Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 апреля 2024
Истинно либеральное решение: тушите свет…

Истинно либеральное решение: тушите свет…

Юрий Болдырев
18.04.2011
Истинно либеральное решение: тушите свет…

Только успела выйти моя прошлая колонка, значительная часть которой была посвящена якобы «экономическому краху» Белоруссии, как в тот же день страшная новость – теракт. Жалко людей. И погибших, и их родных и близких, и ставших тяжелыми инвалидами… Казалось бы, что по сравнению с этой трагедией просто потеря чувства уверенности в завтрашнем дне и защищенности? Но ведь для самоощущения общества и это важно.

Кто-то открыто рассуждает о случившемся с нескрываемым сарказмом и даже торжеством: мол, главное у режима Лукашенко ведь была стабильность и спокойствие – так получите, вот вам еще и с этой точки зрения крах режима… Кто-то, и я надеюсь, что большинство моих соотечественников, напротив, с уважением и сочувствием – похоже, окружающий мир столь жесток и коварен, что и вам, нашим белорусским братьям, жить самим по себе спокойно не дадут… И главное теперь – чтобы не дошло до ливийского сценария. Ведь обратите внимание, в новостях «Евроньюс» уже идет прямым текстом: «Повстанцы при поддержке сил коалиции…». А наши теперь на всех международных площадках лишь «подчеркивают необходимость строгого соблюдения резолюции ООН» - в том смысле, что «не одобряют» очевидно открытого и наглого попрания международного права. И ни малейшей попытки созыва нового Совета Безопасности – чтобы пресечь явную агрессию…

Таким образом, придет ли такая «бесполетная зона» затем и в Белоруссию, это, вновь и вновь приходится напоминать, будет зависеть, прежде всего от нас, от России, от ее позиции, от того, кто и с какими взглядами и ценностями будет у нас при власти тогда, когда у НАТО руки дойдут до Белоруссии напрямую.

Пока же исполнители теракта, вроде, найдены, расследование продолжается. Но сообщения на эту истинно трагическую тему уже опять перекрываются другими – об очередях у валютообменников, об ограничении продажи золота за белорусские рубли и т.п.

Что ж, повторять все то, что я говорил об общей ситуации «экономического краха» Белоруссии в прошлой статье, не стоит. Но добавлю лишь две вещи.

Первое – о специфике кризиса в Белоруссии: нам тут Лукашенко окончательно «вывели на чистую воду». Оказывается, весь белорусский рост в предшествующий период был «фиктивным» - производство, в условиях ограниченности сбыта (во время мирового кризиса), работало «на склад», в результате чего складские запасы готовой экспортной продукции радикально выросли. Ну, тогда понятно, скажет кто-то, и ранее упорно не понимавший, как такие реальные чистенькие и приятненькие денежки, которые так удобно складывать в пачечки, могут возникать из какого-то там производства, а не из финансовых махинаций. Сказано, что фиктивный, значит, фиктивный.

Все понятно и мне, я бы и готов согласиться, но только если бы не одно процитированное мною в предыдущей статье высказывание нашего премьера - о том, что «рынок денег стоит». Если так, то в условиях мирового кризиса (который никуда не делся, лишь принял несколько иные формы), естественно, борьба за рынки ужесточается. И если примерно в то же время, когда Белоруссия хоронила жертв теракта, ЕС одновременно рассматривал вопрос уже и об официальных экономических санкциях против Белоруссии, то возникает естественный вопрос о степени честности игры в части, казалось бы, чисто экономической борьбы за рынки? Да еще и если учесть, что Белоруссия, в отличие даже от Украины, своих выходов к морю, а значит и прямых гарантированно беспрепятственных выходов к широкому кругу торговых партнеров, не имеет – государство территориально зажато между ЕС и Россией. И в этих условиях, то есть при постоянном давлении со стороны ЕС и, скажем мягко, хищническом (в Белоруссии, как известно, нашему олигархату есть, чем поживиться) и одновременно ревностном отношении российских властей, кто-то рискнет продолжать утверждать, что нынешние трудности – убедительное и однозначное свидетельство неэффективности белорусской экономики?

Второе – про внедренные в наше сознание двойные стандарты, причем, не только по отношению к разным государствам, но и по отношению к государствам вообще, с одной стороны, и к чьему-то сугубо частному бизнесу – со стороны другой.

