Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Азбука сербской политики

Азбука сербской политики

Почему кириллица и латиница веками противостоят друг другу на территории страны
Николай Пасхин
03.08.2009
Азбука сербской политики

Культурологи и лингвисты Сербии бьют тревогу: кириллица постепенно вытесняется из повседневной жизни страны, уступая место латинице. Родилась даже горькая шутка: сегодня исконно сербское кириллическое письмо используется лишь на надгробных памятниках и в так называемых «умрлицах» - объявлениях о кончине родственников, которые здесь принято публиковать в ежедневных газетах.

Формула «Один язык — два алфавита» - реальность современной Сербии. И, надо сказать, большого неудобства она не доставляет — даже россиянам. Каждый из нас, так или иначе, учил в школе иностранный язык, как правило, западный — английский, немецкий, реже французский или испанский, поэтому латинские буквы ни для кого в России не диковинка. Помню, как однажды я со слуха записал имя и адрес серба, с которым познакомился на одном из официальных мероприятий. Заглянув в мой блокнот, новый знакомый спросил «Ты что, не русский?». Заметив недоумение на моем лице, он продолжил: «А почему пишешь латинскими буквами?». Действительно, а почему? Ответ нашелся: в понимании нашего человека латиница для иностранного языка — это нормально. А сербский — иностранный.

Но вот из сотни периодических изданий Сербии на кириллице выходит от силы двадцать. Схожая ситуация в книгоиздании. В торгово-производственной сфере названия фирм, договора банков, счета, рекламные буклеты, инструкции к товарам, как отечественным, так и импортным, составляются и пишутся латинскими буквами. То же относится и к рекламным щитам на улицах городов, к названиям улиц и вывескам магазинов. В Белграде кириллических указателей всего 16 процентов, в культурной столице Сербии, Нови Саде — 18 процентов.

Между тем, в Конституции Сербии, принятой в 2006-м, однозначно провозглашено: государственным языком республики является сербский, а официальным письмом — кириллица.

Однако пока никто особенно не настаивает на строгом соблюдении Основного закона страны — во всяком случае, этой его статьи. В чем же дело? Предприниматели в Сербии зачастую объясняют ситуацию просто: то, что написано кириллицей, прочтут только сербы. А стоит использовать латиницу, как потребительская аудитория вырастет в несколько раз за счет хорватов, боснийцев и словенцев.

Есть и такая точка зрения: в век интернета и глобализации наступление латиницы закономерно и неизбежно, и не только в Сербии. Однако выдвигаются контраргументы — интернет отнюдь не враждебен кириллице. А Биллу Гейтсу вообще следует дать государственную награду за то, что программы «Майкрософта» для Сербии компания выполнила на кириллице, считает Драголюб Збильич, председатель общества «Кирилица» из Нови Сада, третьего по величине города Сербии.

Но у проблемы есть и другая сторона. Большая часть сербского общества — и об этом красноречиво свидетельствуют программы политических партий и результаты парламентских выборов — стремится по возможности стать ближе к Европе, в идеале — присоединиться к Европейскому союзу. И переход на латиницу - «европейскую» письменность - в этом свете приобретает символический смысл. Это знак того, что ради вхождения в западный цивилизованный мир сербы готовы пожертвовать частичкой собственной национальной идентичности.

А некоторые не видят в этом даже и жертвы. Умело созданный образ Сербии в сегодняшнем мире — это имидж страны-неудачницы. Поэтому во многом дезориентированное общество готово провести своеобразный национальный «ребрендинг» и оставить в прошлом то, что ассоциировалось когда-то с «теми», с «неправильными» сербами. Например, чуждую для Европы кириллицу. Сербы как бы говорят: мы стали другими, мы стали европейцами, вот и пишем уже, как вы... «Часть сербского общества склонна бездумно поддерживать все западное, - объясняет историк из Белграда Василие Крестич. - Этим людям представляется, что используя латинский алфавит, они легче и быстрее окажутся в Европе, и, если кто-то при них упомянет кириллицу, его тут же объявят националистом и ретроградом».

Самым ярым и последовательным защитником кириллицы можно назвать лидера Сербской радикальной партии Воислава Шешеля.

Обвиняемый Международным трибуналом по бывшей Югославии в военных преступлениях и ожидающий начала суда в гаагской тюрьме Шевенинген на протяжении вот уже шести лет, Шешель не раз объявлял голодовку, настаивая на соблюдении своих, как он считает, законных прав. Одно из них связано как раз с алфавитом. Шешель требовал, чтобы все материалы его дела - а это тысячи страниц - ему предоставляли в переводе на сербский язык. И, главное, не на латинице, как это делал секретариат трибунала, а на кириллице. Руководство суда долгое время игнорировало просьбы Шешеля, считая их пустым капризом. Но для лидера сербских радикалов вопрос оказался принципиальным. Вот этой решительности и неуступчивости в защите сербского культурного наследия, считают многие в Сербии, не хватает сегодня властям в Белграде.

Между тем, в Европе никто не требует от сербов отказываться от кириллицы. Более того, многие иностранные фирмы, выходя впервые на рынок Сербии, использовали именно исконно сербскую письменность. Но через какое-то время, убедившись, что местные деловые круги, так или иначе, тяготеют к латинице, перестали утруждать себя непривычным письмом.

Полтора десятилетия назад сходные процессы зародились и на руинах Советского Союза — о чуждом характере кириллицы и о необходимости ввести латинское письмо заговорили вдруг в Азербайджане, республиках Средней Азии, в Татарстане... Переписать всю национальную культуру и жизнь латинскими символами — затея крайне дорогостоящая, тем не менее, некоторые из бывших республик ее осуществили. Смысл этого мероприятия просматривается чисто политический - отдалиться от России и «приблизиться» к Европе.

