Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
13 мая 2021
О капитализме, в котором нам жить

О капитализме, в котором нам жить

Юрий Болдырев
12.05.2008
О капитализме, в котором нам жить

Главные в нашей внутренней жизни четыре последовательных события: инаугурация нового Президента, назначение прежнего Президента Председателем Правительства, празднование очередной годовщины Победы и формирование новых структуры и состава Правительства.  

Казалось бы, все обнадеживающе. Президент сформулировал цели развития, существенно более адекватные, нежели ставились и реализовывались в предшествующие десятилетия. Председатель Правительства перед Думой также сформулировал цели и задачи. Во время парада продемонстрирована если и не реальная боевая мощь, то, как минимум, нацеленность на ее возвращение, без чего в современном мире невозможна никакая конструктивная программа развития.  

Что же настораживает? Настораживает, как мне представляется, некоторое недопонимание противоречия между продекларированными целями и методами их достижения.  

Общие цели развития благие. Мы должны стать лучшими, самыми технологически развитыми, должны жить так, чтобы другие завидовали. Но за счет чего именно мы намерены этого достигнуть? Какое принципиальное конкурентное преимущество мы намерены использовать? Чудо ведь не рождается вдруг, просто так, по желанию? Тем более, если цели развития и его инструменты прямо противоречат друг другу.  

Частично суть этого противоречия уже уловил и наш новый премьер. В частности, в противовес практике предшествующего десятилетия, он говорил о необходимости выработки, например, собственного финансово-банковского законодательства, о прекращении использования таким образом западного. Посыл в первом приближении верный: у нас объективно иное положение в мире, а значит и кровеносная система должна быть иной, адаптированной к нашим нуждам.  

Но если быть более точным, нужно заметить, что и западная финансово-банковская система не является догмой – она постоянно подстраивается под нужды западного мира. Но если наши цели развития вполне схожи с целями развития Запада, то почему же наша финансово-банковская система должна быть иной?  

Во-первых, наша финансово-банковская система не является копией западной, но является лишь ее экспортным вариантом и, одновременно, элементом. Причем, элементом подчиненным. Таким образом, у нас используется не западное законодательство, а его вариант для третьих, зависимых, подчиненных стран.  

И, во-вторых, вся мировая финансово-банковская система, элементом которой являемся и мы, выстроена в интересах ее ключевых, господствующих элементов, и свободный переток ресурсов в ней вовсе не нацелен на обеспечение научно-технологического развития третьих стран. Отсюда неизбежно должен следовать вывод о разумной степени и условиях интеграции финансовых систем – во всяком случае, если мы всерьез намерены направлять свои ресурсы на собственное развитие. Может быть, это и имел в виду новый Премьер?  

Чего же не хватает?  

Не хватает главного - распространения этого, похоже, уже интуитивно нащупываемого подхода, на всю концепцию развития общества и государства. Поясню.  

Так, Президент вновь заговорил о масштабном расширении слоя «среднего класса» (подробнее о сути представлений нашей властной верхушки об этом слое и его «миссии» см. предыдущую статью – «Выживем ли без солидарности?»). Новый Председатель Правительства заговорил о предоставлении возможности большинству граждан покупать акции предприятий. Ранее, напомню, была продекларирована программа соинвестирования гражданином и государством личных пенсионных накоплений.  

Таким образом, речь, вроде бы, о приобщении широких народных масс к капитализму. Но есть ли понимание сути капитализма и роли государства в процессе его возможного очеловечивания, позволяющего широкие массы приобщить к нему не только в качестве жертв, но и в качестве потребителей его плодов?  

Что есть капитализм? Упрощенно, строй, в котором правят деньги. Применительно к экономике, строй, в рамках которого деньги порождают деньги. Разумеется, не только деньги – и труд, и интеллект. Но и деньги, вроде как, имеют способность к приумножению. Но означает ли это, что деньги порождают деньги автоматически? Что деньги могут приумножаться без приложения труда и интеллекта?  

Нет, ответят мне, разумеется, труд и интеллект приложить придется. Но, и в этом главный секрет, и их можно… купить за деньги.  

Казалось бы, все разумно. Но это на деле означает лишь одно: деньги начинают приумножаться, скажем так, полуавтоматически, лишь с того момента, когда они уже объединены в некоторую критическую массу, как минимум, позволяющую покупать труд и интеллект. Более того – конкурировать в борьбе за качественный труд и, что критически важно, за лучший интеллект. До этого момента деньги – лишь средство удовлетворения более или менее бытовых потребностей.  