Так уж устроена любая крупная социально-экономическая система с большим количеством взаимозависимых связей, что сбой в любой одной может вызвать массовое недоверие и разрыв связей, и тогда есть опасность, что рассыплется все. Нам ведь очень подробно рассказывают об этом применительно к банкам: мол если все вкладчики одновременно в банк придут и попросят свои деньги, то любой банк обанкротится. Подчеркиваю: не плохой банк, не управляемый «авторитарным правителем» или даже «колхозником» (как иногда презрительно пытаются именовать белорусского лидера его противники-снобы), а именно любой. Зафиксируем это. Следующий вопрос – хорошо ли это, что банковская система (западного типа, в отличие от исламского банкинга) в мире сейчас организуется так, что таким нехитрым способом при большом желании (и консолидации усилий) можно разрушить любой банк? Оставим его пока без ответа. Но важно другое: если одному позволено «играть» с риском, отклоняясь на некую условную величину от гарантированной способности выплатить все свои обязательства одновременно, а другой будет пытаться играть, допуская лишь существенно меньшее отклонение, с большим запасом надежности (а, значит, с меньшей экономической эффективностью), то кто через некоторое время неминуемо будет выброшен с рынка? Этот второй – он будет давать слишком малую прибыль на акции, его акции не будут расти и т.п.… Значит, с риском вынуждены играть все – не из любви к нему, но потому, что таковы условия гонки. И к чему нас призывают тогда, когда рассказывают о такой заведомой, заложенной в правила игры слабости? Нас призывают не поддаваться панике и ни в коем случае не бежать всем одновременно за своими деньгами – мол, себе же хуже сделаете. И мы, почему-то соглашаясь ассоциировать себя и свои интересы с чьим-то сугубо частным коммерческим банком, входя в положение его руководства, которое мы никогда не выбирали и которое нам никоим образом не подотчетно, готовы подождать, не паниковать, банковскую систему не рушить.

Но разве здесь нет прямой аналогии с государством, которое тоже вынуждено не только пытаться обеспечить надежность и стабильность своей системы, но и участвовать в гонке социальных условий жизни граждан? Кто-то, в чьих руках большой печатный станок глобальной резервной валюты, как известно, имеет в этой гонке огромную, многократную фору. А кто-то вынужден балансировать на грани возможностей. А дальше разница принципиальна: если у одного банка трудности, а руководство другого начнет провоцировать его вкладчиков всем вместе быстрее прийти и забрать свои деньги, то это будет рассматриваться как принципиальная некорректность, осуждаемая всем сообществом. Но если у какого-то государства трудности, то почему-то ничто не мешает другим государствам, международным организациям и отдельным пропагандистам всячески провоцировать население быстрее отказаться от доверия этому государству и его национальной валюте. Но какая национальная валютная система выдержит, если все одновременно принесут свои, например, доллары или евро и захотят получить за них что-нибудь другое, включая золото или иную валюту? Да никакая не выдержит, включая самые-самые «передовые». Так почему же входить в положение частных банков, чтобы дать им выиграть время и снова подняться, нас так тщательно учат, а входить в положение своего государства – ни в коем случае?

Ответ известен: потому что есть ясные и четкие цели. Во-первых, вообще всячески ослаблять национальные государства – как эффективный инструмент защиты интересов большинства граждан перед лицом транснациональных финансово-экономических институтов. Во-вторых, уничтожить конкретно белорусское государство - в том виде, в каком оно сейчас существует. В том числе, как потенциального чрезвычайно важного союзника России. Так мы-то понимаем, что если Белоруссию сейчас за что-то скоординировано бьют, то именно за то, что завтра, при иной, более национально ориентированной власти в России, она окажется в прочном союзе с нами? А именно этого-то есть задача ни в коем случае не допустить…

Только я собрался далее ответить на предложенные одним из комментаторов к прошлой статье вопросы для «кандидатов в президенты» (хотя я таковым и не являюсь, но как инструмент уточнения позиций подобный анкетный метод вполне приемлю), совсем собрался, несмотря на то, что другие комментаторы уже даже и отговаривали, как свежая утренняя воскресная новость (вечером ее из новостей уже исключили – надо понимать, в силу чрезвычайного, буквально, стратегического характера информации) – словно гром среди ясного неба. И новость такова, что сразу стало просто стыдно за свои немощные попытки даже чисто теоретически примерять на себя президентские одежды – когда реальные президенты готовятся воплощать планы такого масштаба.

Значит, устыдился я за свое неуместное тщеславие и решил перенести его (ответы на вопросы) на следующую колонку. А сейчас не могу отказать себе и читателю в том, чтобы воспеть-таки величие планов ныне действующего руководства.

