Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 февраля 2024
«Оранжевый покойник» еще подергается…

«Оранжевый покойник» еще подергается…

О презентации в «РИА Новости» новой книги под редакцией Н.А. Нарочницкой
Дмитрий Косырев, политический обозреватель «РИА Новости»
22.04.2008
«Оранжевый покойник» еще подергается…

Презентация сборника «Оранжевые сети – от Белграда до Бишкека» в «РИА Новости» поставила множество рекордов. По заполненности зала; по активности задававших вопросы; по присутствию зарубежных корреспондентов.

В агентстве никто не ведет записей подобных рекордов, но для тех, кто работает в этом учреждении – где иногда проходит по восемь-девять пресс-конференций в день в разных залах - увидеть успех можно и простым глазом. И уверенно сказать, что, судя по этой первой реакции публики, книга – будущий политический бестселлер. Тема ее – технологии организации «цветных революций», с упором на вопрос о роли зарубежных неправительственных организаций в противозаконной смене режимов самых разных стран.  

Надо учитывать, что среди собравшихся большая часть реагировала не на содержание книги, которую они только-только получили в руки, а лишь на ее тему, плюс на несколько обозначений таковой, содержавшихся в сопроводительных распечатках. Поэтому в прозвучавших из зала вопросах были скорее читательские ожидания.

Но ожидания эти высоки - прежде всего, благодаря одному простому и удивительному факту. В России, одной из очевидных мишеней «оранжевых» («цветных», «ботанических» и т.д.) революций, книг на эту тему, судя по всему, вообще не выходило.

 Хотя первые технологии смены режимов в тех или иных странах с помощью зарубежных неправительственных организаций, с использованием информационных кампаний начали отрабатываться не десять и даже не двадцать лет назад. Автор этих строк имел редкую возможность изучить технологии, применявшиеся во время «желтой» революции на Филиппинах в 1986 году, то есть еще до эпохи интернета.  

Среди факторов успеха презентации - а, видимо, и книги в целом - можно числить присутствие среди выступавших в «РИА Новости» одного из авторов сборника – британца Джона Лафлэнда, историка и обозревателя таких британских газет, как «Таймс» или «Гардиан».  

Чем интересен Лафлэнд? Его мотивами. Они понятны, и отличаются от мотивов российских участников пресс-конференции и авторов книги. Кстати, уже после нескольких строчек статьи Лафлэнда становится ясно, что у автора «болит душа» не столько за Россию, сколько за Европу, в том числе Великобританию.  

Здесь дело в том, что книги, подобные «Оранжевым сетям», изначально уязвимы - по крайней мере, по одной позиции. Они легко поддаются обвинениям в «параноидальности» авторов. Обижаться на эту психологически объяснимую реакцию не следует. Современное массовое сознание находится в особых отношениях с «теорией заговора», тем более глобального. А именно: оно одновременно сладко и крепко верит в эту теорию - и считает больными людьми тех, кто ее высказывает. Не исключено поэтому, что любой нормальный заговорщик должен населять мировое информационное пространство множеством относительно глупых теорий о самом себе, чтобы на их фоне реальная информация потерялась.  

Посмотрим на первую же статью книги – она принадлежит ее вдохновителю, Наталии Нарочницкой, и вкратце рассказывает историю американских организаций, манипулировавших - или пытавшихся это делать - американскими администрациями на протяжении XX века.

От этого ствола, как рассказывает автор, отпочковалась ближе к концу века особая мощная ветвь: множество дочерних организаций, профессионально занятых воздействием на иностранные правительства или организующих их смену.  

Статья абсолютно точная, факты, изложенные в ней, оспорить невозможно. Но мало быть правым - или правой – надо еще быть убедительным. А ведь еще в 90-х годах массовая аудитория была тщательно научена не воспринимать всерьез даже упоминания «теории заговора», в котором участвуют Трехсторонняя комиссия и другие центры тайной власти. Есть некая аллергия и на упоминание НПО, подобных «Фридом хаус», и на их роль в манипулировании политическими кризисами в мире.  

