Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2022
Чернобыль: по ком звонит колокол?

Чернобыль: по ком звонит колокол?

«Чернобылю» - более 22 лет, но и сегодня он остается в первой десятке самых загрязненных мест на планете
Ольга Егорова, Минск
09.10.2008
Чернобыль: по ком звонит колокол?

По официальным данным каждый пятый белорус пострадал от чернобыльской аварии. Полмиллиона только детей нуждаются в медицинской помощи. А если говорить прямо, то все мы, в той или иной мере - пострадавшие.

В Белоруссии, пострадавшей от чернобыльской катастрофы больше всех – семьдесят процентов радионуклидов выпало на ее территорию – и сегодня продолжают спасать людей.  

Напомним, в результате катастрофы на ЧАЭС радиоактивному загрязнению подверглось 23 процента территории Белоруссии. На этих землях сегодня проживает более двух миллионов человек, в том числе 500 тысяч детей.

За все эти годы из наиболее пострадавших районов отселено 135 тысяч человек, исключено из землепользования 260 тысяч гектаров сельхозугодий - ведь больше всего радиации в организм попадает через продукты.

Бывший директор Института ядерной энергетики профессор Василий Борисович Нестеренко вскоре после аварии на Чернобыльской АЭС решил посвятить себя святому делу – спасению людей от ее последствий. Вместе с ним коллектив нового института «БелРАД», созданного им и его учениками, и сегодня ведет свои исследования в этом направлении.  

До конца мы так еще и не осознали, что тогда случилось. Этакая «бравада» перед Чернобылем существует и ныне – понятно, радиацию руками не потрогаешь, а облучение не сразу и почувствуешь.  

… На баночке «Витапекта-2» – обычное красное яблоко с зеленым листочком: «Дом милосердия. Институт радиационной безопасности «БелРАД»». Есть и сертификат. Это ноу-хау. Выпускается препарат при содействии Всемирного Совета церквей. Сколько же нужно произвести этих чудо-баночек, чтобы хватило всем детям (и взрослым тоже!), которые проходят через Дом Милосердия!?  

Беру стакан воды и развожу порошок. До беседы с профессором отправили и меня провериться на СИЧ. Это спектрометр, который в течение трех минут выдает информацию: сколько бекерелей на килограмм веса накопил организм. Оказалось - восемь с половиной.  

- Это превышение нормы для жителей Минска, - говорит мне Нестеренко, - возьмите себе сорбент и попейте его 21 день по три раза до еды. Можете развести его хоть в йогурте.  

Пью «Витапект-2» и немного стыдно, что забрала кому-то очень необходимое это чудо. В чернобыльской зоне «нормы» даже для малых детей куда выше.

Иной раз сотрудники института, проверяя на спектрометре малышей в небольших белорусских селах, обнаруживают трехзначные, а то и четырехзначные «вихри».

 Но, понимаю, что «норм» тут быть не может. Норма, разумеется, ноль - почти невозможный для зоны.  

Несколько лет назад у меня было большее накопление радионуклидов и с помощью сорбента удалось свести его до определенного минимума.  

Профессор и его коллеги вступили в борьбу со следами радиации у детей. Эта подвижническая работа ведется ежедневно - все без лишних слов понимают, что здоровье детей - здоровье нации и народа, но здесь понимают это, как никто иной и делают свое дело, не обращая внимания на сомнения скептиков и еще на то, как все мы, дети цивилизации, не умеем беречь свое здоровье.  

Сейчас осень. В лесах еще собирают голубику и грибы, в этом году грибов много. Надо уметь правильно их очистить, как, впрочем, и ягоды, и молоко, и мясо от радиации. Как это сделать – знают ученые из «БелРАДа» и выдают рекомендации людям.  

Это уже новая культура жизни - жизни под радиацией.

- Необходимо произвести в день восемь тысяч коробочек сорбента, - говорит Василий Борисович. - На нашем очень небольшом производстве, скорее, в научной лаборатории, мы можем сделать пока что гораздо меньше. Но начало положено, и сейчас мы с коллегами ищем место уже для крупного завода.  

