Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июня 2024
м. Митрофан (Баданин): «Нашу землю без нас никто не устроит…»

м. Митрофан (Баданин): «Нашу землю без нас никто не устроит…»

Беседа с митрополитом Мурманским и Мончегорским о жизни Русского Севера
19.04.2023
м. Митрофан (Баданин): «Нашу землю без нас никто не устроит…»

Можно быть унылым скептиком и ездить по России с одним-единственным чувством, как всё «в этой стране» плохо и угрюмо, какие неприветливые люди имеют несчастье влачить жалкое существование в «заМКАДье»; злорадствовать, когда видишь действительные проблемы края. А можно смотреть на родную землю добрым взглядом. Смотреть, работать и жить на родине, служа Богу и людям. Митрополит Мурманский и Мончегорский Митрофан (Баданин) – один из таких людей.

Владыка, какие качества характера, воспитания, по вашему мнению, характерны именно для северян?

– Северяне, по моим наблюдениям, отличаются сплоченностью и взаимной поддержкой. Дух северян подразумевает внутреннюю силу и уважение друг к другу. Это простое, но одно из главных условий жизни: помогать друг другу. Представьте, что произойдет, если сильные люди будут ссориться, строить взаимные пакости – это же приведет к большой беде. У нас и монастыри были особые, и главная наша Свято-Троицкая обитель основана бывшим разбойником, уже потом он стал преподобным Трифоном Печенгским. То есть люди здесь разные, как говорится, «с прошлым», имеющие серьезные тяжелые испытания за плечами, с нелегкими судьбами. Так что вполне естественно, что человек здесь старается вести себя корректно, уважать других и с уважением относиться к тому месту, куда Господь призвал его на служение. Это общий настрой северян: мы нутром чувствуем пагубность разделений.

Что же касается вызовов, а то и бед, то давайте вспомним, что Север состоялся в советское время, со всеми его недостатками. Его развитие произошло за счет мощной индустриализации, которая изменила эту землю, насытила городами. И вопрос проживания здесь решался не то чтобы совсем уж вахтовым методом, как, например, у военных, нефтяников или шахтеров, но в психологии людей присутствовала все-таки определенная «вахтовость», если можно так выразиться. «Вахтовость», то есть временность пребывания здесь – вот что было характерно для многих, если не большинства, жителей Севера в советское время. Сюда приезжали на заработки, это поощрялось, были соответствующие льготы, так называемые полярки, год за два или полтора в стаже и так далее. И люди сюда ехали, но и в мыслях не имели тут оставаться – вот в чем проблема, даже беда. Они не воспринимали эту землю своей, родной. Это касается городов, больших поселков, районных центров, военно-морских баз, гарнизонов. А если мы возьмем исконные северные поселения – рыбацкие села, деревни по берегу Белого или Баренцева моря – вот там, конечно, люди жили и чувствовали себя на своей земле и относились к ней должным образом, с любовью и заботой. Там совершенно иной дух, там нет «временщичества» – люди хотят прожить на родной земле всю жизнь, и не позволят относиться к ней (и к себе) потребительски. В тех селах и деревнях вы увидите настоящий патриархальный дух русской деревни, живущей доброй и основательной общинной жизнью. Радует, что у нас с нынешний губернатором Мурманской области Андреем Владимировичем Чибисом есть общее понимание этой проблемы, которую мы оба обозначаем как фундаментальную для Севера, стоящую на пути полноценного развития нашей земли. Невозможно развивать землю вахтовым методом: если тут не будет людей, которые по-настоящему любят Север, вросли в него корнями, все будет очень ненадежно, зыбко – слова о развитии Севера останутся словами. «Попользовался-бросил-уехал» – вот главная наша беда сегодня. Как было запущено и неустроенно, так оно и остается.

Но в церковной жизни, наверное, всё по-другому?

– То же самое, увы, присутствует и в духе приходской жизни. В духе благотворителей, которые не собираются тут строить храмы – они строят у себя где-нибудь на вожделенном юге, куда они поедут потом, после окончания тягостной, но приносящей доход командировки. Тот самый «домик в деревне» – с клубникой, виноградом, овечками и свинкой в хлеву – там он строит храм. С кем ни побеседуешь – «вот, у меня там дом, там мама у меня живет, я храм строю, скит помогаю построить» – они строят где угодно, только не здесь, на Севере. Квартиры покупают в Москве, Севастополе или Питере – лишь бы подальше отсюда. Поэтому чрезвычайно трудно подвигнуть кого-то вкладываться в благое дело на нашей земле.

