Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 июня 2024
Алексей Исаев: «Спасибо за санкции, дорогие соседи»

Алексей Исаев: «Спасибо за санкции, дорогие соседи»

Путешествие по Русскому Северу – один из способов влюбить человека в Россию
Петр Давыдов
25.04.2023
Алексей Исаев: «Спасибо за санкции, дорогие соседи»

В пасхальную ночь над Мурманском, как и над всем Кольским полуостровом, блистало полярное сияние – может быть, последнее перед летом. Добрый, радостный знак торжества природы вместе с встречающими воскресшего Христа людьми.

– Разумеется, и это тоже, – говорит Алексей Исаев, житель Мурманска, путешественник и организатор путешествий по Кольскому полуострову, с которым посчастливилось познакомиться во время поездки на Север. – С другой стороны, такие знаки мы видим, считай, ежедневно – нужно только уметь смотреть на мир благодарным взором. Говорит же святитель Иоанн Златоуст: «Глаз для того и создан, чтобы мы, видя им творения Божии, прославляли их Создателя». Но полярное сияние в ночь Воскресения – отдельный «привет» с Небес, конечно.

Алексей, как и многие его единомышленники и коллеги, готовится к туристическому сезону. Скоро сюда, на Кольский, двинутся десятки тысяч путешественников, для которых узнать, увидеть родную страну много важнее пресловутых и пошловатых «всёвключенных» пляжей с лежанками, аниматорами и постоянно жующей праздностью. «Нет, пляжи, море – все это нужно, конечно, – говорит он, – но в меру. Отдых, солнце нужны – кто бы спорил. Но другое дело, когда отдых превращается в самоцель, когда праздник становится праздностью – вот тут беда».

В задачи Исаева, как он сам считает, входит как раз показать человеку красоту родной земли, помочь увидеть ее не только глазами, но и сердцем. Попросту говоря, «влюбить» в Россию.

Как это делается? Например, при помощи походов – как автомобильных, так и пеших, многодневных и кратких, самых различных по сложности: есть для вздыхающих романтиков, а есть и для рисковых ребят на специально подготовленных внедорожниках. Те, кто, единожды побывав здесь, испытал эту влюбленность, стремятся приехать вновь, привозя семьи, друзей, знакомых – вот, кстати, почему количество туристов и путешественников на Севере неуклонно увеличивается. Чему организаторы таких путешествий по Кольскому полуострову, разумеется, только рады:

– В самом деле, это же стыдно: рассказывают взахлеб о заморских красотах, а о собственном Отечестве ровным счетом ничего не знают. Или знают, но только то, что им показали в телевизоре или сообщил какой-нибудь, как его, этот, «блогер». Вон, сняли какой-то фильм в Териберке, да? Мол, жизнь там ужасная, кругом безнадега и адское адище. То ли дело – в «цивилизации»! И дальше начинается набившая оскомину сказка о «достойной жизни».

Приезжаем в Териберку на берег Баренцева моря – у такого сказочника случается потрясение: «Да быть такого не может!», «Какая красотища!» «О, оказывается и гостиниц полно неплохих!», «Кафе на каждом шагу!», «Храм, часовня!», «Магазины!», «А где «бухие» аборигены?!», «Так это все вранье, оказывается?!»

Так что в какой-то мере наша задача – просветительская: узнавайте, люди, свою страну, поймите, что далеко не все, что вам льют в уши о России наши «заклятые друзья», правда.

– Все хотят отсюда подальше», да? Знакомлюсь с многодетной семьей из той же Териберки: у мамы восемь детей – старшие начали работать (тоже, по-моему, в туризме, а может, сувениры делают – точно не скажу), дом крепкий, порядок, деловитость. Ни у кого и мысли нет об отъезде: «А смысл? – говорят. – Если дома есть работа, то зачем искать заработок на стороне? Да и красиво тут». Скептики чешут затылки, большинство облегченно вздыхает: не все так плохо, оказывается. Россия-то, видите ли, живет и в ус не дует. Те, кто хочет жить и работать здесь, – и живут, и работают. Да, преодолевая всевозможные трудности (а где их нет?), но жизнь их вызывает неподдельное уважение. Как, кстати, и мнения, которыми делятся эти люди, потому что видишь, что они действительно переживают за свою землю. Далеко не всегда эти мнения лестные по отношению к тем же властям, но они обоснованные – не грех бы начальникам принять их поближе к сердцу и уму.

Кстати о начальниках. Недавно катер в Териберке, который служит арт-объектом, был изгажен мерзкими надписями: постарались «гости» из Тулы. Больно было смотреть: величественное море, сливающееся с небом, волны – и вот эта дрянь. Мы вздохнули, намекнули «гостям», что больше сюда приезжать не нужно, и стали кумекать, как это все убрать. А тут приезжает солидный такой дядька, просит тоже свозить на берег Баренцева. Ходит, восхищается, видит катер, надписи, спрашивает, в чем дело. Объясняем. «Так это, значит, мои земляки вам подгадили», – говорит. Неудобно получилось. «Неудобно – это мне. Предлагаю такой вариант: сейчас едем в магазин, я покупаю краску и убираю этот стыд». Так что ты думаешь, так и сделал. Забрались мы с ним на катер, вместе закрашивали надписи, там что-то подправили, там подчистили – за день справились. Дядька руки в ацетоне чистит от краски, вздыхает: «Слава богу, не зря съездил!». Спрашиваю, где работает, как звать. Смущается: «В администрации. Имя не скажу – сочтут еще саморекламой. Так что я был здесь, но меня здесь не было. Спасибо за красоту России». Вот тут мой черед настал поблагодарить за красоту – красоту русской души: увидев непорядок, тут же сделал все, чтобы его убрать, избавиться от стыда за горе-земляков, да еще и, считай, инкогнито. Красиво, правда.

