий французскому изданию, тем более с «пушками» на художников не пошли.

Пошли убивать в отместку за поношение Магомета люди абсолютно другой психологии, другого склада ума, другой культуры (если уместно применить слово «культура» к беспощадным убийцам). Посыпались первые увесистые бомбочки из жерла вулкана. Извержение лавы - смертоносной огненной массы уже подступает. Почему заигравшиеся европейцы этого не понимают?

Незадолго до Великой Октябрьской революции русский поэт Александр Черемнов написал вполне детское стихотворение, связанное с тогдашней предреволюционной ситуацией. Но не напоминает ли оно нам о чем-то, происходившем в Париже накануне 7 января?

Пировать в горящем доме, спать у пасти крокодила,

На бушующем вулкане затевать лихую пляску

Никому на ум, конечно, никогда не приходило,

Ибо все предвидеть могут неизбежную развязку.

Прошло сто лет и две мировые войны, и европейцы словно оглохли и ослепли от сияющей счастливой мирной жизни.

Искусство кинокатастрофы, из которой главные герои всегда выходят победителями, компьютерные игры, где ты при любом раскладе остаешься целехонек, отгороженность современного «цивилизованного» человека дорогими гаджетами от реального мира даром не прошли. Беспечные французские художники и журналисты вопреки уверенности нашего поэта не смогли «предвидеть неизбежную развязку», а французское государство им это легко позволило.

Нас, русских, западные политики и аналитики обожают упрекать в небрежении правами человека. Ну, давайте вновь раскроем французскую, а вместе с ней и российскую конституции. И что увидим?

Во французской «главной книге страны», в основном, живет и обладает разнообразными правами и обязанностями ограниченный круг лиц: президент республики, премьер-министр, правительство, парламент, суд, конституционный совет, Высокая палата правосудия и т.п. О рядовом гражданине – совсем чуть-чуть. Французам, видимо, достаточно вышеупомянутой, знаменитой Декларации прав человека и гражданина. Что говорится в ее конституции о религии? «Франция является неделимой, светской, социальной, демократической республикой. Она обеспечивает равенство перед законом всех граждан без различия происхождения, расы или религии. Она уважает все вероисповедания».

Российская конституция, каким бы странным это ни показалось либералам, населена простыми людьми разных национальностей и религий.

Наш главный закон многое знает о своих гражданах и предвидит, что люди живые, разные, с ними всякое может случиться и потому недвусмысленно предупреждает: «Не допускаются пропаганда и агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства». Приняты подзаконные акты, позволяющие осудить человека или группу лиц, допустивших нарушение Конституции РФ в этом пункте. Но даже не это главное, а другое. Нормальным, вменяемым российским журналистам и в голову не придет как-то опорочить в СМИ какую-либо религию: собственная культура не позволит. Уважение к другим людям, их религиозным чувствам и традициям у нас в крови. Всякое бывает, но в основном это так.

Были бы соответствующие строгости во французском законодательстве, журналистов предупредили бы, наказали, и это сохранило бы им жизнь, а стране – репутацию. Цинизм ситуации состоит в том, что власти сначала вольно или невольно поощрили вседозволенность, а потом миллионы потрясенных сочувствующих граждан стали петь славу «безумству храбрых», обещая не отступить от священных слов «свобода слова».

Но не все на Западе понимают эту неприятную подоплеку произошедшего, и слишком вольно трактуют понятие свобод.

У европейцев, и это теперь стало окончательно очевидным, другое понимание культуры СМИ и свободы слова. Сначала датчане опубликовали нечто кошмарное против великого пророка Магомета, потом французы, а на днях, уже после парижской трагедии, немецкая газета в знак солидарности с погибшими французскими журналистами перепечатала их карикатуры. В редакцию этой газеты «кто-то» бросил «коктейль Молотова». А они, коллеги наши, опять радуются своей прямо-таки подростковой смелости и отчаянной безответственности.

Нет, не смотрели на Западе русский культовый фильм «Белое солнце пустыни» и не знают основополагающую фразу ее главного героя красноармейца Сухова: «Восток – дело тонкое». Знали бы – не пошли войной на Ирак и Ливию, не стали бы лезть в Сирию, не начали провокационные происки в Египте и других мусульманских странах. В итоге получили не отдельные террористические группировки, а ИГИЛ – «Исламское государство Ирака и Леванта», террористическую исламистскую организацию, влияние которой стремительно растет.

Силовые структуры разных государств пришли к выводу, что трагедия 7 января во Франции – это первая совместная акция ИГИЛ и Аль-Каиды. Страшно даже подумать о том, что будет.

После уничтожения террористов, осуществивших кровавую акцию в редакции парижского еженедельника и кошерном супермаркете, по каналу Euronews ночью стали повторять короткое интервью с одним из европейских экспертов по террору и антитеррору. Он сказал, что современное состояние европейского общества, когда оно – под предлогом соблюдения прав человека и его основных свобод – препятствует силовым структурам осуществлять свои прямые функции защиты населения от террора путем прослушки телефонных переговоров подозреваемых в террористической деятельности и других секретных действий, можно назвать шизофренией. Грубо. Но как тут не согласиться?