Сегодня любой человек, обратившись в «БелРАД», может пройти здесь диагностику и получить «Витапект». Для чернобыльских детей он абсолютно бесплатен. Для взрослых порошок, помогающий выводить радионуклиды, дешевле конфет. Это тоже заслуга профессора, который понимает, что дорогое лекарство простому белорусу было бы просто недоступно.  

Четыре килограмма яблок, спресованные в один порошочек, сдобренный множеством витаминов для поддержки сердца и очистки крови,– это и есть «Витапект-2». Этот параметр на спектрометре выдается в виде количества содержания калия. У детей из зоны, как правило, он занижен.  

Кроме сорбента, детям советуют пить какао, есть орехи, курагу… Но в селе зарабатывают ли на дорогие фрукты? Зарплата в деревенской Белоруссии гораздо меньше, чем в городе. А молочко от родимой коровки – «грязное»…

Радиацию увидеть нельзя и многие, очень многие деревенские семьи, пьют его, как есть, едят яйца, мясо и грибы, и ягоды, не вникая в советы ученых, а то и просто не зная о них.

Не до всех еще сел доехал передвижной научный центр профессора Нестеренко. Их всего-то шесть. А надо бы… шестьсот. А то и больше.  

Садятся ученые в микроавтобус, груженый аппаратурой и препаратом, и едут в зону, обследуют детей и взрослых. Для детей - особая программа. Отбирают самых «грязных» по цезию-137 и отправляют за границу на оздоровление. Месяц или два дети живут в чистой радиологической зоне, едят чистые продукты. К тому же, пьют этот замечательный напиток «Витапект». Результаты проведенных исследований по международным стандартам таковы: за неполный месяц дети на чистых продуктах и с помощью «Витапекта» очищают организм до 60-65 процентов. Бывают и лучшие результаты и немного худшие, но в среднем так. Не надо больниц и горя. Надо только научиться жить под радиацией.  

Семьям в пострадавших регионах необходимо предоставить возможность бесплатно измерять загрязнение радионуклидами местных продуктов питания (особенно молочных), даров природы и кормов. Для этих целей институт «БелРАД» создал в загрязненных районах 370 местных центров радиационного контроля продуктов питания у населения (МЦРК). Однако из-за недостаточной финансовой поддержки от Госкомчернобыля Республики число МЦРК постепенно уменьшается. Одно время помогала финансированием заграница. Ведь ветры Чернобыля обогнули нашу землю столько раз, что эта проблема стала общепланетарной и касается в той или иной степени, всякого человека. И не надо удивляться, если вдруг у приехавшего даже с иного континента в Белоруссию человека при проверке вдруг «выстрелит» цезий. Пишу об этом не для того, чтобы запугать, а лишь констатирую факт. Об этом и Нестеренко говорил не раз.  

Василий Борисович, ученый с мировым именем, первым среди своих коллег заговорил и о йодной профилактике, и о необходимости очищать продукты питания. Сразу после аварии на чернобыльской АЭС он прилетел домой и разбудил спящего сына.  

- Немедленно дайте ему йодные таблетки для профилактики.  

Уже тогда, в первые дни трагедии, он стал искать способы как помочь пострадавшим детям, потому что относился к каждому как к собственному ребенку.

Он тут же развернул работу по созданию приборов для замеров радиации, ведь их практически вообще не было.  

- Помню, стоял на вокзале и смотрел, как эвакуируют детей из Чернобыля в Башкирию, и сердце зашлось от боли. Мы так детьми бежали от войны. Видел теперь весь этот ад. Ждановичи, дачи для детей из зоны… Голодные, без воды, ребятишки, в куртках и штанишках «грязных» от радиации, дрожат от холода. Их увозили от матерей и отцов. Вот тогда я и понял, что главное мое дело отныне – спасать их.  

Еще совсем недавно его новый институт ИРБ «БелРАД» ютился в трех комнатках, где было не просто обследовать даже нескольких человек. Затем научные лаборатории института разместились в просторном помещении Дома Милосердия под покровительством православного храма Всех Святых. Вот так же как я уселся однажды в спектрометрическое кресло настоятель храма протоиерей Федор Повный. Узнав результат, он тоже получил «Витапект», принимал его, как и все, сколько положено, и убедился, что организм действительно очищается.  

