Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Этот бедный, бедный Немцов…

Этот бедный, бедный Немцов…

По мнению аналитиков, именно Борис Ефимович получил из-за океана «зеленую карту» главы «антипутинской оппозиции»
Борис Иевлев
27.01.2011
Этот бедный, бедный Немцов…

На фоне абсолютно не харизматичных лидеров «внесистемной оппозиции» красавчик Немцов смотрится, безусловно, привлекательнее других. Он самоуверен, нагловат и, судя по всему, неплохо материально «прикрыт» с Запада. Оттого он дерзит, а порой и откровенно хамит в адрес президента и премьера, «Нарывается» на шумные скандалы и с удовольствием идет в кутузку.

Последнее время западная пресса вдруг воспылала к Немцову невероятной любовью и бросилась защищать его с таким же неистовством, как когда-то Ходорковского. Если главным слоганом, обличающим «подлую сущность Кремля» в отношении к экс-олигарху стал «От дела Бейлиса до дела ЮКОСа!», то по поводу Немцова нашли другой: «Свободу узнику совести!».

После ареста Немцова 31 декабря прошлого года и вынесения ему «двухнедельного» приговора журнал «Economist» заявил, что западные страны непременно должны считать этого человека «узником совести», и призвал пригрозить России исключением из состава «Большой восьмерки», если Кремль продолжит нападки на своих оппонентов.

А в этот момент герой сюжета, не скрывая радости, заявлял журналистам, что «за решеткой оппозиция объединилась», а на расспросы по поводу неожиданной солидарности между «демократами» и экстремистскими движениями отвечал, что главное – свалить власть, которая «ведет страну к гибели».

Как весьма точно заметила Вероника Дорман во французской «Liberation», посадка Немцова и прочих «бузотеров с Тверской» в КПЗ стала для них «новогодним подарком от Деда Мороза».

На фоне развернувшейся в западных СМИ критики Кремля по поводу ареста экс-вице-премьера, сам «оппозиционер» запел basso buffo про «деспотическую концентрацию власти единолично в руках Путина» и «жестокое подавление всякого сопротивления». И тут же слепили образ борца за демократию, сидевшего в кутузке.

Игра стоила свеч. На его спасение бросились не только правозащитная организация «Amnesty International» («Международная амнистия»), не только влиятельные представители американской политической элиты, но даже - Европейский суд по правам человека!

Самое восхитительное в истории с последним то, что гражданин имеет право обратиться в Европейский суд только в том случае, когда пройдет все судебные инстанции внутри страны. Немцовскую же жалобу приняли вопреки правилам. Оно и понятно: время не ждет. «Узника» надо срочно пиарить. Срочность вполне объяснима. О ней Немцов поведал в интервью американскому журналу «Newsweek»:

- Через несколько месяцев стране предстоят парламентские выборы, а нас считают угрозой режиму…

Когда я вышел на свободу, одним из первых мне позвонил Михаил Горбачев, никогда мне раньше не звонивший. «Борис, ты прав», - сказал он мне. Горбачев до этого не был моим ярым сторонником — но теперь им стал.

Союз Немцова с Горбачевым нам здесь может показаться скрещиванием ужа и ежа. Но «там» это никого не удивляет. «Newsweek» подобные откровения «узника совести» преподносит читателю, как «факт существования широкой оппозиции путинскому режиму». Режиму, который позволяет себе посадить за решетку такого демократичного, милого и прогрессивного политика, как Борис Ефимович:

- Когда милиция меня задержала, - живописал свои приключения корреспонденту «Newsweek» «узник совести», - я не мог себе представить, что проведу новогоднюю ночь в камере-одиночке без окон. Первые 40 часов меня держали в темной бетонной клетке без окон, размером полтора на три метра. В ней не было ни кровати, ни воды, ни туалета. Я лежал на своей куртке, а вместо подушки использовал ботинки. По словам моих адвокатов, подобное обращение квалифицируется как пытка. Я уже подал жалобу в Европейский суд по правам человека.

Пройдя «пытку ботинками», Борис Ефимович теперь вправе рассчитывать на сочувствие сентиментального западного обывателя и нашенского «тюремного электората».

Как же, тоже сидел! Западный обыватель нынче просто обязан поддержать Немцова материально, а наш «тюремный электорат» - отдать ему свои голоса. Тем более, что «сиделец» обещает не прекращать свою борьбу:

- Целью властей было меня запугать, сломать меня. У них ничего не вышло. 31 января я опять выйду на митинг.