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.
Ник К
18.01.2015 1:12
Мы все шарли, даже те, кто шарли не любит и осуждает. Просто это ещё не все понимают.
Аспар
14.01.2015 12:27
Сеющий ветер - пожнет бурю. Кого действительно жаль, это полицейских, погибших при исполнении служебного долга.
555-й
14.01.2015 10:41
ИГИЛ уготовил Европе серию терактов, о чём говорится уже открыто. Думаю, что в ближайшие годы Европа столкнётся с террористическими атаками, отчего могут произойти столкновения внутри самой Европы на религиозной почве. Боевики ИГИЛ уже заложили "бомбу" в виде ячеек сопротивления в крупнейших городах Европы.
Виктор
13.01.2015 22:18
Провокаторы из журнальчика сами выпросили свою смерть.
Александр
13.01.2015 18:31
Как то наиграна вся эта скорбь по погибшим. Вон Брейвик самолично 78 человек положил и ни марша ни особого переживания.
русский
13.01.2015 15:48
Один блогер метко сказал: "Если ты не чувствуешь границ дозволенного - будь готов заплатить за это жизнью".
   Пусть меня осудят, но мне не жаль этих людей, которые уже много-много лет оскорбляют достоинство других людей и сеют вокруг себя ненависть.
Ульянка
13.01.2015 13:32
Свобода-это не вседозволенность. "Никто так безнадежно не порабощен,как те,что считают,что они свободны." (Гете).
Вот вы сами для себя ответьте на вопрос,что,не нашлось других тем для высмеивания? Обязательно нужно глумиться над Богом? Единственным светом,который у нас не отобрали. Не важно к какой конфессии принадлежит верующий человек, не в этом сейчас дело.
Кто хозяин газеты?
Да,безусловно,убивать-это грех.Но грех и замалчивание неоспоримого факта,что люди,осквернившие таким образом чувства миллионов верующих по всему миру-преступники.
Кому-то очень интересно посмотреть, какую выгоду можно из всего этого поиметь.
Грубо. Но как тут не согласиться?
а.б.
13.01.2015 13:52
Редакция харьковской газеты “Славянка” была забросана камнями и “коктейлями Молотова”, однако Запад сделал вид, что не заметил этого преступления - указывает австрийское издание Contra Magazin. Чем жизни карикатуристов из Charlie Hebdo ценнее журналистов “Славянки”, которым грозит смерть за критику правительство в Киеве? - Задается вопросом Contra Magazin.
Гибель сотрудников Charlie Hebdo, несомненно, горе, и произошедшее закономерно привело Европу в ужас - пишет австрийское издание.
"Тем не менее нельзя упускать из виду, что в других странам журналистам тоже угрожает смерть. Даже здесь, в Европе", - продолжает Contra Magazin.
Сотрудники редакции харьковской газеты “Славянка” были против “Евромайдана”, а также критиковали правительство Яценюка, войну на Донбассе и разгул коррупции на Украине - констатирует автор публикации.
"Неужели безопасность и жизнь этих журналистов менее важна, чем в случае с сотрудниками Charlie Hebdo?" - Ставит вопрос Contra Magazin, указывая, что Запад никак не реагирует на разгром редакции в Харькове лишь потому, что “Славянка” не лояльна режиму Порошенко, поддерживаемому Евросоюзом и США.
Напомним, что австрийское издание выделяется своей взвешенной позицией по отношению к украинскому кризису, и регулярно критикует Запад, например, за планы по устройству переворота в России.
Четверикова Ольга
13.01.2015 12:38
Спецоперация «Я Шарли» - механизм манипулирования в действии

В отношении французского народа применяются испытанные технологии социальных манипуляций, ведущие к его саморазрушению. Он принял навязанный ему правящими кругами ложный выбор между двумя видами экстремизма, лишний раз продемонстрировав, в каком глубоком духовном кризисе он пребывает.

    1.

Не ангажированные властью европейские аналитики уже неоднократно указывали, что в ходе «строительства» Европейского союза, осуществляемого путём демонтажа национальных государств, в отношении каждого государства применяется своя тактика, исходящая из его социально-политической и культурной специфики. Бельгия – это модель развала по этническому принципу, в Нидерландах обкатывается модель утверждения тотальной толерантности. Что касается Франции, то в отношении этого строго централизованного государства главная ставка делается на культурно-религиозный конфликт, неизбежность которого обосновывается известной концепцией «столкновения цивилизаций». Разработана она была специалистом по Ближнему Востоку, экспертом британских спецслужб и Совета национальной безопасности США Бернаром Льюисом, а уже популярно изложена Сэмуэлем Хантингтоном.

