Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июля 2024
Александр Крылов: «Недовольство сосредоточилось на первом лице»

Александр Крылов: «Недовольство сосредоточилось на первом лице»

События в Абхазии комментирует президент Научного общества кавказоведов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор исторических наук
04.06.2014
Александр Крылов: «Недовольство сосредоточилось на первом лице»

- Для большинства из нас события в этой республике стали неожиданностью, мы считали, что там все «тихо-спокойно», и даже иногда читали сообщения о росте экономики Абхазии. Сейчас же предлагаются чуть ли не конспирологические версии о новой «цветной революции»… Одни считают, что мегрелы, близкие к Грузии, были недовольны заменой паспортов, с этого, мол, все и началось. Другие утверждают: главная причина в том, что оппозиция была недовольна стратегией экономического развития, выработанной теперь уже бывшими властями. Осталось только установить истинную причину…

- Для тех, кто постоянно отслеживает ситуацию в регионе, события совершенно не стали неожиданными. Сразу отмечу: в Абхазии нет ничего общего с «майданом». Нет деструктивного внешнего фактора, как известно, в Сухуме даже нет американского посольства...

Произошедшие события – сугубо абхазское дело. Оппозиция давно и жестко критиковала третьего президента Абхазии Александра Анкваба по многим вопросам. Острое недовольство вызывала непрозрачность финансовых трат, были обвинения во всевозможных злоупотреблениях. Представление о том, что поступающие средства тратятся «не на то, не теми людьми и не на пользу стране», получило в обществе широкое распространение. Справедливости ради подчеркну: в последние годы многое в Абхазии менялось к лучшему, но слишком большое количество граждан не устраивали темпы этих изменений.

А. Анквабу не удалось выполнить свое, пожалуй, самое главное предвыборное обещание: навести в стране порядок. Снижению его популярности после того, как он занял президентское кресло в 2011 году, способствовало не только отсутствие кардинальных достижений в борьбе с преступностью, но и усталость общества от власти всевозможных монополий, равнодушия, некомпетентности и нечистоплотности чиновников, общей неустроенности жизни. После выборов многие ожидали от А. Анкваба, который имеет образ «жесткого человека», быстрых и коренных изменений, наведения обещанного порядка. Но счастливого для всех будущего все не наступало, за минувшие три года люди устали ждать. Недовольство сосредоточилось на первом лице, очень многие посчитали, что с его уходом произойдут долгожданные и быстрые изменения к лучшему.

Главным же поводом для атаки оппозиционных сил на президента действительно стала паспортизация граждан Гальского района. А. Анкваба обвинили в том, что массовая раздача абхазских паспортов мегрелам Гальского района происходит с множеством нарушений. И, в конечном счете, может привести к численному росту грузинской части населения. Которая, получив абхазские паспорта и гражданство, станет представлять собой угрозу независимости страны.

При всей важности данной проблемы для абхазского общества сама по себе она вряд ли привела бы к отставке президента страны. Но на фоне имеющихся в республике настроений она стала «спусковым крючком», нажав на который, оппозиции удалось добиться отставки президента.

- Москва командировала в Сухум помощника президента Владислава Суркова и заместителя секретаря Совета безопасности Рашида Нургалиева сразу после того, как ситуация в Абхазии обострилась. Россия поддерживала А. Анкваба или же просто пыталась на месте понять суть происходящего?

- Российское руководство не вмешивалось в происходящие события, рассматривая их как внутреннее дело признанного ею независимого государства Абхазия. Но, конечно, пошло на определенные меры, которые были призваны предотвратить развитие событий по драматическому пути. В Абхазии представители Кремля вели переговоры с наиболее влиятельными политиками, обсуждали сложившуюся ситуацию и возможные пути мирного выхода из кризиса.

В том, что в Абхазии, стране с поголовно вооруженным населением, при столь драматичной смене власти не произошло дестабилизации ситуации и конфронтации противоборствующих сил, есть заслуга представителей Москвы. Но главным, конечно, стала куда более высокая, чем прежде, зрелость абхазского общества и политической элиты, они сумели извлечь уроки из драматических событий 2004 года. Тогда республика стояла на грани раскола и гражданской войны.

- Скажите, а разве нельзя заниматься постоянным мониторингом настроений в Абхазии, находясь в Москве? Вы - человек, знающий ситуацию. Предупреждали «кого надо»? Или же все действительно произошло стихийно?

