Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 февраля 2024
Бег на кладбище многопартийности

Бег на кладбище многопартийности

Состоялось объединение «Единой России» и Аграрной партии
Ярослав Бутаков
15.09.2008
Бег  на кладбище многопартийности

Оглашённая в минувшую пятницу договорённость руководителей «Единой России» и Аграрной партии о слиянии – не просто результат успешных переговоров давно забытой партии сельских функционеров о приобщении к партии власти. Это обозначившаяся тенденция, итогом которой станет кардинальное упрощение и без того довольно ровного политического ландшафта современной России.

Как несложно догадаться, речь идёт не о равноправном объединении двух партий, а о поглощении одною другой. Иначе было бы не только невозможно, но и несправедливо. Как-никак, «Единой России», как показали прошлые выборы, доверяют власть 64 с лишним процента активных избирателей. Аграрникам – 2,3%. Поэтому имеется ввиду присоединение Аграрной партии к ведущей в стране. Но отнюдь не на правах автономного, ассоциированного и т.п. члена. Просто члены Аграрной партии механически войдут в состав «Единой России». Будут ли какие-то функционеры АП допущены к руководящим постам разных уровней в «ЕР» – этот вопрос будет, очевидно, решаться отдельно для каждого конкретного случая. Никаких особых условий своего вхождения в «ЕР» аграрники, в силу своего низкого политического веса, выставить не в состоянии.  

Любителям политических сплетен доставят, конечно, интерес такие вопросы. Например, согласится ли с такой перспективой «несгибаемый борец» Василий Шандыбин, баллотировавшийся в первой тройке АП на декабрьских выборах 2007 года? Захотят ли вступить в «ЕР» вместе со своими однопартийцами те члены АП, которые входят во фракции КПРФ в законодательных собраниях субъектов РФ? Пожелают ли, наконец, все региональные организации «ЕР» принять в свои ряды аграрников? К примеру, лидер челябинской организации АП Василий Бледных входит во фракцию КПРФ в областном парламенте, а челябинское отделение «ЕР» пока не обсуждало вопроса о слиянии с аграрниками. И, надо думать, это пока только первый сигнал такого рода, а сколько их ещё будет по России!  

Звёздный час АП был в декабре 1993 года, когда за неё проголосовало 8% избирателей.

Но уже через два года аграрники не смогли преодолеть 5%-ный барьер. Популярность партии неуклонно снижалась. Ассоциировавшийся с левым обликом партии Николай Харитонов был исключён из неё в 2000 году. Его выдвижение коммунистами позволило ему собрать на президентских выборах 2004 года 13,7% голосов. Но этот показатель свидетельствовал не об его известности как одного из бывших лидеров АП, а о социалистической ориентации части российского электората.  

АП давно похоронила себя как левая партия. Нынешнее же решение её руководства только подводит итог под всем периодом её существования, отмеченным полным отсутствием собственной политической линии. АП могла позиционировать себя или как партия оппозиции, примыкающая к более крупным и последовательным партиям социалистической направленности, или же как верный союзник партии власти. АП, в конце концов, выбрала последнее.  

И это тенденция. В условиях, когда в стране нет смелой, последовательной левой оппозиции, что остаётся делать хорошо структурированной левоцентристской партии, не имеющей реальных шансов самостоятельно пробиться в Думу? Только то, что и сделала АП.  

Эта тенденция, очевидно, затронет не только Аграрную партию.

 В стране ещё не закончилось формирование нового политического ландшафта. После повышения ценза прохождения в Госдуму до 7% легко было ожидать, что партии, не дотягивающие до этого уровня, предпримут попытки присоединиться к ведущей партии. Особенно учитывая то обстоятельство, что большинство этих партий создано средствами административного ресурса и представляют интересы не тех социальных страт, от лица которых они пытаются выступать, а элитарных групп – деловых и чиновничьих. АП, связанная с директоратом бывших советских сельхозпредприятий – одна из таких.  

Объединение АП именно с «ЕР», а не со «Справедливой Россией», одно время рассматривавшейся в качестве «резервной» партии власти, тоже тенденция. Власть показывает свою незаинтересованность в создании дееспособной двухпартийной системы, где существовала бы реальная альтернатива, если не программ, то хотя бы имён, при выборах. Почти все фракции в Госдуме призваны играть роль многопартийной декорации. До выборов 2011 года. А что потом?  

…Одним из элементов складывания советской однопартийной системы в 1918-1920 гг. служило поглощение партией большевиков многих других близких по платформе партий. После мятежа левых эсеров в июле 1918 года (последовавшего вслед за тем, как на 5-м съезде Советов большевики получили две трети мест) от этой партии откололись две группы – «революционные коммунисты» и «коммунисты-народники», в целом согласные с политикой большевиков. В 1918-1919 гг. эти осколки левых эсеров влились в РКП(б). Прав был М.С. Горбачёв, когда в 1989 году как-то сказал, что «однопартийная система у нас сложилась исторически». Верно, многие партии не были официально запрещены. Одни просто растаяли, примкнув к ведущей силе революции, влившись в «мейнстрим» метаморфоз страны. Другие открыто встали в стан врагов и потерпели полное поражение…  

Резонно ожидать, что, вслед за АП, другие партии ринутся вперегонки ради права влиться в ряды единственной руководящей и направляющей. Это касается не только партий, оказавшихся вне Госдумы, но и обладающих парламентскими фракциями.

Первой здесь на очереди – ЛДПР, никогда не имевшей собственной политической позиции, отличной от власти.

 Суровое испытание ожидает «Справедливую Россию». Ей предстоит доказывать, действительно ли она претендует на самостоятельную роль в политическом театре.  

Дольше всего удержится КПРФ. При всех промахах и неурядицах она единственная пытается поддержать имидж подлинно оппозиционной партии, стоящей не только на иных тактических, но и мировоззренческих позициях, чем партия власти. Но забюрократизированность, идеологическая косность, поведенческий конформизм этой партии никогда не позволят ей выйти за пределы декоративной оппозиции. Что и нужно власти.  

Итак, в Российской Федерации наступает последняя стадия формирования давно предсказанной ей двухпартийной системы. Только эта система не будет даже отдалённо напоминать американскую или британскую. 10-20%, которые будут голосовать за дозволенную оппозицию, никогда ничего не поменяют.  

Итак, времена всевластия райкомов и обкомов возвращаются? Ну что же, поборники «честной многопартийности» смогут найти слабое утешение хотя бы в гадании на тему того, как будет называться новая партия, после того как туда вольются аграрники. «Единая аграрная Россия»? Два социально-политических мифа в одном названии… А если туда добавится ещё и «либерально-демократическая»?.. Один знакомый автора как-то пошутил, что идеальным названием для единственной партии в России могло бы послужить: «Единая справедливая либерально-демократическая трудовая Россия национального единства». Не обернётся ли сия шутка пророчеством?..  

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..