Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2022
Вдруг ощущаешь, что с Богом все под силу!

Вдруг ощущаешь, что с Богом все под силу!

Заметки о книге архимандрита Тихона (Шевкунова) ««Несвятые святые» и другие рассказы»
Наталия Нарочницкая
14.09.2011
Вдруг ощущаешь, что с Богом все под силу!

Какое же чудо эти рассказы! Что за слог! Что за образы! У каждого, кто открыл эту книгу, вырвать ее из рук уже невозможно до последней страницы! Удивительно, как в изящных маленьких зарисовках и автобиографических заметках о своем монастырском послушничестве, исполненных и почитанием, и доброй иронией, в образах людей, которые могут показаться кому-то нелепыми чудаками или даже самодурами, автор открывает перед нами такой чудный мир!

В книге архимандрита Тихона совсем нет искусственной романтизации архаики или нарочитого любования опрощением жизни, свойственных показной интеллигентской религиозности. Нет, этот мир прекрасен тем, что в нем расчищено главное в человеке. Он поражает тем, что, отрекаясь от гордыни, человек вовсе не лишается своей неповторимости во всем – и в своем пути к Богу! Чудесным образом этот мир вдруг оказывается близок, в нем вовсе не ангелы, а люди, живые-преживые, и мир этот вовсе не отпугивает, а притягивает!

Но главное, чем этот мир предстает почти волшебным, хотя в нем в ватниках убирают лепешки из-под коровы, которая может угодить прямо в лицо нерадивому послушнику измазанным навозом хвостом, - это своим светом, добротой, любовью и чистотой, полной освобожденностью от порабощения действительностью! Да еще какой действительностью - сугубо враждебной особенно монашеству - давнему предмету ненависти русских атеистов, отказывающихся, как Иван Карамазов, верить в Бога Всемилостивейшего и Милосердного… Вот где подлинная свобода - свобода внутренняя, неподвластная не только КГБ – «комиссии глубокого бурения», как с сарказмом его называли в Псково-Печерской обители, но ежедневно подстерегающему искушению хлебом и властью… Как же пронзительно встает евангельское: «И познайте Истину, и Истина сделает вас свободными»! (Ин, 8, 32)

Эта обитель, в которой нынешний архимандрит Тихон - отец-наместник Сретенского монастыря - провел свои послушнические годы, выстояла в течение всех гонений на Церковь. Выдержала она даже хрущевскую «оттепель», которая оттепелью была лишь для нынешних либералов, а на деле была очередным погромом трех столпов России и русской жизни - Церкви, деревни и армии.

Гонимые и притесняемые во всем, отвергающие всем сердцем и духом саму суть коммунистической картины мира, эти хрупкие старики и юноши, были смелее и честнее прославленных диссидентов, не гнушавшихся помощью откровенных внешних врагов России.

Эти же монахи не утратили ни любви к Отечеству, пребывавшему, по их мнению, в чудовищном греховном соблазне, ни к обычному советскому человеку, не всегда злому, но всегда намеренно или бесхитростно бестактному по отношению к ним – кротким, и смеющемуся над ними… И не было и нет никакой силищи, способной сокрушить самодержавие духа этой кроткой, тихой, безобидной, нищей братии... Именно их надмирное самостояние было той незыблемой скалой, о которую безуспешно разбивались потуги выкорчевать веру и русский дух! Вот уж кому вовсе не надо выдавливать из себя по капле раба! Ведь они и были по-настоящему СВОБОДНЫМИ!

Для читателя, незнакомого с жизнью церковных людей и, тем более, монастырей, захватывающе интересным окажется все, так непохожее на ернические мифы о Церкви и монастырях. Сколько среди этих монахов высокообразованных тонких умов! Но не только они, но и не имеющие формального образования мудрецы поражают глубиной суждений и советов, способностью чувствовать Промысел Божий, что особенно в нашем русском православном старчестве. Но при этом как прямо и тепло описаны все они как живые люди со всеми своими особенностями и недостатками, они не иконы, но именно «несвятые» святые – точность названия поразительна!

Мир, далекий для нас - мирян, вдруг становится совершенно понятным, в который невольно осмеливаешься попробовать поместить хотя бы мысленно себя – это наш Богоданный мир, в котором, став ближе к Богу, становятся ближе и друг к другу. И тут вдруг вспоминаешь, недаром же после Причастия хочется всех обнять!