Для транснациональных элит эта концепция «шока» стала использоваться как эффективный способ управления общественно-политическими процессами. В Европе для этого были созданы постоянные очаги напряженности, которые можно разжигать в любой нужный для них момент. Запуская сюда огромные массы мусульман, правящий класс получает в свои руки удобное оружие, позволяющее ему контролировать ситуацию и действующее тем эффективнее, что в европейцев вбивают мысль о неизбежности «войны цивилизаций». Начиная с 90-х гг. их учат, что ислам (как это изложено в книге Льюиса «Корни мусульманской злобы») представляет собой реакционную, не поддающуюся модернизации религию, питающую ненависть к Западу, демократические ценности которого сформировались под влиянием «иудео-христианства». Объединив христианство и иудаизм в единое целое, последователи Льюиса дали идейное обоснование антиисламскому союзу Запада и Израиля, отвечающему геополитическим интересам США.

Со временем выражение «иудео-христианская традиция» стало всё шире применяться в политических кругах Европы в качестве лозунга для культурной мобилизации европейцев. Учитывая мощь влияния произраильского лобби на европейскую политику, можно утверждать, что с помощью мигрантов-мусульман здесь фактически воспроизводится модель противостояния сионизм-исламизм, существующего на Ближнем Востоке. Поэтому и национально-патриотическая тематика, присутствующая в Европе, утверждается преимущественно в поле противостояния с исламом и исламизмом как главной угрозой европейской идентичности. Это способствует значительному обострению противостояния и создаёт благоприятные условия для развязывания столкновения радикального ислама с националистами в тот момент, когда это понадобится властям. Между тем, обе стравливаемые силы являются в реальности продуктом западных спецслужб, и жертвой столкновения могут стать все – и коренные европейцы, и мусульмане, и евреи.

Ставка на мигрантов – это стратегическая линия транснационального класса. В этом плане очень показательна позиция французского глобалиста, члена еврейской масонской ложи Бнай Брит Жака Аттали, описывающего будущее мира как утверждение цивилизации кочевников. Очень хорошо его видение современной «исламской колонизации» Франции передают интервью 90-х гг.
    

В мае 1992 г., по случаю годовщины испанской реконкисты 1492 г. он приветствовал, что через 5 веков Европа вновь открывается мусульманам: «В 1492 г. Европа закрылась на востоке и повернулась к западу, стараясь избавиться от любого, кто не является христианином. Сегодня широко готовится обратный процесс. Закрываются пятивековые скобки. Западная Европа открывается своему прошлому… В 1492 г., как и сегодня, главная политическая проблема заключается в границах, в выборе между нацией и единством. Везде говорят о рынке и демократии, как будто это очевидные параллели, не видя, что рыночная экономика не нуждается в границах – граница закрывает развитие экономики рынка… Чтобы демократия не была тормозом для развития, она должна быть без границ, иначе мы получим границу без демократии».

В марте 1997 г. он заявил: «Должна ли Франция удовлетвориться тем, чтобы принимать у себя европейских рабочих или она должна пойти на расширение исламского присутствия? Здесь, безусловно, основной вопрос…, настоящий геополитический выбор. Если Франция и Европа решили бы утвердиться как христианский клуб, они должны приготовиться к столкновению с одним миллиардом человек, к настоящей «войне цивилизаций». А в дополнение к этому – к гражданской войне во Франции». Здесь мы видим перевёрнутую логику: не хотите получать войну – интегрируйте в себя мусульман.
  

С самого начала избрания Н.Саркози Аттали участвовал в реформировании Франции. Ещё в 2007 г. он составил доклад, в котором призвал «возобновить иммиграцию» (которая и не прекращалась), предложив обеспечить приезд 2 млн. иммигрантов ежегодно, чтобы довести численность французских граждан до 187 млн. человек к 2040 г. (ради спасения пенсионного режима)[1]. И уже совсем недавно, 14 декабре 2014 г., выступая на канале BMF[2], он вновь заявил, что иммиграция всегда являлась шансом для Франции и без неё невозможно развитие.

В том же духе 15 декабря выступил и Ф.Олланд во время инаугурации Музея иммиграции в Париже (который парижане прозвали Музеем колонизации Франции), заявив по поводу этой проблемы, что есть много демагогов, произносящих речи, вызывающие страх перед распадом Франции (во Франции Олланда считают "подопечным Аттали" - прим. ред.). Таким он напомнил: «Наша граница – это Шенген. Кто-то хочет взорвать Шенген? Это очень легко. Но Шенген - это как раз то, что позволило странам Европы организоваться для контроля над иммиграцией». Указав, что во Францию в течение 10 лет ежегодно приезжает 200 тысяч мигрантов, что является наиболее низким показателем для Европы, он предложил предоставить иностранцам право голоса (идея Жака Аттали)[3]. О том, что иммиграция – это «шанс» и «динамизм» для Франции, в своем выступлении с пафосом говорил и премьер-министр М. Вальс в сентябре 2014 г., выступая на генеральной Ассамблее ООН[4].

Все эти установки даются в условиях, когда европейские страны оказались втянуты в военное противостояние с исламскими миром, когда среди самих европейцев резко растёт раздражение в отношении мигрантов и мусульман. На разжигание розни работают и антимусульманские лозунги праворадикальных партий и движений, выходящие на первый план и дающие возможность скрыть истинные причины экономических и социальных проблем европейцев. Правящие круги очень ловко и гибко используют эти силы в своих интересах, направляя недовольство граждан в русло эмоциональной критики ислама, натравливая одних на других. Антиисламская пропаганда превратилась в руках элит в важнейший инструмент контроля за сознанием европейцев и оправдания империалистической политики Запада.