- Почему бы вам не обосноваться под нашей крышей? – предложил ученым.  

Все было впервые для отца Федора и Василия Нестеренко. Но сели за стол и вместе составили проект.  

- Берите хоть тысячу метров! - Расщедрился батюшка.  

Благословил это дело Патриарший Экзарх всея Беларуси Митрополит Минский и Слуцкий Филарет. Владыку тоже провели через спектрометр, показав, еще раз, что «физика» и метафизика бок о бок живут. Затем начинание это поддержал и Президент Александр Лукашенко.  

Сегодня в Доме милосердия учат предосторожностям родителей, учителей, детей. Вот, к примеру, замер показал, что идет «грязное» молоко. Как быть? Справиться с неприятностью несложно. Во-первых, не пить само молоко. Во-вторых, переработать его на жирные молочные продукты, но при этом сыворотку слить, ибо там и прячутся радионуклиды. Если «светится» мясо, его режут небольшими кусочками и вымачивают в подсоленной воде с уксусом 10-12 часов. Поставил мясо варить – через 8-10 минут воду слей. Налей новую. Сколько же ушло радиации? Раз в двадцать, точно, меньше стало.  

Это труд, навыки, и как результат - здоровье, время жизни, наконец. Но всему надо учиться, все рекомендации исполнять беспрекословно.

Жизнь в зоне строже и терпеливее в сто раз, чем обычная. Только в Лунинецком районе Гомельской области, например, из тринадцати тысяч детей нуждаются в оздоровлении одиннадцать с половиной тысяч.

Сколько же нужно усилий, заботы и труда тут еще приложить!?  

Конечно, Василий Борисович, как физик, прекрасно понимает, что все эти, Богом открытые ему (в чем он ничуть не сомневается), рекомендации помогут не всем одинаково. Но если будет спасен, благодаря им, от радиации хотя бы один человек – это уже победа людей над Чернобылем, над обстоятельствами.  

Нестеренко вместе с отцом Федором собирали в Доме милосердия учителей и священников, чтобы прочитать им курс соответствующих лекций, научить, как донести эти знания до родителей и детей, до прихожан в храме. Кому же еще больше поверят в селе, как ни святому отцу или учителю? Получались прекрасные семинары. Это содружество очень помогло делу просветительства.  

Однако, вот что рассказал мне коллега Василия Борисовича Нестеренко Владимир Иванович Бабенко, который работает со спектрометром именно в селах:  

- В одной из деревень в семье, где пятеро детей, мы намерили на спектрометре у двух сестер в возрасте двенадцати лет огромную радиацию. Не хочу даже вслух произносить цифры – они страшные. И это притом, что мы работаем с селом уже долгое время!  

Что поделаешь, люди есть люди. Они охотятся, собирают грибы, они работают, устают и не всегда успевают выполнять рекомендации. Но надо успевать! Ведь это теперь – тоже образ жизни.  

 

 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Татьяна
Вчера в поисках одной статьи пролистывала журнал "Знание - сила" №8 за 1985 год и натолкнулась на статью "Ступени в сад" где рассказывалось о Припятском ландшафтно-гидрологическом заповеднике в Турово. Не знаю попал ли он в зону Чернобыля, но в конце статьи рассказывается сон зам.директора Клакоцкого Вадима Петровича. Клакоцкий смотрел на меня в упор своими стальными выразительными глазами: Приснилось мне, что мы все - и лесники, и мы, научные сотрудники,- вокруг него, заповедника, забор строим, чугунную литую ограду... Он почему-то нахмурился и больше не говорил до самого Турова. (Вещий сон?)

Эксклюзив
02.12.2022
Валерий Панов
Запад намерен финансировать войну на Украине за счет российских активов.
Фоторепортаж
02.12.2022
Подготовила Мария Максимова
Памяти великого исследователя дальневосточных земель.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.