Подкрепляется эта аллергия искренним убеждением множества авторов, пишущих на эти темы, что все «цветные революции» ставят целью окружение и уничтожение России. Но технологии «цветных революций» имеют отношение далеко не только к России. Более того, надеюсь, никого не обижу, если замечу, что сейчас главная цель их – это Китай. Омерзительная в своей лживости международная информационная кампания под лозунгом «освободить Тибет» лишь одно тому свидетельство. И как раз материал – как и выступление на пресс-конференции – Джона Лафлэнда показывает: дело не только в России, и тут нет никакой русской «патриотической» паранойи.  

На кого-то даже сам факт появления иностранца, да еще англичанина, среди авторов такой книги действует достаточно сильно. Один из классических приемов информационного давления «оранжевых революционеров» на публику – это создавать иллюзию, что в борьбе «за» и «против» очередного «оранжевого» переворота та или иная страна противостоит сплоченному «Западу» вообще. Или, как это кое-кем называется, «цивилизованному миру». Довольно тяжелый груз, особенно для общества, немалая часть которого считает себя частью этого самого «Запада».

Поэтому выяснение того простого факта, что агрессия исходит вовсе не от всей Америки и Европы, а только от определенной политической группировки, пусть преобладающей там на данный момент, уже полезно – а Лафлэнд это делает.

Он коснулся нескольких любопытных и мало известных российскому читателю тем. Например, о троцкистских и вообще коммунистических корнях пропагандистских методов «оранжевых технологов». Затронул обработку общественного мнения самой Европы. О том, как один политик – Воислав Коштуница – приходит к власти со стабильным медиа-ярлыком «либерала», а затем в европейско-американских СМИ его именуют исключительно «националистом», будто следуя одной команде. Или – о том, что «Комитет украинских избирателей» ни копейки не получал от самих украинских избирателей, финансирует же его Национальный демократический институт США во главе с Мадлен Олбрайт.  

На пресс-конференции Лафлэнд упомянул также о своем опыте изучения работы ОБСЕ и ее роли в смене режимов на Украине и в других местах. Наблюдатели от ОБСЕ представляли довольно разнообразные мнения по поводу увиденного, но в итоговый отчет, замечает Лафлэнд, входили далеко не все мнения. Мы будем и дальше «наблюдать за наблюдателями», заметила по этому поводу Наталия Нарочницкая.  

Автор этих строк оказался не единственным на презентации, кто так или иначе интересовался вопросом: а не пытается ли группа авторов «Оранжевых сетей» готовиться ко вчерашней войне? Ведь для весьма многих «оранжевые технологии» кажутся настолько отыгранной картой, что логично ожидать существенных корректировок не раз примененных методов, вплоть до полного отказа от них. Понятно, что когда названия неправительственных организаций, занятых «сменами режимов», известны, как и источники их финансирования, когда методика их работы скоро будет изучаться в университетах, а в некоторых уже и изучается – а тут и книги пишутся – то повторить еще раз все эти ставшие очевидными приемы, по идее, никто уже не решится. Да и, похоже, что Киргизия была последней попыткой, причем не очень удачной, а далее поползновения применить «оранжевые технологии» в Казахстане, Армении и России были – но провалились.  

Однако на вопрос «не занимаетесь ли вы анатомированием трупа» Наталия Нарочницкая ответила: «Он еще подергается».

Поскольку финансирование различным НПО, известных уже по их прежней активности, не прекращается.  

Еще Виссарион Белинский заметил, что критик не должен ругать автора за то, что тот не сделал - хотя, по мнению критика, обязан был. Ругать никто никого и не собирается, но несколько пожеланий на следующую книгу высказать все равно хочется. И касаются они все подготовки именно к завтрашней войне, а не вчерашней.  

«Мы должны об этом знать», - пишет Н.Нарочницкая по поводу целей выхода сборника. Мы – это вообще люди, избиратели, те, кто считает, что НПО – это, в соответствии со своим названием, способ организации людей помимо правительств. Вместо этого оказывается, что избиратели той или иной страны имеют дело, в том числе, с организациями, финансируемыми из госбюджетов. Организациями, взявшими на себя роль носителей эталонов, стандартов и истин для всего мира в целом. Но это-то уже мы знаем. Проблема в том, как лучше всего бороться с удивительно циничными, но порой эффективными методами по коррумпированию национальной политики и избирательного процесса.  