2.


Над демонизацией ислама и созданием из него «образа врага» работает целый штат информационных бойцов, представляющих собой единую систему, в которой соединились неоконсерваторы, прогрессисты и левые интеллектуалы (социалисты, марксисты и анархисты).

Исламофобия левых началась под видом свободы выражения с карикатур датской газеты «Jylland-Posten». Одним из заказчиком её стал американский неоконсерватор и экстремист, бывший советник Дж.Буша по Ближнему Востоку Даниель Пайпс, являющийся директором Ближневосточного Форума, известного своей антиисламской, антипалестинской и произраильской активностью.

вильдерс.jpgЭтот форум, в частности, финансировал защиту голландского националиста Герта Вильдерса, лидера Партии свободы, на которого было заведено дело за оскорбление мусульман и разжигание религиозной вражды: сравнение Корана с книгой Гитлера «Моя борьба», призывы запретить ислам как «религию ненависти» и др. Майн Кампф и др. Суд в итоге вынес ему оправдательный приговор, допустив правомерным оценки Вильдерса.

Пайпс считает, что Вильдерс может стать «мировой исторической фигурой», его очень высоко ценят правые республиканские силы в США за его ультралиберальные взгляды, но главное, за его крайнюю привязанность к Израилю, свидетельством чего являются его многочисленные поездки в эту страну и выступление за перенос посольства Нидерландов в Иерусалим. Показательно, что при своей глубокой враждебности к исламу, Вильдерс поддерживает иммиграцию, считая, будучи истинным либералом, что она обоснована экономическими интересами, в то время, как ислам выступает за реакционные нормы, среди которых враждебность к традиционной банковской системе, к феминизму, гомосексуализму и государству Израиль[5].

Неосионизм.JPG


Среди других антиисламских центров можно выделить НПО Европейская сеть против расизма, НПО Проект новый американский век (существовал до 2006), близкая к нему французская неконсервативная исследовательская группа Круг Капеллы, цель которой – защита американской политики на Ближнем Востоке в глазах общественного мнения и представление исламизма (исламо-фашизма) как главной мировой опасности. Особо же выделяется тут Институт по изучению СМИ Ближнего Востока (MEMRI)[6,7], который редактор отдела Ближнего Востока «Guardian» назвал центром неоконсервативной и ультрасионистской пропаганды. Он занимается поиском компрометирующих мусульман текстов, которые затем широко распространяются в СМИ и используются для антиисламской пропаганды (публикации MEMRI, например, неоднократно цитировал в своём манифесте Брейвик). Институт находится в Вашингтоне, но имеет свои бюро в Берлине, Лондоне и Иерусалиме. Финансируют его FondationRandolph (финансирующая также Совет по международным отношениям), BradleyFoundation и Госдепартамент США.

Для обоснования антиисламской геополитики разрабатываются новые варианты расистской идеологии, свой вклад в которые внесла книга Пайпса «Боевой ислам достигает Америки», исследование неоконсервативного историка Нормана Подгореца «Четвёртая мировая война: долгая борьба против исламо-фашизма», концепция «Еврабия» английской исследовательницы Бат Йеор, блог Роберта Спенсера JihadWatch и др.

3.
  

Во Франции в системе антиисламской пропаганды особую роль играет газета «Шарли Эбдо», поскольку её главное оружие – это откровенная провокация под прикрытием свободы слова и выражения. Будучи создана ещё в 1969 г. левыми журналистами как орган революционный и критически настроенный в отношении всех влатей, в 1992 г. она переживает своё «второе рождение»: формируется новая редакция под руководством Филиппа Валя, находившегося под влиянием сиониста Бернара-Анри Леви.
      
Б.А.Леви как и Жак Аттали занимает одну из ключевых ниш в интеллектуальной жизни современной Франции. Но если Аттали – это теоретик-мондиалист, то Леви является одним из ведущих специалистов по манипулированию сознанием и созданию «идеологических симулякров», тесно связанным с американскими неоконсерваорами. Показательно, что во Франции его называют BHL (по его инициалам), что доказывает, до какой степени он является чистым продуктом маркетинга.


Это профессиональный интеллектуальный террорист, миссия которого - разжигание напряженности в потенциальных «горячих точках» в целях провоцирования хаоса, гражданских войн и иностранных интервенций[8]. Он сыграл крайне важную роль в арабских революциях, которые представляют стратегические преимущества для Израиля, о чём сам Леви открыто указал, выступая на Президентской конференции в Иерусалиме в июне 2012 г.[9] На его совести - поддержка наёмников, экстремистов и религиозных фанатиков в Тунисе, Ливии и Сирии, а также эскалация ситуации на Украине.

