Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Два мира – две системы

Два мира – две системы

Юрий Болдырев
10.09.2007

Любопытно было наблюдать за новостями последней недели из Австралии: президент США допускал буквально одну оплошность за другой. В рамках ныне не без оснований буквально разлитого по всему миру антиамериканизма, патриотическое чувство почти каждого жителя Земли может быть согрето. Но уместно ли этим и ограничиться?

Действительно, вдумаемся: лидер самой мощной страны в мире, глава государства и правительства сверхдержавы, имеющей мощь и возможность буквально смести с лица земли любого противника (вопрос об ответном ударе пока отложим), человек, воспитанный в семье руководителя разведки сверхдержавы и затем бывшего президента своей страны, много десятилетий сам занимавшийся государственным управлением и как минимум последние восемь лет уже точно непрерывно занимающийся большой мировой политикой, этот человек, выступая на саммите АТЭС в Австралии, буквально подряд: путает OПEК и АТЭС; пытаясь как-то сгладить неловкость, заявляет, что премьер Австралии пригласил его на будущий саммит ОПЕК, забывая (или вообще не зная?), что Австралия никогда не была членом ОПЕК; да плюс спустя небольшой промежуток времени вообще путает Австралию с Австрией – благодарит премьера Австралии за инспектирование контингента его войск в Ираке…

Американскую государственную и политическую систему вряд ли можно считать идеальной – у нее много своих недостатков. В частности, к высшей государственной власти в этой стране могут приходить люди, регулярно путающие вещи, элементарные даже для школьника.#!# В свое время буквально легенды слагались о глобальном невежестве Рейгана. О Буше и легенд слагать нет нужды – он сам уже как пародия сам на себя. Но как же так получается, что страна, которой правят такие, тем не менее, уверенно удерживает мировое лидерство?

Мне могут возразить, что уж не нам удивляться и злорадствовать. Бывали и времена совсем наоборот, когда американский президент демонстрировал собранность, четкость, остроту ума и глубокое понимание мировых проблем, а наш в прямом смысле смешил весь мир – не так давно, всего десяток лет назад. Верно, но мы-то теперь воспринимаем период, когда страной руководил человек не вполне адекватный и дееспособный, как отклонение, как ненормальность, как то, что повторится ни в коем случае не должно? Правда, где гарантии того, что у нас это не повторится?

В США тоже многие не любят Буша, считают его недостойным звания лидера великой страны. Для демократической страны это – нормально. Но означает ли это, что Буш, как и Рейган – отклонение, ненормальность, сбой в системе американской демократии? Вот это и в Америке вряд ли кто-то возьмется всерьез утверждать. Как ни парадоксально, но такой сбой – вариант нормы. Более того, никто не видит в нем признаков заведомой порочности и ограниченной дееспособности американской системы. Напротив, нам могут возразить: если система работает и работает эффективно даже при таких лидерах, значит, в ней заложен колоссальный запас прочности, устойчивости, механизмы компенсации практически любых человеческих недостатков конкретного лидера государства.

Но эффективно ли работает американская государственная система? Смотря с чем сравнивать.

Казалось бы, уже практически для всего мира стало очевидным, что США не могут силовым методом преобразовать Афганистан и Ирак, жизнь в этих странах по своему образу и подобию. Значит, американская система здесь оказалась неэффективной? К сожалению, такой вывод делать нельзя. Демократия – не есть синоним чего-либо прекрасного, обязательно несущего мир, добро и свет другим. И это касается в полной мере не только США, но и европейских стран. Как мы должны помнить из истории, демократичность и гуманность государственно-политических режимов в Англии и во Франции никоим образом не мешала этим государствам проводить весьма и весьма жестокую колониальную политику всего чуть более полувека назад. И из этого никто не делал вывод о неэффективности этих систем. Просто, как это ни печально, но современное демократическое государство, не какое-то идеальное, сказочно прекрасное, но не существующее, а реальное, это - не государство во благо всего мира, а лишь государство на благо своих граждан. Как бы нас ни пытались убедить в обратном. Соответственно, и эффективность государственно-политической системы приходится рассматривать, прежде всего, с позиций реализации национальных интересов, интересов граждан конкретной страны.

