Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 апреля 2024
Уничтожаем «неликвид»

Уничтожаем «неликвид»

Россия опередила США в решении сложнейшей технологической задачи
Сергей Серов
13.12.2012
Уничтожаем «неликвид»

В поселке Леонидовка Пензенской области впервые в мире приступили к уничтожению самого опасного вида химического оружия – так называемых сложных боеприпасов.

Еще четверть века назад, в 1987 году, СССР в одностороннем порядке объявил о прекращении производства боевых отравляющих веществ, которых у нас было накоплено к тому времени 40 тысяч тонн. В октябре того же года на полигоне Шиханы представителям мирового сообщества показали типовые образцы советского химического оружия и продемонстрировали процесс безопасной ликвидации аварийных боеприпасов.

Однако промышленное уничтожение боевых отравляющих вещество (ОВ) началось лишь в 2002 году. Тогда было завершено строительство первой очереди опытно-промышленного объекта уничтожения химического оружия в поселке Горный Саратовской области. 26 апреля 2003 года, в полном соответствии с международными договоренностями, Россия уничтожила первые 400 тонн боевых ОВ, что составляло, как и планировалось, 1 процент всех запасов химического оружия, имевшегося в нашей стране. Стоит напомнить, что Конвенция о запрещении химического оружия была открыта для подписания на торжественной церемонии в Париже 13 января 1993 года, а 29 апреля 1997 года она вступила в законную юридическую силу.

Почему уничтожение химического оружия приобрело первоочередное значение? Причина проста: по своей убойной силе боевые отравляющие вещества новейших поколений превзошли поражающие способности ядерного оружия.

Пусть и теоретически.

Сколько человек может уничтожить ядерная боеголовка массой в одну тонну? При идеальном стечении обстоятельств, наверное, несколько миллионов. А вот смертельная доза такого отравляющего вещества как «Ви-Экс» равна всего 0,4 мг отравляющего вещества. Одного грамма достаточно, чтобы убить две с половиной тысячи человек. Вот и считайте: химическая авиабомба, содержащая тонну «Ви-Экс», теоретически может отправить в мир иной около двух миллиардов людей. Пара бомб - и человеческой цивилизации нет. Конечно, на эффективность применения химоружия существенно влияет множество факторов: влажность атмосферы, направление ветра, защищенность людей, время воздействия и так далее. Поэтому, конечно, тонна распыленного «Ви-Экс» никогда одномоментно не убьет два миллиарда.

Но произвести тот же «Ви-Экс» и накопить его огромные запасы гораздо проще, чем создать всего одну ядерную боеголовку. И общая масса накопленных боевых ОВ к моменту подписания Конвенции по уничтожению химоружия исчислялась десятками тысяч тонн. Так что медлить было нельзя, тем более что безопасно хранить огромные арсеналы с химическим оружием оказалось очень опасно и весьма накладно, как для США, так и для СССР, и, тем более, для Российской Федерации.

К настоящему времени все хранящиеся на специальных базах химические боеприпасы, как в США, так и у нас, имеют истекший срок хранения. Практически все химоружие было произведено в 1953-1987 годах. При гарантийном сроке хранения в 10 лет оно лежат на складах не менее четверти века, а то и по 50-60 лет. Количество аварийных боеприпасов стремительно растет. По официальным данным, до 2009 года в России было выявлено и уничтожено 522 аварийных боеприпаса. Это за всю историю хранения химического оружия в СССР-РФ. А в течение одного 2009 года протекло уже 476 различных видов боеприпасов. В 2010 году аварийных стало уже 1205, в 2011 году – 2093. В нынешнем - выявлено более трех тысяч! Практически все они обезврежены в специальных комплексах уничтожения аварийных систем. Но при такой динамике необходима промышленная ликвидация боевых отравляющих веществ. Она идет. Хотя процесс полного уничтожения очень сложный и весьма опасный.

Первоначально все работы по уничтожению химического оружия в России и США планировалось завершить в конце 2007 года, потом срок завершения работ перенесли до конца 2012 года. Однако очень скоро выяснилось, что и к этому времени полностью избавиться от него не получится.

Американцы заявили, что последний химический боеприпас ликвидируют только в 2022 году, Россия обещала справиться с этой задачей к концу 2015-го.

Связано это с тем, что боеприпасы последних поколений оказались очень сложными и опасными по своей конструкции.

Классический боеприпас с химическим оружием представляет из себя емкость, заполненную боевым ОВ в жидком состоянии. Емкость – авиабомба, боеголовка ракеты или артиллерийский снаряд - должна была раскрыться над территорией противника, которую требовалось поразить. Жидкообразное ОВ испарялось или переходило в мелкодисперсное состояние, ядовитое облако которого и накрывало противника, отравляя все живое.