В одном духе с Леви действовал и Филипп Валь, при котором «Шарли Эбдо» с крайне-левых взглядов перешла к произраильскому неоконсерватизму, превратившись в проатлантистский орган, концентрирующийся на ярой критике и оскорблении традиционных национальных ценностей, ислама и мусульман, христианства и католиков[10]. То, что творят в этой редакции, не позволяют себе даже американские антиисламистские СМИ.


Такое бесстрашие, видимо, объясняется и покровительством властей. Как пишут исследователи антиглобалистского сайта «Сеть Вольтер», если официально «Шарли Эбдо» был создан Валем, Жебе, Кабю и Рено, то неофициально – президентом-социалистом Франсуа Миттераном с помощью секретных фондов Елисейского дворца. Под управлением «Шарли Эбдо» находилась тогда и «Сеть Вольтер», но они разошлись из-за разногласий в вопросе об отношении к Национальному фронту Ле Пена: «Шарли Эбдо» требовал запрета этой партии, в то время, как «Сеть Вольтер» её поддерживала, выступая только за запрет её вооруженного крыла.

События 11 сентября 2001 г. ещё больше осложнили их отношения, так как «Шарли Эбдо» ответственным за теракт считала Аль-Каиду и подключилась к антиисламской кампании, в то время как «Сеть Вольтер» не приняла официальную версию. В 2007 г. директор «Шарли Эбдо» сблизился с Н. Саркози, что произошло как раз тогда, когда последний начал зажимать «Сеть Вольтер», в силу чего её директор Тьерри Мейсан был вынужден покинуть страну[11].

Первый громкий скандал с «Шарли Эбдо» произошёл в 2006 г., когда газета опубликовала серию карикатур на пророка Мухаммеда, взятые из датской газеты «Jyllands-Posten», что вызвало серию протестов и негодования. Исламские организации потребовали запретить этот номер, но у газеты оказались мощные покровители. Интересно что адвокатом газеты является Ричард Малка, представлявший интересы и Д.Стросс-Кана и Николя Саркози, который присутствовал во время судебного разбирательства в отношении «Шарли Эбдо» в качестве свидетеля. Более того, министр культуры провёл тогда вечер в честь печатного рисунка, организаторы которого торжественно приветствовали карикатуристов и художников, среди которых были особенно отмечены Волински, Кабю, Шарб и др.
  
В 2009 г., после того, как Валь был поставлен Николя Саркози во главе радио «Франс Интер» (чтобы тот очистил его от левых, про-палестински настроенных журналистов)[12],главным редактором газеты становится Стефан Шарбонье (Шарб), который продолжил идти по пути сотрудничества с сильными мира сего, получая от них финансовую, медийную и политическую помощь, разжигая антифранцузские настроения и ненависть среди мусульман. Своё кредо Шарбонье излагал совершенно откровенно: «Мы стараемся заниматься провокациями каждую неделю. Провокация - это наш хлеб насущный»[13]. Газета для него была «последними обломками независимой прессы», а рубрика, которую он вёл, называлась «Шарб не любит людей».

Когда была развязана война против Ливии, «Шарли Эбдо», беспощадно и цинично высмеивая тех, кого бомбили страны НАТО, превратился фактически в боевой орган, который несёт большую долю ответственности за обострение ситуации внутри страны. Как написал один из исследователей, «Шарли был классическим органом пропаганды в военное время, где карикатура  на врага является классикой». Газета ратовала, в соответствии с планами Бернара Леви, за падение режима Башара Асада, против которого боролись высмеиваемые ею террористы.

В 2011 г. редакция впервые подверглась нападению – её забросали бутылками с зажигательной смесью, в результате чего произошёл пожар. Случилось это в ночь, когда должен был выйти номер с названием «Шариа Эбдо», в котором в качестве редактора был указан пророк Мухаммед. В 2012 и 2013 гг.г. в газете появляются новые карикатуры на Мухаммеда, которые осудили уже и религиозные организации, и политики. Однако редакция привыкла жить в условиях постоянных угроз и уже на них не реагировала. Показательно, что в последнем номере, вышедшем 7 января, Шарб поместил очередную провокационную картинку, на которой был изображён джихадист, который на реплику «Во Франции уже давно не было терактов» отвечает: «Подождите, до конца января еще есть время для исполнения их желаний»[14].

В том же последнем номере передовица была посвящена новому роману французского писателя Мишеля Уэльбека, известного своей антипатией к Иисусу Христу, большим сочувствием к Израилю (как это явствует из переписки его с Б.А.Леви) и резкими высказываниями об исламе («Ислам – глупая и опасная религия», «Я никогда не демонстрировал ни малейшего презрения по отношению к мусульманам, но испытываю ровно такое же презрение к исламу, которое всегда испытывал»). Его книга, названная «Покорность» (Soumission), написана в жанре политической антиутопии, в которой предсказан приход в Елисейский дворец президента-исламиста, победившего на выборах в 2022 г. лидера националистов Марин Ле Пен. Новый глава государства начинает исламизировать Францию, а затем и другие европейские страны, вводя законы шариата, которые европейцы покорно принимают. Книга вышла в продажу также 7 января, однако уже до этого вызвала бурную дискуссию, в ходе которой возмущённые мусульманские организации обвинили Уэльбека в разжигании исламофобии и расовой ненависти[15].