- В последние годы сложилась практика, согласно которой «кому надо» на российском властном Олимпе сами часто бывают в Абхазии, они поддерживают конструктивные отношения с ее руководством на постоянной основе, лично и уже давно знают наиболее влиятельных абхазских политиков. Поэтому для нашего руководства события эти вряд ли были сюрпризом. Москва не пыталась оказывать какое-то воздействие на происходящее, посчитав, что наилучшим будет, если «абхазы сами решат свои проблемы». Действительно, внешнее влияние, а тем более попытки какого-то давления со стороны России или других стран в условиях острого внутриполитического конфликта могли пойти только во вред, усложнить как наши двусторонние отношения, так и ситуацию внутри Абхазии.

- Собственно, если кратко сформулировать, как выглядели отношения России и Абхазии при А. Анквабе?

- Они были конструктивными, хотя и не слишком публичными. Во многом потому, что А. Анкваб не относится к типу политиков-популистов, стремящихся «засвечиваться» в средствах массовой информации по любому поводу. В Москве особо оценили то, что накануне Олимпиады-2014 в Сочи А. Анкваб предельно ясно и публично выразил свою позицию о недопустимости использования драматических событий истории Кавказа в XIX веке для политических игр против современной России. После этого в его адрес прозвучало много обвинений в «предательстве горской солидарности», но он своей позиции не изменил. Россия, как известно, не подверглась такой массированной пропагандистской атаке, как Китай и Олимпиада-2008 в Пекине. Свою роль в этом сыграла и принципиальная позиция А. Анкваба.

Не менее важно, что и во внутренней политике А. Анкваб был против разыгрывания темы «абхазских исторических обид на Россию» в политических и конъюнктурных целях. Он четко разделял историю и современность, не допускал, чтобы «мертвые хватали за ноги живых». При этом с видимым удовольствием общался с историками и принимал участие в различных мероприятиях, в ходе которых обсуждались события прошлого. Здесь тем кавказским политикам, которые продолжают смотреть на современный мир через трафарет XIX века, на мой взгляд, есть чему поучиться у А. Анкваба.

- Естественный вопрос: что дальше? Теперь в Абхазии наступил период политического и социального спокойствия, или же завтра вполне могут появиться новые недовольные?

- В Абхазии, как в любой стране нашего неспокойного мира, возможны разные варианты будущего развития. Во время прошлых выборов девиз кандидата в президенты Абхазии Рауля Хаджимба звучал так: «В будущее мы возьмем с собой все лучшее!». Думаю, что этот девиз сохранил свою актуальность, и было бы крайне неразумным вместе с отстранением А. Анкваба от власти категорически отказаться от всего его наследия.

Не существует идеальных политиков, не был им и третий президент независимой Абхазии. После его отставки у возможных преемников есть возможность вести предвыборную кампанию на критике «прежнего режима». Поводов для такой критики можно найти в избытке. Еще хуже, если в Абхазии начнется сведение счетов с «бывшими» и даже «охота на ведьм».

Надеюсь, этого не случится, так как нерешенные проблемы, которые продолжают стоять перед абхазским обществом, куда важнее интересов политической карьеры тех или иных политиков.

Здесь мне сразу вспоминается другой тезис Р. Хаджимба из кампании 2004 года: «Нельзя надеяться только на внешнюю помощь, необходима опора на собственные силы». У Абхазии есть огромный внутренний потенциал возможностей, которые все еще мало задействованы, или совсем не задействованы для ее развития. У абхазских политиков и общества в ходе внеочередной президентской кампании есть шанс обсудить и выработать реальные пути, как этот собственный потенциал реализовать в максимально возможной степени. То есть, как преодолеть излишнюю монополизацию, бюрократизацию и зависимость от внешних поступлений, как обеспечить развитие, прежде всего, с опорой на собственные силы. Успешное решение этой задачи откроет перед абхазским обществом историческую перспективу, которую ей не может дать ни внешняя сила, ни собственный «Бог, царь или герой».

А в данном случае - следующий президент. Если же это не удастся, то велика вероятность, что общество может разочароваться и в четвертом по счету президенте независимой Абхазии.

Беседу вел Виктор Грибачев

Специально для Столетие


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.