При этом сразу стоит оговориться, что образцов для подражания, не совершающих ошибок, подобных ошибкам США в Афганистане и Ираке (если, конечно, считать это ошибками), нам в реальном окружающем мире найти, скорее всего, не удастся. Ведь за подобные образцы нельзя принимать тех, кто ничего такого не совершал и не мог совершить. Потому, не исключено, и не совершал, что просто не мог. Среди тех же, кто достаточно силен, ангелов, к сожалению, не наблюдается, и это вне зависимости от характера политического режима.

Но накануне очередной годовщины трагедии 11 сентября вновь уместно задаться вопросом и о степени эффективности американской системы и для самих США. В мировой, в частности в европейской, прессе вновь возникли гипотезы о том, что никакой неспровоцированной агрессии "мирового терроризма" в отношении США не было, но была страшная и кровавая провокация, организованная самой нынешней администрацией для создания в стране условий для "ответной" агрессии в отношении Афганистана и Ирака и далее везде… И если предположить, что подобное в принципе возможно, то тогда уже нельзя говорить, что американская система опасна для окружающих, но безопасна для самих граждан США?

Прежде всего, стоит заметить, что вопрос о степени невежества лично конкретного руководителя государства – это один вопрос, но вопрос о возможности глобального заговора высшего руководства государства против своей же страны – вопрос совсем другой. Или даже пусть не против своей страны, а, вроде как, и в ее стратегических интересах (как руководители государства их понимают), но с возможностью запросто пожертвовать для достижения цели жизнями нескольких тысяч сограждан – это все равно вопрос уже действительно безопасности такого механизма народовластия для самого народа.

Но как ни чудовищно и жестоко это звучит, разве мы можем привести из истории пример политического режима, никогда не жертвовавшего теми или иными гражданами ради достижения каких-то стратегических целей? А уж в военное время и вовсе есть такое понятие, как отвлекающий маневр, когда тысячи, а то и десятки тысяч направляются на заведомую гибель ради отвлечения противника и создания условий для возможности прорыва на каком-то ином участке. Более того, даже применительно к деятельности такого безусловно великого президента США как Франклин Рузвельт до сих пор с этой точки зрения остаются вопросы. В частности, ряд специалистов утверждают, что Рузвельт был предупрежден своевременно о предстоящем нападении японцев на Пирл-Харбор, но сознательно не предпринял мер для защиты базы – ради того, чтобы общественное мнение страны и Конгресс убедились в необходимости вступить в войну. Так это или не так на самом деле, мы не знаем, но, если предположить, что это действительно было именно так, будем ли мы однозначно осуждать Рузвельта за это?

Но одно дело – Рузвельт, без преувеличения, спасший свою страну, сумевший сплотить ее вокруг не просто нового курса, но принципиально новых для США представлений о всей системе взаимоотношений между государством, бизнесом и гражданином, и другое дело – нынешний президент США, не привнесший (пока, во всяком случае) в жизнь своей страны ничего подобного.

И вот здесь мы подходим к главному: почему американские политологи не считают возможность прихода к высшей государственной власти в стране человека попросту невежественного принципиальным дефектом американской системы? Наверное, потому, что, несмотря на значительную централизацию власти в руках президента, тем не менее, их система строится как совокупность большого количества реально работающих сдержек и противовесов. Соответственно, роль одного ошибочного решения в отношении конкретной личности руководителя государства существенно снижается. Разумеется, она не сводится и не может быть сведена к нулю, но какие-то ошибки (если это – ошибки, а не тщательно заранее продуманные и подготовленные преступления), могут быть и более или менее своевременно исправлены.