А каковы описанные с блеском настоящего литературного пера прямо гоголевские характеры! Есть там и «очень вредный» отец Нафанаил в рваном подоле и с мешком сухарей вперемешку с монастырской казной на плече, способный поспать в сугробе, устроить хитрости и маленький спектакль, чтобы не отдать на пустое монастырские денежки, и даже подстроить короткое замыкание, чтобы не пустить в свою келью самого наместника. Ему противоположность – буйного нрава и скорый на наказание наместник Гавриил, потом считавший самыми счастливыми и близкими к Богу годы своего собственного наказания и взыскания. Рядом с простой, вынесшей бесчисленные лишения, испытания, но сохранившей реликвии преподобного Серафима Саровского схимонахиней Фросей, - выпускники университетов, прочитавшие Гегеля и Маркса и отринувшие жизнь как «способ существования белковых тел» (Ф. Энгельс)…

А каков мощный красавец - отец-наместник Алипий, боевой офицер, герой Великой Отечественной, отбривший наглость министра культуры Е. Фурцевой не церковнославянским, а таким солдатским скабрезным словцом, что та завизжала и забилась в истерике прямо в монастырском дворе, куда явилась публично перед братией пристыдить «советского офицера», ставшего «мракобесом»…

А гугнивый монах, отсидевший в лагерях за веру и заразившийся от сокамерников-уголовников тюремным жаргоном, от которого у наместника уши вяли?

А сколько там поистине сказочных, но совершенно истинных происшествий, случившихся с самим о. Тихоном не иначе как по Промыслу Божию, и сколько забавного и почти невероятного! Да уж, читатель, даже приступивший к этой книжке со скепсисом, не заскучает.

В этих коротких и совершенных по литературной форме и эстетике рассказах удалось через малое сказать так много о большом! Сам Архимандрит Тихон в рассказах везде остается именно послушником, и не скрывает много забавного и очень жизненного о себе и полумальчишеском скепсисе и сомнениях на своем пути. Когда сегодня ставший отцом-наместником Сретенского монастыря архимандрит Тихон уже многих своих печерских наставников перерос и сам является наставником и духовным отцом очень многих и многих ярких и незаурядных людей, особенно трогательны его бережное почитание и неизбывная благодарность к той лествице, которой стала для него Псково-Печерская обитель…

Это не текст, отредактированный для придания ему обучающей назидательности. Наоборот, читатель совершенно незаметно погружается в греющие лучи воспоминаний, чуть разорванные светлыми облаками.

И в этих теплых добрых лучах начинаешь сам улыбаться и вдруг обретаешь такое умиротворение, такое равновесие, такое спокойствие за завтрашний день, что диву даешься. Вдруг ощущаешь, что с Богом все под силу!

Ведь превратила же братия монастырь в благоухающий ухоженный цветник. И сделали это не флористы сада Версаля, а монахи, что слаще морковки в буквальном смысле не видели! Красота в душе породила красоту дел. Так неужели мы не сможем расчистить нашу Россию и нас самих? Можно, только как сказал старец Серафим, «нужно лишь наше собственное «произволение»», которого мало осталось. После этих рассказов о «несвятых святых» закрываешь книгу исполненный не просто «утешения, а новых сил к жизни» - как это случалось по рассказу архимандрита Тихона с людьми после посещения отца Иоанна Крестьянкина… И руки, было опустившиеся от уныния, вдруг поднимаются.

В этих рассказах столько жизни и занимательности и, наоборот, никакого приторного умиления, которым наполнены православные издания «для семейного чтения», воспевающие Домострой и постную крестьянскую стряпню XVI века из уже несуществующих продуктов. Без тени назидательности одна эта книга есть миссионерская глыба и стоит сотен лекций и поучений…



Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 38 найденных.
Ангелина
28.09.2011 9:44
Виктору.Очень рекомендую вам воспоминания В.Аксенова - там все о  диссидентах.Характерно,что всех своих "героев" писатель спрятал под  псевдонимами, уж очень нелициприятна правда о них.Горб  абсолютно прав - не было в их поступках ни правды, ни  честности.
горб виктору
24.09.2011 20:32
Да знаем мы чем диссиденты занимались- в 90-е они показали своё истинное лицо.И НА ЧТО ЖИЛИ ТОЖЕ ЗНАЕМ,И К ЧЕМУ ПРИЗЫВАЛИ ТОЖЕ СЛЫШАЛИ.Так что ,если хотите кого то героизировать,так только не их.Главное чего они добивались-это что бы'их вышвырнули за границу к врагам'.Никого Вы теперь не обманете,все всё видели,dct всё знают.Поливали они помоями свою страну,и этим продолжают заниматься.Да были и среди них честные люди,но о них не вспоминает Госдеп СЩА ,когда лезет во внутренние дела России,защищая несогласных.У них на устах одни и теже имена;Каспаров,Лимонов,Алексеева и прочие.Кого хотя бы из этой троицы Вы можете назвать героем и патриотом России.Вот именно,что никого.Не было в их поступках ни правды,ни честности,ни тем более любви к Родине,а были только алчность и ненависть ко всему русскому.Посмотрите на их высказывания сегодня ,и скажите,что я неправ.
Виктор
24.09.2011 15:02
Гонимые и притесняемые во всем, отвергающие всем сердцем и духом саму суть коммунистической картины мира, эти хрупкие старики и юноши, были смелее и честнее прославленных диссидентов, не гнушавшихся помощью откровенных внешних врагов России."