А стройки сейчас на Кольском полуострове идут грандиозные: обустраиваются причалы, новые дороги, предприятия – прекрасно! Но когда начинаешь говорить о том, что на новом месте совершенно логично возведение церкви, зачастую твои слова воспринимаются как назойливая просьба, на исполнение которой потребуются лишние траты. Вдумайтесь: построить храм – «лишние траты». Как можно в таком случае говорить о должном освоении края, его развитии, не только материальном, но и духовном, я не представляю. Такое отношение никоим образом не подразумевает любви к своей земле: получается гораздо выгоднее возить сюда гастарбайтеров из разных стран, чем осваивать собственную землю своими же силами. Поработали – уехали. Никакой основательности в этом подходе нет, следовательно, нет и основы. Потому лозунг, призыв, который мы выдвинули, – «На Севере – жить!», это не просто лозунг – это условие, без соблюдения которого этот русский край просто исчезнет. Согласно статистике только прошлого года, за день с Севера уезжают навсегда десятки человек – о каких перспективах Русского Севера тут можно говорить? Так и получается, что пресловутый «домик в деревне» становится серьезной угрозой для нашего края, к которому у многих исключительно потребительское отношение. То же и с военными: получают они здесь казенные квартиры, зачем им в них всерьез вкладываться, ремонтировать? У них есть свои хорошие квартиры или дома, ради которых они и тянут здесь скучную лямку службы, – как только она закончится, с радостью отсюда бегут. А на жилье здесь им просто наплевать – это же только «времянка», о которой и заботиться неинтересно. Этот дух «временщичества» крайне разрушителен, и он, к сожалению, не преодолен – вот с этим мы и боремся.

– А по большому счету, надо сказать, наша так называемая элита и Россию воспринимает исключительно как вахту, где можно заиметь неплохие деньги, но свою жизнь эти люди связывают исключительно с другими странами. Так, Владыка?

– Да, вы правы, отношение к Северу это своего рода уменьшенная копия потребительского отношения к своей стране и народу, к Отечеству вообще и к малой родине в частности.

Но есть ведь и другие примеры. Есть же люди, которые чувствуют Север своим домом. Так почему же храмы здесь красивые, ухоженные, а многие светские здания вызывают, мягко скажем, оторопь?

Разумеется, есть добрые примеры. Далеко ходить не будем – вот, наши батюшки. Они-то здесь служат точно не вахтовым методом. Не предполагают никуда уезжать – они здесь служат на совесть, пришли сюда на всю жизнь, и упокоятся у алтаря той церкви, где служат. И это правильное отношение – что к своему служению, что к своей земле, что к людям. Если такое отношение есть, то священник чувствует себя в хорошем смысле слова хозяином – он любит свой приход, храм, заботится о нем. Отсюда и разница, подмечаемая многими гостями Севера: храмы стоят украшенные, великолепные в отличие от многих гражданских построек. Если бы все люди чувствовали любовь и ответственность за эту землю, она выглядела бы жемчужиной.

Но когда-то и среди священников были здесь временщики. В 80-е годы было целое засилье «заезжан» с Западной Украины: из 43 священников в Архангельской епархии, куда входил и Кольский полуостров, 34 было оттуда. С соответствующим менталитетом и отношением к людям. Проще говоря, здесь для них был заработок. Потом большинство, конечно, уехало. Сейчас, слава Богу, такого нет, у нас хорошее священство, которое живет своей Церковью, любит и заботится о своем родном приходе, не думая, поскорее бы «на пенсию». Да и какая у священника «пенсия», если он служит всю свою жизнь. Редко кто просится на покой, для нас это в диковинку – священник на покое. Болезнь, конечно, другое дело, но чтобы «просто на покой» это нонсенс.

Прихожане самые разные. Есть среди них и «временщики», есть и коренные. Что касается первых, то статистика показывает: проведя долгую «вахту» на Севере и уехав на любимые «юга», человек там долго не выдерживает.

Понимаю, что и у вас есть трудности, и немалые. А повод для надежды есть?

И не только для надежды, работы на совесть всем хватит. Без нас нашу землю никто не обустроит. Использовать – используют. Вон, соседи неподалеку активно на это намекают. Не думаю, что мы будем в восторге в этом случае – есть опыт прошлых лет и столетий. И унывать не имеет смысла: все-таки должен отметить, что наша настойчивость, хоть и не так быстро, как этого хотелось бы, но приносит плоды: люди постепенно перестают воспринимать Русский Север исключительно «вахтой». Да, многие уезжают, но многие и остаются, видя своими глазами изменения к лучшему, рачительное отношение власти и делового мира к тому же Кольскому полуострову. Перемен очень много: строятся набережные, убираются ветхие дома, больше походившие на бараки, на их месте появляются красивые новые, дворы приводятся в порядок. Многое делается для занятия физкультурой и спортом. Сам облик городов изменился к лучшему, и, я уверен, будет меняться дальше. Очень надеюсь, что со временем жителей, воспринимающих эту землю как свою, родную, будет всё больше. Только с таким добрым отношением мы можем рассчитывать на процветание нашего Севера.


Беседу вел Петр Давыдов


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
17.06.2024
Максим Столетов
Среди солдат ВСУ в Херсоне и области вспыхнула эпидемия брюшного тифа
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.