Словом, осталось недолго ждать нового всплеска праведного гнева борца с «мафиозным государством».

Как тут, к слову, не вспомнить давнишнюю публикацию Александра Минкина, который предал гласности запись разговора Немцова, бывшего тогда у власти, и бизнесмена Сергея Лисовского. Вот только маленький фрагмент из нее:

«Немцов. Можно задать один вопрос? Когда будут деньги? Дату назовите.

Лисовский. Я тебе готов ответить через два часа.

Немцов. Через два часа я буду в Газпроме

Лисовский. В течение дня я готов перезвонить, когда ты будешь на месте. А то, что это будет, я тебе гарантирую, потому что все сделано с нашей стороны - все проводки, все документы, все контракты. Я даже остановить ничего не могу. Все, что от меня зависит, - я все сделал. Поэтому деньги придут, все контракты проплачены, все запущено. Наша вина, я извиняюсь, что не позвонил. Честно говоря, я был уверен, что Григорьев поставит в курс дела, потому что он общается с твоими людьми. Я был в полной уверенности.

Немцов. Дело даже не в этом. Если бы не царский этот указ о подписании декларации... Это скандальное дело, потому что они будут расценивать это как простой обман.

Лисовский. Постой. Я гарантирую. Ты можешь внести это в декларацию.

Немцов. Я не буду вносить, потому что там проверка начнется.

Лисовский. Деньги придут.

Немцов. Короче, слушай меня. Этот вопрос стал чисто политическим. Мне неприятно, что он таким стал. Из-за того, что вы не соблюдаете условия договора. Почему вы не соблюдаете, сейчас не обсуждаю. Вопрос это политический! Меня интересует дата конкретная и твоя расписка, что в такой-то день будут перечислены такие-то суммы, - твоя личная, не Григорьева какого-то, который за нос всех водит, а твоя. Ты пишешь: я, Лисовский, обязуюсь, что к такому-то числу в соответствии с договором такая-то сумма Немцову будет перечислена на счет. И там есть еще Лариса Крылова, мой соавтор. Ей там 25 тысяч.

Там общий платеж 100 тысяч - как ты знаешь, как договаривались. Правильно? (Речь идет о деньгах за книжку Немцова "Провинциал". - Ред.)

Лисовский. Да.

Немцов. Иначе я не могу заполнять декларацию. Я - автор указа и не могу ее заполнить. Я сейчас прошу Бориса Николаевича, чтобы он попридержал указ из-за вас.

Лисовский. Когда должны прийти деньги, чтобы ничего не задерживать?

Немцов. Указ выйдет по моей просьбе послезавтра. Хотя он его подписал вчера.

Лисовский. Значит, завтра у тебя должны быть деньги.

Немцов. Не завтра, можно послезавтра.

Лисовский. Понял.

Немцов. Вы меня подставляете, бл..., на ровном месте».

Тогда Александр Минкин закончил свой материал так: "Разговор местами выглядит абсурдно. Немцов требует денег, но не корысти ради, а токмо, чтобы исполнить волю президента и правильно заполнить декларацию. Стремление к чистоте похвально. Жаль, ради этой личной чистоты он на три дня задерживает указ, давая всему жулью лишних трое суток для того, чтобы переписать добро на тещу, на племянника, на Каймановы острова". 

Немцов дважды повторяет пугающую формулу: "Это политическое дело!" А почему политическое? Можно предположить, что он заботится не столько о чистоте декларации, сколько о чистоте своей кандидатуры к будущим президентским выборам…

Многие еще помнят … телепередачу из Кремля. Нам показали, как Ельцин сидит с Немцовым перед телекамерами и хвалит за честность его и себя: «У нас с вами одно кредо - взятки не брать... Я уже указ подписал. И мы в личном плане здесь такие, что никакие СМИ никогда нас не зацепят, потому что нет предмета для такого, так сказать, обсуждения в обществе. Ни он ни копейки не взял, ни я ни копейки не взял - вот в чем вопрос. Конечно, бедновато живем, но ничего – хватает»...

Что же, теперь мы в курсе, как «бедно жил» первый Президент России. Нищенствовал. Так же бедно, вероятно, продолжает жить до сих пор и его любимец.

Ну, ничего. Запад поможет. Обязан, поелику как нынче Борис Ефимович – «узник совести». Почти что – как герой Александра Дюма из замка Иф.

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..