Защитники сербской письменности часто ссылаются на другие страны, которые не стыдятся ограждать свой язык от чуждых влияний. Даже Россия в этом смысле служит сербам примером: они обращают внимание, что в Москве, например, латинские надписи, стали встречаться гораздо реже, а россияне давно пересылают друг другу кириллические СМС. Уважение вызывает и Венгрия, где любое иностранное слово в обязательном порядке переводится на венгерский язык — даже имена. Если в венгерском языке нет соответствующего аналога, его придумают. Также, между прочим, обстоит дело и в Хорватии, где конструировать собственные, отличные от сербских, слова — это национальная политика. Например, если сербы используют для определения самого популярного вида спорта интернациональный «фудбал», то хорваты выдумали собственное остроумное слово «ногомет». Если сербы посольство называют европейски понятным словом «амбасада», хорваты величают его по-своему - «велепосланство». Для изобретения новых слов хорваты широко используют национальные лингвистические конкурсы, в которых каждый житель страны может попробовать свои силы.

И, наконец, в пример ставятся болгары, которые, войдя в Евросоюз, и не думают отказываться от кириллицы.

Один из депутатов Европарламента, представляющий Болгарию, даже пожаловался в Еврокомиссию на то, что за пересылку СМС-сообщений на кириллице операторы связи в Болгарии берут двойной тариф.

Кириллица и латиница веками боролись друг с другом на территории Сербии. Современная кириллическая письменность появилась здесь на рубеже XVIII и XIX веков стараниями гениального лингвиста Вука Караджича, который провел реформу алфавита и заложил основы литературного языка. Во времена Австро-Венгерской монархии в тех частях Сербии, которые находились под властью Габсбургов, была официально введена в употребление латиница. Однако считается, что самый большой удар по позициям кириллицы нанесла Социалистическая Федеративная Республика Югославия. Ради соблюдения прав национальных меньшинств — словенцев, хорватов, боснийцев - и во имя идей коммунизма, интернационализма и югославской общности сербы приучались употреблять латинский алфавит. А вот меньшинствам и в голову не приходило осваивать кириллицу, отмечает Василие Крестич.

«В отличие от других народов, составлявших бывшую Югославию, сербы медленнее всех избавляются от заблуждений прошлого, - считает Драголюб Збильич. - Стыдно и недостойно серьезной нации, что ни один сербский товар не имеет названия и логотипа, выполненного кириллицей». В Сербии действует закон об употреблении языка в служебной сфере. В нем определяется, в каких случаях должна употребляться кириллица, а в каких разрешено использование латинского алфавита. Закон предписывает: латинский текст должен идти вслед за текстом, выполненном на кириллице. Но никто не обращает на это внимания.

Недавно пример образцового исполнения статей Конституции подали руководители юридического факультета Белградского университета. Согласно новому регламенту факультета, отныне все учебники будут печататься исключительно на кириллице. Профессор Милорад Симич не считает, что это ущемит прав других славянских народов, населяющих Балканский полуостров. «Если учебник хорош, я его куплю и не буду задумываться, на каком алфавите он издан, - говорит он. - Например, сербский словарь электронных терминов, автором которого я являюсь, прекрасно расходится и в Хорватии, и в Боснии, и в Словении. Проблема в том, что мы перестаем замечать, что и как написано, перестаем видеть дистанцию между алфавитами. В повседневной жизни кириллица однозначно отмирает».

Власти должны перестать взирать равнодушно на то, как латинский алфавит в Сербии захватывает все новые и новые сферы жизни, нужна государственная политика по защите кириллицы, настаивают культурологи. Особенное беспокойство у них вызывает ситуация с обучением детей. Если предыдущие поколения сербов изучали так называемую Вукову азбуку — азбуку, составленную Вуком Караджичем, как Библию, то нынешние дети, освоив кириллицу в начальной школе, со временем все равно переходят на латиницу. Все дело в том, что и существующее в Сербии детское телевидение, и детские периодические издания, не говоря уже о детских книгах, в 80 процентах случаев используют латинский алфавит.

Достаточно сказать, что в Сербии не существует кириллических СМС-сообщений! И современный ребенок, для которого мобильный телефон — предмет первой необходимости, с пеленок приучается относиться к кириллице как к чему-то устаревшему и ненужному.

«Мы должны пропагандировать наш алфавит, влиять на книгоиздателей», - категоричен Ненад Иванович из Института сербского языка. «Нужны государственные меры, которые заставят телевидение, прессу и издательства повернуться лицом к исконной сербской письменности», - вторит ему Василие Крестич. На защиту кириллической письменности встали Сербская православная церковь, Академия наук, парламентарии, принявшие в 2002-м Декларацию о защите кириллицы, многие общественные организации. Выдвигаются идеи освобождать от налогов издателей и редакторов, использующих кириллицу. А тех, кто «обращается к народу на иностранном письме», облагать 100-процентной налоговой данью. Однако в реальной жизни эти призывы находят весьма слабое отражение.

В мире разработано множество способов, с помощью которых можно утвердить и распространить государственный язык. Но Белград, пока не добившийся больших успехов в сближении с Европой, старается лишний раз не раздражать Запад, особенно по «мелочам». Поэтому и борьба за кириллицу в списке приоритетов нынешнего сербского государства стоит, по-видимому, где-то ближе к концу.

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..