Но подавляющее большинство путешественников, по словам Алексея, приезжают на Север с любовью и уважением. Эти качества, считает он, главное привить и детям.

– Они ж – в группе риска: сидят в тотальной изоляции от Родины в заботливо купленных «гаджетах», и не только ничего не знают о России, но даже не хотят подчас узнать хоть что-то о своей стране. Да что там: они и общаться-то не умеют! – сетует Алексей. – Привезла одна мама свое подростковое чадо. Ездим по разным местам: и тебе Рыбачий, и тебе Свято-Трифонов монастырь (самая северная обитель в мире, кстати), и горы, и побережье – этот сидит, уткнулся в телефон, ни «здрасьте», ни «спасибо». Общается только междометиями: «угу», «чё». Главная беда – если нет сигнала: интернет, видишь ли, недоступен. Я пытаюсь «разговорить» человека, мол, «смотри, красота-то какая, а тут вот еще наши оборону держали – ни на метр не отошли, выбили норвегов с немцами, всю эту шваль эсэсовскую…» – «угу», «чё такое эсэсовцы», «какие наши», «когда сигнал будет», «домой хочу»… Беда.

Таких вот интернет-зависимых, избалованных излишним вниманием родителей деток Алексей подумывает отправить в автопробег по самым труднопроходимым местам Заполярья.

– Правда: пусть бы пожили недельку-другую в тундре. Ладно, в тайге тоже можно. Но чтобы безвылазно – никаких мамок-нянек, только строгий папка. Чтобы чай на костре, рыба в море или реке, ночёвка в палатке, а кругом – комары. Причем комары после гнуса, который забивается во все щели, покажутся счастьем. Ной, капризничай, психуй – через пару дней начнешь становиться похожим на человека. И выходит потом такой юноша из путешествия или похода совершенно другим: начинает худо-бедно понимать, что к чему. Что мир не обязан вертеться вокруг тебя, что и ты должен хоть что-то доброе делать для людей, если хочешь, чтобы к тебе по-доброму относились. И зависимость от телефонов уходит. Как ей не уйти, если, к примеру, однажды мы за сутки продвинулись на нашей машине всего на 50 метров – такая «веселая» была тогда трасса. Не километров – именно метров. И ты должен, если хочешь ехать дальше, помогать команде: от самых простых бытовых услуг до очистки трассы или приготовления еды. Понимаю: такой способ возвращения на землю после витания в интернет-облаках и категорического неумения/нежелания общаться может показаться излишне суровым. Но очень уж хочется иногда применить его. Не только к подросткам, впрочем. Мы вообще должны вновь учиться знать и понимать друг друга, окружающий мир – глядишь, и ценить начнем свою страну больше. Всегда есть за что – нужно только уметь смотреть и видеть.

Умению смотреть с уважением друг на друга, на окружающий мир очень помогают введенные дорогими западными соседями «страшные санкции», по мнению Алексея, за что он, как и его единомышленники, здорово им благодарен.

– Слушай, я их от души благодарю, этих потомков «туристов», приходивших со своей великой «цивилизацией» в Россию в XVII, XIX и прошлом веках. А, еще ж в XIII приходили, но там короткая экскурсия была – спасибо святому Александру Невскому. Ведь ничего не изменилось ни в психологии, ни в самомнении, ни в отношении к русским со временем. Возводят новую «Берлинскую стену» по периметру своего благословенного рейха – счастья, здоровья и успехов вам, дорогие товарищи, только к нам, прошу, больше не лезьте: у нас есть чем заняться. Мы, может, еще свой Север как следует не освоили – не мешайте нам, ладно? Сейчас, ослепленные ненавистью, вы для нас не гости – сидите дома. Когда пройдет у вас морок, устанете от собственной спеси, поймете, что жить нужно в мире – милости просим, покажем наши красоты. А сейчас – до свиданьица.

Появилась, наконец, великолепная возможность по-настоящему узнать собственное Отечество: из-за того, что русские не тратят деньги в ваших странах, поднимая ваше же благосостояние, они «нахальным» образом поднимают собственное, туристическую отрасль в том числе.

Русские постепенно (увы, не так скоро, как хотелось бы) начали, наконец-то, чувствовать себя хозяевами на своей земле – а для себя родного, ты в лепешку расшибешься, а сделаешь ее красивой и уютной. Один из туристов признался в походе по Хибинам: «Я, говорит, наизусть знал карту метро Парижа, а в родных Питере и Москве должен был спрашивать дорогу. Стыдобища-то какая. Хоть теперь исправлюсь». Так вот и исправляемся – даст Бог, получится.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
10.06.2024
Валерий Мацевич
850 только частных компаний участвуют в выполнении задач ОПК России
Фоторепортаж
10.06.2024
Подготовила Мария Максимова
На Арбате после масштабной реставрации открылась мемориальная квартира поэта


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.