4.

Все эти события предшествовали теракту 7 января, который вызвал мощную и молниеносную реакцию во всём западном мире.

Представители всех политических сил и партий Франции выявили полное единодушие, заявив, что Франции и её демократическим ценностям объявлена война и что наилучшим ответом должны стать «национальное единство и сплочённость» «перед лицом терроризма и варварства». Ведущие политика мира от папы римского до Генерального секретаря ООН выразили свою полную поддержку, охарактеризовав теракт как варварское преступление.
Мощная волна осуждения «варварского исламистского фундаментализма» стала, по сути, копировать антиисламистскую кампанию, развязанную после 11 сентября 2001 г. Уже в день теракта во Франции прошли митинги, собравшие более 100 тысяч человек, а затем, как по сигналу, начинаются хорошо срежисированные акции «Я Шарли» (слоган, придуманный французом украино-еврейского происхождения Жоакином Ронцином), участники которых вышли с одинаковыми плакатами и в одинаковых футболках.

Однако, под прикрытием призывов к национальному единению начался фактически раскол французского общества. Французы оказались поставлены перед выбором: либо «вы Шарли», и тогда вы за цивилизацию и демократию, либо «вы не Шарли», и тогда вы за варварство и террор. Так, стало известно, что французские власти начали травлю государственных служащих, которые, по их мнению, недостаточно скорбят по убитым сотрудникам «Шарли Эбдо», грозя увольнением даже за отказ надеть значок «Я Шарли».

Между тем, значение слогана «Я Шарли» хорошо разъяснил адвокат газеты Ричард Малка, заявивший в эфире радиостанции France Info: «”JesuisCharlie” – это состояние духа, это также говорит о праве на богохульство. ”JesuisCharlie” говорит о том, что вы имеете право критиковать религию, потому что в этом нет ничего особенного. Нет права критиковать иудея за то, что он иудей, мусульманина - за то, что он мусульманин, христианина - за то, что он христианин. Но можно говорить всё что угодно, самые худшие гадости - и мы это делаем - по поводу христианства, иудаизма и ислама».

Он также заявил, что, «естественно», следующий номер на 17 языках выйдет с карикатурами на Мухаммеда. Видимо, этот подход очень близок ордену иезуитов, поскольку подчиняющийся ему журнал «Etudes», занимающийся теологическими, философскими и историческими исследованиями, на своём сайте не только опубликовал статью «Мы Шарли», но даже перепечатал в знак солидарности несколько скандальных карикатур, высмеивающих католиков и папу римского (кстати, на том же сайте читателей призывают посетить выставку, посвящённую маркизу де Саду). Специальное письмо, посвящённое памяти карикатуристов, было опубликовано и ложей «Великим Восток Франции», членами которой, как выяснилось, были некоторые редакторы «Шарли Эбдо».

Понятно, какую реакцию этот выбор вызвал не только у мусульман, но и у той части французов-немусульман, которые не приемлют террор, но которым так же глубоко чужды богоборческое мировоззрение и грязные методы работы тех сил, рупором которых является «Шарли Эбдо».

Произошедшие в последующем события сработали на нагнетание напряжённости, которая ещё больше должна была сплотить партию "Я Шарли". Взаимные угрозы в расправе со стороны исламистов и антиисламистов, нападения на мечети, захват магазина кошерной продукции и убийство четырёх заложников, названные Олландом «страшным антисемитским актом» - всё происходит как по написанному сценарию. Вечером 10 января премьер-министр Вальс в сопровождении министра внутренних дел и других политических и религиозных деятелей прибыл на собрание в поддержку еврейского сообщества Франции, организованное Центральной еврейской консисторией, на котором отдав дань уважения «самому многочисленному и древнему в Европе еврейскому сообществу», заявил: «Мы все Шарли, мы все – полицейские, мы все – евреи Франции»[17].

яшарли.JPG Неделя завершилась во Франции массовыми демонстрациями, собравшими около 700 тысяч человек 10 января, за которыми последовал воскресный Республиканский марш в Париже, ставший самой массовой акцией во Франции за десятки лет. В нём участвовало 1,5 млн. человек, которые несли поднятые вертикально огромные карандаши и скандировавшие «Шарли, Шарли».

Всё это было призвано продемонстрировать единодушное осуждение и готовность бороться до конца с главным врагом – Исламским государством, которое взяло на себя ответственность за нападение на редакцию.

Об ответственности ИГ все узнали от «главы имамов ИГ» шейха Абу Саад аль-Ансари, заявившего что «операция во Франции является посланием всем странам-участницам международной коалиции». Ответные меры французских властей не заставили себя ждать: принято решение направить в Персидский залив авианосец «Шарль де Голль» для борьбы с боевиками ИГ в составе международной коалиции во главе с США.

5.

Начавшаяся массовая кампания клеймения врага, принявшая некий ритуальный характер и напоминающая майдановское «кто не скачет, тот москаль», исключила какую- либо иную оценку событий, кроме той, что навязана господствующими СМИ. В итоге была заблокирована любая возможность дать трезвый анализ и определить реального виновника и ответственного за события, в чьих руках исламский фундаментализм представляет собой лишь инструмент управления политикой. И вопрос тут не в недостатке информации, а в тотальном контроле со стороны тех сил, которые и управляют исламизмом.
      

