Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 февраля 2023
"Свободное развитие" в советский период

"Свободное развитие" в советский период

14.10.2005

Теория и практика: от красивых слов до полного разорения

Летом 1919 г. ВЦИК РСФСР издал декрет "Об объединении советских республик: России, Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии для борьбы с империализмом". В этом декрете признавалась независимость перечисленных советских государств, их право на самоопределение. К окончанию гражданской войны Советская Россия имела уже целую серию договоров с советскими (народными) республиками – с Хорезмом, с Азербайджаном, с Украиной, с Белоруссией, с Бухарой, с Грузией. Но что в реальности стояло за красивыми фразами о независимости и самоопределении бывших российских окраин?

Все действия, связанные с осуществлением независимости сводились к одному – к ликвидации естественного неравенства народов некогда единого многонационального аграрного государства. Вопрос, за чей счет будет осуществляться такое уравнивание, никогда для коммунистов не стоял. Уравнивание происходило исключительно в пользу отсталых национальных окраин (Средней Азии, Казахстана, Закавказья) за счет промышленно и культурно развитых центральных и западных районов России. Метрополия и российские колонии как бы менялись местами.

Каковы же были государственно-правовые рычаги и мероприятия, направленные на выполнение Россией своего интернационального "долга"? Прежде всего, окраинам были обеспечены опережающие темпы развития. С этой целью Россия сознательно шла на предоставление им льгот и преимуществ за счет русского и других более развитых народов. Оказывалась прямая материальная помощь (согласно официальной статистике до 1940-х годов бюджеты большинства союзных республик на 40-80% в своей доходной части пополнялись за счет российских дотаций). Кроме того, политика закупочных цен строилась таким образом, что эти цены в отсталых районах были выше себестоимости производимого продукта. Для основной сельхозпродукции устанавливались заниженные цены. По каналам закупочных цен часть доходов изымалась из развитых районов, производилось их перераспределение. Наконец осуществлялась политика "коренизации" аппарата – привлечение лиц "коренной" национальности к партийной и государственной работе; система льгот и преимуществ для зачисления в вузы и в аспирантуру представителей "коренной" национальности из Средней Азии, Казахстана, Закавказья, республик РСФСР (создание дополнительных факультетов и вузов, национальная бронь, повышенные и персональные стипендии и т.д.).

В результате, к середине 1930-х годов проблема "неравенства" народов была в основном решена, но решена за счет потери некогда развитыми регионами России своего экономического и культурного потенциала, за счет оскудения этих регионов. К примеру, по данным таджикского историка Х.Г.Гадаева, опубликованным в 1962 году, в начале 1950-х годов средний доход колхозов Узбекистана был в 9 раз выше, чем в РСФСР; почти в 15 раз выше, чем в Белоруссии. По данным бывшего Центрального Государственного Архива народного хозяйства СССР (ЦГАНХ СССР) один и тот же трудодень колхозника Центральной нечерноземной зоны РСФСР оценивался почти в 20 раз ниже, чем колхозника Грузии. Поистине, наступали времена торжества колониальной политики наоборот – колонии прибирали к рукам метрополию.

После Великой Отечественной войны основная тяжесть налогов все так же продолжала падать на республики, наиболее в этой войне пострадавшие. Так, по данным того же ЦГАНХ СССР, Белоруссия сдавала в фонд обязательных поставок государству на 25% мяса больше, чем Грузия, а в фонд обороны (во время войны!) – в 2 раза больше, чем Грузия. Нетрудно подсчитать, учитывая количество населения, что каждый колхозник-белорус получал в 6-7 раз меньше мяса, чем колхозник Грузии. В республиках Прибалтики, например, налог за пользование одной "соткой" был в три раза меньше, чем в соседних Ленинградской, Псковской и Смоленской областях РСФСР (где, как известно, природные условия примерно одинаковы).

Все это, в конечном итоге, повлекло за собой ряд последствий национального, демографического и экономического характера. Среди них:

- рабочий класс среднеазиатских республик и Казахстана оказался преимущественно русским (до 90%);

- в деревнях и селах большинства областей РСФСР резко упала численность трудоспособного населения, подавляющее большинство населения стали составлять лица преклонного, нетрудоспособного возраста (средний возраст смоленского, рязанского и тамбовского колхозника составлял 70 лет). Сельские районы почти всех русских областей оказались пораженными депопуляцией;

- культурное строительство с помощью льгот и привилегий привело к тому, что у русских оказался один из самых низких процент кандидатов и докторов наук; на 100 научных сотрудников наиболее высокий показатель по числу специалистов с высшим образованием на душу населения стал в республиках Закавказья и Прибалтики.

Что касается Российской Федерации в ее нынешнем варианте, являющейся, как и СССР, федерацией лишь по Конституции, то многое из того, что сейчас делается в борьбе за суверенизацию государственных образований внутри России, было практически заимствовано из материалов Частного совещания националов – членов Всероссийского ЦИК и ЦИК Союза ССР, созданного в ноябре 1926 года, а также из материалов созданной Политбюро ЦК ВКП(б) в том же году комиссии по подготовке и рассмотрению вопросов национально-государственного строительства в национальных районах. Современно звучат принятые Частным совещанием предложения, в которых оно прямо рекомендовало:

- добиться реального отражения в государственном бюджете России нужд и потребностей национальных окраин;

- закрепить конституционные права автономных образований в соответствующих законодательных актах;

- увеличить количество представителей автономных республик и областей в составе членов ВЦИК и в Президиуме;

- создать особые секции в руководящих органах, задача которых должна состоять в приспособлении, а главное в учете особенностей и нужд автономных образований, центральным аппаратом РСФСР.

Даже беглый анализ материалов из истории децентрализации Российской Империи позволяет прийти к неутешительному выводу: Советский Союз являлся обыкновенным инструментом для разорения России и ее народа руками самого русского народа. Этот исторический факт до сих пор не получил адекватной оценки на государственном уровне. Тем временем, анализ национальной политики Советской России был и остается необходимым. Для того, чтобы предупредить конфликты, которые тлеют сегодня.

Олег Воробьев



Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..