Конечно, книга – отличное руководство к действию для любых правительств и политических кругов. Например, при внимательном изучении сборника там можно найти перечень типичных слабостей обществ и правительств, которые оказываются причиной успеха «революционеров». Ведь перевороты происходят в тех странах, где есть свои кризисы и проблемы. Значит, лучше таковых не допускать.  

Далее: «оранжевые технологии» внушают своим мишеням – правительствам – идею о том, что они не могут воспользоваться силой для пресечения беззаконных действий, и многие этому поддаются, а напрасно. Кроме того, огромную роль играет использование информационных технологий – и тут многие оказываются жертвами гипноза насчет «свободы информации».  

В этом смысле в России мы наблюдаем любопытную картину. Главная краска в которой – самоуспокоенность слишком многих. Да, надо четко признать, что гордиться есть чем.

В отличие от некоторых своих соседей, России удалось победить «оранжевую революцию» в зародыше.

Если бы не были приняты некоторые превентивные меры, то выборы зимы 2007-2008-го прошли бы по-другому, и не помогли бы никакие цифры роста экономики. Российские власти сумели показать противнику, что не испугаются воспользоваться своими конституционными правами; они сумели опереться на общественные организации, которые дали бы отпор «оранжевым»; они не поддались гипнозу насчет «прав» зарубежных НПО выносить суждения и исполнять собственные приговоры; они также не допустили захвата собственного информационного поля.  

Но потери в этой успешной операции довольно велики, и дело похоже на тактическую победу - без твердой уверенности в стратегическом успехе. Наиболее пострадавшим тут выглядит то самое информационное поле. Да, понятно, что «оранжевые технологии» рассчитаны на не очень грамотных, но социально активных и относительно молодых людей. К сожалению, интернет не стал пока что орудием нового века просвещения – просвещение все-таки предполагает активное усвоение знаний – а наоборот, он показал лишь свои необычайные возможности по части массового оболванивания. И те же свойства продемонстрировали и телевидение, и все прочие СМИ. Поэтому можно понять российские власти, хорошо усвоившие эти уроки на примере соседей. Но это еще не повод пользоваться оружием противника настолько хорошо, что на поле боя стоит полная тишина – ни чужих, ни своих.  

Судя по результатам, замысел состоял в том, чтобы не дать «оранжевым» шанса воздействовать на наиболее неграмотную часть российского населения – то есть занять «вражеское» информационное поле. Но в качестве побочного эффекта мы наблюдаем уникальную дебилизацию российских СМИ и, к сожалению, их аудиторий. Для умного читателя почти ничего не осталось.  

Зато запредельных пропорций достигла доля гламурных, развлекательных и прочих СМИ, не претендующих даже на минимальную интеллектуальность. В СМИ наблюдается какое-то нашествие менеджеров, которых в советские времена не взяли бы и в курьеры в силу отсутствия общего образования. Все это – серьезная национальная проблема.

Потому что неграмотная аудитория остается уязвимой для «оранжевых» технологий, и проиграет любую конкуренцию за национальное завтра – технологическую и какую угодно еще. Умных же людей этими технологиями так просто не возьмешь.

Есть и другие вопросы «ответа оранжевым», которые можно было бы обсудить в следующем подобном сборнике. Например, сравнить законодательство разных стран: дает ли оно адекватные права и возможности властям, чтобы запретить вмешательство зарубежных НПО в национальный избирательный процесс? В США – да, дает. Что же касается прочих стран, то тут много пустот. Интересен также вопрос о коллективном отпоре «оранжевой угрозе»: какую помощь и в какой ситуации тут могут оказать страны-соседи? Кстати, эта проблема обсуждалась во время событий в Киргизии - на экспертном уровне - но эксперты тогда решили, что в данном случае необходимости вмешательства соседей нет.  

В целом же ясно, что непобедимых политтехнологий не бывает. Публикация фактов об «оранжевых методах» - только первый шаг к победе.  

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..