Вот что пишет, в частности, иракский (курдский) политолог Рамазан Османов, уже 15 лет работающий в иракском Курдистане и непосредственно наблюдающий за строительством американцами «Большого Ближнего Востока»: «Американцы проводят опыты над Ближним Востоком – как учёные в лабораториях над белыми мышами. В сущности, Ирак – это такой подопытный кролик…

Реорганизовать Ближний Восток, изменить его границы открыто, посредством собственной армии, американцы не могут. Это непопулярно у избирателей, дорого, кроваво и убыточно для имиджа. Лучше это сделать чужими руками. И тут на сцену выходит халифат «Исламское государство» - фактически армия для реорганизации Ближнего Востока по американскому, английскому и израильскому плану».

«В рядах ИГ работают сотрудники более сорока разведок мира. Халифат оснащён супероружием благодаря американцам. Для свержения режима Каддафи в Ливии и Асада в Сирии американцы вооружили радикальные террористические организации, и всё это попало в руки ИГ, как и новейшее американское оружие сдавшейся иракской армии. ИГ - это самая оснащённая, профессиональная и богатая террористическая армия в мире». «Его богатства: нефть, водные и людские ресурсы, полный контроль над огромными территориями. Сейчас, пугая весь мир террористическим «Исламским государством», американцы официально получают право оккупировать Сирию и вновь Ирак». «Согласно нашему анализу халифат двинется на Кавказ и в Европу. Это будет Армагеддон. Здесь, на Ближнем Востоке, хоть кто-то воюет и сопротивляется. А в Европе исламисты достигнут бешеного успеха. Европейцы - кролики, которые отвыкли воевать. Если десять опытных террористов ИГ войдут в мирный европейский город, они его возьмут. Уж поверьте мне! Кроме того, у них повсюду сидят свои люди. Марсель и Брюссель - это уже арабские города, где даже полиция боится вмешиваться»[18].

Среди европейских аналитиков очень немногие позволяют себе честно и трезво оценивать ситуацию. Среди них Тьерри Мейсан, глава «Сети Вольтер» который уже 7 января опубликовал статью «Французское 11 сентября? Кто заказал нападение на Шарли Эбдо?», в которой выдвинул свою версию событий, отвергнув версию с джихадистами. По его мнению, это была операция, проведённая профессионалами, целью которой является не месть журналистам, а провоцирование гражданской войны. Речь идёт о стратегии «столкновения цивилизаций», и спонсоры операции знали, что этим актом они вызовут разрыв между французами-мусульманами и французами-немусульманами. Шарли Эбдо специализировался на антимусульманских провокациях, направленных против большинства французских мусульман. И если мусульмане Франции и осудят это преступление, то им трудно будет испытать такую же жалость в отношении жертв, как у читателей газеты, что может быть расценено как сочувствие убийцам. А это не может не привести к серьёзному внутреннему расколу французского общества. «Мы не знаем, кто заказал эту профессиональную операцию, но наиболее вероятная цель – нас разделить, а заказчики находятся в Вашингтоне»[19].

* * *

Как бы ни пытались французские власти подчеркнуть уникальность истории с «Шарли Эбдо», ничего нового здесь нет. В отношении французского народа применяются испытанные технологии социальных манипуляций, ведущие к его саморазрушению. То, что французское общество приняло навязанный правящими кругами ложный выбор между двумя видами экстремизма, лишний раз продемонстрировало, в каком глубоком духовном кризисе оно пребывает. А нынешняя глобальная революция и осуществляется в первую очередь в сфере духовной, и мы видим, что ценности Запада, выдаваемые им за общемировые, совершенно несовместимы с ценностями православными, поэтому, как в том признался министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, православие и представляет для западной цивилизации главную угрозу и опаснее исламского фундаментализма.

Поэтому не надо обманываться, будем трезвы и бдительны и будем укрепляться в вере.
Юрий Алексеев, Латвия
13.01.2015 12:01
Простите, мусульмане!
Нас подставили...

Смотрел вчерашнее шоу в Париже с чувством глубокого омерзения. До чего же примитивно, пошло и цинично развели старушку Европу.

На улицы французской столицы вышла миллионная демонстрация, которую возглавили официальные представители государств Европы. Демонстрация пронесла по Парижу плакаты с однотипной надписью «Я — ШАРЛИ»…


Неспроста №1

Начнем с самого объекта, которому вчера устроила эпические поминки Европа — журнальчика «ШАРЛИ ЭБДО». Это — кто вообще? За что ему — такая слава великого мученика? В мире каждый год гибнут сотни журналистов. По журналистам стреляют и прицельно, и случайно, журналистам отрезают головы под телекамеру… Почему ИХ смерти никому до сих пор не пришло отметить хоть небольшим пикетом?.. Ладно, черт с ними, журналистами. Но каждый день в мире от рук террористов гибнут невинные женщины, старики, дети… Почему Европа не выходит на «марш единства» в защиту их?