Вот тут-то мне и расскажут о пользе институтов: банковской системы, рынка ценных бумаг и паевых инвестиционных фондов, компаний, управляющих личными пенсионными накоплениями и тому подобного. Именно эти институты и позволяют сконцентрировать сравнительно малые средства маленьких людей и превратить их в мощную силу. Все верно, но только кто и ради чего их концентрирует?  

Да, в устройстве этих организаций и механизмов за последнее время у нас достигнут прогресс: они стали существенно менее мошенническими – просто собрать с доверчивых граждан деньги и сбежать теперь стало сложнее. Но решена ли этим главная проблема – сохранения и приумножения средств гражданина? Отнюдь нет.  

Дело в том, что вся инфляция у нас считается исходя из совершенно надуманной потребительской корзины, самые же дорогие и крупные (но жизненно необходимые) расходы из нее исключаются. Инфляция считается лишь для гражданина, уже исторически имеющего в собственности приличное жилье и не намеренного ни это жилье менять на что-то лучшее, ни хотя бы арендовать жилье более приемлемое. Соответственно, в расчет и потребительской корзины, и инфляции не включается такая базисная потребность, как приобретение в собственность или хотя бы аренда жилья. Реальный же прожиточный минимум и уровень инфляции легко посчитать, если учесть, что стоимость жилья в крупных городах (Москва, Петербург и др.), а также жилья и земли под строительство в их окрестностях за последние восемь лет выросла не менее чем в десять раз. Что соответствует ежегодному среднему росту цены более чем на треть. Соответственно, правда, с некоторым естественным отставанием, выросли цены и на аренду жилья.  

С учетом вышесказанного, легко подсчитать, какой конструктивный смысл для нашего гражданина имеет хранение кровно заработанных трудовых рублей в банковской системе (а также и пенсионных накоплений даже и в самых лучших управляющих компаниях). Да, страхование теперь не позволяет этим деньгам просто пропасть. Но предельная сумма страховых обязательств в одном банке соответствует всего лишь 2-3 квадратным метрам жилья в Москве. Можно, конечно, разложить накапливаемые деньги по разным банкам, но легко подсчитать, что для надежного накопления (точнее, лишь кратковременного хранения) денег даже на элементарную современную однокомнатную квартиру площадью в сорок квадратов вам потребуется иметь депозитные счета, как минимум, в пятнадцати-двадцати разных банках! И это реально? Вы знаете людей, которые это сумели реализовать?  

Но и это имеет смысл лишь для сугубо кратковременного (месяц-два) хранения. Накоплению же средств на жилье такой метод абсолютно противопоказан. Достаточно сравнить 8-12 процентов годового дохода на депозит с 30-40 процентами ежегодного роста стоимости жилья, чтобы сделать совершенно однозначный вывод: накапливать с помощью банковской системы деньги на главнейшую в жизни простого человека покупку – жилье – абсолютно самоубийственно.  

Мне можно возразить, что недвижимость – специфический спекулятивный товар, что рынок недвижимости бывает перегрет, а затем мыльные пузыри порой лопаются и т.п. Да, это все верно. Но только мы ведь ведем речь о реальном повышении благосостояния граждан, которым объяснение, что жилье – не жизненная потребность, а товар спекулятивный, не очень поможет…  

Да, в Москве можно ожидать некоторого «охлаждения» рынка жилья, но в регионах-то прежние «московские» темпы роста цен на жилье и землю налицо. И это – процесс долгосрочный.  

Более того, теоретически пенсионер, конечно, копит не на новую квартиру к пенсии, а на так называемое «доживание». Но реальная инфляция и для пенсионера (по росту стоимости самых дешевых и жизненно необходимых товаров, а также по стоимости лекарств и медицинских услуг, наконец, по стоимости найма любой рабочей силы - от сиделки до «дрова поколоть») как минимум, вдвое превышает официально объявляемую. При том, что и банки, и частные компании, управляющие личными пенсионными накоплениями, дают прирост капитала существенно меньший, чем даже и официальная инфляция. И получается, что и для будущего пенсионера нет ничего глупее, чем добровольно откладывать свои средства под управление тех, кто сам на них заработает, но реальную покупательную способность вверенных денег снизит.  

Мне возразят, скажут, что такая ситуация – дело временное; к тому же для того и введена конкуренция частных управляющих компаний, чтобы в борьбе за деньги будущих пенсионеров они постепенно стали давать на капитал доходность более высокую, превышающую инфляцию.  

Что ж, соглашусь, что теоретически и такое возможно, но только в одном случае: если вложение средств граждан в эти финансовые структуры (хоть государственную, хоть частные) перестанет быть для граждан принудительным, и плюс если эти структуры начнут конкурировать не только между собой, но и хотя бы с каким-то одним еще субъектом, гарантированно обеспечивающим сохранение реальной покупательной способности накоплений. Но кто же такого субъекта, способного испортить всю нынешнюю игру, на «свободный» рынок пустит?  