И здесь мы возвращаемся к примеру Рейгана, которого, несмотря на вышеупомянутую "легендарность", тем не менее, многие в США относят к числу великих лидеров своей страны. В чем величие Рейгана для США – ведь не только в том, что именно в период его правления стала рушиться великая держава, являвшаяся стратегическим конкурентом и противником? И даже не в том, что он и его администрация приложили усилия к этому разрушению и закреплению успеха – эти усилия прикладывались и всеми предшествующими администрациями. Но в критический для страны и всего мира момент Рейган был абсолютно последователен. Что стояло за этой последовательностью – его искренний антикоммунизм и святая вера в рыночную экономику и демократию, помноженные на представления о мессианском предназначении США? Может быть, но не менее важным было и другое – за спиной, как мы знаем, частенько проявлявшего потрясающее невежество Рейгана стояла целая команда ярких личностей и мощных интеллектуалов, составлявших костяк его администрации, и многие из этих людей затем проявили себя и в последующих администрациях США. Более того, многие их этих соратников президента были не просто яркими индивидуальностями, но представителями и ставленниками деловых кругов, крупного бизнеса, имеющего далеко идущие стратегические интересы во всем мире. Значит, величие для США Рейгана, на самом деле, было и есть кому разделить.

Таким образом, американская система – это система, состоящая не только из всем нам известных и наблюдаемых сдержек и противовесов, на уровне известного противостояния администрации и Конгресса, с возможностью вмешательства Верховного суда как высшего арбитра. Это еще и система, состоящая из скрытых от посторонних глаз механизмов мотивирования и командного принятия решений и командной же их реализации. И, что очень важно заметить, эта командность реализуется не только в рамках противостоящих друг другу партий, но и на надпартийном уровне.

В свое время, еще в начале 90-х годов, мне пришлось однажды как приглашенному зарубежному гостю наблюдать одно такое надпартийное мероприятие, на котором присутствовало значительное количество известных американских политиков, включая Гора, Нанта, Лугара и других. Что обращало на себя внимание прежде всего? Да лишь то, что все межпартийные противоречия куда-то вдруг исчезли, а обсуждались те вопросы, прежде всего, внешней политики США, в которых вырабатывался консенсус. Понятно, что мне здесь не стоит преувеличивать значимость события, которое я наблюдал. Скорее всего, то, свидетелем чему был я, было лишь уже неким верхушечным мероприятием, элементом некоего шоу, реальные же притирки позиций и выработка общих подходов осуществлялись где-то за хорошо закрытыми от посторонних наблюдателей дверьми.

Но важно другое: за практически непрекращающимся предвыборным шоу, в рамках которого представители противоборствующих на американской политической арене партий не устают выступать с обвинениями и разоблачениями друг друга, на деле скрывается еще и нечто, этому совершенно противоположное – постоянно вырабатываемый и тщательно поддерживаемый глобальный консенсус управляющих элит в отношении самых ключевых и стратегических для США вопросов. А уж какой, извините, артист, будет на весь мир озвучивать, обосновывать, оправдывать и публично реализовывать эту стратегию, как мы можем догадаться, для них, для их политической системы - лишь вопрос тактики.

…На фоне американского президента на саммите в Сиднее наш выглядел прекрасно. Но только дела у нас, несмотря на все победные реляции и все разносы, учиняемые президентом правительству, пока все же далеки от блестящих. И главное, пока все еще очевидно: мы играем по их правилам и, более того, по большому счету, работаем на них. Достаточно сказать, что на субботней телепередаче "Народ хочет знать" (канал ТВЦентр) два практических антагониста – Глазьев и Тосунян – сошлись в оценке прямых потерь государства от игры в раздутые золотовалютные резервы – порядка тридцати миллиардов долларов лишь за один год!

Если кто-то теряет, то кто-то – находит. Догадайтесь с трех раз, кто этот счастливчик? Уж не та ли самая страна, президент которой как-то подозрительно все публично путает, но от того совсем не смущается?

Почему же мы, такие умные, все продолжаем работать на этих чудаков? Может быть, это потому, что уж очень далека не то что от идеала, но даже и от известных реальных более или менее дееспособных образцов наша политическая система?

А может быть, и потому, что по самым стратегическим вопросам жизни страны у нас в головах все еще бедлам и шум, и мы пока еще слишком далеки от глобального общественного, надпартийного консенсуса?

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..