Сложные боеприпасы относятся уже к последнему поколению химического оружия. Их конструкция не раскрывается, так как не все страны мира отказались от этого вида оружия и приступили к его уничтожению.

По мнению экспертов, поражающая способность сложных боеприпасов, начиненных ОВ, многократно превосходит поражающую способность классических боеголовок-емкостей, заполненных боевой отравой.

Известно также, что сложные химические боеприпасы содержат неизвлекаемые взрывчатые вещества и различные поражающие элементы. Поэтому-то уничтожать их очень трудно и опасно.

Если при ликвидации химических боеголовок классической конструкции требовалось, в первую очередь, провести детоксикацию ОВ - в США это делалось методом сжигания, в России – методом гидролиза - то в случае со сложными боеприпасами необходимо исключить самоподрыв находящихся внутри емкости с ОВ взрывчатых веществ. Понятно, что просто сжигать такие боеприпасы нельзя. А в США иных технологий не было. И вот они, спалив все запасы иприта, люизита и прочей гадости, которая хранилась в цистернах или емкостях авиабомб, фактически прекратили уничтожение химического оружия, когда очередь дошла до сложных боеприпасов. Сейчас за океаном думают, что делать дальше, и смотрят на Россию.

В нашей стране боевые ОВ разлагали на безопасные компоненты методом обработки их специальными составами. Такая технология исключала выброс в атмосферу вредных отходов, что неизбежно при сжигании, и гарантированно уничтожала любое боевое отравляющее вещество - от древнего иприта до нового и страшного по своей токсичности «Ви-Экс». Но для того, чтобы применять гидролизную детоксикацию при ликвидации сложных боеприпасов, требовалось внести существенные коррективы в технологический процесс. Российские ученые-химики с этой задачей справились.

Первый объект по уничтожению сложных боеприпасов построили в поселке Леонидовка. Там когда-то располагалась Центральная авиационная база химических боеприпасов ВВС Приволжского военного округа. Затем базу переименовали в 50-й арсенал хранения химического оружия 1-го разряда. С 2006 года он именуется «1206 объект по хранению и уничтожению химического оружия «Леонидовка».

Здесь на протяжении десятилетий складировались и хранились в специальных хорошо защищенных бункерах авиабомбы и ракеты, снаряженные наиболее ядовитыми фосфорорганическими отравляющими веществами: зарином, зоманом и «Ви-Экс». Суммарное количество отравляющих веществ на момент начала их уничтожения равнялось 6885 тоннам. Наибольшее количество составляли авиабомбы, в которых находилось, в общей сложности, 5124 тонны боевых ОВ.

Промышленное уничтожение химического оружия на объекте началось в 2008 году, и на сегодня ликвидировано свыше 6000 тонн фосфорорганических отравляющих веществ. В арсеналах хранения осталось совсем немного боеприпасов - но как раз их будущая ликвидация окажется делом самым трудным и опасным.

Но как говорится, глаза боятся, а руки делают. Седьмого декабря, после успешных тестовых испытаний, прошла торжественная церемония пуска технологической линии по уничтожению сложных боеприпасов, процесс ликвидации одного «объекта» демонстрировался в режиме он-лайн.

Стало традицией, что в открытии любой новой линии лично участвует начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник Валерий Капашин. Так было и на этот раз. Облачившись в защитный костюм, он находился внутри промышленного помещения, где «шел процесс». Само помещение было надежно изолировано от внешней среды, что исключало выброс ОВ в атмосферу, но внутри все-таки опасность взрыва боеприпаса существовала.

Однако генерал-полковник Валерий Капашин был уверен в безопасности выбранной технологии и находился в непосредственной близости от уничтожаемого изделия.

Вот так первая в мире промышленная ликвидация химического боеприпаса особой сложности прошла в штатном режиме. В России уже ликвидировано 95 процентов имевшихся запасов химического оружия. Спешить не надо. Главное теперь - планомерное и полное уничтожение самых опасных видов химических боеприпасов.

Что касается тревог насчет того, что мы уничтожим свои запасы химоружия к 2015 году, а вот в США его сохранят и получат какие-то преимущества до 2022 года, то они несостоятельны. Причина одна: применить оставшиеся боеголовки физически невозможно, и у нас, и за океаном уничтожены все их взрыватели. Это проверенный международными инспекциями факт. То есть химическое оружие сегодня и, тем более, в будущем становится все опаснее для тех, кто от него не успел избавиться.  

Специально для Столетия


Эксклюзив
19.04.2024
Валерий Мацевич
Для России уготован американо-европейский сценарий развития миграционных процессов
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.