К сожалению, и идея расширения доступа простых граждан к покупке акций наших предприятий не решает ключевой проблемы граждан – сохранения и приумножения тяжелым трудом зарабатываемых ими средств. Поговорите с любым предпринимателем, и он вам доходчиво разъяснит, что рынок акций – рынок сугубо спекулятивный, и выигрывает на нем тот, кто, во-первых, располагает масштабными ресурсами, позволяющими осуществлять серьезные покупки и временно мириться с потерями, и, во-вторых, тот, кто располагает достоверной информацией не о рекламной форме, но о сути происходящих процессов, прежде всего, так называемой «инсайдерской» информацией. Большинство же простых игроков – неминуемо проигрывают.  

Правда, и здесь есть тот же инструмент, что мы описывали выше – посредники, собирающие в своих руках и концентрирующие существенные ресурсы, позволяющие и вести более масштабную игру, и покупать нужную информацию. Но беда лишь одна: игра все равно остается игрой, и на десяток выигрывающих всегда можно насчитать сотню проигравших.  

Более того, все большие и сильные, ловкие и умелые – уже и без того имеют достаточный доступ к нашему рынку ценных бумаг, к покупке и продаже акций наших предприятий. Кто этого доступа не имеет, кому его, надо понимать, сейчас дополнительно откроют? Да тому большинству относительно слабых, которое, с уверенностью можно утверждать, лишь получит дополнительную возможность проигрыша. Зачем же в это втягивать людей?  

Но возможно ли что-то иное?  

Возможно. Есть целых два варианта.  

Вариант первый, социально-госпатерналистский. В соответствии с этим вариантом государство перестает плодить и поощрять финансовых посредников, а полностью берет на себя функцию гарантированного поддержания покупательной способности, как минимум, накоплений пенсионеров. Тогда даже и тысячу вашу на каждую мою добавлять не нужно – просто гарантированно сохраните покупательную способность хотя бы моих средств. Все необходимые инструменты для этого уже давно известны. Достаточно, во-первых, принять на себя однозначное обязательство и, разумеется, начать, наконец, честно считать инфляцию. Экономическая же основа такого накопления – целенаправленные вложения именно пенсионных накоплений, прежде всего, в самые заведомо ликвидные и одновременно ныне быстро растущие товары – что-то типа фьючерсов на покупку земли, недвижимости, энергоресурсов, продовольствия и лекарств. Плюс, как дополнительные гарантии – развитие всей экономики государства, которое, как это и делают, например, США, должно рассматривать свои социальные обязательства как совершенно безусловные и первоочердные. 

Но к такому социально-госпатерналистскому варианту наше государство не готово – как по идеологическим соображениям, так и в силу слабости общества, не способного свое государство к подобному принудить.  

И тогда вариант второй – социально-либеральный. В рамках такого варианта можно допустить неограниченный простор частной инициативы в деле сохранения и приумножения средств граждан (включая и пенсионные накопления), но с одним непременным условием – запретом на предоставление в результате процента на вложенный капитал меньшего, нежели реальная инфляция. Что, как мы понимаем, требует одного совершенно непременного условия, без которого нереализуем и вариант первый - начать наконец честно считать инфляцию.  

Кому-то и этот вариант может показаться слишком социальным. Но напомню: нечто подобное было успешно реализовано в свое время в период высокой инфляции в Чили, которые тогда признавались образцом именно либеральных реформ.  

Есть ли еще какие-то варианты?  

Есть. Но только надо трезво понимать, что в нынешних условиях высокой вероятности стремительного распада всей глобальной мировой финансовой системы, во всех прочих вариантах, простым гражданам самим, без своего государства, не защититься. И в выигрыше останутся лишь акулы нашего капитализма, мелкая же рыбешка, этим акулам поверившая, в конечном счете останется ни с чем.  

 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Владимир
 Самое страшное, что большинство из нас, окажись в этой обуваловке, начнет обувать своих соплеменников плюс-минус также, и будет гордится этим также как мистер Чубайс.
ВАСЕК ТРУБАЧЕВ
ОПЯТЬ ОБУВАЛОВКА...
ВАЛЕНТИН
ВСЕ ПРО НАС... ГРУСТНО...

Эксклюзив
11.05.2021
Наталия Нарочницкая, Екатерина Нарочницкая
Это был великий друг России, признанный крупнейший западный знаток нашей страны.
Фоторепортаж
11.05.2021
Подготовила Мария Максимова
Интересная выставка о войне открылась в историческом парке «Россия — моя история».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.