Нет! Великая и мудрая Европа вся, как один, вчера вывалила на марш в честь канонизации юмористического журнальчика, весь «юмор» которого крутился вокруг картинок анально-фекальной тематики. Который и в руки-то брать срамно. Кстати, до сих пор даже среди продвинутых и небрезгливых французов его очень мало кто читал. Тираж этого «светоча свободы слова» был — всего 60 тысяч.

Для почти 70-миллионной страны (любящей газеты) это — ничто, по одному экземпляру на каждый французский газетный киоск. Во Франции, с точки зрения газетной коммерции, такой тираж даже рентабельным быть не может. Что подтверждает и история издания: в 1981 году оно уже закрывалось по причине безнадежной убыточности. Однако в 1992 году его снова кто-то открыл. Нашел деньги и открыл. Кто бы это мог быть?.. Даю наводку: как раз в этот момент умер СССР и началась «борьба за Европу»…


Неспроста №2

Так может, журналисты этого издания пострадали за правду святую? Раскопали какой-то фантастический компромат, свой Уотергейт? Такие случаи редко, но бывают, когда в руки редактора сельской многотиражки валится сенсация века — грозная, опасная, великая… Нет, друзья, вся «журналистская доблесть» коллектива этого «ЭБДО» сводилась к оскорблениям своих соседей по стране — французских мусульман. А попутно — христиан с иудеями.

Вообще говоря, французские мусульмане не кровожадны (были до этого). Начать с того, что картинки, некрасиво изображающие пророка Мухаммеда, злополучный «ШАРЛИ ЭБДО» опубликовал еще в далеком 2006 году. Тогда мусульмане не стали никого убивать, а цивилизованно подали на редакцию журнала в суд. Прогрессивный парижский суд редактора оправдал… Далее 9 лет журнальчик резвился себе, как хотел. Как я понимаю, мусульмане-французы махнули на безбожников рукой.

И тут вдруг — неадекватный и дико резонансный теракт. Дюжина трупов, высококлассное профессиональное исполнение, правильная видеосъемка, в нужный момент — «Аллах Акбар!»…

И «рояль в кустах» — «забытое» в машине террористами удостоверение личности… Хе-хе… И блестящая операция по ликвидации террористов под названием «концы в воду»… И тут же — миллионный «марш единства» с участием глав европейских государств… Все — четко, слаженно, как по нотам. Одна неувязочка — вдруг сам собой застрелился полицейский, участвовавший в расследовании… Гм-м...


Неспроста №3

Подавляющее большинство мусульман — мирные и дружелюбные люди. Но у них есть особенность: они очень патриархальны, очень религиозны и очень трепетно относятся к своим святыням. ОЧЕНЬ! Это можно понять — и постараться НЕ ТРОГАТЬ ИХ СВЯТЫНИ? Думаю — да. И думаю, что подавляющее большинство французов (немусульман) это прекрасно понимает — непристойный «ШАРЛИ ЭБДО» не был у них бестселлером.

Давайте теперь попробуем встать на позицию мусульман. Карикатуристы из «ШАРЛИ ЭБДО» много лет изощренно измывались над их святынями. Пока это делала кучка забытых богом городских фриков — одно. Но вчера по Парижу прошла миллионная демонстрация. И что она несла в руках? Имена и портреты 17 людей — журналистов, полицейских, заложников, погибших в результате теракта? Нет! Она несла плакаты «Я — ШАРЛИ!»

Вы поняли? Это — подмена, братцы! Погибли ЛЮДИ, а миллионную толпу вывели на поминки похабного, унижающего мусульман журнальчика. Кстати, среди погибших был молодой парень-полицейский — МУСУЛЬМАНИН! Какой же он — «ШАРЛИ»? Я не сторонник теории заговора, но в данном случае все настолько просто, цинично и очевидно… И ведь кто-то подсуетился со снабжением — откуда-то вдруг взялись сотни тысяч однотипных табличек, маечек и флажков с этим «ШАРЛИ».

Понимаете, люди-европейцы, вы вчера дружно и торжественно подписались под всеми оскорблениями в адрес своих соседей-мусульман, которые много лет громоздил журнальчик под названием «ШАРЛИ ЭБДО». Вас развели. У мусульман есть еще одна особенность: они очень долго помнят обиды, нанесенные их религиозным чувствам. Полагаю, вербовщики боевиков-шахидов сейчас потирают руки.

Кому это выгодно? А кому у нас выгодно стравить старую христианскую Европу с новой мусульманской? Думайте сами. Для справки: в отличие от европейских газет, ни одна американская не перепечатала накануне карикатур из этого «ШАРЛИ», а самый демократичный президент самой демократичной страны поминать ваш «ЭБДО» не приехал...
Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.

Эксклюзив
23.09.2022
Валерий Панов
В Донбассе начался процесс воссоединения Русского мира.
Фоторепортаж
23.09.2022
Подготовила Мария Максимова
Женской городской моде посвящен новый проект Государственного Исторического музея.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.