Итак, для чего наши руководители путешествуют по миру, встречаются с другими руководителями и высшими должностными лицами? Наверное, чтобы о чем-то важном договариваться, а также, хотя и, разумеется, далеко не в первую очередь, изучать и глубже понимать чужой опыт, достойный распространения. Например, как строить собственный московский «мировой финансовый центр», если лично не ознакомиться с опытом Гонконга? И вот уже мы видим президента, вместе с его экономическим советником Дворковичем и старым добрым «семьянином» Волошиным, на гонконгской бирже. Здорово! Правда, несколько смутило то, что в продемонстрированном по государственному телеканалу фрагменту беседы речь почему-то шла не столько о том, как же именно работает гонконгская биржа, и, главное, за счет каких факторов она смогла выйти в мире на столь достойное место, сколько о том, что и у нас будет сделано все то же самое, но только быстрее… Да, ладно, не будем придираться. Тем более, во-первых, понимая, что никакого глобального финансового центра у нас на самом деле в обозримой перспективе все равно не будет – нет тому ни малейших реальных оснований и ни малейшего намека на экономическую базу. А раз не будет, то и беспокоиться, кроме как о напрасно потерянном времени уважаемых людей (имея в виду руководителей гонконгской биржи), не о чем. И во-вторых, потому, что не эти уже давно ни для кого не новые планы строительства «хрустального моста» (Гоголя еще помним?) нам сейчас интересны.

В целом, применительно к подобному методу познания мира, понятно же, что сейчас не времена молодости Петра Великого. Тогда чтобы что-то понять, надо было лично переодеться в простого плотника и стать учеником голландского корабельного мастера. Теперь же и посольств работает великое множество, и разведка дремать бы не должна, да и всякого рода государственных и иных институтов, исследующих и обобщающих зарубежный опыт, более чем достаточно. Только вникай и перенимай самое ценное. Но, оказывается, кое-какой наиболее ценный опыт все же проходит мимо всех этих замечательных институтов и своевременно не доводится до главы государства. Скажете, не может быть? Скажете, да теперь каждый сам в твиттере все необходимые сведения об окружающем мире, включая самые фундаментальные, легко находит? Нет, оказывается, еще не все инструкции по эффективному управлению государством заложены в твиттер. И еще как может быть, что важнейшая информация от даже и вооруженных твиттером, тем не менее, скрыта.

Вы только вдумайтесь: в Гонконге, как выяснилось, внедрили прогрессивную инновацию – после десяти вечера выключают на улицах свет, а наши, включая разведку и академические институты, эту прорывную технологию откровенно проспали. И вот лишь теперь, когда президент посетил Богом благословенный Гонконг и лично ознакомился с этим прорывным опытом и публично его одобрил, даже потребовал от губернаторов его перенимать, можно хотя бы в какой-то степени надеяться, что полезное начинание будет внедрено и на территории нашей в этом смысле, сами можете посудить, сколь отсталой Родины.

Признаюсь: мое заскорузлое полусоветское-полунаучное мышление, разумеется, противится абсолютным истинам, легко умещающимся в несколько сотен знаков в твиттере. Если, конечно, это истины не о завтрашней погоде или о вчерашней вечеринке, а об экономической, бюджетной и социальной политике, включая вопросы энергосбережения. Но, в отличие от нас, отживающих, молодые, полагаю, поймут и поддержат президента. Чтобы жить уже окончательно – прямо как в Гонконге.

Что ж, молодым везде у нас дорога. Единственное, о чем хотел бы предупредить, так это о том, что подобный опыт у нас уже был, хотя об этом, может быть, мало кто помнит. И обошелся он, в конечном счете, насколько мне известно, не экономией, а, напротив, серьезными проблемами.

Итак, зима, если не ошибаюсь, 1984-го года. Еду я по городу-герою Ленинграду вдоль Летнего сада на своем тогдашнем «Запорожце» ЗАЗ-968А, да еще и с исправно работающей автономной печкой, что для этих машин было редкостью. Наверное, от того в тепле и расслабился, а время как раз приближалось к десяти вечера. И вдруг - что случилось? Освещение улицы неожиданно выключилось и, одновременно под колесо мне попалась какая-то ледышка – и машину закрутило и понесло… Судя по тому, что спустя более четверти века я пишу эти строки, закончилось все хорошо. Действительно, удалось никого не задеть и, выводя машину, направить ее в какой-то сугроб. Но, как позже выяснилось, в связи с первым в тот день неожиданным переводом отключения света с двух часов ночи (примерно, точно не помню) на десять вечера, аварийность радикально возросла. Более того, не сильно снижалась она и затем, когда все уже знали о предстоящем отключении света, но пропускная способность городских улиц без освещения, как известно, радикально снижается, особенно в плохую погоду и (или, как альтернатива) столь же радикально растет аварийность. В общем, недолго этот опыт, на тот момент, надо понимать, по идее своей вынужденный, из-за нехватки энергоресурсов, продержался – отключение света тогда быстро вновь перевели на более позднюю ночь…

