Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 февраля 2023
Возможен ли "христианский капитализм"?

Возможен ли "христианский капитализм"?

12.10.2005

К сожалению, над подобными вопросами наши православные мыслители задумываются очень редко. А если и задумываются, то берут на вооружение так называемую "теорию русского капитализма". Говорят о возвращении к истокам русской цивилизации и продолжать путь, которым шла Россия до революции.

Говорят также, что нынешний капитализм плох, потому что он делается по протестантской модели, которая для нас, православных, не годится. Но возможен другой – хороший, русский капитализм.

Говорят о великих реформах Столыпина, о замечательных купцах, так любивших строить церкви, о капиталистах-меценатах. Получается, что молодой русский капитализм был в полной гармонии с православием, и если бы не революция, то, идя по такому пути, Россия достигла бы и духовного, и экономического процветания.

Но давайте посмотрим на капитализм с более строгих христианских позиций. Утверждается, что капиталистическое общество, в отличие от советского, не идеологизировано. Это совершенно неверно. Наоборот, капитализм генерирует в своих недрах мощную идеологию. Это идеология наживы, прибыли, приобретения. Христианство учит, что человек – существо падшее, он тянется ко всему земному, материальному, эгоистически хочет сделать это своим собственным. И если этому не поставить заслон, то страсти приобретают необычайную власть над человеком. Произвести, чтобы продать и получить прибыль – вот цель, которой подчинено все. Прибыль – вот стимул, задающий скорость всего производства. И даже если вы не склонны к стяжательству, вам все равно приходится бежать, чтобы не отстать от всех, ибо закон конкуренции безжалостен: отстающий погибает.

…В святоотеческую эпоху существовали только зачатки капиталистических отношений. Однако и к ним святоотеческая мысль относилась резко отрицательно. Именно она указывает на противоположность христианства и капитализма. Святые отцы учат, что только Бог является владельцем всего. Человек же поставлен лишь управителем, и если он начинает присваивать Божие себе в собственность, то становится управителем неправедным.

Нет, - говорит капитализм, - человек должен быть именно собственником; это необходимо, чтобы покупать, продавать и получать (в собственность) прибыль. Святые отцы предупреждают, что богатство - это величайший соблазн, который делает человека зверем. "Чем больше у тебя богатства, тем меньше в тебе любви" утверждает Василий Великий. Капитализм же говорит наоборот: приобретение богатства – это вожделенная цель жизни. Святые отцы единодушно выступают против ростовщичества. Капитализм, наоборот, кладет принцип взимания процентов на ссуду в основу функционирования банковского капитала.

Ныне власть наживы носит настолько всеобщий характер, что возникают новые эффекты, которых не знали святые отцы.

…Итак, чтобы получить прибыль, надо продать. Чтобы продать, надо производить наиболее привлекательное для человека. Но для падшего человека нет ничего привлекательнее греха. Вот и получается, что раздувание грехов и пороков выгодно экономически.

Капитализм без наживы – нонсенс. Но и христианство с наживой – тоже нонсенс. Как разрешить эту дилемму?

Евангелие отвечает на этот вопрос однозначно: "Не можете служить Богу и мамоне". То, что без прибыли капитализм немыслим, ясно понимают и теоретики "православного капитализма". Поэтому прибыль предпринимателя признается ими как законная.

Самое существенное из того, что привнесло христианство в сферу экономики – это так называемая "метанойя", изменение мотивации труда. Ради чего должен трудиться человек? Христианство отвечает: не ради наживы, и даже не ради хлеба насущного, а ради Бога. И если действительно "метанойя" происходит в обществе, то она в конце концов приводит и к изменению всех социально-экономических отношений.

Противоположность целей христианства и капитализма хорошо видна и в истории. Давно замечено, что наиболее религиозные народы имеют наименьшие успехи в развитии своего капиталистического хозяйства. Успешнее всех по пути капитализма бегут протестанты, но именно у них литургическая жизнь почти полностью выхолощена. За ними, чуть медленнее – католики, а православные, в частности Россия, всегда плелись в хвосте. Причина этого вовсе не в том, что русские любят лежать на печи, а в том, что они глубже других народов восприняли христианство. Но, увы, и Россия периодически взбрыкивала и начинала бежать вслед за Западом, в ущерб своей вере. Так было в случае петровских реформ, приведших к разорению монастырской жизни и подчинению церкви светскому государству.

Еще более яркий пример являет нам Россия конца XIX - начала XX вв. Наши патриоты зачастую с большим пиететом говорят об экономических успехах России. Действительно, тогда Россия имела самые высокие в мире темпы роста национального продукта (около 10% в год), ввела устойчивую валюту, завалила Запад зерном. Все это, конечно, греет патриотическую душу, но присмотревшись пристальнее, можно увидеть, что эта гонка была движением к пропасти. Столыпинская реформа разрушила крестьянскую общину, а как известно, это была не столько экономическая, сколько религиозная община, в которой поддерживался высокий нравственный уровень. Результатом реформ стало резкое снижение благочестия в самых широких слоях народа.

Приходится сделать непривычные для многих выводы. "Капитализм с православным лицом" противоречив – это гибрид волка с ягненком. И неважно какой он – русский или западный. Надежды на то, что гигантская машина капитализма вдруг вместо греха начнет производить добродетель, иллюзорны. Положив в основу экономики капитализм, создать подлинно православное государство вряд ли возможно.

Однако теория благодатности русского капитализма бытует в нашей церкви. Весь XIX век в наших семинариях и академиях, учили, что частная собственность "священна". Митрополит Сергий (Страгородский) в 1924г. написал записку, в которой он спокойно, но твердо говорит об искажениях церковного учения в вопросе частной собственности. Он указал на три причины возникновения этих искажений.

Во-первых, долгое время наша богословская наука находилась под сильным западного богословия, в частности, протестантского. Оттуда, из протестантских книг и перекочевала к нам теория "святости" частной собственности.

Вторая причина – зависимость церкви от частнособственнического государства. В результате, многие богословы, оправдывая основы существующего экономического строя, как пишет митрополит Сергий, "остерегались со всею ясностью и последовательностью высказывать идеальный, подлинно евангельский взгляд нашей церкви на собственность",

Наконец, в третьих, в развитие второй причины, критика социализма, развернутая в церковной печати в начале XX века, оказалась методически неудачной. Разумеется, критиковать было необходимо, поскольку в то время социализм приобрел явно богоборческие черты. Но тогда рассуждали иначе: раз социализм за общественную собственность, то мы будем за частную, забывая при этом, что общение имуществ –подлинно христианская идея, о чем недвусмысленно сказано в Новом Завете.

Но ныне времена другие. Можно прогнозировать, что капитализм в России "всерьез и надолго". Поэтому церкви придется как-то налаживать отношения с новым строем, чтобы в его рамках существовать и работать. Но избави Боже нас благословить капитализм и записать его в необходимые основы христианской жизни.

Николай Сомин



Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..