Забавная фраза. Переворачивающая всё с ног на голову.
Диссиденты делали свое дело в миру, они, по судьбе своей, вовсе не обязаны были идти в монастырь и присоединяться к монахам. Поступки диссидентов как раз были истинно христианскими, потому что основывались на правде, честности и любви к Родине. А то, что их потом вышвыривали за границу к врагам, то в этом их желания не было.
Мо сквичка
23.09.2011 14:42
Алой заре.Прочитайте вдумчиво книгу архимандрита Тихона,возможно,ваш вопрос отпадет сам собою.
алая заря
23.09.2011 3:27
За что "светлые православные священники" продолжают варварски уничтожать красиво вписанные в природу молельные места русских древневеров? Где же "политкорректность"?
andre
22.09.2011 15:28
andre
22.09.2011 15:20
горб
19.09.2011 2:17
Дж.Байрон писал;'Если человек хочет быть Богом,а Бог хочет быть Человеком,то Христос был и Тем и Другим.'По моему лучше не скажешь.
Lena
17.09.2011 22:19
Не лишним, думаю, здесь будет привести слова Митрополита Сергия (Старгородского) сказанные им 30 декабря 1924 г.
- христианство, принявшее прежний социальный строй, просто потому, что он существовал тогда, на таких же основаниях приняло бы и коммунистический строй, если бы он существовал, как данный. Что этот строй не только не противен христианству, но и желателен для него более всякого другого, это показывают первые шаги христианства в мире, когда оно, может быть, еще не ясно, представляя себе своего мирового масштаба и на практике не встречая необходимости в каких либо компромиссах, применяло свои принципы к устройству внешней жизни первой христианской общины в Иерусалиме, тогда никто ничего не считал своим, а все было у всех общее /Деян. IV, 32/. Но то же было и впоследствии, когда христианство сделалось государственной религией, когда оно, вступив в союз с собственническим государством, признало и как бы освятило собственнической строй. Тогда героизм христианский до сих пор находивший себе исход в страданиях за веру, начал искать такого исхода в монашестве, т.е. между прочим, в отречении от собственности, в жизни, общинной, коммунистической, когда никто ничего не считает своим, а все у всех общее. И, что особенно важно, увлечение монашеством не было достоянием какой-нибудь кучки прямолинейных идеалистов, не представляло из себя чего-нибудь фракционного, сектантского. Это было явлением всеобщим, свойственным всему православно-христианскому обществу. Бывали периоды, когда, по фигуральному выражению церковных писателей, пустели города и населялись пустыни. Это был как бы протест самого христианства против того компромисса, который ему пришлось допустить, чтобы удержать в своих недрах людей "мира", которым не по силам путь чисто идеальный. Не возражая против владения собственностью, не удаляя из своей среды и богатых, христианство всегда считает "спасением", когда богатый раздаст свое богатство нищим. Находясь в союзе с собственническим государством и своим авторитетом как бы поддерживая собственнической строй, христианство /точнее, наша православная церковь в отличие от протестантства/ идеальной или совершенной жизнью, наиболее близкой к идеалу, считало, всё-таки, монашество с его отречением от частной собственности. Это господствующая мысль и православного богослужения, и православного нравоучения, и всего православно-церковного уклада жизни. Тем легче, следовательно было бы христианству помирится с коммунистическим строем, если бы он оказался в наличности в тогдашнем или в каком либо другом государстве… Но занимать непримиримую позицию против коммунизма, как экономического учения, восставать на защиту частной собственности для нашей православной, в особенности, русской церкви значило бы забыть свое самое священное прошлое, самые дорогие и заветные чаяния, которыми, при всем несовершенстве повседневной жизни при всех компромиссах, жило и живет наше русское подлинно православное церковное общество…
Борьба с коммунизмом и защита собственности нашими церковными деятелями и писателями в прежнее, дореволюционное время, по моему мнению, объясняется причинами для церкви внешними и случайными. Прежде и главнее всего: Церковь тогда была в союзе с собственническим государством, точнее, всецело подчинена ему. Коммунизм тогда считался учением противогосударственным. Естественно, что многие церковные деятели остерегались со всею ясностью и последовательностью высказывать идеальный, подлинно евангельский взгляд нашей церкви на собственность, чтобы не оказаться политически неблагонадежными. Вспомним, что сам митрополит Московский Филарет, при всем его государственном складе мышления и при всей его государственной корректности принужден был выдержать неприятные переговоры с Министром внутренних дел или с жандармским управлением, по поводу одной своей проповеди о милостыне. Очень многие писали и говорили против коммунизма просто по привычке к своей, так сказать, государственности, по привычке на все смотреть больше с государственной, чем с церковной точки зрения. Это был почти общий порок нашего "ведомства" и нашего духовного сословия…
С самых первых шагов своих, удалив духовно-благодатную жизнь человека в тайники его совести и признав, что в этой области свободное произволение человека почти не значит ничего, протестантство тем самым направило всю энергию человека в сторону так называемым гражданских добродетелей /гражданская мораль Меланхтона/. Отрицая возможность вообще духовного подвига в земной жизни христианина и отвергая монашество, протестантство стало культивировать добродетели семейные, общественные и государственные. Поэтому и церковь там, само собою, оказалась подчиненной государствуй, и добродетели гражданские практически оказались более нужными, чем духовные. А так как государство было собственническим, так как гражданский строй был буржуазным; то и гражданские добродетели эти оказались преимущественно буржуазными и собственническими, верность государю, честность, трезвость, бережливость, соседняя со скопидомством и т.д. По этому пути протестантство вполне последовательно прошло потом и к утверждению, что собственность священна, и даже, что долг богатого человека заботится об увеличении своего богатства…
Для пересаженного к нам с Запада полицейского государства это выводы протестантства были весьма пригодными, и потому были весьма скоро и основательно усвоены всеми по государственному мыслящими людьми. Они свили себе гнездо и в официальном богословии. Но подлинно православной, в особенности, русской православной богословской науке с этими выводами не по пути. Не даром немцы возмущались некультурностью нашего мужика, невозможностью никакими силами привить ему помянутые буржуазные добродетели. Он все продолжает твердить, что земля "Божья", т.е. ничья, что все, что нужно всем, и должно быть в общем пользовании. Но не то же ли, в конце концов, скрывается и под кожею всякого русского интеллигента и вообще русского человека. Возьмем нашу народную поэзию, начиная с былин и кончая беллетристикой /даже дореволюционной/. Где у нас идеал честного и аккуратного собственника? Напротив, не юродивый ли, если взять духовную литературу, не босяк ли, если взять светскую, а в том и в другом случае, не человек ли, живущий вне условий и требований буржуазной жизни, есть подлинно наш русский идеал?..
Итак, второе постановление нашего поместного собора могло бы быть таким: С решительностью отметая религиозное учение коммунизма, Священный Собор, однако, не находит непримиримых возражений против коммунизма, как учения экономического, отрицающего частную собственность и признающего всё обще полезное и нужное общим достоянием..."
Так что же есть традиция? Что есть Дух русский?
Правнук Плюшкина
17.09.2011 21:43
Без Бога мы никто, а с ним нам ничего не страшно... Всё будет хорошо, если сам не станешь хуже...
Отображены комментарии с 1 по 10 из 38 найденных.

Эксклюзив
28.11.2022
Максим Столетов
Минобороны РФ заявило о создании в США нового коронавируса с 80-процентной смертностью.
Фоторепортаж
18.11.2022
Подготовила Мария Максимова
К 185-летию создания железнодорожного сообщения в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.