К чести нашей нынешней власти, надо отметить, что в период ее самого расцвета (и как она сама, скромница, не понимала тогда, какую инновацию творит!) внимательные наблюдатели уже могли заметить отдельные зачатки подобного инновационного подхода и на нашей территории - не в далеком Гонконге, а совсем близко, примерно в двух сотнях километров от Москвы. Так, в начале двухтысячных вечером, но еще не ночью, проезжал я как-то через старый русский город Кашин – и темнота на улицах такая, что «хоть глаз выколи». Позднее, уже в середине двухтысячных, такое пошло по стране массово (даже и с четырех вечера) – в связи с тогдашней муниципальной реформой, оставившей поселения с обязанностями, но без средств и источников их зарабатывания… Что, кстати, быстро нашло отражение и в тогдашнем фольклоре - на рынках крутили записи, на которых озорные девчонки распевали песенку: «А у нас в городке фонари не горят, это Рыжий-бесстыжий во всем виноват…».

Значит, верно говорят: все самые великие и полезные изобретения, что надменные иностранцы нагло приписывают себе, на самом деле были сделаны у нас, на нашей земле. В городе Кашине, например. И нечего, следовательно, за инновациями в Гонконг ездить – надо сначала лучше узнать свою страну. Может быть, даже институты какие на изучение ее опыта переориентировать или даже какие-нибудь посольства кремлевские на ее территории организовать. Ведь, как говаривали классики управления государством: «Мы не знаем страны, в которой живем»…

Более того, как истинный либерал, наш президент не может не знать, что инновация, внедренная сверху, целенаправленно, да еще и по указке властей (пусть даже и сколь угодно либеральных) – не настоящая. Подлинная же инновация – та, которая не навязывается административно, а происходит сама, по естественным причинам, безо всякого вмешательства сверху. Властям нужно, ну, может быть, лишь чуть-чуть создать условия. И вот он наш истинно либеральный предновогодний и последующий опыт, когда на юге Московской области свет отключался массово, всерьез и надолго. Вот это – истинно либеральное решение, в котором власть, действительно, лишь создала условия для инновации – разрушила прежде беспрецедентно в мире надежную единую электроэнергетическую систему страны.

В этом смысле могу своего президента поддержать и одновременно успокоить: нет нужды ему насильственно внедрять ценный гонконгский опыт – да и не либерально это будет. Достаточно того, что уже сделано «институционально»: единая надежная система разрушена, важнейший ресурс жизнеобеспечения и безопасности переведен на чисто коммерческие рельсы, плата за электричество для производств запредельная – уже дороже, чем в США и даже чем в Финляндии (куда мы экспортируем электроэнергию), плюс, соответственно, свое отечественное производство не развивается и местные бюджеты на голодной пайке. Значит, хочешь или не хочешь, местные власти скоро сами опять начнут экономить и на освещении улиц. И за критерий инновационной активности местных администраций впору будет принять простой и ясный - время отключения на улицах света: кто раньше отключает (а лучше и вообще не включать), тот и инновационнее…

В заключение, искренне и горячо поддерживая своего президента в его стремлении освоить и перенести на нашу почву самый передовой мировой опыт, могу порекомендовать ему посетить еще целый ряд государств и территорий, чей опыт может быть им одобрен и затем внедрен у нас. Разумеется, я не о каких-то несущественных глупостях, типа жесточайшего наказания в США за экономические преступления и контрабанду или расстрела в Китае и Иране за наркоторговлю и коррупцию. Есть вещи и поважнее. Начать хотя бы с Рио-де-Жанейро, где, как нам известно от незабвенного Остапа Ибрагимовича, все уже давно ходят в белых штанах… А ведь от того там, наверное, и светлее, и электричество экономится?

Вот бы и нам так…

Специально для Столетия


Эксклюзив
19.04.2024
Валерий Мацевич
Для России уготован американо-европейский сценарий развития миграционных процессов
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.